Значение творчества Шиллера на мировую литературу: сочинение

Краткий обзор творчества Фридриха Шиллера

Фридрих Шиллер драматург и поэт; родился в семье полкового лекаря, прошел курс обучения в закрытой военной школе при дворе герцога Вюртембергского, из которой был выпущен в звании полкового врача. Проведя много лет на этой «плантации рабов» под личным надзором одного из самых отвратительных тиранов тогдашней феодальной Германии, Шиллер на личном опыте познал деспотизм господствующих классов и бесправие третьего сословия, к которому принадлежал.

Он рано познакомился с сочинениями французских просветителей и, глубоко восприняв передовые идеи своего века, проникся ненавистью к тирании и самовластию. Не вынеся притеснений, Шиллер бежал за пределы Вюртембергского герцогства. Он прожил жизнь, исполненную горькой нужды и лишений, преждевременно сведших его в могилу. Шиллер отдал много сил не только поэзии, но и трудам по философии, эстетике и истории. В течение долгого времени он преподавал историю в одном из крупнейших немецких университетов, в Йене.

Сочинения его по эстетике и истории вызывают интерес и сегодня, отражая определенный этап в развитии общественной мысли. На формирование его эстетических взглядов, как и на развитие поэтического творчества, особое воздействие имел Гёте. В начале творческого пути, в период «Бури и натиска», Шиллер создавал пьесы и стихи, исполненные революционного протеста против произвола и тирании.

Они имели огромное влияние на передовую немецкую молодежь и встречали живой отклик во Франции и других странах. После Великой французской революции Шиллер был удостоен диплома почетного гражданина Французской республики. Позднее Шиллер стал склоняться к более умеренному, просветительскому идеалу, отводя значительную роль героическому и возвышенному искусству в процессе воспитания свободного человечества. Особенно велика роль Шиллера в создании исторической драмы, в которой он, используя материал прошлого, обращался к самым животрепещущим вопросам своего времени. Пьесы Шиллера, принадлежащие к вершинам мировой драматургии, не сходят со сцены и в наши дни.

Разбойники первая юношеская трагедия Шиллера, которая в 80-е гг. XVIII в. была воспринята зрителем как смелое выступление против феодального произвола и деспотии. Юный Карл Моор, сын владетельного графа, становится жертвой зависти и клеветы. Вытесненный злодеем-братом из отчего дома. Карл собирает шайку разбойников и отправляется с ней в богемские леса, чтобы мстить за неправду и несправедливость. Но Карл не может в одиночку совладать с общественным злом. В конце концов он сдается, отказавшись от бунта и борьбы.

Заговор Фиеско в Генуе пьеса, которую сам автор назвал «республиканской трагедией». Сюжет заимствован из старинной хроники о восстании в Генуэзской республике против тирании дома дожа Дориа. Герой пьесы – молодой патриций Фиеско, пламенный республиканец, становится во главе заговора, чтобы свергнуть тирана и вернуть Генуе ее древние республиканские права. Однако Фиеско честолюбив – постепенно им овладевает желание самому стать властителем Генуи. В момент, когда восстание уже поднято и Фиеско провозглашает себя герцогом, истинный республиканец Верина, защищая права республики, убивает Фиеско.

Коварство и любовь трагедия, относящаяся к ранним пьесам Шиллера. В ней показана судьба бедной девушки, мещанки Луизы, и знатного юноши Фердинанда, которые любят друг друга вопреки сословным и общественным предрассудкам. Затравленные премьер-министром герцогства и его подлыми клевретами, влюбленные становятся жертвой предательства и погибают. Пьеса прозвучала как пламенный призыв к защите бедных людей, как грозное обличение княжеского произвола.

Дон Карлос Драматическая поэма. Действие ее относится к эпохе Возрождения, когда Нидерланды подняли знамя борьбы против испанского владычества. События, изображенные в пьесе, происходят при Дворе мрачного деспота, испанского короля Филиппа II. Король ревнует жену к ее пасынку дону Карлосу. Престолонаследник вопреки исторической истине изображен Шиллером как пылкий юноша, который воодушевлен республиканскими идеями. Он сочувствует восставшему нидерландскому народу. Вдохновляемый своим другом маркизом Позой, дон Карлос решает тайно бежать в Нидерланды; его подстерегают, арестовывают, и король обрекает сына на казнь. Героем этой Драматической поэмы является не только дон Карлос. Не меньшая роль отведена в ней и маркизу Позе. Поза – любимый герой Шиллера.

Именно он является в пьесе носителем всех положительных качеств и устремлений: вольнолюбия, горячего сочувствия угнетенному народу, веры в торжество добра над злом. Пьеса направлена не только против деспотизма и самовластия, но и против католической церкви, которую Шиллер считал зловещей силой. «Дон Карлос» написан белым стихом, пятистопным ямбом – тем размером, которым затем были написаны все драмы Шиллера.

Валленштейн трилогия, посвященная выдающемуся полководцу Тридцатилетней войны, который командовал войсками австрийского императора. Валленштейн был заподозрен в сговоре со шведами и убит в пограничной крепости Эгер наемными убийцами. В первой пьесе – «Лагерь Валленштейна» – показана пестрая толпа эпохи Тридцатилетней войны: солдаты, крестьяне, офицеры.

Из их диалогов создается образ Валленштейна, прославленного полководца, который пошел на разрыв с венским двором ради осуществления своих планов. Во второй части – «Пикколомини» – изображена борьба различных групп внутри армии за и против Валленштейна. В третьей части – «Смерть Валленштейна» – показала гибель полководца, павшего от руки подкупленных убийц. «Валленштейн» – одно из самых монументальных произведений Шиллера.

Мария Стюарт трагедия, написанная Шиллером, когда талант его достиг полной зрелости. В драме воспроизведены последние дни шотландской королевы Марии Стюарт, приговоренной к смерти по обвинению в покушении на жизнь королевы Англии Елизаветы. Образ Марии Стюарт – один из самых ярких в творчестве Шиллера. Действие пьесы развивается на протяжении небольшого отрезка времени; автор воспроизводит на сцене один из самых драматических эпизодов истории Англии, когда шла борьба между силами, отстаивающими новые буржуазные формы государственности, и поборниками католицизма.

Несмотря на сочувствие своей героине, Шиллер показывает закономерность ее гибели, поскольку именно с Марией Стюарт католическая реакция связывала надежду на осуществление своих замыслов.

Орлеанская дева одна из самых знаменитых пьес Шиллера. Она долгое время находилась под цензурным запретом в царской России, ибо в ней романтически приподнятый образ крестьянской девушки Жанны д’Арк, народной героини, противопоставлен образу ничтожного короля. Потрясенная бедствиями, обрушившимися на Францию, безгранично веря в свое предназначение, Жанна становится во главе войска и вдохновляет народ на войну, которая заканчивается освобождением Франции от британских захватчиков. Пьеса эта, написанная в период, когда над Германией нависла непосредственная угроза наполеоновского вторжения, прозвучала как призыв к организованному сопротивлению перед опасностью утраты национальной независимости.

Вильгельм Телль драма, посвященная борьбе швейцарского народа против австрийского ига. В центре ее – образ легендарного стрелка Вильгельма Телля, который выстрелом из лука убил известного своей жестокостью австрийского наместника. Этот выстрел послужил сигналом к восстанию. Восставшие изгнали войска австрийского императора и объявили Швейцарию свободной страной. В патетических народных сценах раскрываются героизм свободолюбивого швейцарского народа, жестокость его притеснителей. В кратких ремарках Шиллер с большим мастерством рисует красоту природы, на фоне которой развивается действие. Через всю пьесу проходит мысль о великом воздействии народа на ход истории.

