Кольцов: сочинение

Алексей Васильевич Кольцов (1809-1842)

Поэзия А. В. Кольцова как будто бы неожиданна для 30-х годов XIX в., но вместе с тем и закономерна, так как свидетельствует о процессе демократизации русской культуры. Кольцов воспитывался в провинциальной (воронежской) мещанской среде, образования не получил и был самоучкой в прямом и точном смысле этого слова, т. е. учился сам, всю жизнь, без чего, разумеется, не смог бы стать настоящим поэтом.

Необычным был путь Кольцова в литературу, необычным для того времени были и содержание, и форма его стихов. С Кольцовым в русскую литературу входил народ — не только как объект изучения, изображения, восхищения и т. д., но как субъект, как творец, создатель эстетических ценностей. Не случайно так приветствовали, так исключительно высоко ценили смысл и значение стихов Кольцова русские революционные демократы. Белинский считал, что «после имени Лермонтова самое блестящее поэтическое имя современной русской поэзии есть имя Кольцова.

В раннем творчестве Кольцова отразилось то увлечение философской проблематикой, которое было характерно для поэзии 30-х годов. В его «думах» выражены глубокие размышления молодого поэта о смысле человеческой жизни, тайнах, которыми полна история человечества. Но в полной мере талант Кольцова проявился в его песнях. Жанр народных песен был известен и ранее, например, в творчестве Дельвига. Однако при разработке этого жанра поэты нередко ограничивались лишь использованием отдельных фольклорных мотивов или внешней стилизацией, У Кольцова же передовых современников привлекала органическая народность его песен, в которых воспевались крестьянский труд, чувства и мысли крестьян-тружеников. Впервые в литературе так поэтически были выражены радость человеческого труда на земле, то глубокое удовлетворение, которое приносит крестьянину слияние с природой, упоение трудом как источником жизни, радости, счастья. Физическая и нравственная красота любимых героев Кольцова есть выражение их духовного величия, той жизненной прочности, уверенности, которые были необычны для русской литературы тех лет. Труд для Кольцова и его героев — мерило ценности человека, основа представлений о прекрасном и нравственном. Но речь идет именно о свободном труде. Только при этом условии возможно проявление тех прекрасных черт, которыми отличаются крестьяне в поэзии Кольцова.

Поэт не закрывает глаза на горе и бедность, разорение и нищету крестьян. Достаточно вспомнить только названия некоторых стихотворений: «Горькая доля» (1837), «Доля бедняка» (1841) и др. Используя традиции народной лирики, Кольцов многие свои песни пишет от женского лица, создавая в ряде случаев трагический образ молодой крестьянки, выданной замуж против ее воли. В стихотворении «Ах, зачем меня…» (1838) слышится, как писал Белинский, «раздирающая душу жалоба нежной души, осужденной на безвыходные страдания». И все же талант Кольцова проявился прежде всего в тех его песнях, где раскрыты представления о вольной и свободной жизни его героев, показанных в органическом слиянии с природой. Именно поэтому природа для Кольцова не пассивный фон и даже не просто арена трудовой деятельности человека, а активный соучастник человеческого труда; она полна движения, живет самостоятельной жизнью, что подчеркивается целой системой поэтических метафор-олицетворений.

Может показаться странным, что в стихах Кольцова даже не упоминается крепостное право. Между тем это входило в замысел поэта. Разумеется, он очень хорошо знает о тех тяжелых условиях, которые способны лишь исказить здоровую, сильную и в основе своей прекрасную натуру его героев. Однако поэт часто сознательно игнорирует эти условия, что было своеобразной формой отрицания крепостничества, помещичьей эксплуатации и т. д. Он создает не идеализированный мир, а мир идеальный. Таким же путем шел Гоголь в «Вечерах на хуторе близ Диканьки». Для Кольцова чрезвычайно важно было показать, что герой его — свободный человек, «хлебопашец вольный» и что только поэтому он так уверенно, так прочно стоит на земле.

