Судьбы крестьянства в романе М. А. Шолохова Поднятая целина: сочинение

Сочинение «Судьбы крестьянства в романе М. А. Шолохова «Поднятая целина»

Роман «Поднятая целина» М. А. Шолохов начал писать по горячим следам событий – тогда, когда партия приняла решение о сплошной коллективизации и в село было направлено 25 тысяч рабочих, которые должны были организовать колхозы. Писатель даже отложил на время работу над «Тихим Доном». Последнему обстоятельству есть два объяснения. В советском литературоведении прежних лет утверждалось, что события конца 20-х – начала 30-х годов в деревне настолько увлекли М. Шолохова, что писать об этом ему было интереснее, чем продолжать работу над «Тихим Доном». Но есть и другое мнение, которое состоит в том, что «Поднятая целина» – это лишь исполнение заказа «верхов». И М. А. Шолохов пошел на это, чтобы заслужить право в другом произведении – в романе «Тихий Дон» – сказать правду.

Как бы то ни было, «Поднятая целина» – это очень яркое произведение, где даны многие интересные типы крестьян и прослежены судьбы донских казаков.

Роман начинается с того, что в хутор Гремячий Лог одновременно приезжают двадцатипятитысячник Семен Давыдов и бывший есаул Половцев. Давыдов появляется в хуторе ясным утром, а Половцев пробирается тайком, ночью, и цели у них тоже противоположные. Семен Давыдов мечтает с помощью колхозов вывести людей из нищеты, а Половцев надеется возвратить свои прежние привилегии под знаменем священной частной собственности.

Первое собрание гремяченцев показало, что люди настороженно относятся к идее колхоза. М. Шолохов пытается убедить читателя, что настороженность связана с враждебной пропагандой, утверждавшей о колхозах самое невероятное: «жены, чашки, плошки – все будет общее». Вся логика романа состоит в том, что коммунисты словом и делом доказывают преимущества колхозного строя, а рядовые хуторяне в конце концов принимают новую жизнь и довольны своей судьбой.

Так, Кондрат Майданников, который еще в гражданскую воевал за советскую власть, через мучительные сомнения и «подлюку-жалость» к своему добру приходит к новой жизни, а после гибели Давыдова становится даже председателем колхоза. Идея, связанная с этим персонажем, такова: человек должен научиться любить и беречь общественное добро, как свое собственное. Кондрату это удалось: вначале он жалеет только своих быков, отданных в колхозное стадо, норовит «своему коньку подкинуть сенца получше», а затем у него появилось беспокойство обо всем хозяйстве. Но, к сожалению, в реальной жизни слишком часто оказывается, что общее воспринимается людьми как ничье. Отсюда проистекает бесхозяйственность, неразбериха, и в конечном итоге именно такое отношение к общему достоянию привело к краху колхозного строя в нашей стране.

Заблуждался ли Шолохов,— или он шел на сознательное искажение фактов, хорошо ему известных? Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Наверное, нельзя быть убедительным, достоверным, если сам не веришь в то, что проповедуешь. А у М. А. Шолохова коммунисты и вообще защитники колхозного строя неизмеримо более привлекательны, чем враги — Островнов, убивший свою мать, циничный Лятьевский или Половцев, готовый утопить Дон в крови.

Бывший путиловский слесарь Семен Давыдов привлекателен своим вниманием к людям, его красит стремление понять человека. Для него руководить – это значит учить работать, а вовсе не демонстрировать свою власть. Сомнительна, правда, та сцена, где рабочий Давыдов учит природных хлеборобов пахать землю. Конечно, здесь отразилось представление о том, что убежденный коммунист будет впереди в любом деле. Это сегодня многократно разоблачено, а руководящая роль партии больше не признается обществом.

Интересен образ секретаря гремяченской партячейки Макара Нагульнова. Словно в горячечном сне живет Макар, которому мерещатся мировые пожары и потрясения. Он уверен, что вот-вот грянет мировая революция, и ему, Макару, надо будет учить тамошних рабочих, «как обойтись с мировой контрой». Для этого ему понадобился английский язык, из которого он за три месяца «толечко восемь слов наизусть выучил». К тем, кто не разделяет его убеждений, Макар с легкостью применяет насилие. «Путаник, но ведь страшно свой же», – говорит о нем Давыдов, имея в виду преданность Макара «родимой партии».

Сложен и неоднозначен образ председателя сельсовета Андрея Разметнова. В нем коммунистическая убежденность сочетается с мягкостью и человеческой добротой, и этим он выгодно отличается от Макара. В то же время глава хуторской советской власти – человек в какой-то мере никчемный. Он так отремонтировал крышу Марине Поярковой, что дед Щукарь, переделывая все, клял негодную работу Андрея последними словами. Может быть, М. Шолохов тонким намеком давал понять читателю, что руководящие посты при советской власти слишком часто занимали люди, не способные на конкретную результативную работу.

Рядовые колхозники в финальных сценах романа пополняют гремяченскую партячейку. В торжественной обстановке, на общем собрании принимают в партию лучших: Кондрата Майданникова, Демку Ушакова, Павла Любишкина. Хотя роман кончается трагически – гибелью Давыдова и Нагульнова, общее звучание его оптимистично, потому что остался колхоз, созданный усилиями коммунистов, и в нем трудятся новые люди советской деревни. Новая жизнь была завоевана в упорной борьбе. М. Шолохов даже хотел назвать свой роман о коллективизации «С потом и кровью», чтобы подчеркнуть трудность и опасность этого процесса. Но он остановился на названии «Поднятая целина», потому что самым важным в процессе коллективизации ему казалось перерождение сознания человека. «Поднятая целина» – это не просто вспаханная залежная земля; в процессе колхозного строительства поднималась вековая целина собственнических представлений и дремучих предрассудков.

Судьбы крестьянства в романе М.Шолохова «Поднятая целина».

Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

Роман «Поднятая целина» – это великое произведение Шолохова о послереволюционной жизни казачества. Центральным героем, на мой взгляд, здесь являются крестьяне. В основной своей массе они стремятся к новой жизни, преодолевая самые разные трудности. И, в первую очередь, многие сложности связаны с борьбой с кулаками и белогвардейцами, которые готовы на многое, лишь бы помешать большевикам укоренить свой строй.

В Гремячем Логе строительство «прекрасного будущего» началось с коллективизации, которую приняли не все и не сразу. Основной целью активистов была ликвидация кулаков и объединение крестьян в колхоз, суть которого сразу не была понята крестьянами.

«Только в колхозе трудящемуся крестьянину спасение от бедности. Иначе ему – труба. Кулак–вампир его засосет в доску…» – так говорит Давыдов о колхозах. Но для крестьян важно другое – чтобы им было отдано добро кулаков: «Чего ты мне говоришь о колхозе?! Жилы кулаку перережьте, тогда пойдем! Отдайте нам его машины, его быков, силу его отдайте, тогда будет наше равенство!».

Но очень часто кулаками становились те, у кого был лишний мешок зерна или кто имел на одну курицу больше. Шолохов пишет: «Жизнь в Гремячем Логе стала на дыбы, как норовистый конь перед трудным препятствием».

Очень тяжело мирились люди с новым положением дел. Каждый зажиточный крестьянин стремился сберечь свое добро. При раскулачивании старик Лапшинов заранее припрятал нажитое и встретил активистов спокойно. Но в последний момент и у него «прорвались» искренние страдания: «Прощайте, православные. Прощайте, родимые! Дай бог вам на здоровье… Пользуйтесь моим кровным. Жил я, честно трудился… в поте лица добывал хлеб насущный…»

Но подобные жалобы старика только сильнее убеждают активистов в необходимости раскулачивания. Центральным образом в среде крестьян, поддерживающих красных, является Кондрат Майданников. Он ни минуты не сомневался, вступать ему в колхоз или нет. В Кондрате есть некий внутренний страх за будущее: «Можно мне так дальше жить? Да ить это хорошо, бедный ли, богатый урожай. А ну, хлоп, неурожай? Кто я тогда? … Какое же вы, вашу матушку, имеете право меня от колхоза отговаривать, отпихивать? Неужели мне там хуже будет. »

Но и к Майданникову пришли сомнения, только намного позже. Но, как ни болел Кондрат за свое добро, как ни трудно было подавлять ему «проклятую жалость» к своему коню, к выхоженному быку, все чаще его сердце начинает тревожиться и за колхозное имущество.

По моему мнению, нежелание расставаться со своим добром связано с теми лишениями и нечеловеческим трудом, которыми сопровождалось «наживание добра» у героя.

Кондрат вспоминает, как в его хозяйстве появился бык и как он ждал его появления: «Холодными ночами Кондрат просыпался, как от толчка, и, всунув ноги в валенки, в одних подштанниках, бежал на теплый баз смотреть: не отелилась ли? Давили морозы, телок мог замерзнуть, едва лишь облизала бы его мать…»

Тем не менее, новое беспокойство за общее как за свое все сильнее проникает в сознание героя. По моему мнению, слова героя «вред колхозу делать не дам» становятся его жизненным девизом.

Другой крестьянин, Яков Лукич Островнов, видит в коллективизации крушение всех своих надежд: «Конец приходит нашей жизни. Наживал, пригоршни мозолей да горб нажил, а теперь добро отдай все в общий котел, и скотину, и птицу, и дом, стало быть?» Островнов живет в постоянной тревоге, он боится расправы над собой, но принять новой формы жизни все-таки не может: «Побьют нас большевики, видит бог, побьют! Им это дело привычное. Тогда уж пропадем все, кто супротив них встанет».

Думаю, эти слова Якова Лукича являются ключевыми, ибо в них отражается истинное лицо эпохи коллективизации. Да, конечно же, многие крестьяне стремились к новой жизни, но были и те, кто не хотел вступать в колхозы, а хотел своего, личного, крестьянского счастья. Однако оно невозможно было в ту эпоху.

Именно невозможность вести «единоличное» хозяйство привело этих людей к борьбе с советской властью. Люди одной страны: соседи, друзья, родственники – стали злейшими врагами и не смогли понять друг друга.

Шолохов пытается показать готовность народа к преобразованиям на примере жителей Гремячего Лога. Но он видит социальную нестабильность и те последствия, к которым она привела. Тем не менее, автор верит в лучшее и в способность нового общества достичь счастья.

На мой взгляд, роман «Поднятая целина» ценен, в первую очередь, своей точностью в изображении исторических событий, а также оптимизмом автора.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Шолохов М.А. / Поднятая целина / Судьбы крестьянства в романе М.Шолохова «Поднятая целина».

Смотрите также по произведению “Поднятая целина”:

Сочинение: Судьба крестьянства в романе Шолохова Поднятая целина

Судьба крестьянства в романе Шолохова Поднятая целина

Первая книга романа «Поднятая целина» была написана Шолоховым в 1932 году, а вторая книга – в 1959 году. Основу сюжета романа составила история создания и укрепления колхоза в одном из небольших казачьих хуторов на Дону. Произведение строится как своеобразная летопись жизни хутора Гремячий Лог в 1930 году, в нем отмечены события «яростно всполыхавшей по хуторам борьбы тех дней, когда развернулось колхозное движение. История рождения в огне классовых боев гремяченского колхоза, история его развития и укрепления составляют основу «Поднятой целины».