Стихотворения Шиллер был не только крупнейшим драматургом, но и выдающимся лириком. Мастерство Шиллера-поэта высоко ценили Пушкин и Лермонтов, Белинский и Герцен и многие другие известные поэты и критики. Ранние лирические стихи Шиллера отличаются некоторой высокопарностью и надуманностью. Его поэзия приобретает большую значительность, когда он переходит к политическим и общественным мотивам. Таковы стихотворения «Дурные монархи», в котором звучит гневное осуждение тиранов, «Руссо», где поэт воспевает великого революционного философа.

Высокого гуманистического пафоса достигает лирика Шиллера в гимне «К радости», который послужил темой для Девятой симфонии Бетховена и кантаты Чайковского. Мыслью о животворной силе искусства и грустью по ушедшему миру прекрасной Эллады проникнуто стихотворение «Боги Греции». Шиллер размышляет о высоком призвании поэта («Власть песнопения»), о конфликте просветительских идеалов свободного мироустройства с жестокой действительностью («Идеал и жизнь»), в «Разделе земли» прославляет бескорыстное служение художника обществу.

Интересны философские стихи и баллады 1790-х гг.: «Рыцарь Тогенбург», «Кубок», «Перчатка», «Порука», “Поликратов перстень», «Ивиковы журавли» и др. Опираясь на образцы античных и немецких народных сказаний, Шиллер создал свой тип исторической баллады о людях большой отваги, верящих в справедливость. Баллады Шиллера нашли самый широкий отклик в народных массах. Особое место в творчестве Шиллера занимает «Песнь о колоколе», изображающая жизнь трудящегося люда с ее буднями и праздниками, радостями и печалями, прославляющая мирное согласие человечества.

Предыдущий реферат из данного раздела: Wohnung im Neubau – Жизнь в новостройке

Сочинение на тему: Значение творчества Шиллера на мировую литературу

Напряженные идейные искания вели Шиллера к серьезному изучению истории. На примерах исторического прошлого он хотел познать законы развития общества, чтобы ответить на вопросы современности. Результатом этих занятий явились книги по истории революции в Нидерландах (XVI в.), борьбы между католиками и гугенотами во Франции (XVI в.), Тридцатилетней войны в Европе (XVII в.). Шиллер издавал серию книг под примечательным названием “История знаменитых восстаний и заговоров”, читал лекции по истории в Иенском университете. Опыт истории убеждал его в том, что человечество, пусть медленно и трудно, должно все-таки пробиться сквозь хаос к свободе.

Этим же убеждением проникнуты и статьи Шиллера по эстетике. Между его историческими штудиями и размышлениями по вопросам эстетики существует глубокая внутренняя связь. Искусство всегда было в его глазах прежде всего средством воспитательного воздействия. В самом начале своего творческого пути Шиллер выступил со статьей “Театр, рассматриваемый как нравственное учреждение”. В ней говорилось, что благодаря театру “по всем жилам народа растекаются более верные понятия, более высокие правила поведения, более чистые чувства”, исчезает “туман варварства и мрачного суеверия, рассеивается мрак, уступая место победоносному свету”.

В зрелые годы Шиллер стал думать, что искусство способно активно влиять на общественные отношения, видел в нем средство политических преобразований. Свои мысли он высказал в “Письмах об эстетическом воспитании человека”. Этот трактат обнаруживает близость Шиллера к идеям родоначальника немецкой философии Иммануила Канта, но Шиллер и полемизирует с Кантом. Кант видел в человеке нравственно неполноценное существо, естественные, влечения которого эгоистичны и находятся в противоречии с моральным долгом. Философ полагал, что человек должен обуздывать свою природу посредством внутреннего диктата, который он назвал “категорическим императивом”. Шиллер тоже писал о противоречиях между физическим и нравственным началами в человеке. Но он считал нравственное начало органичным для человека, а не чуждым его природе. Идеал Шиллера – гармоничная личность, стремления и поступки которой свободны и осознаны; в ней естественно сочетаются грация и достоинство. Такую личность Шиллер называет прекрасной душой.

“Невысоко мое мнение о человеке, раз он так мало может доверять голосу внутреннего побуждения, что вынужден всякий раз сопоставлять его с правилами морали, – писал Шиллер.- Напротив, он внушает уважение, когда без опасения оказаться на ложном пути, с известной уверенностью следует своей склонности. Ибо это доказывает, что оба начала в нем возвысились уже до того согласия, которое есть печать совершенной человеческой природы и называется прекрасной душой”.

Кантовское Толкование вопроса представлялось Шиллеру “слишком монашеским”, он предлагал другое: пробудить лучшее в человеке, привести его при помощи искусства к свободе нравственной – и он придет к свободе политической. “Путь к свободе ведет только через красоту”, – писал Шиллер. Иллюзорность этой мысли очевидна. Но ошибки и заблуждения Шиллера были ошибками трудных исканий дороги к лучшему будущему человечества. В них по-своему сказывалось и неприятие Шиллером практики революционного террора, и его разочарование в итогах Французской революции. Вначале Шиллер радостно приветствовал революцию, но вскоре стал относиться к ней критически (хотя и не поддерживал ее врагов). Когда, в 1792 г. Конвент революционной Франции наградил автора “Разбойников” и “Заговора Фиеско в Генуе” званием Почетного гражданина Французской Республики, Шиллер не принял этого звания.

Одним из первых Шиллер ощутил разрыв между предреволюционными надеждами и результатами революции, которая в силу своего буржуазного характера не могла дать народу обещанной просветителями свободы. Социально-политическое убожество Германии, с одной стороны, и общая ситуация в послереволюционной Европе – с другой, углубили в Шиллере чувство разлада между мечтой и действительностью, отразившееся в таких его философских стихотворениях, как “Идеал и жизнь”, “Мечта”, “Власть песнопения”. В них Шиллер утверждает благотворную силу красоты и противопоставляет ее пошлой прозаической действительности, губительной для всего прекрасного.

В период “веймарского классицизма” одновременно с Гете Шиллер пережил горячее увлечение античным искусством. В молодости, в пору штюрмерских бунтарских настроений, Шиллер видел в античности образец республиканской гражданственности. Теперь же его влечет гармония между человеком и природой, личностью и обществом, воплотившаяся в светлом и гуманном искусстве Древней Греции. В стихотворении “Боги Греции” Шиллер скорбит о невозвратной красоте античности, в “Художниках” призывает, обращаясь к поэтам своего времени:

К иным пространствам и пределам За грань эпохи правьте бег.

Энгельс отмечал его наклонность помечтать о неосуществим мых идеалах. Эту наклонность пробуждала в поэте не только слабость демократических сил Германии, но и послереволюционная европейская реальность, слишком далекая от идеала, от которого он не желал и не мог отказаться.

Взаимодействие русской и немецкой литератур. Шиллер и Жуковский

Автор: Пользователь скрыл имя, 17 Декабря 2011 в 18:17, реферат

Краткое описание

Устойчивая связь России с Германией сложилась еще в эпоху Петра I, который реформами и нововведениями стремился распространить в России немецкие культурные и хозяйственные традиции. С этого времени в России ориентация на Германию окончательно укрепилась и стала неотъемлемой частью дальнейшего развития страны. Тесная связь этих двух стран поддерживалась также с помощью родственных связей русских царей и немецких принцесс, которые, становясь русскими императрицами, вносили свой вклад в развитие русской культуры,. стремясь ввести в нее немецкие традиции. Особенно показателен в этом плане XVIII век. Русские отправлялись в Германию получать образование. Так, М.В.Ломоносов учился в Марбургском университете, А.Н.Радищев – в Лейпцигском университете, в начале XIX века в Геттингенском университете получали образование А.С.Ка

Оглавление

Содержание
Введение………………………………………………………………….3
Влияние творчества Фридриха Шиллера на литературу России..4
Заключение……………………………………………………………..14
Список литературы…………………………………………………. 16

Читайте также:  Вильгельм Телль: сочинение
Файлы: 1 файл

дахин реферат по немецой литре.docx

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Курский государственный университет»

Факультет иностранных языков

Кафедра немецкого языка

Реферат по немецкой литературе на тему:

«ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ЛИТЕРАТУР. ШИЛЛЕР И ЖУКОВСКИЙ»

студентка 51 группы

Базавлюк Дарья Николаевна

Савченко Вероника Альбертовна

XIX век в России — один из самых ярких этапов восприятия литературы Германии. Именно в это время ее усвоение и переработка достигли своей кульминации.