В русской поэзии 30-х годов с характерными для нее мотивами разочарованности, тоски, даже отчаяния ворвался свежий голос человека, не побоявшегося вступить в бой с судьбой и уверенного в победе («Дума сокола», 1840). Нигде и никогда у Кольцова не звучат нотки сентиментальной жалости или барской снисходительности. Его герои, осознающие свое право на разумную и светлую жизнь, изображены как люди, способные глубоко мыслить и тонко чувствовать, рвущиеся на широкий и вольный жизненный простор. Эти тенденции проявляются и в разработке Кольцовым традиционных для устного народного творчества семейно-бытовых мотивов. Его песни проникнуты поэзией земной любви, радости, счастья, противопоставленной серости прозаических будней. Здесь нет ничего общего с традициями «легкой поэзии» Батюшкова и его последователей с проявляющимися у них порою элементами книжности, некоторой «вторичности» чувств. Герои Кольцова обнаруживают подлинную искренность, душевную красоту, свежесть и непосредственность в выражении интимных переживаний. Широкое распространение получило мнение о реалистической природе лирики Кольцова. Однако обращение к народной жизни, т. е. объект изображения, не дает еще представления о методе изображения. Кольцов, конечно, создает типические образы своих героев, но это романтическая типизация. Известно важное методологическое указание Ф. Энгельса о том, что в реалистическом искусстве «каждое лицо — тип, но вместе с тем и вполне определенная личность, «этот», как выражается старик Гегель» (из письма к М. Каутской 26 ноября 1885 г.). По тонкому наблюдению Н. Н. Скатова, у Кольцова всегда «в стихах выступает не этот человек, не этот крестьянин, не эта девушка, как, например, у Некрасова или даже у Никитина, а вообще человек, вообще крестьянин, вообще девушка». Поэтому и картины природы у него предельно обобщенные:

  • Красным полымем
  • Заря вспыхнула;
  • По лицу земли
  • Туман стелется.
  • ( «Урожай», 1836)

Теснейшая связь творчества Кольцова с миром устного народного творчества несомненна, но в фольклоре он использует не «букву», а «дух», не подражает тем или иным фольклорным жанрам, а творчески развивает и обогащает лучшие традиции народной поэзии. Таким же путем шли Пушкин и Лермонтов. Произведения Кольцова являются не стилизацией или имитацией. Поэт органически близок к поэтике фольклора, которая свободно и непринужденно становится стилеобразующим фактором его поэзии, придавая ей черты истинной оригинальности и неповторимости. Это же относится и к своеобразию стиха Кольцова. Используя ритмические особенности народной песни, он создает свой, кольцовский стих — без рифм, как обычно в фольклоре, но основанный по преимуществу на литературных размерах.

Понравилось сочинение » Алексей Васильевич Кольцов (1809-1842), тогда жми кнопку of your page –>

«Творчество Кольцова — важное и необходимое звено в истории»

Поэзия А. В. Кольцова как будто бы неожиданна для 30-х годов XIX в., но вместе с тем и закономерна, так как свидетельствует о процессе демократизации русской культуры. Кольцов воспитывался в провинциальной (воронежской) мещанской среде, образования не получил и был самоучкой в прямом и точном смысле этого слова, т. е. учился сам, всю жизнь, без чего, разумеется, не смог бы стать настоящим поэтом.

Необычным был путь Кольцова в литературу, необычным для того времени были и содержание, и форма его стихов. С Кольцовым в русскую литературу входил народ — не только как объект изучения, изображения, восхищения и т. д., по как субъект, как творец, создатель эстетических ценностей. Не случайно так приветствовали, так исключительно высоко ценили смысл и значение стихов Кольцова русские революционные демократы. Белинский считал, что «после имени Лермонтова самое блестящее поэтическое имя современной русской поэзии есть имя Кольцова» В творчестве Кольцова отразилось то увлечение философской проблематикой, которое было характерно для поэзии 30-х годов. В его «думах» выражены глубокие размышления молодого поэта о смысле человеческой жизни, тайнах, которыми полна история человечества. Но в полной мере талант Кольцова проявился в его песнях.

Нигде и никогда у Кольцова не звучат нотки сентиментальной жалости или барской снисходительности. Его герои, осознающие свое право на разумную и светлую жизнь, изображены как люди, способные глубоко мыслить и топко чувствовать, рвущиеся на широкий и вольный жизненный простор. Эти Тенденции проявляются и в разработке Кольцовым традиционных для устного народного творчества семейно-бытовых мотивов. Его песни проникнуты поэзией земной любви, радости, счастья, противопоставленной серости прозаических будней. Здесь нет ничего общего с традициями «легкой поэзии» Батюшкова и его последователей с проявляющимися у них порою элементами книжности, некоторой «вторичности» чувств. Герои Кольцова обнаруживают подлинную искренность, душенную красоту, свежесть и непосредственность в выражении интимных переживаний.

Читайте также:  Пристли: сочинение

Теснейшая связь творчества Кольцова с миром устного народного творчества несомненна, но в фольклоре он использует не «букву», а «дух», не подражает тем или иным фольклорным жанрам, а творчески развивает и обогащает лучшие традиции народной поэзии. Таким же путем шли Пушкин и Лермонтов.