В романе «Поднятая целина» нарисована правдивая картина жизни народа в переломные годы, когда крестьянство поворачивало на путь социалистического преобразования жизни. Рушился старый порядок, основанный на власти собственности и единоличном хозяйствовании, складывалась новая общественно-экономическая структура жизни. На протяжении всего романа главы, рисующие колхозное строительство, чередуются с главами, в которых показаны враги советской власти: Островнов, Бородин, Лапшинов, Фрол Дамасков, Тимофей Рваный. Ими верховодит матерый палач, белогвардейский офицер Половцев. Противостоят их скрытой борьбе (заговоры, провокации, вредительство, подготовка восстания, убийства) – коммунисты: Макар Нагульнов и Андрей Разметнов, комсомолец Ванюша Найденов, колхозник-бригадир Дубцов и другие. Их работу направляет опытный коммунист, рабочий-путиловец Семен Давыдов. Но создавать новую жизнь коммунистам, трудовому народу приходилось не только в борьбе против половцевых и бородиных, но и против собственнических навыков и представлений, веками воспитанных в крестьянстве.

Эпоха коллективизации трагически сталкивала людей, до предела накаляла страсти, обнажала болезненные противоречия, мучительную борьбу людей. В казачьих хуторах и станицах, как и в русской деревне, ломались вековые устои, рушилось старое отношение к труду, к собственности, намечались новые нормы нравственности и морали. Происходил сложный и мучительный процесс ломки привычного уклада: «Жизнь в Гремячем Логу стала на дыбы, как норовистый конь перед трудным препятствием». Хутор живет тревожными ожиданиями. По-разному отнеслись люди к предложению Давыдова создать колхоз. Любишкин, бывший красный партизан, встречает весть о создании колхоза с радостью, так как давно уже понял, что если жить по-старому, то век не выбраться из нужды и кабалы. С большими душевными потрясениями связан приход в колхоз крестьянина-середняка Кондрата Майданникова. Рассказывая на собрании о своей прошлой жизни, полной лишений и постоянного страха перед завтрашним днем, Майданников говорит: «Можно мне так дальше жить? Да ить это хорошо, бедный ли, богатый урожай. А ну, хлоп, неурожай? Кто я тогда? Старец! Какое же вы, вашу матушку, имеете право меня от колхоза отговаривать, отпихивать? Неужели мне там хуже этого будет. » Зажиточный хозяин Яков Лунин Островнов видит в коллективизации окончательное крушение своих надежд. С лютой ненавистью он говорит белому офицеру Половцеву: «Конец приходит нашей жизни. Наживал, пригоршни мозолей да горб нажил, а теперь добро отдай все в общий котел, и скотину, и птицу, и дом, стало быть?»

Горячо приветствует идею создания колхоза красноармеец Макар Нагульнов. Он взволнованно признается Давыдову: «Это – дюже верная мысля: всех собрать в колхоз. Это будет прелесть, а не жизня! Но казаки – народ закоснелый, я вам скажу, и его придется ломать…»

Как предвидел Нагульнов, путь к новой жизни оказался сложным и трудным. Формирование новой психологии и новой морали наиболее зримо показано в образе Кондрата Майданникова. Выступив на собрании с агитацией вступить в колхоз, он внутренне не готов сделать первый шаг. «Нелегко давался Кондрату колхоз! Со слезами и кровью рвал Кондрат пуповину, соединявшую его с собственностью, с быками, со своим паем земли». Много бессонных ночей провел Кондрат, много дум передумал, прежде чем отвел свою скотину на колхозный двор» всю до пера отнес птицу. «…крепко, неотрывно прирос к Советской власти. А вот не спится потому, что осталась в нем жалость-гадюка к своему добру, к собственной худобе, которой он сам добровольно лишился… Свернулась на сердце жалость, холодит тоской и скукой…» Жалость к своему добру постепенно перерастает в заботу о коллективном хозяйстве. Майданникову ясно, что на первых порах будет трудно в колхозе, и он не боится этих трудностей, его заботит только одно: «Что, если разбредутся люди через неделю же, испугавшись трудного?» Как рачительного хозяина, его тревожит вопрос и о том, «как будет в колхозе» с кормами, с уходом за скотом, с посевом. То, что Майданников не может стоять в стороне, что у него болит душа за общее дело – является залогом того, что он морально созрел для того, чтобы быть последовательным борцом за новую жизнь. В дальнейшем Майданников вступает в Коммунистическую партию, а после гибели Давыдова становится председателем колхоза.

Шолохов стремится выявить готовность массы к социальным преобразованиям. Обитатели Гремячего Лога предстают перед нами в различных массовых сценах: на собрании, на полевом стане, во время «бабьего бунта», при распределении отобранного у кулаков имущества и т.д. В массовых сценах с большой художественной силой раскрываются настроения казачества и его поведение на разных этапах колхозного строительства. Подготовка гремяченцев к открытому партийному собранию, их поведение на собрании, реплики и высказывания, особенно выступление кузнеца Ипполита Шалого против Островнова, – всё это свидетельствует о том, как успешно преодолеваются в среде колхозников собственнические инстинкты, политическая пассивность и стихийность, как побеждают в их среде коллективистские принципы. Это замечает и Давыдов: «Народ стал значительно сознательнее по сравнению с первыми месяцами коллективизации».

О глубоких изменениях в сознании крестьянства свидетельствует отношение к общественному труду. В поле разворачивается социалистическое соревнование. Путиловский рабочий Семен Давыдов, приехавший из Ленинграда, показал казакам, как надо пахать по-настоящему, и это не могло не задеть чувство трудовой чести, свойственное крестьянину. За ним потянулись и другие крестьяне. Знаменательна сцена премирования кузнеца Ипполита Шалого за ударную работу.

В своем романе Шолохов раскрыл духовное богатство простого человека труда, красоту его внутреннего мира, скрытых подчас за внешней скованностью жестов, грубоватостью языка. Таковы в романе Кондрат Майданников и Любишкин, Ипполит Шалый и Ангин Грач, Иван Аржанов и Устин Рыкалин. Изменяющаяся обстановка в жизни хутора способствует проявлению лучших качеств их характера.