Устойчивая связь России с Германией сложилась еще в эпоху Петра I, который реформами и нововведениями стремился распространить в России немецкие культурные и хозяйственные традиции. С этого времени в России ориентация на Германию окончательно укрепилась и стала неотъемлемой частью дальнейшего развития страны. Тесная связь этих двух стран поддерживалась также с помощью родственных связей русских царей и немецких принцесс, которые, становясь русскими императрицами, вносили свой вклад в развитие русской культуры,. стремясь ввести в нее немецкие традиции. Особенно показателен в этом плане XVIII век. Русские отправлялись в Германию получать образование. Так, М.В.Ломоносов учился в Марбургском университете, А.Н.Радищев – в Лейпцигском университете, в начале XIX века в Геттингенском университете получали образование А.С.Кайсаров и А.И.Тургенев. В конце 20-х годов при Дерптском университете был основан профессорский институт. Его выпускники направлялись в Германию, в Берлинский университет, для завершения образования. С этой целью туда были отправлены будущие славянофилы – И.В. и П.В.Киреевские, К.С.Аксаков. Все это нашло отражение в художественном мире русских писателей XIX века. Известный герой А.С.Пушкина «из Германии туманной привез учености плоды». «Выпросился у деда» в Геттингенский университет герой повести Н.А.Полевого «Блаженство безумия».

  1. Влияние творчества Фридриха Шиллера на литературу России.

Восприятие в России творчества Фридриха Шиллера (1759 – 1805) – это особая глава в истории русско-зарубежных литературных связей. Ни о каком другом писателе не сказал Ф. М. Достоевский, что “ему было дано не только быть великим всемирным поэтом, но сверх того быть нашим поэтом”. В той рецензии 1861 года на изданное Н. В. Гербелем “Собрание сочинений Шиллера в переводе русских поэтов”, откуда взяты эти строки, далее говорилось: “Поэзия Шиллера доступнее сердцу, чем поэзия Гете и Байрона, и в этом его заслуга, от этого ему многим обязана и русская литература”. Через пятнадцать лет, в “Дневнике писателя” (1876), Достоевский, отталкиваясь от известного факта присуждения Шиллеру звания почетного гражданина революционной Франции, развивает эту мысль. “Французский конвент 93 года, – пишет он, – посылая патент на право гражданства аи poete allemand Schiller, l’ami de l’humanite (немецкому поэту Шиллеру, другу человечества), хоть и сделал тем прекрасный, величавый и пророческий поступок, но и не подозревал, что на другом краю Европы, в варварской России, этот же Шиллер гораздо национальнее и гораздо роднее варварам русским, чем не только в то время – во Франции, но даже и потом, во все наше столетие, в котором Шиллера, гражданина французского и l’ami de l’humanite, знали во Франции лишь профессора словесности, да и то не все, да и то чуть-чуть. А у нас он, вместе с Жуковским, в душу русскую всосался, клеймо в ней оставил, почти период в истории нашего развития обозначил”.

Относительно популярности Шиллера во Франции Достоевский был не точен. Получив известность у французской театральной публики с 1792 года, когда драматург Жан Ламартельер переделал драму “Разбойники” в революционную пьесу “Робер, атаман разбойников” (за что Шиллер, названный в подписанном Дантоном указе “господином Жиллем”, и был удостоен почетного гражданства Французской Республики), немецкий поэт был хорошо известен и Жермене де Сталь, и Б. Констану, и Ламартину, и Стендалю. Однако это влияние действительно не сравнить с историей восприятия Шиллера в России.

Имя Шиллера в русской литературе навсегда связано с именем Жуковского, благодаря которому немецкий поэт «в душу русскую всосался, клеймо в ней оставил, почти период в истории нашего развития обозначил». Несмотря на то, что «роль первоначального посредника между творчеством Шиллера и русской литературой взял на себя Карамзин», именно в переводах Жуковского его произведения приобрели любовь и признание русского читателя. За двести лет существования эти переводы не утратили своего значения, до сих пор они являются одними из лучших и включаются большей своей частью в собрания сочинений Шиллера на русском языке.

Интерес Жуковского к Шиллеру был постоянным на протяжении более чем тридцати лет. Исследователи неоднократно пытались определить истоки и суть этого интереса. К концу двадцатого века накопилась огромная литература о Жуковском, и в частности, как о переводчике Шиллера . Однако эта проблема имеет еще множество неразрешенных вопросов. Во-первых, до сих пор ведется спор о творческом методе как Жуковского, так и Шиллера.

Спор о Жуковском насчитывает в русском и зарубежном литературоведении не один десяток лет и не один десяток работ, вопрос о творческом методе Жуковского у нас уже давно поставлен и требует своего разрешения. Иначе обстоит дело с творчеством Шиллера. Несмотря на то, что все единогласно отмечают уникальность философской и эстетической концепции содружества Гёте и Шиллера, веймарскую классику традиционно определяют как заключительный этап немецкого Просвещения. В то же время категоричность этого суждения в отношении Шиллера вызывает, на наш взгляд, некоторые сомнения. Практически все исследователи отмечают, что именно Шиллер проторил дорогу немецкому романтизму, находят множество черт в эстетике поэта-философа, которые напрямую связаны с романтизмом. В то же время, отмечая значительное влияние Просвещения на его мировоззрение, провозглашают его исключительно поэтом «последнего этапа Просвещения». Так С.В.Тураев в книге «От просвещения к романтизму» однозначно определяет творчество Шиллера как просветительское, делая, однако, оговорку о том, что именно Шиллер предвосхищает образ мыслей романтиков: «Уже некоторые поздние просветители, и прежде всего немецкие, как бы подводившие итог идеологическому развитию XVIII века, уловили опасность, которая угрожала тому человеку разума, победу которого они предвещали. .Шиллер, с огромной силой воплотивший в своих произведениях просветительский идеал человека, к середине 90-х годов XVIII века обнаружил новый подход к судьбе личности, предвосхищая ту логику мысли, которая вскоре заявила о себе у романтиков»

Предыстория первых переводов и отзывов, связанных с именем Шиллера, не вполне ясна. Якобы Иван Григорьевич Шварц (1751 – 1784), профессор Московского университета и сподвижник Николая Новикова по масонству, в своих лекциях по немецкому языку и философии поощрял студентов к занятиям переводом и мог при этом упомянуть о только что появившейся драме Шиллера “Разбойники”. Якобы также при так называемом “малом дворе” цесаревича Павла Петровича, в Гатчинском дворце, в сентябре 1787 года актерами-любителями из окружения Павла был разыгран первый акт “Дон Карл оса” по тексту журнала “Рейнская Талия” за 1785 год. Эти сведения, сообщенные в свое время Отто Петерсоном в его примечательной книге “Шиллер в России”,3 недостоверны. В Гатчине был поставлен не шиллеровский “Дон Карлос”, а опера Дм. Бортнянского “Сын-соперник, или Новая Стратоника”; главным персонажем которой действительно являлся тот же самый испанский инфант. Положение нелюбимого и третируемого испанского принца напоминало безотносительно к Шиллеру положение наследника российского престола.