Произведения Кольцова являются не стилизацией или имитацией. Поэт органически близок к поэтике фольклора, которая свободно и непринужденно становится стилеобразующим фактором его поэзии, придавая ей черты истинной оригинальности и неповторимости. Это же относится и к своеобразию стиха Кольцова. Используя ритмические особенности народной песни, он создает свой, кольцовский стих — без рифм, как обычно в фольклоре, но основанный по преимуществу на литературных размерах.

Творчество Кольцова — важное и необходимое звено в истории русской литературы. Демократизм, поэтизация крестьянского труда, огромная сила жизпеутверждения, глубокое сочувствие народу в его радостях и горестях, замечательное песенное мастерство — все это обусловило ту важную роль, которую поэт сыграл в истории русской культуры. Его произведения, сама его личность приобрели большое значение для Белинского, являясь наглядным свидетельством огромных духовных сил, таящихся в народе. Творчество Кольцова давало великому критику повод и основание разрабатывать важные историко-литературные и теоретические суждения о народности, взаимоотношении фольклора и литературы, о положительном начале в русской поэзии, о русском национальном характере и о новом типе писателя-демократа (см. его статью «О жизни и сочинениях Кольцова», 1845).

Творческий опыт Кольцова был очень важен для Некрасова. Непосредственное воздействие Кольцова испытали на себе поэты-демократы И. С. Никитин, И. С. Суриков, а уже в XX в.— С .Есенин.

Поэзия Кольцова оказала благотворное влияние на многих поэтов братских народов, в частности на выдающихся белорусских поэтов Якуба Коласа и Янки Купалы. Связан был Кольцов и с украинской литературой. Он сам писал стихи на украинском языке, был знаком с Е. Гребенкой. Шевченко с исключительным вниманием относился к первому русскому поэту, вышедшему из народа. Это внимание отразилось в письмах Шевченко, дневнике, поэзии и прозе. Многое сближает Кольцова и Шевченко: и тематика произведений, и образная система. Ориентация на простого демократического читателя отразилась не только на идейном содержании, но и на художественном своеобразии их поэзии. Франко и Грабовский высоко ценили творчество замечательного русского поэта. На украинский язык его произведения переводили Б. Гринчеико, М. Старицкий и др.
Чернышевский, говоря о новом периоде в развитии русской литературы, во главе которого стояли Гоголь и Белинский, заметил: «Вероятно, Кольцов стал бы третьим в этом ряду, если бы прожил долее или обстоятельства позволили его уму развиться ранее» (3, 765).

Сочинение: Кольцов А.В.

Кольцов Алексей Васильевич

3(15).10.1809, Воронеж, – 29.10(10.11). 1842, там же

Родился в семье воронежского мещанина, торговца скотом. С детских лет принимал участие в делах отца – перегонял стада в степях, покупал и продавал скот на деревенских базарах. Учился в уездном приходском училище менее полутора лет. В 16 лет начал писать стихи, подражая популярным поэтам того времени. Первым наставником Кольцова был воронежский семинарист А. П. Серебрянский.

В 1830 Кольцов встретился с приезжавшим в Воронеж Н. В. Станкевичем, который познакомил со стихами безвестного юноши московских литераторов, в том числе В. Г. Белинского, вскоре ставшего для Кольцова близким другом, учителем жизни. Влияние Белинского на судьбу Кольцова как поэта было решающим: он способствовал формированию его мировоззрения, освобождению от элементов религиозности.

В 1835 Станкевич и Белинский на средства, собранные по подписке, издали 1-ю книжку стихов Кольцова. Талант поэта-самоучки горячо поддержали А. С. Пушкин, И. А. Крылов, П. А. Вяземский, В. Ф. Одоевский. Передовых современников привлекла глубокая народность его стихотворений, резко отличавшая их от многочисленных подделок под народную поэзию.

Кольцов воспевал радостный труд человека на земле, слитность его с природой (“Песня пахаря”, “Урожай”, “Косарь”). Реалистические картины сочетаются в некоторых его стихах с известной идеализацией народной жизни. Однако передовая русская критика (Н. А. Добролюбов, Н. Г. Чернышевский, М. Е. Салтыков-Щедрин) ценила, прежде всего, демократическое содержание творчества Кольцова, открывшего для поэзии новые жизненные пласты, рассматривала его талант как свидетельство творческих сил, таящихся в народе.

В 1836 поэт на длительное время по делам отца отлучался в Москву и Петербург. Подружившись с Белинским, он обычно останавливался у него, в общении с ним учился понимать современную жизнь, литературу, поэзию и искать свой путь в творчестве.

