Роль и место творчества Василия Шукшина: сочинение

Сочинение «Роль и место творчества Василия Шукшина»

Все большие художники при очевидной, подчас абсолютной несхожести путей, какими они идут в искусстве, сходствуют между собой в одном – в исторических судьбах своего творчества. Дело, разумеется, не в признании, которое приходит к ним раньше пли позже, – совсем нет. Дело в другом: творчество каждого из них, будучи связанным прежде всего со своей эпохой, вырастая из условий ее духовной жизни, заключает в себе и с течением времени все более проявляет способность быть фактом духовной жизни новых эпох, повых поколений, способность ответить ра вопросы, которые волнуют и будут волновать многие м многие поколения. В изучении их творчества это обстоятельство и создает определенные трудности и в то же время во многом облегчает задачу исследователя.

Трудности понятны: у каждой новой эпохи свой духовный опыт, свой кругозор, наконец, своя система оценок, и порой бывает пе так-то просто отвлечься от них и посмотреть па писателя глазами его времени, осмыслить его произведения в их конкретных связях с современной ему действительностью.

Речь идет о творчестве такого своеобразного и такого сложного писателя, как Василий Шукшин. Время, на которое приходится расцвет его творчества, отошло от нас еще не слишком далеко, и мы с полным правом можем считать себя современниками автора «Калины красной» п «Сельских жителей». Мы были свидетелями тех же самых событий, что и Шукшин, нас волновали те же проблемы, что волновали и его. И сам он для пас был одним из тех высоких авторитетов, от которых люди ждут ответа на свои насущнейшие жизненные вопросы. Но вот уже почти десять лет, как его пет среди нас. Мы помним Шукшина, помним время, в котором были его современниками, помним свои вопросы. И это наше счастье – помнить. Однако сегодня мы уже не только современники Шукшина, которым выпала радость быть первыми его читателями, но и люди, вступившие в девятое десятилетие XX века, а это означает многое, очень многое. Изменилось время, изменилась жизнь. Изменились мы сами. И, конечно же, не могло не измениться наше отношение к Василию Шукшину, тсгчнео, наше восприятие его творчества. Ибо важным для нас сегодня оказы кается не только и, быть может, не столько то, что мы были его современниками, сколько то, что он сам стал нашим современником в нашем настоящем!

Годы, прошедшие с времени смерти Шукшина, стали поистине периодом «шукшинского взрыва» в критике и литературном пауке. Четыре монографии, десятки и десятки статей, несколько литературоведческих и искусствоведческих диссертаций у нас и за рубежом – такова «шукипшиана» этих лет.

Вероятно, все, кому приходилось в эти годы писать о Шукшине или хотя бы просто перечитывать его произведения, испытывали (особенно в первое время) чувство некоторой озадаченности и, больше того, растерянности. И не только потому, что путь писателя оборвался столь внезапно и утрата эта была воспринята всеми как-то по-особому болезненно. Характернее другое: тот привычный взгляд на Шукшина, та эмоциональная атмосфера, которой окружено было в пашем сознании его имя, – все это неожиданно повернулось какою-то новой стороной, наполнилось новым смыслом. И трудно было найти слова, которыми можно было бы обозначить суть происшедшей перемены, суть этого нового, лишь постепенно проясняющегося смысла.

Литературный путь Шукшина продолжался около полутора десятилетий. Как мера писательской жизни срок этот, конечно же, мал, до обидного ничтожен. Подумать только, как много мог бы еще написать Шукшин! Но есть у этого срока и некая другая сторона, а именно та, что полтора десятилетия – это все же полтора десятилетия, то есть срок более чем достаточный, чтобы писатель не только вполне сложился, по и получил возможность подвести уже определенные творческие итоги.

Шукшин не дал на них ответа, – во всяком случае, такого, какого от пего ожидали. И вот присутствие в нашем сознании этих-то вопросов, на которые мы еще вчера надеялись получить ответ от Шукшина и на которые сегодня принуждены отвечать сами, скорее всего и создает в нас то ощущение растерянности, о котором я говорил. Ныне мы самим положением вещей принуждены рассматривать творчество Шукшина как некую завершенную данность, завершенную хотя и чисто внешним образом, но предполагающую свои узловые моменты, свою логику развития, свой, если можно так выразиться, сюжет. И выясняется, быть может, самое главное: вопросы, возможность ответа на которые мы постоянно откладывали на будущее, Василий Шукшин, оказывается, не только поставил в своем творчестве, но и определенным образом разрешил. И нужно лишь повнимательнее присмотреться к его произведениям, к характерным особенностям его взгляда, чтобы признать меру их разрешения вполне достаточной.

Этот процесс как раз и идет в современной критике: творчество Шукшина как бы заново сопоставляется, «сверяется» с условиями, в каких оно развивалось, уточняются принципы его систематизации, пересматриваются отдельные оценки и т. д. Опыт учит, и в целом можно считать, что сегодняшнее представление о Шукшине гораздо глубже н разностороннее, чем оно было, скажем, лет десять назад.