Имеются достоверные свидетельства того, что имя Шиллера становится более или менее известным в России начиная не с восьмидесятых, а с девяностых годов XVIII века, хотя о поэте еще мало знают. В “Московском журнале” (1792, ч. 7, кн. 2) Шиллеру приписывается драма “Юлиана”, принадлежащая перу Л. Ф. Губера, друга поэта, а в журнале “Чтение для вкуса, разума и чувствования” (1793, ч. 11) при готической повести “Царица любви и черные сестры” была помещена краткая справка о Шиллере как о предполагаемом авторе. Там сообщалось, что Шиллер, “прославившийся своими сочинениями, почитается теперь в числе первых немецких писателей”. Шиллера читает А. Радищев, переводит Г. Державин. К этому времени о Шиллере немало рассказал уже Н. М. Карамзин, который и открыл немецкого поэта для быстро расширявшегося круга русской читающей публики.

В “Московском журнале” (1791 – 1792) Карамзина на страницах “Писем русского путешественника” имя Шиллера появлялось не раз; говорилось там о “Дон Карлосе” и о “Заговоре Фиеско в Генуе”. В Париже 1790 вода, где уже началась революция, “русский путешественник”, как он рассказывает, пленялся “привлекательными мечтами” Шиллера. В этих словах наверняка полуприкрыт интерес к философской лирике немецкого поэта, столь созвучной своим вольномыслием и жаждой свободы атмосфере восставшего Парижа. Заглавие шиллеровского стихотворения “Идеалы” переводилось по-русски как “Мечты”, “Резиньяция” носила первоначально подзаголовок “Фантазия”; возможно также, что и гимн “К Радости” имелся здесь в виду. Лирика Шиллера публиковалась тогда в широко читавшихся журналах “Талия” и “Немецкий Меркурий”.

Гимн Шиллера “К Радости” рассыпался мотивами по всей лирике молодого Карамзина (“Ода на счастие”, “К милости” и т. д.) и отразился даже в его прозе (“Из записок одного молодого россиянина”). Отзвуки монологов Луизы Миллер из драмы “Коварство и любовь” слышатся в повести “Бедная Лиза”.

В начале XIX века Карамзин переводит новаторскую социально-психологическую новеллу Шиллера “Игра судьбы” (1789). В слоге перевода, несколько более спокойном и сдержанном, чем слог оригинала, ощущается уже будущий историк (у Шиллера речь идет о судьбе придворного временщика). Совпадают или очень сближаются взгляды Шиллера и Карамзина на историю – как на нравственный суд над людьми. Для них обоих нравственность важнее политики. Отмечая в “Московских ведомостях” (1795, N 34) выход в свет шиллеровского журнала “Оры”, Карамзин почти цитирует программу журнала, составленную Шиллером; он пишет, что цель этого издания “есть та, чтобы возвышать в сердцах людей чувство добра и красоты. Ни слова о политике, ни слова о схоластической метафизике!”

Театральная история Шиллера началась в России с перевода “Разбойников”. Перевод был сделан в 1793 году будущим профессором Московского университета и драматургом Николаем Сандуновым, тогда руководителем театра воспитанников Благородного пансиона при университете. И хотя Н. Сандунов переводил, собственно, не текст Шиллера, а театральную обработку драмы, сделанную берлинским драматургом К. М. Плюмике, пьеса продержалась на русской сцене до 1840-х годов. В ней блистали такие актеры, как Алексей Яковлев, Василий Каратыгин, Павел Мочалов. Этот вариант “Разбойников” был примечателен тем, что в финале, там, где у Шиллера Карл Моор отдает себя в руки правосудия, у Плюмике верный товарищ убивает главного героя со словами: “Моор свободен жил – свободен должен умереть!” Мысль Шиллера о том, что зло нельзя побороть преступлением, здесь была заметно подкорректирована, и в ней был усилен социальный протест.

Пьеса Шиллера оставила глубокий след в сознании нескольких поколений зрителей и способствовала упрочению в России образа Шиллера – бунтаря и свободолюбца. Рано умерший талантливый юноша Андрей Иванович Тургенев (1781 – 1803), старший из известных в русской культуре братьев Тургеневых, писал в дневнике на рубеже XVIII и XIX веков о “разбойническом чувстве”, вызванном пьесой Шиллера, чувстве возмущения общественной несправедливостью. После чтения в 1799 году книги Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву” Андрей Тургенев делает в дневнике запись о крепостных рабах, в тоне монологов Карла Моора: “Россия! Россия, дражайшее мое отечество, слезами кровавыми оплакивая тебя, тридцать миллионов по тебе рыдают!”.

Новый перевод “Разбойников” был сделан в 1809 году московским литератором Федором Ивановым, близким к литературному кружку А. Ф. Мерзлякова, друга покойного уже тогда Андрея Тургенева. И на этот раз был переведен не текст Шиллера. Переводчик обратился к французской переделке Ламартельера.

После гибели Павла I, запретившего поступление всех вообще иностранных книг, в России вновь подымается волна интереса к Шиллеру. В 1802 году переводится гимн “К Радости”, до этого числившийся в реестре запрещенных сочинений. Тогда же в журнале московского Вольного общества любителей словесности, наук и художеств с характерным названием “Новости русской литературы” стали печататься переводы публицистики Шиллера. Там появилась, например, важная для новой, ориентированной на Шекспира театральной эстетики статья поэта, заглавие которой было сформулировано так: “Действие и всеобщее влияние хорошего театра. Из “Талии” г. Шиллера” (позднейшее название: “Театр, рассматриваемый как нравственное учреждение”). Через год Николай Гнедич, будущий переводчик “Илиады”, переводит “Заговор Фиеско в Генуе”. В начале 1805 года в немецком “Санкт-Петербургском ежемесячнике для развлечения и поучения” (“Sankt-Petersburgische Monatsschrift zur Unterhaltung und Belehrung”, 1805, Bd. 1) было подробно пересказано содержание новой драмы Шиллера “Вильгельм Телль”.

Лирика Шиллера

Характеристика жизненного и творческого пути Шиллера Иоганна Кристофа Фридриха. Философская поэзия и лирические стихи. Баллады – самые популярные поэтические произведения Шиллера. Драматизм баллад “Поликратов перстень”, “Перчатка”, “Ивиковы журавли”.

РубрикаЛитература
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления19.12.2015
Размер файла23,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ФГБОУ ВПО Тувинский государственный университет

Филологический факультет ЗФО

Выполнила: студентка 3 курса ЗФО

Баллады самые популярные поэтические произведения Шиллера

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих (1759 – 1805 гг)

Родился 10 ноября 1759 г в Марбахе. Выходец из низов немецкого бюргерства: мать — из семьи провинциального пекаря-трактирщика, отец — полковой фельдшер. После учебы в начальной школе и занятий с протестантским пастором Шиллер в 1773 г по приказу герцога Вюртембергского поступил в только что учрежденную военную академию и начал изучать право, хотя с детства мечтал стать священником; в 1775 г академию перевели в Штутгарт, продлили курс обучения, и Шиллер, оставив юриспруденцию, занялся медициной. Окончив курс в 1780 г., он получил в Штутгарте место полкового врача.