Белинский писал, что вместе с напевной лирикой Кольцова в литературу “. смело вошли и лапти, и рваные кафтаны, и всклокоченные бороды, и старые онучи, – и вся эта грязь превратилась у него в чистое золото поэзии” (Полн. собр. соч., т. 9, 1955, с. 534).

В эти годы познакомился с Пушкиным, который очень тепло отнесся к молодому самородку, напечатал в своем журнале “Современник” одно из лучших его стихотворений – “Урожай”. В Петербурге Кольцов познакомился с Жуковским, Вяземским, В. Одоевским и др. поэтами.

Называя Кольцова “великим народным поэтом”, Добролюбов отмечал, что его песни “. составили у нас совершенно особый, новый род поэзии. Кольцов первый стал представлять в своих песнях настоящего русского человека, настоящую жизнь наших простолюдинов так, как она есть, ничего не выдумывая” (Собр. соч., т. 1, 1961, с. 440).

Суждения Кольцова о литературе, высказанные в письмах к друзьям, показывают, что поэт, несмотря на трагические обстоятельства его личной жизни, на невыносимую узость мещанского мира, в котором он задыхался, продолжал развиваться в направлении, предуказанном Белинским. Об этом же говорит и стихотворение “Лес” (1837), в котором с эпической силой воспет только что погибший Пушкин и отдано должное его гению.

Подлинная народность образов, свежесть и яркость языка, вобравшего богатства народно-песенного творчества, соединялись в зрелых стихах Кольцова с большой социальной мыслью. Многие песни и стихи Кольцова положены на музыку А. С. Даргомыжским, Н. А. Римским-Корсаковым, М. П. Мусоргским, М. А. Балакиревым и другими композиторами.

В эту пору он переживал большой творческий подъем. В “Отечественных записках”, “Современнике”, “Литературной газете” публиковались его думы “Божий мир”, “Человек”, “Великое слово”, “Молитва” и др., лирические стихотворения “Косарь”, “Цветок”, “Песня” и др. Поэт усиленно собирал и изучал устное народное творчество. Он составил сборник “Русские пословицы, поговорки, приречья и присловия”, записывал народные песни.

Последние годы жизни Кольцова были очень тяжелыми. Он жил безвыездно в Воронеже, ухудшались семейные отношения. Поэт так и не смог вырваться из омута мещанской жизни. Силы его были подорваны чахоткой, которая длилась около года и свела Кольцова в могилу 33 лет от роду. Похоронен в Воронеже.

Сочинения Кольцов

Название: Кольцов А.В.
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 00:27:08 04 апреля 2007 Похожие работы
Просмотров: 529 Комментариев: 17 Оценило: 7 человек Средний балл: 4.4 Оценка: 4 Скачать
Доступно:1 шт.
Цена:225.00 р
Положить в корзину
Помощь: Как покупать? Задать вопрос продавцу

–>

Лот размещен:18/03/2020 14:27:54
Предложение действительно до:25/03/2020 14:27:54
Лот находится в городе:Новороссийск (Россия)
Доставка:
по городу:Самовывоз.
по стране и миру:Стоимость доставки по стране 100.00 р По миру 200.00 р
Лот отправляется в этот же или на следующий день после оплаты. Любой регион РФ. При покупке нескольких лотов, экономия на почтовых расходах. Оплату можно произвести. – Яндекс деньги, Webmoney, Qiwi кошелёк – Карта Сбербанка – на мобильный Мегафонг, МТС, Билайн ( уточняйте заранее, возможность оплаты на мобильный, в случае переполнения счёта, оплату на мобильный не принимаю) – Почтовый перевод – наложенный платеж После оплаты лота Покупатель должен известить Продавца по электронной почте.
Оплата: Наличные, Банковский перевод, Наложенный платеж, Яндекс.Деньги, WebMoney, Смотри в описании.
Состояние товара:Б/у.
1
№26969041

Подробное описание

Букинистическое издание
Автор: Алексей Кольцов
Сохранность: Хорошая
1984 г.
Дополнительные характеристики
Издательство Художественная литература. Ленинградское отделение
Тип издания Авторский сборник
Язык Русский
Страниц 360 стр.
Формат 84×108/32 (130х200 мм)
Тираж 100000 экз.
Переплет Твердый переплет
В книгу входят стихотворения и письма русского поэта Алексея Васильевича Кольцова, творчество которого составляет одну из ярких страниц отечественной литературы. Близкий друг В.Г.Белинского, человек необычайно одаренный, А.В.Кольцов всю свою короткую жизнь посвятил служению поэзии. В его стихах отражается народное представление о гармоничности жизни и труда, о радостях крестьян, о природе. Многие его стихи легли в основу романсов и песен, созданных русскими композиторами.