И все же приходится признать, что отнюдь не все трудности, связанные с изучением творчества Шукшина, для нас уже позади. Шукшин не только не изучен в должной мере, но и во многом еще не «прочитан». В истолковании отдельных его произведений, как и в понимании общего характера его творческой эволюции, мы нередко исходим из представлений, сложившихся в прошлом, представлений, часто подсказанных единственно потребностями литературной борьбы тех времен и потому односторонних. К этому надо еще прибавить, что и в новых своих построениях мы подчас идем теми же самыми путями, что и прежде, используем те же приемы анализа, что и тогда, достигая лишь того, что одна односторонность уступает место другой, и только.

Роль и место творчества Василия Шукшина

Все большие художники при очевидной, подчас абсолютной несхожести путей, какими они идут в искусстве, сходствуют между собой в одном – в исторических судьбах своего творчества. Дело, разумеется, не в признании, которое приходит к ним раньше пли позже, – совсем нет. Дело в другом: творчество каждого из них, будучи связанным прежде всего со своей эпохой, вырастая из условий ее духовной жизни, заключает в себе и с течением времени все более проявляет способность быть фактом духовной жизни новых эпох, повых поколений, способность ответить ра вопросы, которые волнуют и будут волновать многие м многие поколения. В изучении их творчества это обстоятельство и создает определенные трудности и в то же время во многом облегчает задачу исследователя.

Трудности понятны: у каждой новой эпохи свой духовный опыт, свой кругозор, наконец, своя система оценок, и порой бывает пе так-то просто отвлечься от них и посмотреть па писателя глазами его времени, осмыслить его произведения в их конкретных связях с современной ему действительностью.

Речь идет о творчестве такого своеобразного и такого сложного писателя, как Василий Шукшин. Время, на которое приходится расцвет его творчества, отошло от нас еще не слишком далеко, и мы с полным правом можем считать себя современниками автора «Калины красной» п «Сельских жителей». Мы были свидетелями тех же самых событий, что и Шукшин, нас волновали те же проблемы, что волновали и его. И сам он для пас был одним из тех высоких авторитетов, от которых люди ждут ответа на свои насущнейшие жизненные вопросы. Но вот уже почти десять лет, как его пет среди нас. Мы помним Шукшина, помним время, в котором были его современниками, помним свои вопросы. И это наше счастье – помнить. Однако сегодня мы уже не только современники Шукшина, которым выпала радость быть первыми его читателями, но и люди, вступившие в девятое десятилетие XX века, а это означает многое, очень многое. Изменилось время, изменилась жизнь. Изменились мы сами. И, конечно же, не могло не измениться наше отношение к Василию Шукшину, тсгчнео, наше восприятие его творчества. Ибо важным для нас сегодня оказы кается не только и, быть может, не столько то, что мы были его современниками, сколько то, что он сам стал нашим современником в нашем настоящем!

Годы, прошедшие с времени смерти Шукшина, стали поистине периодом «шукшинского взрыва» в критике и литературном пауке. Четыре монографии, десятки и десятки статей, несколько литературоведческих и искусствоведческих диссертаций у нас и за рубежом – такова «шукипшиана» этих лет.

Вероятно, все, кому приходилось в эти годы писать о Шукшине или хотя бы просто перечитывать его произведения, испытывали (особенно в первое время) чувство некоторой озадаченности и, больше того, растерянности. И не только потому, что путь писателя оборвался столь внезапно и утрата эта была воспринята в

Литературный путь Шукшина продолжался около полутора десятилетий. Как мера писательской жизни срок этот, конечно же, мал, до обидного ничтожен. Подумать только, как много мог бы еще написать Шукшин! Но есть у этого срока и некая другая сторона, а именно та, что полтора десятилетия – это все же полтора десятилетия, то есть срок более чем достаточный, чтобы писатель не только вполне сложился, по и получил возможность подвести уже определенные творческие итоги.

Шукшин не дал на них ответа, – во всяком случае, такого, какого от пего ожидали. И вот присутствие в нашем сознании этих-то вопросов, на которые мы еще вчера надеялись получить ответ от Шукшина и на которые сегодня принуждены отвечать сами, скорее всего и создает в нас то ощущение растерянности, о котором я говорил. Ныне мы самим положением вещей принуждены рассматривать творчество Шукшина как некую завершенную данность, завершенную хотя и чисто внешним образом, но предполагающую свои узловые моменты, свою логику развития, свой, если можно так выразиться, сюжет. И выясняется, быть может, самое главное: вопросы, возможность ответа на которые мы постоянно откладывали на будущее, Василий Шукшин, оказывается, не только поставил в своем творчестве, но и определенным образом разрешил. И нужно лишь повнимательнее присмотреться к его произведениям, к характерным особенностям его взгляда, чтобы признать меру их разрешения вполне достаточной.