Еще в академии Шиллер отошел от религиозной и сентиментальной экзальтированности своих ранних литературных опытов, обратился к драматургии и в 1781 г. закончил и опубликовал «Разбойников». В начале следующего года пьеса была поставлена в Мангейме; Шиллер присутствовал на премьере. За самовольную отлучку из полка на представление «Разбойников» подвергся аресту и запрету писать что-либо, кроме медицинских сочинений, что вынудило Шиллера бежать из Вюртембергского герцогства. Интендант Мангеймского театра Дальоерг назначает Шиллера «театральным поэтом», заключив с ним контракт о написании пьес для постановки на сцене Две драмы — «Заговор Фиеско в Генуе» и «Коварство и любовь» — были поставлены в Мангеймском театре, причем последняя имела большой успех.

Читайте также:  Баллады самые популярные поэтические произведения Шиллера: сочинение

Терзаясь муками неразделенной любви, Шиллер охотно принял приглашение одного из восторженных своих почитателей, приват-доцента Г. Кернера, и более двух лет гостил у него в Лейпциге и Дрездене.

В 1789 г. он получил место профессора всемирной истории в Йенском университете, а благодаря женитьбе на Шарлотте фон Ленгефельд обрел семейное счастье.

Наследный принц фон Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Августенбург и граф Э. фон Шиммельман в течение трех лет (1791–1794 гг.) выплачивали ему стипендию, затем Шиллера поддержал издатель И. Фр. Котта, пригласивший его в 1794 г издавать ежемесячный журнал «Оры».

Шиллер интересовался философией, особенно эстетикой. В результате появились «Философские письма» и целый ряд эссе (1792-1796 гг.) — «О трагическом в искусстве», «О грации и достоинстве», «О возвышенном» и «О наивной и сентиментальной поэзии». Философские взгляды Шиллера находились под сильным влиянием И. Канта.

Кроме философской поэзии, создает и чисто лирические стихи — короткие, песенного характера, выражающие личные переживания. В 1796 г Шиллер основал еще одно периодическое издание –ежегодник «Альманах муз», где были опубликованы многие его произведения.

В поисках материалов Шиллер обратился к И. В. Гёте, с которым познакомился после возвращения Гёте из Италии, но тогда дело не пошло дальше поверхностного знакомства; теперь поэты стали близкими друзьями. Так называемый «балладный год» (1797 г.) ознаменован у Шиллера и Гёте превосходными балладами, в т.ч. у Шиллера — «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень», пришедшие к российскому читателю в великолепных переводах В.А. Жуковского.

В 1799 г герцог удвоил Шиллеру содержание, которое, по сути, стало пенсией, т.к. преподавательской деятельностью поэт уже не занимался и переехал из Йены в Веймар. В 1802 г, император Священной римской империи германской нации Франциск II пожаловал Шиллеру дворянство.

Шиллер никогда не отличался крепким здоровьем, часто болел; у него развился туберкулез. Умер Шиллер в Веймаре, 9 мая 1805 г

шиллер поэзия лирический баллада

Шиллер был по преимуществу драматургом. В области драмы талант его проявился с наибольшей силой. Но, кроме того, значительную часть его литературного наследия составляет лирика. Несколько стихотворений он напечатал, еще будучи в стенах Военной академии. Вскоре после «Разбойников» был опубликован сборник «Антология на 1782 год», в котором более шестидесяти стихов принадлежат перу Шиллера. Это стихи философские и политические: «Дурные монархи», «Спиноза», «Руссо» и др. Молодой поэт славил идею бунта, политического протеста, угрожал тиранам:

…страшитесь силы песнопенья!

Пурпур ваш пробив, пронзит стрела отмщенья

В 1785 г. поэт написал знаменитые стихи «К радости» – патетический гимн во славу жизни. Мир прекрасен. Долой несправедливость и зло! Пусть люди без различия рас и племен соединятся в братской дружбе и радость, светлая, жизнетворящая, воцарится на земле.

Обнимитесь, миллионы! В поцелуе слейся, свет!

Стихи «К радости» были положены на музыку Бетховеном (хор в финале Девятой симфонии).

В последующих стихотворениях (вплоть до 1795 г.) Шиллер развивает идею эстетического воспитания людей. «Поэзия жизни», «Власть песни», «Пегас в ярме» и другие прославляют красоту, способную, по философии поэта, нравственно оздоровить человечество. Поэт говорит о силе искусства, ниспровергающего ложь:

Земная мощь простерта ниц,

Смолкают суетные клики,

Все маски упадают с лиц,

И дышит истина живая,

Творенья лжи ниспровергая. (Перевод А. Кочеткова)

Для Шиллера близость с Гёте послужила новым толчком на жизненном и писательском поприще. Прежде всего, она отразилась возвращением к покинутой с 1789 г. поэзии. Рядом с продолжением журнала “Horen” с 1796 г. он выпускает “Альманах Муз”, где появились “Поэзия жизни”, “Власть песнопения”, “Идеалы”, “Идеалы и жизнь”, “Гений” и рядом с ними ряд других стихотворений.

Баллады самые популярные поэтические произведения Шиллера

К лучшим и наиболее популярным поэтическим произведениям Шиллера, несомненно, относятся его баллады, в преобладающем большинстве написанные в 1797 году. Этот год в истории творческого сотрудничества Гете и Шиллера принято называть «годом баллад». Оба поэта вступили опять как бы в творческое соревнование, и подобно тому как в 1796 году к письмам из Иены в Веймар и обратно прилагались эпиграммы («Ксении»), так в 1797 году к письмам прилагались баллады. Первая группа баллад Гете я Шиллера появилась в «Альманахе муз» за 1798 год. В нее вошли следующие баллады Шиллера: «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень» и «Ивиковы журавли». За ними последовали: «Рыцарь Тогенбург», «Хожденье на железный завод», «Бой с драконом», «Порука» и «Геро иЛеандр». В 1802 году появилась «Кассандра» и, наконец, в 1803 году «Граф Габсбургский». Идейную основу баллад составляют этические проблемы. Поэт стремится отразить в частном случае человеческой жизни закономерность поведения человека, показать силы, управляющие жизнью людей.

Характерной чертой баллад Шиллера является их глубокий внутренний драматизм. В пределах одного сравнительно небольшого стихотворения действие подразделяется как бы на акты, а некоторые из баллад, например «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень», «Порука» и др., написаны даже в форме драматического диалога. Во всех балладах ощущается рука гениального драматурга. «Год баллад» является прелюдией к последующим крупнейшим классическим драмам. Чтобы охарактеризовать баллады именное этой стороны, мы подробнее остановимся на четырех из них. «Кубок» (заглавие дано В. Жуковским, у Шиллера баллада называется «Водолаз») начинается без всякого эпического введения обращением короля к окружающим его придворным: кто отважится опуститься в морскую пучину и достать золотой кубок, который король при этих словах бросает в водоворот. Такова завязка – испытание храбрости, способности идти на риск. Дальнейшее развитие действия (молчание рыцарей, храбрость пажа и т. д.) идет по линии нарастания драматического напряжения. События естественно делятся на пять этапов, или актов: первый вызов короля (строфы 1-3), второй – паж бросается в пучину (строфы 4-12), третий – паж возвращается с кубком и рассказывает о своей борьбе с волнами (строфы 13-23), четвертый – второе испытание, предлагаемое королем (строфы 24-26), пятый – гибель пажа (строфы 27-28). В первый раз паж бросается в водоворот, чтобы доказать свою мужественность и моральное превосходство над рыцарями. Этот подвиг он совершает во имя утверждения своей личности, во имя чести. Второй раз он бросается в водоворот во имя конкретной цели – личного счастья. Ему удается благополучно выйти из первого испытания, и, полный веры в свою способность победить любые препятствия, он вторично испытывает судьбу, но на этот раз стихия одерживает над ним победу. Поэт заканчивает волнующую драматическую балладу эпическим двустишием: Приходит, уходит волна быстротечно, А юноши нет и не будет уж вечно! В этих словах слышится признание слепой мощи природы. Но еще сильнее звучит в балладе мотив гордости за человека, прославление величия его духа, смелости, подвигающей его на подвиги.