Всем доброго времени суток! Спасибо, что обратили внимание на мои лоты.

Очень много хорошей литературы, есть детские книги, открытки, фантастика, классика, документальная литература и многое другое

ВАЖНО. ПЕРЕД ТЕМ КАК СДЕЛАТЬ СТАВКУ УТОЧНЯЙТЕ О НАЛИЧИИ КНИГИ ЧЕРЕЗ ФОРМУ ЗАДАТЬ ВОПРОС ПРОДАВЦУ, ТАК КАК КНИГИ ВЫСТАВЛЕНЫ НА НЕСКОЛЬКИХ ПЛОЩАДКАХ, СПАСИБО ЗА ПОНИМАНИЕ!

Способы оплаты:
Предоплата, возможен наложенный платеж (обязательна частичная предоплата)
Варианты предоплаты:
– Карта Сбербанк
– ЯндексДеньги, Webmoney, Контакт (+5%)

– Почтовый перевод Почты России (+10%)- наиболее дорогой и затратный по времени вариант оплаты.

Можем обсудить любой другой способ оплаты, возможен безналичный расчет с организациями, пакет документов предоставляется.

В случае возникновения у Вас вопросов по лоту с удовольствием дам ответ

на конкретно поставленный вопрос. Вопросы задавайте, пожалуйста, до покупки.

После сообщения покупателя об оплате лота (на e-mail) и получения всей суммы

обязуюсь в течение недели отправить лот по указанному покупателем почтовому адресу.

Гарантирую качественную упаковку.

Всё тщательно пакуется в плотный картон – порча при пересылке практически невозможна.

После отправки трек-номер предоставляется в обязательном порядке.

Спасибо за внимание и удачных торгов!

cc6bd7589e

PS. Если по каким-либо уважительным причинам Вы не можете выкупить лот,

сообщите об этом как можно раньше – я понимаю, что всё может случиться.

ИНФОРМАЦИЯ: В библиотеке более 50 000 книг, возможна подборка по интересующей тематике. Могу выслать весь список. При покупке 1000 и более книг скидка 20%, возможно рассмотрение индивидуальной цены.

А. В. Кольцов. Сочинения

Алексей Кольцов

Лучшая рецензия на книгу

Свобода, свобода.
Где ж рай твой веселый?
Следы твои страшны,
Отмечены кровью
На пестрой странице
Широкой земли!
И лютое горе
Ее залило,
Ту дивную землю,
Бесславную землю.

Из “Великого слова” А. В. Кольцова (дума, В. А. Жуковскому),1836.

Человек – воздух, мечты, желанья – им нет границ, а действительность – грязная земля, груба и тяжела; и горе, – кто враждует с нею, и счастлив, кто победит ее, и умер тот, кто уступит ей. Давно я начал этот бой, долго бился с ней, и чуть-чуть она меня не срезала; но видно, еще не судьба моя, не время еще паденья.

Из письма, А. В. Кольцов – В. Г. Белинскому.
25.03.1841, г. Воронеж.

Чуть больше, чем через полтора года, Алексея Кольцова не стало. Срезала-таки. Ему было 33.

Я могла бы одним словом описать то, что прочла у Кольцова и о нем. Драма. (Возможно, вы бы переспросили: “Драма?”, и ваши губы при этом чуть заметно скривились.) Применимо к жизни, в этом слове почти всегда чувствуется нотка пренебрежения. Какая-то наигранность, театральность. Нет, здесь другое. Подлинная драма. Тогда, самое большое, несколько человек это ощущали. Для большинства же не было ничего из ряда вон выходящего, сама собой разумеющаяся ситуация. Вдвойне от этого жутко.

Народные поэты. Далекие какие-то, не вызывающие у меня симпатии и глубокого понимания, до последнего времени, честно скажу. Никогда не восхищалась я, например, Есениным, по пальцам пересчитать вещи, что нравятся. Ну, не могу я выдавить из души то, чего в ней нет!

А, вот, творчеством Кольцова я прониклась. И потому, что сначала прочла “Жизнь Кольцова” В. Кораблинова, художественную биографию поэта. Вполне хорошей вступительной статьи некого В. П. Аникина, “Слово о Кольцове”, с которой начинается эта книга, лично мне было бы мало, могло бы не хватить).

Стихи Кольцова поразительны, только вчитайтесь! Не случайно, они почти сразу становились песнями (и сейчас их поют). Народ подхватывал, сестра Кольцова сочиняла мелодии, затем – многие композиторы. У многих название: “Песня”. В самом ритмическом рисунке, в интонации, русская душа. Русская молодецкая удаль или горе-кручинушка. То и в ранних стихах, но с середины 30-х – сущий расцвет. Размеры стихов очень разнообразные (то строфы длинные, то совсем короткие).