Роман «Поднятая целина» заканчивается гибелью коммунистов: Давыдова и Нагульнова, но дело создания колхоза, за которое они отдали жизнь, восторжествовало. Преступные планы врагов были обречены на полный и неминуемый провал, потому что за Давыдовым и коммунистами стояла вся страна, весь народ. Отсюда жизнеутверждающий, оптимистический характер всего произведения. Глубокий историзм и гуманистическое прославление разума и воли людей революции, творческого таланта и духовной красоты труженика земли – таковы особенности шолоховского реализма, получившие свое воплощение в «Поднятой целине».

«Судьба крестьянства в романе Шолохова «Поднятая целина»»

Первая книга романа «Поднятая целина» была написана Шолоховым в 1932 году, а вторая книга – в 1959 году. Основу сюжета романа составила история создания и укрепления колхоза в одном из небольших казачьих хуторов на Дону. Произведение строится как своеобразная летопись жизни хутора Гремячий Лог в 1930 году, в нем отмечены события «яростно всполыхавшей по хуторам борьбы тех дней, когда развернулось колхозное движение. История рождения в огне классовых боев гремяченского колхоза, история его развития и укрепления составляют основу «Поднятой целины».

В романе «Поднятая целина» нарисована правдивая картина жизни народа в переломные годы, когда крестьянство поворачивало на путь социалистического преобразования жизни. Рушился старый порядок, основанный на власти собственности и единоличном хозяйствовании, складывалась новая общественно-экономическая структура жизни. На протяжении всего романа главы, рисующие колхозное строительство, чередуются с главами, в которых показаны враги советской власти: Островнов, Бородин, Лапшинов, Фрол Дамасков, Тимофей Рваный. Ими верховодит матерый палач, белогвардейский офицер Половцев. Противостоят их скрытой борьбе (заговоры, провокации, вредительство, подготовка восстания, убийства) – коммунисты: Макар Нагульнов и Андрей Разметнов, комсомолец Ванюша Найденов, колхозник-бригадир Дубцов и другие. Их работу направляет опытный коммунист, рабочий-путиловец Семен Давыдов. Но создавать новую жизнь коммунистам, трудовому народу приходилось не только в борьбе против половцевых и бородиных, но и против собственнических навыков и представлений, веками воспитанных в крестьянстве.

Эпоха коллективизации трагически сталкивала людей, до предела накаляла страсти, обнажала болезненные противоречия, мучительную борьбу людей. В казачьих хуторах и станицах, как и в русской деревне, ломались вековые устои, рушилось старое отношение к труду, к собственности, намечались новые нормы нравственности и морали. Происходил сложный и мучительный процесс ломки привычного уклада: «Жизнь в Гремячем Логу стала на дыбы, как норовистый конь перед трудным препятствием». Хутор живет тревожными ожиданиями. По-разному отнеслись люди к предложению Давыдова создать колхоз. Любишкин, бывший красный партизан, встречает весть о создании колхоза с радостью, так как давно уже понял, что если жить по-старому, то век не выбраться из нужды и кабалы. С большими душевными потрясениями связан приход в колхоз крестьянина-середняка Кондрата Майданникова. Рассказывая на собрании о своей прошлой жизни, полной лишений и постоянного страха перед завтрашним днем, Майданников говорит: «Можно мне так дальше жить? Да ить это хорошо, бедный ли, богатый урожай. А ну, хлоп, неурожай? Кто я тогда? Старец! Какое же вы, вашу матушку, имеете право меня от колхоза отговаривать, отпихивать? Неужели мне там хуже этого будет. » Зажиточный хозяин Яков Лунин Островнов видит в коллективизации окончательное крушение своих надежд. С лютой ненавистью он говорит белому офицеру Половцеву: «Конец приходит нашей жизни. Наживал, пригоршни мозолей да горб нажил, а теперь добро отдай все в общий котел, и скотину, и птицу, и дом, стало быть?»

Горячо приветствует идею создания колхоза красноармеец Макар Нагульнов. Он взволнованно признается Давыдову: «Это – дюже верная мысля: всех собрать в колхоз. Это будет прелесть, а не жизня! Но казаки – народ закоснелый, я вам скажу, и его придется ломать…»

Как предвидел Нагульнов, путь к новой жизни оказался сложным и трудным. Формирование новой психологии и новой морали наиболее зримо показано в образе Кондрата Майданникова. Выступив на собрании с агитацией вступить в колхоз, он внутренне не готов сделать первый шаг. «Нелегко давался Кондрату колхоз! Со слезами и кровью рвал Кондрат пуповину, соединявшую его с собственностью, с быками, со своим паем земли». Много бессонных ночей провел Кондрат, много дум передумал, прежде чем отвел свою скотину на колхозный двор» всю до пера отнес птицу. «…крепко, неотрывно прирос к Советской власти. А вот не спится потому, что осталась в нем жалость-гадюка к своему добру, к собственной худобе, которой он сам добровольно лишился… Свернулась на сердце жалость, холодит тоской и скукой…» Жалость к своему добру постепенно перерастает в заботу о коллективном хозяйстве. Майданникову ясно, что на первых порах будет трудно в колхозе, и он не боится этих трудностей, его заботит только одно: «Что, если разбредутся люди через неделю же, испугавшись трудного?» Как рачительного хозяина, его тревожит вопрос и о том, «как будет в колхозе» с кормами, с уходом за скотом, с посевом. То, что Майданников не может стоять в стороне, что у него болит душа за общее дело – является залогом того, что он морально созрел для того, чтобы быть последовательным борцом за новую жизнь. В дальнейшем Майданников вступает в Коммунистическую партию, а после гибели Давыдова становится председателем колхоза.