Большим драматизмом отличается и баллада «Поликратов перстень». Рассказ о счастливой жизни и печальном конце. Поликрата взят Шиллером из третьей книги «Истории» Геродота. В ней подробно повествуется о том, как Поликрат поднялся из простых людей до вершины власти и стал правителем острова Самоса; ему всю жизнь улыбалось счастье, но в конце концов он был взят в плен и распят на кресте одним из персидских правителей. «До этого довело Поликрата, – заключает Геродот, – его необыкновенное счастье, как предсказывал ему египетский царь Амазис». Шиллер соединил рассказанные у Геродота отдельные случаи и обстоятельства жизни Поликрата в единое драматическое целое, свел их к небольшому отрезку времени и места. Действие баллады занимает всего два дня и состоит из двух небольших сцен. Диалог между Поликратом и его другом, египетским царем Амазисом, раскрывает исключительную судьбу Поликрата, которому сопутствует удача во всех его делах. Чрезмерное счастье Поликрата пугает Амазиса, оно противоестественно, так как нормальная жизнь человека представляет собой сочетание радостей и горя, сменяющих друг друга. Амазис советует другу: Чтоб верной избежать напасти, Моли невидимые власти Подлить печали в твой фиал. И тогда Поликрат в знак жертвы богам бросает золотой перстень в море, но наутро повар вынимает его из пойманной рыбы и возвращает Поликрату; Амазис усматривает в этом несомненный признак того, что боги не принимают добровольной жертвы правителя Самоса и хотят его гибели. Амазис спешит отказаться от такого опасного друга и покидает его. Не менее драматично построена и баллада «Перчатка». В присутствии короля Франциска и его придворных собравшихся смотреть зверинец, дама роняет свою перчатку в ров, где находятся лев, тигр и барсы. Она просит влюбленного в нее Делоржа доказать свою любовь подвигом – достать перчатку. Он исполняет просьбу красавицы, а затем бросает ей перчатку в лицо, отвергая ее любовь за то, что она ради прихоти, каприза готова была подвергнуть его смертельной опасности. Баллада «Ивиковы журавли» четко распадается на пять драматических актов, из которых третий является кульминационным. Первое событие – смерть певца Ивика убитого в лесу разбойниками, в то время как он шел на праздник в Коринф. В момент гибели Ивика над лесом пролетала стая журавлей; умирающий певец призывает птиц отомстить за его смерть, мы видим греков, собравшихся на праздник и узнавших о гибели Ивика. Всех охватывает жажда возмездия за гнусное убийство, и вместе с тем всем очевидно, что виновников смерти невозможно найти третий, кульминационный акт – появление на сцене хора Эриний (то есть богинь мести), которые поют: Блажен, кто незнаком с виною, Кто чист младенчески душою! Мы не дерзнем ему вослед: Ему чужда дорога бед… Но вам.убийцы, горе, горе! Как тень, за вами всюду мы, С грозою мщения во взоре, Ужасные созданья тьмы. Грозное песнопение Эриний пробуждает страх в душах виновников убийства Ивика. Наступает четвертый акт: над собравшимися пролетает стая журавлей. Один из убийц, вспомнив предсмертные слова Ивика, взывавшего к журавлям, думает, что это те самые журавли и выдает себя восклицанием: «То Ивиковы журавли!» Преступление отягчает совесть человека, и, как бы он ни старался, ему не подавить память о нем; черные дела не могут не всплыть на свет, и в самом преступлении заложено зерно кары за него. Наступает развязка – пятый акт; убийц схватывают, они сознаются в своем преступлении, их судят и казнят. Шиллер в «Ивиковых журавлях», так же как и в «Торжестве победителей» и других стихотворениях на античные темы, проявил глубокое знание жизни и культуры древней Греции. Когда он послал готовую рукопись баллады Карлу Беттигеру, крупнейшему знатоку культуры античности в тогдашней Германии, последний был поражен метким и верным изображением этой далекой эпохи. Циклом баллад собственно и заканчивается лирическое творчество поэта. После этого он написал сравнительно небольшое число стихотворений, если не считать стихов, вставленных в драму о Вильгельме Телле. Однако неудовлетворенность действительностью, сознание ее несовершенства, чувство боли за человечество, обреченное на страдания, испытывающее гнет несправедливости, никогда не приводят Шиллера к отрицанию ценности жизни. Наоборот, через всю поэзию Шиллера проходит идея красоты жизни, величия человеческого духа, он является певцом мужества, стойкости и непримиримости по отношению ко всему, что уродует красоту мира. В силу этого поэзия Шиллера рождает не мрачное мировосприятие, не бесплодно-пессимистическое отчаяние, а веру в человека и в жизнь. Вся его лирика озарена великими идеалами гуманности, свободы, стремления к счастью; даже в наиболее печальных стихах Шиллера слышится голос надежды на лучшее будущее человечества.

Светлая поэзия Шиллера несла всему миру великую и созидательную идею свободы. Его имя становится символом самого бескорыстного служения народу.

«В поэзии Шиллера вы преклонитесь с любовью и благоговением перед трибуном человечества, провозвестником гуманности, страстным поклонником всего высокого и нравственно прекрасного», – писал Белинский.

Герцен назвал Шиллера «поэтом благородных порывов»; он писал о нем: «Шиллер! Благословляю тебя, тебе обязан я святыми минутами начальной юности!. Однажды, взяв Шиллера в руки, я не покидал его, и теперь, в грустные минуты, его чистая песнь врачует меня».

1. Шиллер. Избранные произведения. Детская литература. Москва. 1955

2. История зарубежной литературы: Учебное пособие для студентов ФФ вуз / Н. А. Соловьева. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 272 с.

3. Зарубежная литература XVII – XVIII вв.: Хрестоматия. Учебное пособие для студентов пед. ин-тов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.» / Сост. С. Д. Артамонов – М.: Просвещение, 1982. – 608 с.

4. История зарубежной литературы XVIII в.: Учебное пособие для филол. спец. вузов / Л. В. Сидорченко, Е. М. Апенко, А. В. Белобратов и др.; Под ред. Л. В. Сидорченко. – 2-еизд., испр. и доп. – М.: Высш. шк.; Изд. центр «Академия», 1999. – 335 с

5. История зарубежной литературы XVIII в.: Хрестоматия: Учебное пособие для вузов. В 2 т. Т. 2 по спец. «Рус. яз. и лит.» / Сост. Б. И. Пурищев, Ю. И. Божор; Под ред. Б. И. Пурищева. – 2-еизд., испр. и доп. – М.: Высш. шк., 1998. – 400 с

6. История зарубежной литературы XVII – XVIII вв.: Учебное пособие для студентов пед. ин-тов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.» – 2-е изд., дораб. / Сост. С. Д. Артамонов – М.: Просвещение, 1988. – 608 с.

7. Андреев, Л.Г. История французской литературы / Л.Г. Андреев, Н.П. Козлова, Г.К. Косиков. – М. 1987. – 542 с.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Жизненный и творческий путь знаменитого немецкого писателя и поэта К. Шиллера, его известные произведения, их анализ и критика. Творческий союз Шиллера и Гете. Вклад писателя в развитие эстетики и драматургии. Особенности и популярность лирики Шиллера.