Читайте также:  Где брал материал для своих произведений В. М. Шукшин: сочинение

Этот процесс как раз и идет в современной критике: творчество Шукшина как бы заново сопоставляется, «сверяется» с условиями, в каких оно развивалось, уточняются принципы его систематизации, пересматриваются отдельные оценки и т. д. Опыт учит, и в целом можно считать, что сегодняшнее представление о Шукшине гораздо глубже н разностороннее, чем оно было, скажем, лет десять назад.

И все же приходится признать, что отнюдь не все трудности, связанные с изучением творчества Шукшина, для нас уже позади. Шукшин не только не изучен в должной мере, но и во многом еще не «прочитан». В истолковании отдельных его произведений, как и в понимании общего характера его творческой эволюции, мы нередко исходим из представлений, сложившихся в прошлом, представлений, часто подсказанных единственно потребностями литературной борьбы тех времен и потому односторонних. К этому надо еще прибавить, что и в новых своих построениях мы подчас идем теми же самыми путями, что и прежде, используем те же приемы анализа, что и тогда, достигая лишь того, что одна односторонность уступает место другой, и только.

«Роль и место творчества Василия Шукшина»

Все большие художники при очевидной, подчас абсолютной несхожести путей, какими они идут в искусстве, сходствуют между собой в одном – в исторических судьбах своего творчества. Дело, разумеется, не в признании, которое приходит к ним раньше пли позже, – совсем нет. Дело в другом: творчество каждого из них, будучи связанным прежде всего со своей эпохой, вырастая из условий ее духовной жизни, заключает в себе и с течением времени все более проявляет способность быть фактом духовной жизни новых эпох, повых поколений, способность ответить ра вопросы, которые волнуют и будут волновать многие м многие поколения. В изучении их творчества это обстоятельство и создает определенные трудности и в то же время во многом облегчает задачу исследователя.

Трудности понятны: у каждой новой эпохи свой духовный опыт, свой кругозор, наконец, своя система оценок, и порой бывает пе так-то просто отвлечься от них и посмотреть па писателя глазами его времени, осмыслить его произведения в их конкретных связях с современной ему действительностью.

Речь идет о творчестве такого своеобразного и такого сложного писателя, как Василий Шукшин. Время, на которое приходится расцвет его творчества, отошло от нас еще не слишком далеко, и мы с полным правом можем считать себя современниками автора «Калины красной» п «Сельских жителей». Мы были свидетелями тех же самых событий, что и Шукшин, нас волновали те же проблемы, что волновали и его. И сам он для пас был одним из тех высоких авторитетов, от которых люди ждут ответа на свои насущнейшие жизненные вопросы. Но вот уже почти десять лет, как его пет среди нас. Мы помним Шукшина, помним время, в котором были его современниками, помним свои вопросы. И это наше счастье – помнить. Однако сегодня мы уже не только современники Шукшина, которым выпала радость быть первыми его читателями, но и люди, вступившие в девятое десятилетие XX века, а это означает многое, очень многое. Изменилось время, изменилась жизнь. Изменились мы сами. И, конечно же, не могло не измениться наше отношение к Василию Шукшину, тсгчнео, наше восприятие его творчества. Ибо важным для нас сегодня оказы кается не только и, быть может, не столько то, что мы были его современниками, сколько то, что он сам стал нашим современником в нашем настоящем!

Годы, прошедшие с времени смерти Шукшина, стали поистине периодом «шукшинского взрыва» в критике и литературном пауке. Четыре монографии, десятки и десятки статей, несколько литературоведческих и искусствоведческих диссертаций у нас и за рубежом – такова «шукипшиана» этих лет.

Вероятно, все, кому приходилось в эти годы писать о Шукшине или хотя бы просто перечитывать его произведения, испытывали (особенно в первое время) чувство некоторой озадаченности и, больше того, растерянности. И не только потому, что путь писателя оборвался столь внезапно и утрата эта была воспринята всеми как-то по-особому болезненно. Характернее другое: тот привычный взгляд на Шукшина, та эмоциональная атмосфера, которой окружено было в пашем сознании его имя, – все это неожиданно повернулось какою-то новой стороной, наполнилось новым смыслом. И трудно было найти слова, которыми можно было бы обозначить суть происшедшей перемены, суть этого нового, лишь постепенно проясняющегося смысла.

Литературный путь Шукшина продолжался около полутора десятилетий. Как мера писательской жизни срок этот, конечно же, мал, до обидного ничтожен. Подумать только, как много мог бы еще написать Шукшин! Но есть у этого срока и некая другая сторона, а именно та, что полтора десятилетия – это все же полтора десятилетия, то есть срок более чем достаточный, чтобы писатель не только вполне сложился, по и получил возможность подвести уже определенные творческие итоги.