Если встречусь с тобой
Иль увижу тебя,-
Что за трепет, за огнь
Разольется в груди.

Если взглянешь, душа, –
Я горю и дрожу,
И бесчуствен и нем
Пред тобою стою!

Если молвишь мне что,
Я на речи твои,
На приветы твои
Что сказать, не сыщу.

А лобзаньям твоим,
А восторгам живым,
На земле у людей,
Выражения нет!

Дева – радость души,
Это жизнь – мы живем!
Не хочу я другой!
Жизни в жизни моей!

Оседлаю коня,
Коня быстрова,
Я помчусь, полечу
Легче сокола.
Чрез поля, за моря,
В дальню сторону —
Догоню, ворочу
Мою молодость!
Приберусь и явлюсь
Прежним молодцем
И приглянусь опять
Красным девицам!
Но, увы, нет дорог
К невозвратному!
Никогда не взойдет
Солнце с запада!

Дайте бокалы!
Дайте вина!
Радость – мгновенье.
Пейте до дна!
Громкие песни
Гряньте, друзья!
Пусть нас веселых
Видит заря!
Ныне пируем –
Юность на час –
Нынче веселье,
Радость у нас!
Завтра что будет,
Знаю ль, друзья?
Пусть нас веселых
Видит заря!
Шумно, разгульно
Пойте, друзья!
Лейте в бокалы
Больше вина!
Ну-те ж все разом
Выпьем до дна!
Пусть нас веселых
Видит заря!

Не шуми ты, рожь,
Спелым колосом!
Ты не пой, косарь,
Про широку степь!

Мне не для чего
Собирать добро,
Мне не для чего
Богатеть теперь!

1834

КОСАРЬ

Раззудись, плечо!
Размахнись, рука!
Ты пахни в лицо,
Ветер с полудня!
Освежи, взволнуй
Степь просторную!

1836

Как видите, я только добралась до середины 30-х)). Но, кажется, уже злоупотребляю вашим вниманием! Пожалуй, еще просто перечислю названия тех, что мне больше всего приглянулись, некоторых из них. “Неразгаданная истина”, “Раздумье селянина”, “Вопрос”, “Пора любви”, “Лес” (“Что, дремучий лес. “), “Первая песня Лихача Кудрявича”, “Вторая песня Лихача Кудрявича”, “Две жизни”, “Царство мысли”, “Измена суженой”, “Песня” (“Ах, зачем меня. “), “Последний поцелуй”, “Мир музыки”, “Последняя борьба”,”Бегство”, “Я дома”, “Перед образом спасителя”, “Горе”, “Что ты спишь, мужичок. “, “Дума сокола”, “Раздумье”, “Перепутье”, “Русская песня” (“Много есть у меня. “), “Доля бедняка”, “Сельская песня”, “Из Горация”.

Надрыв, сильные эмоции и думы, рассуждения. Таковы, условно, два направления лирики поэта. И они одинаково трогают. Про стихотворение “Великая тайна” Белинский писал:

Это дума Шиллера, переданная русским простолюдином, с русской отчетливостью, ясностью и с простодушием младенческого ума.

Письма. Я испытываю неловкость, читая чужие письма – ни по нашу душу писались. А уж давать оценку, обсуждать. Единственное обоснование(для всего, но не для оценки!), которое я себе нашла, – выуживание фактического материала и то, что:

Биография, запечатленная в письмах, – часть поэтического мира Кольцова, а созданный им поэтический мир – часть его биографии. Письма могут считаться явлением искусства в той мере, в какой они представляют поэтическую душу Кольцова: его отношение к самому себе, друзьям, ко всему, что делалось вокруг, в литературе и касалось его самого.
Из статьи “Слово о Кольцове” В. П. Аникина.

Это был редкий человек! Прасол, лишь год образования. Светлый ум. Он тянул семью: распутывал темные делишки отца и торговал (есть-то всем хочется). Стремился к знаниям, особенно почитал Шекспира, собирал его переводы. Поражает его театральный вкус. Он пишет Белинскому о спектаклях, которых тот, еще не видел. Но из будущих статей великого критика, мы знаем, что их оценки совпали, вплоть до деталей! (Конечно, круг друзей и знакомых Кольцова уже говорит о многом. Самый близкий друг – Виссарион Григорьевич; Аксаков К. С., Бакунин М. А., Брюллов К. П., Венецианов А. Г., Вяземский П. А., Глинка М. И., Жуковский В. А., Мочалов П. С., Одоевский В. Ф., Пушкин А. С., Щепкин М. С. и др.) А чего стоят фольклорные изыскания поэта?! По просьбе, в частности, Пушкина, Кольцов стал записывать народные песни, пословицы и поговорки. (В книге они приведены.)