Читайте также:  Художник реалист и художник идеалист в понимании Шиллера: сочинение

контрольная работа [45,0 K], добавлен 24.07.2009

Жизнь и творчество Фридриха Шиллера в период “Бури и натиска”. Бунтарский характер и жанровое новаторство в ранней драматургии Ф. Шиллера «Коварство и любовь». Тенденции европейского сентиментализма 18 в. Штюрмерское движение в немецкой литературе.

реферат [23,9 K], добавлен 21.10.2008

Раскрытие проблем справедливости, свободолюбия, важных политических и экономических аспектов в произведениях Фридриха Шиллера. Композиционные особенности пьесы “Дон Карлос”. Спектакль, выполненный театром Моссовета и творческим объединением “Экран”.

курсовая работа [61,7 K], добавлен 20.08.2012

Исследование биографии и раннего творчества немецкого поэта и мыслителя Ф. Шиллера. Различия между объективными и субъективными способами отражения действительности в искусстве. Анализ работ “Разбойники”, “Письма об эстетическом воспитании” и статей.

реферат [38,7 K], добавлен 06.11.2012

Ознакомление с идейными соображениями литературного движения “Буря и натиск” (антифеодальный протест, созидательная свобода), наиболее ярко выраженными в драме Шиллера “Разбойники” путем описания героев с характером, не сломленных деспотичным режимом.

реферат [26,7 K], добавлен 07.06.2010

Особливості світогляду й естетики “Бурі і натиску”, специфіка змалювання особистості в творах письменників даного руху. Бунтарський пафос Карла Моора – головного героя драми Ф. Шиллера “Розбійники”. Тема моральних зобов’язань та трагедії Вільгельма Телля.

курсовая работа [39,7 K], добавлен 11.10.2012

Биография и творчество Фридриха Шиллера. Известнейшие баллады поэта. Шиллер как оплот буржуазной нравственности. Драма “Космус фон Медичи”, написаннная под влиянием драмы Лейзевица “Юлиус Тарентский”. Настороженная встреча произведений общественностью.

презентация [11,3 M], добавлен 23.12.2010

Биографические сведения. Начало творческого пути-лицеистские годы. Лирические произведения Пушкина. Классика лирических жанров и стилей. «Глас лиры – глас народа». Оценка лирики Пушкина его современниками и классиками последующих столетий.

реферат [42,6 K], добавлен 14.10.2007

Характерные черты, основные принципы и жанры классицизма. Изучение творчества немецких поэтов – Гете и Шиллера. Развитие европейской литературы и искусства в XVIII-XIX веках. Особенность русского классицизма, его связь с художественной системой барокко.

реферат [2,1 M], добавлен 17.06.2014

Исследование жизненного пути и творческой деятельности великого русского поэта М.Ю. Лермонтова. Детские, юношеские годы, факторы и события, повлиявшие на становление личности поэта. Лирика разных лет и стихи Лермонтова о предназначении поэта и поэзии.

курсовая работа [50,0 K], добавлен 01.10.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

История.ру

Шиллер и Гёте

Фридрих Шиллер. Гравюра по портрету работы А. Графа.

Французская буржуазная революция оказала большое влияние на развитие передовой немецкой мысли.

В Германии возникла целая плеяда революционно-демократических писателей и публицистов — Адольф Книгге, Якоб Мовильон, Иоганн Готфрид Зейме, Иоахим Генрих Кампе и др. Особо выдающуюся роль среди них сыграл тесно связанный с революционными событиями во Франции мыслитель и революционер Георг Форстер.

Произведения классиков немецкой поэзии — Шиллера и Гёте, представляющие одну из вершин в художественном развитии человечества, связаны с кругом идеи эпохи Просвещения и Французской буржуазной революции. Вместе с тем творчество этих художников и мыслителей, особенно Гёте, отразило прогрессивные тенденции послереволюционного развития буржуазного общества.

Автор «Разбойников» Фридрих Шиллер (1759 — 1805) с гордостью принял дарованное ему Конвентом звание почетного гражданина Французской республики. Но когда к власти во Франции пришли якобинцы и началась эпоха террора, Шиллер отвернулся от революции.

В стихотворении «Песня о колоколе» он, прославляя «закон и порядок», осуждает революционное насилие. Впрочем, умеренно — либеральный элемент мировоззрения Шиллера сказался еще в его драме «Дон-Карлос» (1787 г.).

Задумав ее как пьесу о революционной натуре — Дон-Карлосе, — писатель в окончательном варианте выдвинул на первый план его наставника маркиза Позу, благородного «адвоката человечества», ставящего своей целью склонить монарха на путь гуманности и мирных реформ.

Несмотря на отказ от революционных идеалов молодости, все последующее идейное развитие Шиллера было тесно связано с проблемами, выдвинутыми буржуазно-демократической революцией.

В девяностых годах поэт обратился к античности, которая заняла важное место в его поэтических произведениях и теоретических сочинениях. «. Шиллер впал бы в отчаяние, если бы не нашел прибежища в науке, в частности в великой истории древней Греции и Рима»,—писал Энгельс.

В эстетических работах «Письма об эстетическом воспитании», «Наивная и сентиментальная поэзия» и других Шиллер исходит из существования двух миров: земного, чувственного мира природы и возвышенного мира свободы, или идеала.

Превратить эгоистического обывателя в идеального гражданина может, по его мнению, только воспитательная сила искусства. Шиллер стремится к такому идеалу, но убожество немецкой действительности и слабость тех сил, которые противостоят ей, приводят его к мысли о недостижимости этой цели, о фатальном разрыве между идеалом и жизнью.

В балладах «Торжество победителей», «Порука», «Ивановы журавли», «Геро и Леандр» Шиллер глубоко проник в дух античности. Есть у него и баллады, написанные на средневековые сюжеты. Поэт прославляет душевное благородство, любовь и дружбу, самоотверженность и бескорыстие.

Во второй период своей деятельности Шиллер выступает также как драматург, автор исторических драм — трилогии о Валленштейне (1798—1799 гг.), «Марии Стюарт» (1800 г.), «Орлеанской девы» (1801 г.), «Вильгельма Телля» (1804 г.).

В этих пьесах проявляется горячее стремление писателя к пониманию истории, но все же он иногда искажает объективную действительность, подчиняя ее своей субъективной философии. Так, наметив в трагедии «Мария Стюарт» столкновение католицизма, религии уходящего феодального мира, и протестантизма, религии буржуазного общества, Шиллер в конце концов сводит драму к внутренней борьбе идеальных порывов и начала чувственности в душе Марии Стюарт.

Иоган Вольфганг Гёте. Гравюра К. Ибея по рис. Г. фон Кюгельгена

В своей последней законченной драме «Вильгельм Тел ль» Шиллер снова обращается к проблеме народного восстания против притеснителей. Он по-прежнему является противником революции, но признает право народа на отпор угнетателям.

Произведения Шиллера—важный этап в развитии всей мировой драматургии. Маркс говорил о его особом драматургическом методе.

Герои его пьес— «рупоры духа времени», это люди с благородной, возвышенной душой, верящие в свои идеалы и готовые на жертвы ради счастья человечества. Однако освободительный пафос часто приобретает у Шиллера расплывчатый, неопределенно либеральный характер.

В этой отвлеченности, тяготении к абстрактной риторике, отсутствии народного фона главный недостаток драм Шиллера по сравнению с шекспировскими.

Гений немецкой литературы Иоганн Вольфганг Гёте (1749 — 1832), так же как и Шиллер, пережил глубокое увлечение античностью. Античная культура привлекала Гёте не только своей гармонией, но своим земным, чувственным характером.

Он создает ряд произведений в античном духе; самым значительным из них является драма «Ифигения в Тавриде» (1787 г.). С античностью связана и лирика Гёте, его «Римские элегии» (1795 г.), в которых он с чисто языческой откровенностью прославляет любовь как проявление могучих жизненных сил человека.