Шукшин не дал на них ответа, – во всяком случае, такого, какого от пего ожидали. И вот присутствие в нашем сознании этих-то вопросов, на которые мы еще вчера надеялись получить ответ от Шукшина и на которые сегодня принуждены отвечать сами, скорее всего и создает в нас то ощущение растерянности, о котором я говорил. Ныне мы самим положением вещей принуждены рассматривать творчество Шукшина как некую завершенную данность, завершенную хотя и чисто внешним образом, но предполагающую свои узловые моменты, свою логику развития, свой, если можно так выразиться, сюжет. И выясняется, быть может, самое главное: вопросы, возможность ответа на которые мы постоянно откладывали на будущее, Василий Шукшин, оказывается, не только поставил в своем творчестве, но и определенным образом разрешил. И нужно лишь повнимательнее присмотреться к его произведениям, к характерным особенностям его взгляда, чтобы признать меру их разрешения вполне достаточной.

Этот процесс как раз и идет в современной критике: творчество Шукшина как бы заново сопоставляется, «сверяется» с условиями, в каких оно развивалось, уточняются принципы его систематизации, пересматриваются отдельные оценки и т. д. Опыт учит, и в целом можно считать, что сегодняшнее представление о Шукшине гораздо глубже н разностороннее, чем оно было, скажем, лет десять назад.

И все же приходится признать, что отнюдь не все трудности, связанные с изучением творчества Шукшина, для нас уже позади. Шукшин не только не изучен в должной мере, но и во многом еще не «прочитан». В истолковании отдельных его произведений, как и в понимании общего характера его творческой эволюции, мы нередко исходим из представлений, сложившихся в прошлом, представлений, часто подсказанных единственно потребностями литературной борьбы тех времен и потому односторонних. К этому надо еще прибавить, что и в новых своих построениях мы подчас идем теми же самыми путями, что и прежде, используем те же приемы анализа, что и тогда, достигая лишь того, что одна односторонность уступает место другой, и только.

Сочинение на тему «Творчество В.М. Шукшина»

Главной тематикой творчества Василия Макаровича Шукшина, бесспорно, являлось крестьянство, а главными героями большинства своих произведения Шукшин чаще всего выбирал именно деревенских жителей. Писатель неоднократно подчеркивал, что душевная открытость жителей сел и деревень гораздо заметнее, чем у городских.

Наиболее полно эта душевная открытость отразилась в образе чудика, героя одноименного рассказа 1967 года. Этот образ странного человека занимает значимое место в произведениях Шукшина, однако будет неправильным утверждать, что это основная типовая разновидность шукшинского героя. Творческий мир писателя не исчерпывался данным характером.

Типология его героев является многообразной и неожиданной. Особенно это заметно в прозе 70-х годов, когда внимание Шукшина направлено на драматические стороны сельской жизни. Этим вопросам посвящены прозаические произведения более крупных жанровых форм, например, роман «Я пришел дать вам волю» (1971 г.), киноповесть «Калина красная» (1973 г.).

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Раскрывает остроту противоречий внутри крестьянского мира Шукшин уже в первом своем романе «Любавины» писатель, однако автор делает это не так всесторонне, как в более поздних произведениях, а на уровне сознания того времени.

В 1971 году Шукшин пишет новое произведение в жанре романа – «Я пришел дать вам волю». Теперь писатель обращается к одной из ярких исторических фигур – образу атамана Степана Разина – и показывает собственный взгляд на личность руководителя крестьянского восстания и концепцию его характера. При раскрытии образа донского атамана Шукшин, в первую очередь, акцентирует внимание на глубоких противоречиях личности великого бунтаря. Так, любя людей и желая освободить закрепощенного человека Разин может убить гонца, принесшего дурную весть. Шукшин не преуменьшает и не затушевывает жестокость, необузданность, самодурство своего героя, но и не умоляет его исторических заслуг. Еще одна отличительной черта романа является то, что Шукшин смотрит на казачью вольницу сквозь призму крестьянских проблем.

Обращается в своей прозе Шукшин и крестьянам, которые вышли из деревни. Наиболее яркое воплощение эта тематика получила в самом известном произведении автора повести «Калина красная». В «Калине красной» описывается непростая судьба Егора Прокудина, который решился переехать жить из родной деревни в город. «Калина красная» – произведение о преступлении, наказании и покаянии, о сострадании, о русской женщине и ее бескорыстной и исцеляющей любви, о простых людях, которые всегда готовы помочь попавшему в беду человеку. «Калину Красную» правильно будет также назвать «пропагандисткой» повестью, в которой автор советует сельским жителям, перебравшимся в город, быть осторожнее, точнее распознавать настоящих людей, самообразовываться.

Архив В. Шукшина насчитывает 125 опубликованных рассказов, в которых он по крупицам собрал достоверный портрет крестьянина и образ всего крестьянства в целом. В мире деревни писателю было интересно все: смысл и основы его существования, нравственные основы, человеческие судьбы, проблемы сиюминутные и вечные. Проза Шукшина драматургична, с большим количеством диалогов и преобладанием сценических эпизодов над эпизодами описательными. Шукшин практически не использовал законченный сюжет, поскольку он, по мнению писателя, всегда несет определенный вывод, мораль, а морализаторства писатель не переносил. Для Шукшина всегда было главным показать характер своего героя.