Шолохов стремится выявить готовность массы к социальным преобразованиям. Обитатели Гремячего Лога предстают перед нами в различных массовых сценах: на собрании, на полевом стане, во время «бабьего бунта», при распределении отобранного у кулаков имущества и т.д. В массовых сценах с большой художественной силой раскрываются настроения казачества и его поведение на разных этапах колхозного строительства. Подготовка гремяченцев к открытому партийному собранию, их поведение на собрании, реплики и высказывания, особенно выступление кузнеца Ипполита Шалого против Островнова, – всё это свидетельствует о том, как успешно преодолеваются в среде колхозников собственнические инстинкты, политическая пассивность и стихийность, как побеждают в их среде коллективистские принципы. Это замечает и Давыдов: «Народ стал значительно сознательнее по сравнению с первыми месяцами коллективизации».

О глубоких изменениях в сознании крестьянства свидетельствует отношение к общественному труду. В поле разворачивается социалистическое соревнование. Путиловский рабочий Семен Давыдов, приехавший из Ленинграда, показал казакам, как надо пахать по-настоящему, и это не могло не задеть чувство трудовой чести, свойственное крестьянину. За ним потянулись и другие крестьяне. Знаменательна сцена премирования кузнеца Ипполита Шалого за ударную работу.

В своем романе Шолохов раскрыл духовное богатство простого человека труда, красоту его внутреннего мира, скрытых подчас за внешней скованностью жестов, грубоватостью языка. Таковы в романе Кондрат Майданников и Любишкин, Ипполит Шалый и Ангин Грач, Иван Аржанов и Устин Рыкалин. Изменяющаяся обстановка в жизни хутора способствует проявлению лучших качеств их характера.

Роман «Поднятая целина» заканчивается гибелью коммунистов: Давыдова и Нагульнова, но дело создания колхоза, за которое они отдали жизнь, восторжествовало. Преступные планы врагов были обречены на полный и неминуемый провал, потому что за Давыдовым и коммунистами стояла вся страна, весь народ. Отсюда жизнеутверждающий, оптимистический характер всего произведения. Глубокий историзм и гуманистическое прославление разума и воли людей революции, творческого таланта и духовной красоты труженика земли – таковы особенности шолоховского реализма, получившие свое воплощение в «Поднятой целине».

Судьбы крестьянства в романе М. А. Шолохова Поднятая целина: сочинение

В романе «Поднятая целина» Михаил Александрович Шолохов поставил цель отразить «год великого перелома» в многовековой истории русского крестьянства. Это было время «сплошной коллективизации», в результате которой произошло закрепощение крестьянина в колхозной системе.

В целом первая и вторая книги «Поднятой целины» прославляют колхозный строй; уже на первых страницах романа, действие которого происходит с января по осень 1930 года, показано, как в жизнь воплощается мечта двадцатипятитысячника Семена Давыдова, рабочего Краснопутиловского завода, приехавшего по зову партии в Гремячий Лог, чтобы привести «крестьянина на пролетарском буксире к социализму» (Троцкий). Идеал будущего для Давыдова воплощается в образе счастливого детства: «счастливые будут Федотки, факт». И уже на страницах романа мы видим, как создаются благоприятные условия для жизни и развития детей: тут и ясли, и детский сад, и отремонтированная школа, и учительница, о благополучии которой заботится колхоз; и изба-читальня, и клуб для сельского комсомола; и деревенскую девушку Варю Харламову отправляют учиться на агронома, взяв её братишек и больную мать на содержание колхоза. И даже свое обещание трактором «подцепить» и вывести крестьян из нужды Давыдов выполнил — и к летней жатве уже появился комбайн, которым управляет один из «федоток». А главное за несколько (примерно восемь) месяцев изменилось сознание крестьян: стали казаки трудиться на колхозном поле не за страх, а за совесть и заботиться об общественной собственности, как о своей. Примером для них служит Кондрат Майданников, совестливый и трудолюбивый человек, который «колхозную копейку уронит, а две поднимет». Достигнуть этого, оказывается, очень просто. Вместо экономических стимулов труда, конкуренции следует организовать социалистическое соревнование, ввести систему поощрений и, реже, наказаний. Так, за добросовестную работу Майданников одним из первых получил почетное звание «ударника», чем он очень гордится, а кузнец Ипполит Шалый, досрочно отремонтировавший сельскохозяйственную технику к весеннему севу, получил материальное поощрение — слесарный инструмент самого товарища Давыдова да в придачу кумача жене на платье. Давыдов старается воздействовать на сознание сельчан своим собственным примером, когда ставит рекорд на самой трудной сельской работе — пахоте («Умру на пашне, а вспашу десятину с четвертью!»), задев этим самолюбие казаков. После этого даже Антип Грач, самый забитый бедностью и неудачами казак, вспахал столько же и почувствовал уважение к себе. Так началось соцсоревнование.

Конечно, велика сила примера самого руководителя, человека идейно убежденного, честного, бескорыстного. У Давыдова нет имущества, ходит он всё лето в матросской тельняшке, которая сохранилась у него еще со времен гражданской войны; содержимое посылки, присланной ему товарищами-рабочими из Ленинграда, он тут же раздает: шоколад — детям, папиросы— казакам. Он готов умереть за идею; изнемогая под побоями деревенских женщин, намеревающихся растащить семенной фонд, во время «бабьего бунта», он с внезапно посветлевшим взором тихо сказал: «Для вас же стараюсь, сволочи». Он великодушен, незлопамятен. «Спасибо тебе, любушка Давыдов, что зла не помнишь», — слышит он от повинившихся и прощенных им баб.