Гёте был современником Французской революции, и в его отношении к революции отчетливо проявилось то, что можно считать слабостью великого поэта. В ряде произведений он выступает против «ужасов революции» и противопоставляет ей патриархальную Германию (особенно в «Германе и Доротее»).

По выражению Энгельса, «в нем постоянно происходит борьба между гениальным поэтом, которому убожество окружающей его среды внушало отвращение, и осмотрительным сыном франкфуртского патриция, достопочтенным веймарским тайным советником, который видит себя вынужденным заключать с этим убожеством перемирие и приспосабливаться к нему».

Переходя от античного идеала к современности, Гёте создал роман «Вильгельм Мейстер» (1795—1829 гг.). Это история духовного развития личности от юношеского увлечения искусством к реальной жизни, практической деятельности, труду.

Консервативная сторона романа заключалась в том, что Гёте вел своего героя от бунтарства к примирению с действительностью, но мысль о том, что людям жизненно необходима практическая деятельность, была в тех условиях глубоко прогрессивной. В ней выражалось стремление к дальнейшему развитию буржуазного общества, окончательному вытеснению остатков патриархальной отсталости.

Величайшим созданием Гёте явилась трагедия «Фауст» (1774—1831 гг.), которую он начал писать еще в период «бури и натиска», но завершил лишь незадолго до своей кончины. Обращаясь к средневековой народной легенде о докторе Фаусте, который продал душу дьяволу, Гёте создал грандиозное по своей философской концепции произведение.

Его Фауст—глубокая натура, человек, обладающий дерзким разумом, смело и неутомимо ищущий смысл бытия. Гёте дал ему в спутники Мефистофеля, воплощающего принцип отрицания, беспощадный по отношению ко всему отжившему.

Если в первой части трагедии действие происходит в малом мире — патриархальной Германии, то во второй части герои выходят в большой мир, на широкую дорогу истории.

Двор императора, при котором подвизаются Мефистофель и Фауст, раскрывает картину разложения абсолютной монархии. Фауст переживает увлечение возвышенными идеалами античности, но убеждается в том, что дух классической Греции возродить невозможно.

В последнем эпизоде трагедии Фауст отвоевывает у моря землю, строит плотину. Именно в созидательном труде, прогрессивной практической деятельности находит Фауст тот «высший миг» полноты жизни и счастья, к которому он стремился.

Гёте утверждает поступательное движение человечества, но он также видит противоречивый характер прогресса. Движение вперед происходит путем разрушения, гибели ни в чем не повинных людей, осквернения патриархальных форм жизни.

«Фауст» Гёте — одно из крупнейших достижений художественной литературы. Оно воплощает прогрессивные устремления человечества, вышедшего из мрака средневековья.

Значение творчества Шиллера на мировую литературу: сочинение

Напряженные идейные искания вели Шиллера к серьезному изучению истории. На примерах исторического прошлого он хотел познать законы развития общества, чтобы ответить на вопросы современности. Результатом этих занятий появились книги по истории революции в Нидерландах (XVI в.), борьбы между католиками и гугенотами во Франции (XVI в.), Тридцатилетней войны в Европе (XVII в.). Шиллер издавал серию книг под примечательным названием «История знаменитых восстаний и заговоров», читал лекции по истории в Иенском университете. Опыт истории убеждал его в том, что человечество, пусть медленно и трудно, должно все-таки пробиться сквозь хаос к свободе.

Этим же убеждением переняты и статьи Шиллера по эстетике. Между его историческими штудиями и соображениями по вопросам эстетики существует глубокая внутренняя связь. Искусство всегда было в его глазах прежде всего средством воспитательного воздействия. В самом начале своего творческого пути Шиллер выступил со статьей «Театр, рассматриваемый как моральная учреждение». В ней говорилось, что благодаря театру «во всех жилах народа растекаются более верные понятия, более высокие правила поведения, более чистые чувства», исчезает «туман варварства и мрачного суеверия, мрак рассеивается, уступая место победном свету».

В зрелые годы Шиллер стал думать, что искусство может активно влиять на общественные отношения, видел в нем средство политических преобразований. Свои мысли он высказал в «Письмах об эстетическом воспитании человека». Этот трактат обнаруживает близость Шиллера к идей родоначальника немецкой философии Иммануила Канта, но Шиллер и полемизирует с Кантом. Кант видел в человеке морально ущербная существо, природные, поезда которого эгоистичные и противоречат моральным долгом. Философ думал, что человек должен обуздывать свою природу с помощью внутреннего диктата, что он назвал «категорическим императивом». Шиллер тоже писал о противоречиях между физическим и моральным началами в человеке. Но он считал нравственное начало органичным для человека, а не чуждым его природе. Идеал Шиллера – гармоничная личность, стремления и поступки которой свободные и осознанные; в ней естественно сочетаются грация и достоинство. Такую личность Шиллер называет прекрасной душой.

  • «Невысоко мое мнение о человеке, раз он так мало может доверять голосу внутреннего побуждения, что вынуждено каждый раз сопоставлять его с правилами морали, – писал Шиллер.- Напротив, он внушает уважение, когда без опасения оказаться на ложном пути, с известной уверенностью надо своей склонности. Потому что это доказывает, что оба начала в нем поднялись уже до той согласия, что является печать совершенной человеческой природы и называется прекрасной душой».

Кантовское толкования вопроса представлялось Шиллеру «слишком монашеским», он предлагал другое: лучше разбудить в человеке, привести его с помощью искусства к свободе морального – и он придет к политической воли. «Путь к свободе ведет только через красоту», – писал Шиллер. Иллюзорность этой мысли очевидна. Но ошибки и заблуждения Шиллера были ошибками трудных исканий дороги к лучшему будущему человечества. В них по-своему сказывалось и неприятие Шиллером практики революционного террора, и его разочарование в итогах Французской революции. Сначала Шиллер радостно приветствовал революцию, но вскоре стал относиться к ней критически (хотя и не поддерживал ее врагов). Когда, в 1792 г. Конвент революционной Франции наградил автора «Разбойников» и «Заговора Фиеско в Генуе» званием Почетного гражданина Французской Республики, Шиллер не принял этого звания.

Одним из первых Шиллер почувствовал разрыв между предреволюционными надеждами и результатами революции, в силу своего буржуазного характера не могла дать народу обещанной просветителями свободы. Социально-политическая нищета Германии, с одной стороны, и общая ситуация в послереволюционной Европе – с другой, углубили в Шиллере чувство разлада между мечтой и действительностью, что отразилось в таких философских стихах, как «Идеал и жизнь», «Мечта», «Власть песни». У них Шиллер утверждает благотворную силу красоты и противопоставляет ее вульгарный прозаической действительности, губительного для всего прекрасного.

В период «веймарского классицизма» одновременно с Гете и Шиллер пережил горячее увлечение античным искусством. В молодости, в пору штюрмерских бунтарских настроений, Шиллер видел в античности образец республиканской гражданственности. Теперь же его тянет гармония между человеком и природой, личностью и обществом, что воплотилось в светлом и гуманном искусстве Древней Греции. В стихотворении «Боги Греции» Шиллер болеет о безвозвратной красоту античности, в «Художниках» призывает, обращаясь к поэтов своего времени:

  • В других пространств и границ
  • За грань эпохи правьте бег

Энгельс отмечала его наклонность помечтать о неосуществим мих идеалах. Эту наклонность будила в поэты не только слабость демократических сил Германии, но и послереволюционная европейская реальность, слишком далека от идеала, от которого он не желал и не мог отказаться.

Ссылка на основную публикацию
×
×