Читайте также:  «То, что у нас зовется искусством, в сущности, не что иное, как живописная правда жизни; нужно уметь ее улавливать, вот и все». (В. Набоков). По произведением Василия Шукшина: сочинение

В своей прозе В.Шукшин смог раскрыть сложный, богатый и одновременно драматичный духовный мир сельского человека, на котором определенным образом сказался серьезный социальный слом крестьянской жизни, произошедший в революцию, гражданскую войну и коллективизацию. Важно, что при этом В.М. Шукшин всегда был объективен и никогда не идеализировал крестьянство.

Сочинение: Шукшин в. м. – Мои размышления о творчестве в. м. шукшина

В. М. Шукшин явился продолжателем лучших традиций классической русской литературы. Он всегда считал, что главное в жизни русской интеллигенции – стремление помочь людям. И он хотел помочь людям найти правду, сохранить истинные духовные ценности. Герои Василия Шукшина, подобно героям Льва Толстого, проходят путь духовных исканий. Писатель стремится раскрыть суть своих героев в кризисные моменты их жизни, в моменты выбора, разочарования, открытия и самопознания. Нравственные идеалы В. Шукшина воплощаются в характерах героев, унаследовавших все лучшее, что было свойственно русскому человеку. Все они стремятся обрести свое место в жизни страны, найти приложение своим силам. Герой киноповести “Живет такой парень” Пашка Колокольников живет так, как может, не задумываясь о том, как следует жить. Но при этом он полон внимания к людям, его деятельное добро – проявление сердечности. Он вообще живет не разумом, а чувством, и сердце его не обманывает. Иван Расторгуев – это хранитель русской земли. Герои Шукшина постоянно размышляют о вечном, о добре и зле, о смысле жизни, призвании человека. Многие из них склонны к максимализму, не готовы к компромиссам. Поиск истины для них начинается с познания окружающего мира. Самые активные споры начинаются тогда, когда речь заходит о роли и назначении человека в жизни, о его душевных качествах и путях самосовершенствования. Они пытаются все постичь своим умом, познать на собственном опыте. В духовных исканиях героя проявляются его натура, восприятие им действительности. Смысл жизни они видят в гармонии мира и человека. Поп из рассказа “Верую!” становится страстным жизнелюбом, как бы воплощая в себе радость стихийной жизни. По Шукшину, согласие с миром возможно только тогда, когда человек открыт для людей, отзывчив, готов подарить другим часть своей души. Шукшин восхищается героями-фантазерами, эдакими “чудиками”, воспринимающими жизнь поэтически, стремящимися наделить ее легендой, наполнить сказкой. Талантливые люди почти всегда щедры. Им тяжело бороться с повседневностью, но они находят опору в любви ко всему живому, к природе. Задача человека – освободиться от эгоизма, тщеславия, мелочности. Но как вернуть прекрасное, если оно утрачено? Шукшинские герои готовы постоянно пребывать в поиске истины. В этих противоречивых поисках, в заблуждениях, трудностях отразилось социальное и историческое состояние русского общества, важнейшие тенденции жизни. В них всегда присутствует жизнеутверждающее начало. С одной стороны – идеал целесообразности, пользы – с другой. При этом все любимые герои В. М. Шукшина ненавидят пошлость, мещанство, корысть. Мерилом ценности в произведениях писателя становится реальная жизнь. Отношение человека к жизни – вот основной критерий истинного, главное испытание героя на прочность.

Искусство В. Шукшина как писателя, актера, драматурга не может оставить равнодушным ни одного человека. Зададим себе вопрос: чем же берут за душу и сердце произведения Шукшина? Ответ на него прост: крестьянский сын, он не только во всех тонкостях знал сельскую жизнь, он “чуял” ее нутром, сердцем, всем естеством своим, потому так естественны его герои, правдивы каждым своим поступком, жестом, речью, жизнью. А еще болью, которой пронизаны едва ли не все творения писателя. Болью за человека – за его неудавшуюся судьбу (“Залетный”), попранное достоинство (“Обида”), горе, с которым никто не может разминуться в этой жизни (“Горе”).
Сколько в русской, во всей мировой литературе написано – наверное, сотни тысяч страниц – о смерти и горе одиночества, которое она несет. И как написано! Красиво!
Но вот Василий Шукшин пишет небольшой рассказ, который так и называет – “Горе”. И потрясает души и сердца читателей. Вся история, рассказанная писателем, обыкновенная, житейская: у старика Нечая умерла жена, похоронил он ее, а вот прийти в себя от навалившейся на него беды не может. Ночами выходит на огород и “разговаривает” с покойницей. Это говорит уже не человек – сама боль людская, горе человеческое. Рассказ “Горе” – это подлинный шедевр. И написать его мог только человек, чувствующий чужую боль сильнее, нежели свою.
Сам Шукшин постоянно сомневается, мучительно размышляет о нашей жизни, о ее смысле, задает самому себе бесконечные вопросы, дает на них часто неудовлетворительные ответы. И многие его герои похожи на своего создателя – мятущиеся, нередко поступающие вопреки здравому смыслу, себе во вред. Но всегда писатель чтил в человеке искренность, прямоту, доброе начало. Даже в самом заблудшем своем герое он хотел видеть что-то хорошее, возвышающее его над прозой жизни.
Все шукшинские “чудики” – это, в сущности, люди с неудовлетворенной духовной потребностью. Отсюда их чудачества, иногда совсем невинные, иной раз – на грани нарушения закона и даже за этой гранью. Земля и люди сегодня, их бытие, их будущие судьбы — вот что волнует писателя, приковывает его внимание. Любовь, дружба, сыновние и отцовские чувства, материнство в беспредельности терпения и доброты – через них узнается человек, а через него – время и сущность бытия.
Василий Шукшин знал и прекрасно понимал жизнь. Его знания складывались из личного опыта, наблюдений, проницательного видения, из его искусства понимать, разгадывать сущность явлений и фактов, сравнивать их, сопоставлять.
Шукшин – сын своей земли и своего времени, он принадлежит к разряду писателей, которым талант, отмеренный природой, позволяет шагнуть в будущее. И сегодня так же тревожно, как и двадцать лет назад, звучит его вопрос: “Что с нами происходит?”