Записывая пословицы, Кольцов сохранял особенности народного языка и произношения . Поэт понял ценность сведений о том как “играется” песня, как она исполняется. Мысль о необходимости точной записи слов, игрового исполнения, песенной мелодии опередила возникновение научных приемов фольклорной записи, разработанных много лет спустя.
Из примечаний (В. П. Аникин).

С друзьями близкими Кольцов открыт и эмоционален. В особенно волнительные моменты (когда пишет о смерти Пушкина, например), и в письме Кольцов сбивается на стихотворный ритм. А со знакомыми Алексей Васильевич, на современный взгляд, даже излишне вежлив (кажется, чуть ли не льстит, рассыпается в комплиментах). Но, полагаю, в то время, это был хороший тон.

А теперь срок закольцовывать рецензию. Драма. Ненавистная торговля, когда, по словам Кольцова, невозможно не жульничать, если капитал невелик. Опостылевший провинциальный Воронеж, где не с кем словом перемолвиться, где косые взгляды, насмешки и сплетни. Несчастная первая любовь – крепостную Дуняшу продали и она вскоре умерла – и не больно (и не долго) счастливая вторая (счастье, и такую знал!). И, главное, изверги – отец и младшая сестра, Анисья! Это ее так когда-то любил Алексей! Умница, учила французский, играла на фортепиано. Да переменилась, красавица, не узнать. Последние пару лет Кольцов временами очень тяжело болел. Не сложно догадаться – чахотка, т. е. туберкулез. Хотя из писем явствует, что не только. И? Да родным на него было начхать. (Матери нет, но она никакого веса не имела.) Не верно – они бы были рады, если бы он был где-нибудь далеко, пусть бы и умер. Лишний рот, дескать. (Как-то забылось, что без Алеши хозяйства и не было бы уже. За папашей, в свое время, полиция следила. Связи сына спасли.) Сестра братца отпевала даже – шутка такая, когда Алексей болел (до смерти еще прилично было). Старалась максимально повредить его здоровье. Извините, если увлеклась! Душа поэта рвалась в Петербург, но ни средств, ни здоровья.

Заканчиваю. Книга очень хороша по структуре, образцовая. Подробные комментарии, ссылки, есть указатель имен и произведений.

“Хуторок” – песенный рассказ о кровавой степной драме. “Драма везде, где человек“, – убежденно писал поэт критику и продолжал: конечно, “иная драма хороша, другая дурна. Если смотреть на него (“Хуторок” – В. А.) в обширном смысле страстей человеческих, так эта жизнь не очень хороша, а если глянуть на степь, на хутор да небо, так и эта бредет” (12.10.1839 г.). “Лучше, что есть, говорить, а не собирать всякой чепухи и брызгать добрым людям по глазам; и стыдно и грешно” (там же). “Что есть, говорить” – это был принцип его поэзии.
Из “Слова о Кольцове” В. П. Аникина, выделение мое (Календула).

На обороте заглавного листа тетради “Русские пословицы, поговорки, приречьи и присловья, собираемые Алексеем Кольцовым” поэт написал:

Говори о жизни,
Говори о семействе,
Говори об отечестве,
Жизнь есть мученье,
Семейство – тиран,
Отечество – колыбель бедствий.
1836 г. Вор[оне]жский философ С. Ярченко

Р. S. То, что Кольцов стал известен – результат случайной встречи с Николаем Станкевичем. Меня же все мучает вопрос: сколько самобытных талантов “из простых” бесследно кануло в вечность?

P.P.S Хорошо жилось на Руси-матушке при царе-батюшке.

“Урок литературоведения”, тур 7 – факультатив.

Свобода, свобода.
Где ж рай твой веселый?
Следы твои страшны,
Отмечены кровью
На пестрой странице
Широкой земли!
И лютое горе
Ее залило,
Ту дивную землю,
Бесславную землю.

Из “Великого слова” А. В. Кольцова (дума, В. А. Жуковскому),1836.

Человек – воздух, мечты, желанья – им нет границ, а действительность – грязная земля, груба и тяжела; и горе, – кто враждует с нею, и счастлив, кто победит ее, и умер тот, кто уступит ей. Давно я начал этот бой, долго бился с ней, и чуть-чуть она меня не срезала; но видно, еще не судьба моя, не время еще паденья.

Из письма, А. В. Кольцов – В. Г. Белинскому.
25.03.1841, г. Воронеж.

Чуть больше, чем через полтора года, Алексея Кольцова не стало. Срезала-таки. Ему было 33.