Создавая «идиллию» колхозной жизни, выдавая желаемое за действительное, Шолохов тем не менее, зная не понаслышке обстановку в Ростовской области, сумел в первой части романа сказать о коллективизации правду, пусть неполную. В массовых сценах мы слышим «мнение народное», не только бедняков, которые заражены идеей «отнять и поделить», но и середняцкого большинства (в Гремячем Логе двести семнадцать середняцких хозяйств, 30 — бедняцких и 11 — кулацких). В репликах крестьян перед собранием и во время собрания, где их будет агитировать, свой брат-крестьянин, выразились их сокровенные мысли и чувства: нежелание расстаться с собственностью, нажитой кровью и потом, совершенно справедливые опасения насчет коллективного хозяйствования. Как будет выглядеть новая организация труда? Не появится ли безразличие к земле, скоту, инвентарю, урожаю? Найдется ли управа на лодырей, бездельников? «Хоть и говорит Советская власть, что лодырей из бедноты нету, что это кулаки выдумали, но это неправда». И казак, продолжая, приводит в пример Колыбу, который «всю жизню на пече лежал…» («как я с таким буду работать?»). Да и для внимательного читателя ясно, что любимый всеми шутник и балагур Щукарь, который своим юмором украшает жизнь, вселяет оптимизм, то есть помогает выжить в страшной действительности, в совокупности своей — бездельник, халтурщик, тунеядец, стремящийся поживиться за счет других, и при новом строе ему это удается. Сначала просит выделить ему новую шубу из конфискованного у кулаков имущества, потом пристраивается к начальству на легкую работу конюха и не оставляет надежды вступить в партию, чтобы с «портфелью» под мышкой и совсем ничего не делать. Как у всякого люмпена, в нем с самых малых лет живет сладостная мечта о безбедной, независимой жизни, минуя труд; надежда на скорый и полный успех, принимающий анекдотические, а иногда и трагикомические черты. Искренне желая поднять свой авторитет в бригаде, возвыситься в общем мнении, кашевар дед Щукарь умудрился сварить кулеш с «вустрицей», то есть с лягушкой, которую он зачерпнул в ближайшей балке вместе с водой, а курицу, кстати, украл. Причины, которые заставили шестьдесят хозяев вступить в колхоз, недостаточно убедительны — ведь не могли же доводы уважаемого всеми середняка Майданникова, который с цифрами в руках доказывает преимущества колхоза, заставить их принять это решение. Вероятнее всего, решающую роль здесь сыграл страх, который они испытали при раскулачивании такого же, как они, середняка Гаева. Даже Андрей Разметнов, председатель сельсовета, отказывается идти раскулачивать, «с детишками воевать»: «Разве это дело? Или у меня сердце из самородка? У Гаева детей одиннадцать штук! Пришли мы – как они взъюжались, шапку схватывает! На мне ажник волос ворохнулся! Зачали их из куреня выгонять. Ну, тут я глаза зажмурил, ухи заткнул и убег за баз! Бабы – по-мертвому, водой отливали сноху. детей. Да ну вас в господа бога!», — говорит он. И так в каждой семье раскулаченных. Беднота, дорвавшаяся наконец до чужого добра, бесчинствует. С упавшего старика Лапшинова Демид Молчун стянул валенки и надел на себя. Ушаков рвал из рук хозяйки гусыню до тех пор, пока не оторвал голову, — страшная сцена, которая, однако, вызывает у окружающих дружный хохот.

А далее Шолохов рисует благостную сцену раздачи кулацкого добра малоимущим. И вот уже Любишкин щеголяет в шароварах, отобранных у соседа, а жена Демки Ушакова — в новой юбке, снятой с кулацкой девки, и детишки их получили одежонку, возможно, с детей раскулаченного Гаева. (Кстати, Гаева вскоре вернут как беззаконно раскулаченного, но что он будет делать с одиннадцатью детишками в разграбленном доме?) Так на практике осуществлялся социалистический гуманизм, который, отвергая общечеловеческие ценности, носил массовый характер — любовь к человеку социально близкому и ненависть к классовому врагу, даже к детям которого не допускалось сострадание: «А они нас жалели?» — кричит Давыдов, вспоминая свое поруганное детство. Нагульнов же в припадке ненависти к собственникам проговаривается, обращаясь к Разметнову:

Гад. Как служишь революции? Жа-ле-е-ешь? Да я… тысячи станови зараз дедов, детишек, баб… Да скажи мне, что надо их в распыл… Для революции надо… Я их из пулемета… всех порешу!

Таким образом, грабеж, присвоение чужого были официально разрешены и одобрены и освобождали от моральной ответственности каждого соучастника преступления. Крестьяне имели законные основания для проявления самых низменных чувств и устремлений — зависти, стяжательства, дав выход злобе, мстительности. При этом Шолохов показывает как «солдаты революции», проводя ликвидацию кулаческого как последнего эксплуататорского класса в деревне, нарушают законы, установленные Советской властью. Незаконно раскулачивают Титка Бородина, который использовал наемный труд по причине болезни жены. Попытка отстоять свои права привела Титка к жестоком столкновению с сельскими активистами и кровопролитию. Характеризуя бывшего красноармейца Бородина, Шолохов подчеркивает его жадность, которая исказила его человеческий облик, сделала жестоким эксплуататором собственной жены («Работал день и ночь, оброс весь дикой шерстью. Сам, бывало, плохо жрет и работников голодом морит…»), да к тому же в гражданскую войну мародеревал: снимал сапоги с убитых. Таким образом, для расправы над Бородиным есть моральные основания. Непонятно только, почему казаки, воевавшие вместе с Титком в Красной Армии, не привлекли его тогда к ответственности по закону «революционной совести».

С Лапшиновым дело сложнее. Он единственный, кто оправдывает название кулака-мироеда, деревенского ростовщика: дает взаймы весной меру проса, а осенью требует две, да еще скупает у цыган краденых коней. Но ведь за эти преступления Лапшинова следовало бы привлечь к судебной ответственности, а не устраивать самосуд.

Руководят строительством колхоза люди, профессионально не подготовленные к этому. Председатель колхоза Давыдов «человек со стороны», городской человек, не знает ни местных условий, ни психологии казаков, ни основ земледелия; Разметнов, секретарь сельсовета, хоть и человек добрый, но неумелый (вспомним, как он не смог починить крышу Марине Поярковой), да и к тому же ленивый: предпочитает целыми днями сидеть в сельсовете, постепенно превращаясь в сельского бюрократа, «портфельщика». Нагульнов «путаник; но страшно свой же» — готов все проблемы решать при помощи револьвера: наганом бьет единоличника Банника по голове, заставляя везти семенное зерно в общественный амбар, с наганом в руках обороняет колхозный амбар от бунтующих баб. Неумелостью руководства объяснялись «перегибы» (например, обобществление всего скота и даже кур), за которых расплачивались и крестьяне (ведь неясно, чем кормились крестьянские семьи, если отвели на общественный баз и корову, и козу, и кур), да и сами «перегибщики» тоже, особенно после статьи Сталина «Головокружение от успехов», где вождь народов всю ответственность за «перегибы» возлагал на местных руководителей, и против них и направлял гнев народа. После статьи Сталина крестьяне стали выходить из колхоза, но скот и инвентарь им не возвращали. Районный уполномоченный поучает Давыдова: «Ты не о единоличнике думай, а о своем колхозе. Вот ты на чем будешь работать, если отдашь скот? И потом это не наша установка, а окружкома, и мы, как солдаты революции, обязаны ей беспрекословно подчиниться…». И в результате единоличники вынуждены красть из стада своих же быков, а Давыдов вынужден, в свою очередь, посылать колхозников отбивать тех быков, а посланные вынуждены вступать в драку с единоличниками…

Талантливый писатель, Шолохов создал замечательные, яркие, запоминающиеся образы казаков. Это и Кондрат Майданников, и Ипполит Шалый, и Любишкин, и Островнов. В судьбе Якова Лукича Островнова отразилась трагедия всего казачества в годы революции, гражданской войны и коллективизации, в годы гражданской войны, защищая свою собственность, воевал он против красных, участвовал в казни руководителя продотряда Подтелкова, и через много лет всё еще боится разоблачений. Страх толкает его и на участие в убийстве Хопрова, грозя донести на него. Страх быть уличенным в связи с Половцевым и Лятьевским заставляет его уморить голодом свою мать. Снимая с него вину, мы глубоко сочувствуем его трагической судьбе… Яков Лукич воплощает в себе ценнейшие качества русского крестьянина: талант землепашца, практическое умение и желание применить на практике последние достижения агрономической науки; исключительное трудолюбие и увлеченность не покидают его даже тогда, когда, вынужден вредить колхозу, он в то же время вдохновенно реализует свои планы — устраивает пруды в балках с талыми водами, кулисы для снегозадержания. И вот таких талантливых хлеборобов, на которых и держалось благосостояние России как крупнейшей аграрной страны в мире, истребляли в годы коллективизации в массовом порядке.

Таким образом, в первой книге «Поднятой целины», вышедшей из печати в 1932 году, Шолохов отразил свое видение эпохи, хотя знал о коллективизации больше, о чем мы могли судить по его письмам, в которых он с ужасом описывал все беззакония, которые он наблюдал, будучи налоговым инспектором. Одно из его писем, по его просьбе, было передано лично Сталину. Вот отрывок из этого письма:

А вы бы поглядели, что творится у нас и в соседнем Нижне-Волжском крае. Жмут на кулака, а середняк уже раздавлен. Беднота голодает; имущество, вплоть до самоваров и полостей, продают в Хоперском округе у самого истого середняка, зачастую даже маломощного. Народ звереет…
Один парень — казак хутора Скулядного, ушедший в 1919 году добровольцем в Красную Армию, прослуживший в ней шесть лет, красный командир — два года, до 1927 года, работал председателем сельсовета. В этом году (письмо написано в 1929 г.) имел в полторы десятины посевы, лошадь, 2 быка, 1 корову и 7 душ семьи, уплачивал налог сельскохозяйственный в размере 29 рублей, хлеба вывез 155 пудов (до самообложения чрезвычайной комиссией в размере 200 пудов, в четырехкратной замене 800рублей). У него продали всё, вплоть до семенного хлеба и курей. Забрали тягло, одежду, самовар, оставили только голые стены дома. …Даже одеяло у детишек взяли…

Можно ли винить Шолохова за то, что он написал в своем романе полуправду? Ведь тогда многие, особенно молодежь, с оружием в руках защищая власть Советов, думали, что путь в счастливое будущее лежит через насилие и кровь.

Судьбы крестьянства в романе М.А. Шолохова «Поднятая целина»