Литература языковедение : Сочинение: Жанр деревенской прозы в творчестве Василия Шукшина

В русской литературе жанр деревенской прозы заметно отличается от всех остальных жанров. В чем же причина такого отличия? Об этом можно говорить исключительно долго, но все равно не прийти к окончательному выводу. Это происходит потому, что рамки этого жанра могут и не умещаться в пределах описания сельской жизни. Под этот жанр могут подходить и произведения, описывающие взаимоотношения людей города и деревни, и даже произведения, в которых главный герой совсем не сельчанин, но по духу и идее, эти произведения являются не чем иным, как деревенской прозой.
В зарубежной литературе очень мало произведений подобного типа. Значительно больше их в нашей стране. Такая ситуация объясняется не только особенностями формирования государств, регионов, их национальной и экономической спецификой, но и характером, “портретом” каждого народа, населяющего данную местность. В странах Западной Европы, крестьянство играло незначительную роль, а вся народная жизнь кипела в городах. В России издревле крестьянство занимало самую главную роль в истории. Не по силе власти (наоборот – крестьяне были самыми бесправными), а по духу – крестьянство было и, наверное, по сей день остается движущей силой российской истории. Именно из темных, невежественных крестьян вышли и Стенька Разин, и Емельян Пугачев, и Иван Болотников, именно из-за крестьян, точнее из-за крепостного права, происходила та жестокая борьба, жертвами которой стали и цари, и поэты, и часть выдающейся русской интеллигенции XIX века. Благодаря этому произведения, освещающие данную тему занимают особое место в литературе.
Современная деревенская проза играет в наши дни большую роль в литературном процессе. Этот жанр в наши дни по праву занимает одно из ведущих мест по читаемости и популярности. Современного читателя волнуют проблемы, которые поднимаются в романах такого жанра. Это вопросы нравственности, любви к природе, хорошего, доброго отношения к людям и другие проблемы, столь актуальные в наши дни. Среди писателей современности, писавших или пишущих в жанре деревенской прозы, ведущее место занимают такие писатели, как Виктор Петрович Астафьев (“Царь-рыба”, “Пастух и пастушка”), Валентин Григорьевич Распутин (“Живи и помни”, “Прощание с Матерой”), Василий Макарович Шукшин (“Сельские жители”, “Любавины”, “Я пришел дать вам волю”) и другие.
Особое место в этом ряду занимает Василий Макарович Шукшин. Его своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и зарубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли, каким был этот выдающийся писатель.
Василий Макарович Шукшин родился в 1929 году, в селе Сростки Алтайского края. И через всю жизнь будущего писателя красной нитью пролегла красота и суровость тех мест. Именно благодаря своей малой родине, Шукшин научился ценить землю, труд человека на этой земле, научился понимать суровую прозу сельской жизни. Уже с самого начала творческого пути он обнаружил новые пути в изображении человека. Его герои оказались непривычными и по своему социальному положению, и по жизненной зрелости, и по нравственному опыту. Став уже вполне зрелым молодым человеком, Шукшин отправляется в центр России. В 1958 году он дебютирует в кино (“Два Федора”), а также и в литературе (“Рассказ в телеге”). В 1963 году Шукшин выпускает свой первый сборник -“Сельские жители”. А в 1964 году его фильм “Живет такой парень” удостаивается главной премии на фестивале в Венеции. К Шукшину приходит всемирная известность. Но он не останавливается на достигнутом. Следуют годы напряженной и кропотливой работы. Например: в 1965 году выходит его роман “Любавины” и в то же время на экранах страны появляется фильм “Живет такой парень”. Только по одному этому примеру можно судить с какой самоотдачей и интенсивностью работал художник.
А может это торопливость, нетерпение? Или желание немедленно утвердить себя в литературе на самой прочной – “романной” – основе? Безусловно это не так. Шукшиным было написано всего два романа. И как говорил сам Василий Макарович, его интересовала одна тема: судьбы русского крестьянства. Шукшин сумел задеть за живое, пробиться в наши души и заставит нас потрясенно спросить: ”Что с нами происходит”? Шукшин не щадил себя, торопился, чтобы успеть сказать правду, и этой правдой сблизить людей. Он был одержим одной мыслью, которую хотел додумать вслух. И быть понятым! Все усилия Шукшина – творца были направлены к этому. Он считал: “Искусство – так сказать, чтобы тебя поняли. ” С первых шагов в искусстве Шукшин объяснял, спорил, доказывал и мучился, когда не был понят. Ему говорят, что фильм “Живет такой парень” – это комедия. Он недоумевает и пишет послесловие к фильму. Ему подкидывают на встрече с молодыми учеными каверзный вопрос, он тушуется, а потом садится за статью (“Монолог на лестнице”).