Сочинение: Кольцов А.В.

Кольцов Алексей Васильевич

3(15).10.1809, Воронеж, – 29.10(10.11). 1842, там же

Родился в семье воронежского мещанина, торговца скотом. С детских лет принимал участие в делах отца – перегонял стада в степях, покупал и продавал скот на деревенских базарах. Учился в уездном приходском училище менее полутора лет. В 16 лет начал писать стихи, подражая популярным поэтам того времени. Первым наставником Кольцова был воронежский семинарист А. П. Серебрянский.

В 1830 Кольцов встретился с приезжавшим в Воронеж Н. В. Станкевичем, который познакомил со стихами безвестного юноши московских литераторов, в том числе В. Г. Белинского, вскоре ставшего для Кольцова близким другом, учителем жизни. Влияние Белинского на судьбу Кольцова как поэта было решающим: он способствовал формированию его мировоззрения, освобождению от элементов религиозности.

В 1835 Станкевич и Белинский на средства, собранные по подписке, издали 1-ю книжку стихов Кольцова. Талант поэта-самоучки горячо поддержали А. С. Пушкин, И. А. Крылов, П. А. Вяземский, В. Ф. Одоевский. Передовых современников привлекла глубокая народность его стихотворений, резко отличавшая их от многочисленных подделок под народную поэзию.

Кольцов воспевал радостный труд человека на земле, слитность его с природой (“Песня пахаря”, “Урожай”, “Косарь”). Реалистические картины сочетаются в некоторых его стихах с известной идеализацией народной жизни. Однако передовая русская критика (Н. А. Добролюбов, Н. Г. Чернышевский, М. Е. Салтыков-Щедрин) ценила, прежде всего, демократическое содержание творчества Кольцова, открывшего для поэзии новые жизненные пласты, рассматривала его талант как свидетельство творческих сил, таящихся в народе.

В 1836 поэт на длительное время по делам отца отлучался в Москву и Петербург. Подружившись с Белинским, он обычно останавливался у него, в общении с ним учился понимать современную жизнь, литературу, поэзию и искать свой путь в творчестве.

Белинский писал, что вместе с напевной лирикой Кольцова в литературу “. смело вошли и лапти, и рваные кафтаны, и всклокоченные бороды, и старые онучи, – и вся эта грязь превратилась у него в чистое золото поэзии” (Полн. собр. соч., т. 9, 1955, с. 534).

В эти годы познакомился с Пушкиным, который очень тепло отнесся к молодому самородку, напечатал в своем журнале “Современник” одно из лучших его стихотворений – “Урожай”. В Петербурге Кольцов познакомился с Жуковским, Вяземским, В. Одоевским и др. поэтами.

Называя Кольцова “великим народным поэтом”, Добролюбов отмечал, что его песни “. составили у нас совершенно особый, новый род поэзии. Кольцов первый стал представлять в своих песнях настоящего русского человека, настоящую жизнь наших простолюдинов так, как она есть, ничего не выдумывая” (Собр. соч., т. 1, 1961, с. 440).

Суждения Кольцова о литературе, высказанные в письмах к друзьям, показывают, что поэт, несмотря на трагические обстоятельства его личной жизни, на невыносимую узость мещанского мира, в котором он задыхался, продолжал развиваться в направлении, предуказанном Белинским. Об этом же говорит и стихотворение “Лес” (1837), в котором с эпической силой воспет только что погибший Пушкин и отдано должное его гению.

Подлинная народность образов, свежесть и яркость языка, вобравшего богатства народно-песенного творчества, соединялись в зрелых стихах Кольцова с большой социальной мыслью. Многие песни и стихи Кольцова положены на музыку А. С. Даргомыжским, Н. А. Римским-Корсаковым, М. П. Мусоргским, М. А. Балакиревым и другими композиторами.

В эту пору он переживал большой творческий подъем. В “Отечественных записках”, “Современнике”, “Литературной газете” публиковались его думы “Божий мир”, “Человек”, “Великое слово”, “Молитва” и др., лирические стихотворения “Косарь”, “Цветок”, “Песня” и др. Поэт усиленно собирал и изучал устное народное творчество. Он составил сборник “Русские пословицы, поговорки, приречья и присловия”, записывал народные песни.

Последние годы жизни Кольцова были очень тяжелыми. Он жил безвыездно в Воронеже, ухудшались семейные отношения. Поэт так и не смог вырваться из омута мещанской жизни. Силы его были подорваны чахоткой, которая длилась около года и свела Кольцова в могилу 33 лет от роду. Похоронен в Воронеже.

Ссылка на основную публикацию
×
×