В последние годы, в связи с изменениями, происходящими в нашем обществе, «Поднятая целина» М.А.Шолохова находится под пристальным вниманием критики. И судьбы народные, судьбы крестьян, изображенные писателем, вызывают разное толкование, часто прямо противоположное тому, что хотел показать автор. Одни обвиняют писателя в «приукрашивании» действительности, другие считают, что Шолохов объективно показал все те сложные процессы на селе, которые происходили на Дону во время коллективизации и перевернули судьбы людей.
Наверное, однозначной оценки происходившего нет и быть не может. Но гениальность Шолохова состоит в том, что он показал разные судьбы, разных людей, различные типы характеров, которые сливаются в единый образ – образ народа.
Сложно проходила коллективизация на Дону. Хутор Гремячий Лог раздирали противоречия. Вступать или не вступать в колхоз? Как расстаться со своим добром – «своей худобой», ради которой жили все гремяченцы? Шолохов показывает этот процесс через судьбы конкретных людей.
Можно сколько угодно спорить о судьбах народных, жалеть одних, потом других. Сначала дружно осуждалось кулачество, затем его дружно начали жалеть. Но вот одна из самых пронзительных сцен романа, где речь идет не о крутых поворотах истории, столкновениях и победах, а о малом, бытовом. О том, как раздают деревенской бедноте конфискованную у кулаков «справу». Шолохов безжалостно правдив не только тогда, когда рисует сцену раскулачивания многодетного Титка, но и тогда, когда описывает «жененку Демки Ушакова», которая «обмерла над сундуком». А как же ей было не обмереть над колхозным добром, «когда она за всю свою горчайшую жизнь доброго куска ни разу не съела, новой кофтенки не износила? … зимою же, выстирав единственную рубаху, в которой кишмя кишела вошь, сидела вместе с детьми на печи голая». Ее исступленно пылающие глаза и слезы из глаз Демки, которые он пытается прятать от людей, – все это переворачивает душу.
Полученная одежка – не милостыня, это первая в жизни семьи Ушаковых плата за их труд. Кофта ведь не только прикрывает наготу нищего, она восстанавливает его человеческое достоинство. Но за это приходится платить страшную цену. Зверски уничтожена семья Хопровых.
Все переплетается в романе, как и в жизни. Шолохов создает как бы коллективный образ крестьянства. Но писателю удалось показать не безликую народную массу, хотя массовые сцены в романе играют огромную роль. Шолохов тщательно рисует индивидуальные портреты людей из народа. Любинкин и Шалый, Рыкалин и Аржанов – каждый из них наделен своими неповторимыми чертами, своей судьбой.
Вот перед нами яркий образ Устина Рыкалина. Его длинные рассуждения, колючие реплики вроде бы выдают в нем злостного смутьяна и человека, недовольного всем на свете: и Давыдовым, и политикой, которая проводится на селе. И в то же время, с какой радостью Давыдов позже размышляет о том, что этот самый Устин полез в драку, оберегая колхозное добро! Разве не показательно, что Ипполит Шалый, это замкнутый, осторожный человек, долгое время скрывавший от всех причастность Островнова к убийству Хопровых, решает рассказать об этом Давыдову, «пришлому» в хуторе? И тот же Шалый, старый колхозный кузнец, трогательно делится своей любовью «к детишкам», своим стремлением «разных сиротков воспитывать и приучать к кузнечному делу».
А почему «молчаливый и, по общему мнению в хуторе, слегка придурковатый» Иван Аржанов вдруг неожиданно раскрывается перед Давыдовым, смело и остро высказывает свои суждения о нем самом, и, подобно Шалому, дает ценнейшие советы, посвящает Давыдова в свои раздумья о том, что составляет «чудинку» каждого человека? Блестящая «вставная» новелла, где повествуется о кровной мести Аржанова за своего отца, показывает, насколько сложна судьба этого человека, и нам становится понятнее сложный и своеобразный душевный мир этого не понятого другими нелюдима.
Трудно переживает коллективизацию и Кондрат Майданников. Сильно и правдиво запечатлел автор коренную ломку его «собственнического» сознания. Своя «худоба» есть и у него, крестьянина-середняка, отец которого «порол плетью и рубил шашкой бастовавших ткачей, защищая интересы фабрикантов». А сам Кондрат «рубил белополяков и врангелевцев, защищая Советскую власть». Рассказывая на собрании о прошлой своей скудной жизни, полной лишений и постоянного страха перед завтрашним днем, герой вопрошает: «Можно ли мне так дальше жить. Брешете!»
Вкладывая в уста Майданникова сильные, прочувствованные слова, Шолохов, вместе с тем, подчеркивает всю сложность той психологической логики, которая происходит в сознании горя. Отказ от вековых традиций и разрыв с собственническим миром связан у него с большими душевными потрясениями. И все-таки Майданников приходит к мысли о необходимости новой жизни: «Он – за то, чтобы хлеб ел и траву топтал только тот, кто работает». Но «не спится Кондрату по ночам. И не спится потому, что осталось в нем жалость – гадюка к своему добру, к собственной худобе, которой он сам добровольно лишился…» В этом герое побеждает разум труженика, и он после смерти Давыдова и Нагульнова становится одним из руководителей колхоза.
Говоря о судьбах крестьянства, нельзя не сказать о деде Щукаре. Именно он стал одним из любимейших шолоховский героев. Уморительны злоключения Щукаря, и его характер, и те нелепости, которые сопровождают его всю жизнь. Но за этим смехом нам открывается трагическая судьба Щукаря, который и человеком-то смог себя почувствовать лишь при новой власти. В изображении его судьбы много серьезного и смешного, печального и трогательно. В прошлой «бытности» не было этому герою, да и не могло быть, удачи. Но всегда хранились в народе мечты о лучшей судьбе, лучшей доле. И лишь в колхозе начинает горемычный Щукарь обретать то, чего ему так не хватало, поэтому и заявляет он: «Жизня эта мне, братцы, начала даже нравиться». Поэтому так глубоко он привязывается к тем, кто строит эту новую жизнь. Сколько глубокого чувства раскрылось в Щукаре после гибели Давыдова и Нагульнова! Кто бы мог подумать, что так близко воспримет он их уход из жизни, что это так быстро состарит его самого, что предстанет он перед нами совсем в ином свете: нелюдимый, неразговорчивый, обретший спокойствие мудрости. А сколько душевного такта и деликатности обнаруживаем мы в нем, когда он оставляет Варю одну у могилы Давыдова! Или когда говорит ей: «Не советчик я тебе… Только ты его не обижай, ведь он любил тебя, факт!»
Перед нами проходит целый ряд крестьянских судеб. Все они разные, но много в них общего. Объединяет эти крестьянские судьбы, по мнению Шолохова, одно: вера в новую жизнь и желание сделать все, чтобы человеку жилось счастливо.

Читайте также:  Рассказ М. Шолохова Судьба человека: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: Судьба крестьянства в романе Шолохова Поднятая целина
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 12:08:04 16 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 701 Комментариев: 5 Оценило: 1 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно Скачать