Колыбелью, с которой началась творческая жизнь Шукшина, которая дала толчок к развитию его потрясающих творческих сил, стала деревня. Память, размышления о жизни вели его в село, здесь он распознавал “острейшие схлесты и конфликты”, которые побуждали к широким размышлениям над проблемами современной жизни общества. Начала многих исторических явлений и процессов Шукшин видел в послевоенной деятельности. После войны он подался в город, как и многие в то время. Будущий писатель работал слесарем во Владимире, строил литейный завод в Калуге, был разнорабочим, грузчиком, учеником маляра, восстанавливал разрушенные войной железные дороги. Наверное, вся ужасная картина разрушенной, сожженной послевоенной земли повлияла на Василия Шукшина, заставила взяться за перо. “Сама потребность взяться за перо лежит, думаю, в душе растревоженной. Трудно найти другую такую побудительную причину, которая заставит человека, что-то знающего, поделиться своим знанием с другими людьми”- писал Шукшин. Неизгладимый след на творчестве Василия Шукшина оставила самобытность и колорит деревенской жизни. В народности искусства этого писателя заключены объяснения феноменальности его дарования, его естественности, высокой простоты и артистизма. В творчестве Шукшина, в его личности, биографии самобытно выразились характер народа, духовное состояние, условие его бытия в эпоху 40 – 70х годов – послевоенного тридцатилетия.
Где брал материал для своих произведений писатель? Везде, там, где живут люди. Какой это материал, какие герои? Тот материал, и те герои, которые редко раньше попадали в сферу искусства. И понадобилось, чтобы явился из глубин народных крупный талант, чтобы с любовью и уважением рассказал о своих земляках простую, строгую правду. А правда эта стала фактом искусства, вызвала любовь и уважение к самому автору. Герой Шукшина оказался не только незнакомым, а отчасти непонятным. Любители “дистиллированной” прозы требовали “красивого героя”, требовали, чтобы писатель выдумывал, чтобы не дай бог не растревожить собственную душу. Полярность мнений, резкость оценок возникали, как не странно, именно потому, что герой не выдуман. А когда герой представляет собой реального человека, он не может быть только нравственным или только безнравственным. А когда герой выдуман в угоду кому-то, вот здесь полная безнравственность. Не отсюда ли, от непонимания творческой позиции Шукшина, идут творческие ошибки восприятия его героев. Ведь в его героях поражают непосредственность действия, логическая непредсказуемость поступка: то неожиданно подвиг совершит, то вдруг сбежит из лагеря за три месяца до окончания срока.
Сам Шукшин признавался: “Мне интереснее всего исследовать характер человека-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, а следовательно, крайне естественен. Но у него всегда разумная душа”. Герои писателя действительно импульсивны и крайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий, может ими самими еще не осознанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы. Ведет иногда к самым неожиданным результатам.
Обожгла боль от измены жены Серегу Безменова, и он отрубил себе два пальца (“Беспалый”).
Оскорбил очкарика в магазине хам продавец, и он впервые в жизни напился и попал в вытрезвитель (“А поутру они проснулись. ”) и т. д. и т. п.
В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покончить с собой (“Сураз”, “Жена мужа в Париж провожала”). Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды. Обидели Сашку Ермолаева (“Обида”), “несгибаемая” тетя-продавец нахамила. Ну и что? Бывает. Но герой Шукшина не будет терпеть, а будет доказывать, объяснять, прорываться сквозь стенку равнодушия. И . схватится за молоток. Или уйдет из больницы, как это сделал Ванька Тепляшин, как это сделал Шукшин (“Кляуза”). Очень естественная реакция человека совестливого и доброго.
Нет Шукшин не идеализирует своих странных, непутевых героев. Идеализация вообще противоречит искусству писателя. Но в каждом из них он находит то, что близко ему самому. И вот, уже не разобрать, кто там вызывает к человечности – писатель Шукшин или Ванька Тепляшин.
Шукшинский герой, сталкиваясь с “узколобым гориллой”, может в отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может сказать : “Тут надо сразу бить табуреткой по голове – единственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо” (“Боря”). Это чисто “шукшинская” коллизия, когда правда, совесть, честь не могут доказать, что они – это они. А хаму так легко, так просто укорить совестливого человека. И все чаще, столкновения героев Шукшина становятся драматическими для них. Шукшина многие считали писателем комическим, “шутейным”, но с годами все отчетливее обнаруживалась односторонность этого утверждения, как, впрочем, и другого – о “благодушной бесконфликтности” произведений Василия Макаровича. Сюжетные ситуации рассказов Шукшина остроперепетийны. В ходе их развития комедийные положения могут драматизироваться, а в драматических обнаруживается нечто комическое. При укрупненном изображении необычных, исключительных обстоятельств, ситуация предполагает их возможный взрыв, катастрофу, которые разразившись, ломают привычный ход жизни героев. Чаще всего поступки героев определяют сильнейшее стремление к счастью, к утверждению справедливости ( “ Осенью ” ).
Писал ли Шукшин жестоких и мрачных собственников Любавиных, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, стариков и старух, рассказывал ли о разломе сеней, о неизбежном уходе человека и прощании его со всеми земными, ставил ли фильмы о Пашке Когольникове, Иване Расторгуеве, братьях Громовых, Егоре Прокудине, он изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов – реки, дороги, бесконечного пространства пашни, родного дома, безвестных могил. Шукшин понимает этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему : что есть человек ? В чем суть его бытия на Земле ?
Исследование русского национального характера, складывавшегося на протяжении столетий и изменений в нем, связанных с бурными переменами ХХ века, составляет сильную сторону творчества Шукшина.
Земное притяжение и влечение к земле – сильнейшее чувство земледельца. Родившееся вместе с человеком, образное представление о величии и мощи земли, источнике жизни, хранители времени и ушедших с ним поколений в искусстве. Земля – поэтически многозначительный образ в искусстве Шукшина : дом родной, пашня, степь, Родина, мать – сыра земля . Народно – образные ассоциации и восприятия создают цельную систему понятий национальных, исторических и философских : о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цели поколений, о Родине, о духовных связях. Всеобъемлющий образ земли – Родины становятся центром тяготения всего содержания творчества Шукшина : основных коллизий, художественных концепций, нравственно – эстетических идеалов и поэтики. Обогащение и обновление, даже усложнение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукшина вполне закономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт, обостренное чувство родины, художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа, обусловили такую своеобразную прозу.
Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб русского крестьянства на исторических изломах, стал роман “Любавины”. В нем речь шла о начале 20-х годов нашего столетия. Но главным героем, главным воплощением, сосредоточием русского национального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Именно ему, его восстанию, посвящен второй и последний роман Шукшина “Я пришел дать вам волю”. Когда впервые заинтересовался Шукшин личностью Разина, сказать трудно. Но уже в сборнике ”Сельские жители” начинается разговор о нем. Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какими-то гранями своего характера абсолютно современен, что он – сосредоточие национальных особенностей русского народа. И это, драгоценное для себя открытие, Шукшин хотел донести до читателя. Сегодняшний человек остро ощущает, как “сократилась дистанция между современностью и историей”. Писатели, обращаясь к событиям прошлого, изучают их с позиции людей ХХ столетия, ищут и находят те нравственные и духовные ценности, которые необходимы в наше время.
Проходит несколько лет после окончания работы над романом ”Любавины”, и Шукшин на новом художественном уровне пытается исследовать процессы, происходящие в русском крестьянстве. Поставить фильм о Степане Разине было его мечтой. К ней он возвращался постоянно. Если принять во внимание природу шукшинского дарования, вдохновлявшегося и питавшегося живой жизнью, учесть, что он сам собирался играть роль Степана Разина, то от фильма можно было бы ожидать нового глубокого проникновения в русский национальный характер. Одна из лучших книг Шукшина так и называется – “Характеры” – и само это название подчеркивает пристрастие писателя к тому, что скаладывалось в определенных исторических условиях.
В рассказах, написанных в последние годы, все чаще звучит страстный, искренний авторский голос, обращенный прямо к читателю. Шукшин заговорил о самом главном, наболевшем, обнажая свою художническую позицию. Он словно почувствовал, что его герои не все могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется “внезапных”, “навыдуманных” рассказов от самого себя Василия Макаровича Шукшина. Такое открытое движение к “неслыханной простоте”, своеобразной обнаженности – в традициях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, выход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы – сплошное авторское слово. Интервью – обнаженное откровение. И везде вопросы, вопросы, вопросы. Самые главные о смысле жизни.
Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство. “Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке”, – говорил он.
С этим жил, в это верил Василий Макарович Шукшин.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: Шукшин в. м. – Мои размышления о творчестве в. м. шукшина
Раздел: Остальные рефераты
Тип: сочинение Добавлен 19:58:28 02 октября 2010 Похожие работы
Просмотров: 4 Комментариев: 7 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать