Катаев: сочинение

Реальный текст ЕГЭ по русскому 2019. Катаев. О памятнике.

Реальный текст ЕГЭ по русскому языку 2019. Катаев. Об исторической памяти.

(1)Вспоминаю, как в середине двадцатых, разговорившись, подошли мы к памятнику Пушкину и уселись на бронзовые цепи, низко окружавшие памятник.

(2)Стоял он в то время ещё на своём законном месте, в голове Тверского бульвара, лицом к необыкновенно изящному Страстному монастырю нежно-сиреневого цвета, удивительно подходившему к его маленьким золотым луковкам.

(3)До сих пор болезненно ощущаю отсутствие Пушкина на Тверском бульваре, невосполнимую пустоту того места, где стоял Страстной монастырь. (4)Привычка.

(5)Недаром же Маяковский написал, обращаясь к Александру Сергеевичу: «На Тверском бульваре очень к вам привыкли».

(6)Привыкли, добавлю я, также и к старинным многоруким фонарям, среди которых фигура Пушкина со склонённой курчавой головой, в плаще с гармоникой прямых складок так красиво рисовалась на фоне Страстного монастыря.

(7)Потом наступила ещё более тягостная эпоха перестановки и уничтожения памятников. (8)Незримая всевластная рука переставляла памятники, как шахматные фигуры, а иные из них вовсе сбрасывала с доски. (9)Она переставила памятник Гоголю работы гениального Андреева, тот самый, где Николай Васильевич сидит, скорбно уткнувши свой длинный нос в воротник бронзовой шинели — почти весь потонув в этой шинели, — с Арбатской площади во двор особняка, где, по преданию, писатель сжёг в камине вторую часть «Мёртвых душ», а на его место водрузила другого Гоголя — во весь рост, в коротенькой пелеринке, на скучном официальном пьедестале, — памятник, лишённый индивидуальности и поэзии. (10)Память разрушается, как старый город. (11)Пустоты перестраиваемой Москвы заполняются новым архитектурным содержанием. (12)А в провалах памяти остаются лишь призраки ныне уже не существующих, упразднённых улиц, переулков, тупичков. (13)Но как устойчивы эти призраки некогда существовавших здесь церквей, особнячков, зданий. (14)Иногда эти призраки более реальны для меня, чем те, которые их заменили: эффект присутствия!

(15)Я изучал Москву и навсегда запомнил её в ту пору, когда ещё был пешеходом. (16)Мы все были некогда пешеходами и основательно, не слишком торопясь, вглядывались в окружающий нас мир города во всех его подробностях. (17)Каждый новый день открывал для пешехода новые подробности города, множество стареньких, давно не реставрированных церквушек неописуемо прекрасной древнерусской архитектуры.

(18)Я давно уже перестал быть пешеходом. (19)Езжу на машине. (20)Московские улицы, по которым я некогда проходил, останавливаясь на перекрёстках и озирая дома, теперь мелькают мимо меня, не давая возможности всматриваться в их превращения.

(21)Но однажды тормоза взвизгнули, машина резко затормозила перед красным светофором. (22)Если бы не пристёгнутые ремни, я бы мог стукнуться головой о ветровое стекло. (23)Это, несомненно, был перекрёсток Мясницкой и Бульварного кольца, но какая странная пустота открылась передо мной на том месте, где я привык видеть Водопьяный переулок. (24)Его не было. (25)Он исчез, этот Водопьяный переулок. (26)Он просто больше не существовал. (27)Он исчез вместе со всеми домами, составлявшими его. (28)Как будто их всех вырезали из тела города. (29)Исчезла библиотека имени Тургенева. (30)Исчезла булочная. (31)Исчезла междугородная переговорная. (32)Открылась непомерно большая площадь — пустота, с которой трудно было примириться.

(33)Пустота казалась мне незаконной, противоестественной, как то непонятное, незнакомое пространство, которое иногда приходится преодолевать во сне: всё вокруг знакомо, но вместе с тем совсем незнакомо, и не знаешь, куда надо идти, чтобы вернуться домой, и ты забыл, где твой дом, в каком направлении надо идти, и ты идёшь одновременно по разным направлениям, но каждый раз оказываешься всё дальше и дальше от дома, а между тем ты отлично знаешь, что до твоего дома рукой подать, он есть, существует, но его не видно, он как бы в другом измерении.

Валентин Петрович Катаев (1897 — 1986) — русский советский писатель и поэт, драматург, киносценарист, журналист, военный корреспондент.

Проблемы текста (круг проблем) и авторские позиции:

1. Каковы последствия исчезновения памятников для человека? (Проблема исчезновения памятников истории и культуры)

Авторская позиция: Исчезновение памятников приводит к разрушению исторической памяти, искажает исторический облик тех мест, с которыми связаны жизнь человека, поэтому человек болезненно переживает этот процесс, пустота на месте уничтоженных памятников, церквушек, переулков, кажется ему противоестественной.

2. Какую роль играют памятники культуры и истории в жизни человека? (Проблема роли памятников истории и культуры в жизни человека)

Авторская позиция: Памятники истории и культуры – это часть исторической памяти, они создают неповторимый мир города, то пространство, в котором проходит жизнь человека, с ними связаны яркие события его жизни.

3. Зачем необходимо сохранять памятники истории и культуры? (Проблема сохранения памятников истории и культуры)
Авторская позиция: Сохранение памятников – это сохранение исторической памяти, исторического облика города и памяти каждого человека о своем доме, о своем городе, о своей жизни.

4. К чему ведет изменение исторического облика старого города? (Проблема изменения исторического облика старого города)
Авторская позиция: Перенос памятников, уничтожение старинных церквушек, монастырей, переулков ведет к уничтожению уникального исторического облика старого города, к потере его индивидуальности.

  • Подготовка к сочинению ЕГЭ
  • Подготовка к ЕГЭ по русскому языку

Сочинение 4

(1)Вспоминаю, как в середине двадцатых, разговорившись, подошли мы к памятнику Пушкину и уселись на бронзовые цепи, низко окружавшие памятник.
(2)Стоял он в то время ещё на своём законном месте, в голове Тверского бульвара, лицом к необыкновенно изящному Страстному монастырю нежно-сиреневого цвета, удивительно подходившему к его маленьким золотым луковкам.
(3)До сих пор болезненно ощущаю отсутствие Пушкина на Тверском бульваре, невосполнимую пустоту того места, где стоял Страстной монастырь.


Каждый город, помимо своей исторической составляющей, ассоциируется у большинства людей с теми достопримечательностями, какими он обладает. Это может быть маленькая, сохранившаяся с давних времен часовня, в которую съезжаются все жители соседних городов, или возвышающаяся над землей церковь, с большими, красивыми куполами, которые видно с любого уголка города. Памятники поэтам и художникам, огромные силуэты и маленькие, скромные бюсты, а также сохранившиеся старинные усадьбы – все это наполняет мир и остается важной составляющей нашей жизни. Но какую именно роль играют памятники истории и культуры в жизни человека? Вместе с В.П. Катаевым мы попробуем ответить на этот вопрос, поднятый им данном тексте.

Рассказчик повествует нам о том, как болезненно переживал он «эпоху перестановки и уничтожения памятников». Жуткий дискомфорт и даже внутреннюю пустоту принесло ему отсутствие Пушкина на Тверском бульваре. Те действия, которые совершала в тот период та самая «незримая всевластная рука», навеивали герою текста лишь «пустоту, с которой трудно было примириться». Уничтожение исторических и культурных памятников приравнялось для него с «другим измерением» – когда, вроде бы, все вокруг знакомо, но вместе с тем незнакомо, пусто и противоестественно.

В.П. Катаев считает, что памятники истории и культуры – это та часть исторической памяти, которая создает неповторимый облик города. Она вмещает в себя всю ту совокупность деталей, исторических событий и фактов, за которые мы и ценим каждый отдельный город нашей необъятной Родины.

Невозможно не согласиться с мнением писателя. Действительно, исторические и культурные памятники – это постоянное напоминание о насыщенном прошлом нашего Отечества. Уничтожая их, мы, в первую очередь, уничтожаем тот облик, ту атмосферу, за которые мы и любим свой родной город. И дело даже не в красоте и величественности тех каменных силуэтов, которые зачастую пытаются заменить более новыми и усовершенствованными «пародиями», – дело в их историческом прошлом. И потому любое обветшалое. но исторически важное здание, однажды благополучно снесенное, еще надолго оставляет после себя «эффект присутствия» и невосполнимую пустоту.

Об этой проблеме рассуждает в своей статье «Любовь, уважение, знание…» Д.С. Лихачев. Автор пишет в ней о том, что «…утрата любого памятника культуры невосстановима…», потому как ни один современный памятник не может заменить своим прошлым тот монумент, который ни одно десятилетие радовал и вдохновлял людей, потому как «…материальные приметы прошлого всегда связаны с определенной эпохой, с конкретными мастерами…». Писатель считает, что уничтожение культурных и исторических памятников – это показатель неуважения к прошлому своей страны.

Читайте также:  ОНил: сочинение

О роли памятников в жизни человека пишет и А.С. Пушкин в своей поэме «Медный всадник». Памятник в поэме не является неодушевлённым предметом, а, наоборот, символизирует образ Петра I и представляет собой живое существо, способное наполняться «великими думами». Этот самый Медный Всадник, как в жизни, так и в поэме, воплощает в себе противоречивый образ Петра – с одной стороны, мудрого деятеля, с другой – самовластного императора. Он является ярчайшей деталью, из которых и состоит Санкт-Петербург и благодаря которой жители нашей страны так любят этот город на Неве.

В заключение хотелось бы еще раз отметить патриотическую важность сохранения памятников истории и культуры. За каждым из нас стоит неоспоримая задача – передать своим потомкам любовь к истории своей страны, а памятники и строения с глубокой историей являются непосредственными нам в этом помощниками.

Проблема исчезновения памятников. По В. П. Катаеву

На фоне исторических и революционных событий, изменения терпят не только люди, но все, что их окружает: дома, улицы, архитектура, постройки, достопримечательности, которые величественно и могущественно украшают аллеи парков и скверов. К сожалению, это происходило не только в прошлом столетии, это затрагивает и наше современное поколение. Как раз об этой проблеме, исчезновения архитектурных сооружений, памятников деятелям искусства, повествует нам в своем тексте русский писатель, поэт и драматург – Валентин Петрович Катаев.

В своем тексте, Валентин Петрович, рассказывает нам о том, как сложно и болезненно ему пришлось пережить эпоху перестройки и уничтожения памятников. В особенности это отразилось на уничтожение памятника – Александру Сергеевичу Пушкину. Действия, по уничтожению исторических и культурных памятников, для автора, были сравнимы попаданием словно в другой мир. Когда все вроде бы тоже, что и раньше, но чего-то, самого главного, все равно нет.

Автор пишет: «. До сих пор болезненно ощущаю отсутствие Пушкина на Тверском бульваре. ». Катаев считает, что те, кто привык видеть памятник на своем «обыденном» месте, он по-прежнему здесь остается, но уже своего рода призраком. Еще большую горечь у В. Катаева вызывает уничтожение памятников нашей истории. В качестве примеров таких невосполнимых потерь писатель называет Страстной монастырь и Водопьяный переулок вместе с их архитектурными сооружениями. Автор текста и их сравнивает со своеобразными призраками.

Я согласна с мнением автора, которое он выразил в своем тексте. По-моему, мнению уничтожение исторических ценностей – это ничто иное, как уничтожение своей истории. А ведь без истории, не существовало бы и нас вами. Даже дело совершенно не в качестве величественного монумента, дело в том, что этот монумент символизирует, рассказывает нам о исторических событиях, о том бытие, когда был произведен на свет этот памятник.

Рассуждая об этой проблеме, невозможно не вспомнить величайшую поэму А.С. Пушкина «Медный всадник». Автор, в своем произведении, «одушевил» медную статую. В ней он отразил величественный образ Петра 1, который наполнен «величественными думами». В этом величественном «Медном всаднике» Александр Сергеевич отобразил противоречивый образ Петра.

Не только в творчестве Пушкина мы можем увидеть «ценность архитектурных сооружений». Так в одном из своих произведений Д.С.Лихачёва «Письма о добром и прекрасном» он описал историческую важность архитектурных сооружений и памятников. Писатель описывает свое восхищение русскими творцами, исторического и культурного наследия. Он отмечает важность сохранения разнообразия наших городов и сёл, сохранение в них исторической памяти, общее национально-историческое своеобразие, ведь историческая память воспитывает человека.

Делая вывод, хотелось бы еще раз обратить внимание на значимость той проблемы, которую поднял и описал в своем тексте автор В. П. Катаев –Уничтожение памятников. Эта проблема является актуальной и посей день, так как мы очень часто можем наблюдать, как уничтожается наше культурное наследие, как люди не ценят исторический вклад старших поколений, как без угрызений совести в одним момент рушится то, что создавалось годами. Люди, берегите памятники, сохраните нашу культуру и историю.

(1)Вспоминаю, как в середине двадцатых, разговорившись, подошли мы к памятнику Пушкину и уселись на бронзовые цепи, низко окружавшие памятник.

(2)Стоял он в то время ещё на своём законном месте, в голове Тверского бульвара, лицом к необыкновенно изящному Страстному монастырю нежно-сиреневого цвета, удивительно подходившему к его маленьким золотым луковкам.

(3)До сих пор болезненно ощущаю отсутствие Пушкина на Тверском бульваре, невосполнимую пустоту того места, где стоял Страстной монастырь. (4)Привычка.

(5)Недаром же Маяковский написал, обращаясь к Александру Сергеевичу: «На Тверском бульваре очень к вам привыкли».

(6)Привыкли, добавлю я, также и к старинным многоруким фонарям, среди которых фигура Пушкина со склонённой курчавой головой, в плаще с гармоникой прямых складок так красиво рисовалась на фоне Страстного монастыря.

(7)Потом наступила ещё более тягостная эпоха перестановки и уничтожения памятников. (8)Незримая всевластная рука переставляла памятники, как шахматные фигуры, а иные из них вовсе сбрасывала с доски. (9)Она переставила памятник Гоголю работы гениального Андреева, тот самый, где Николай Васильевич сидит, скорбно уткнувши свой длинный нос в воротник бронзовой шинели — почти весь потонув в этой шинели, — с Арбатской площади во двор особняка, где, по преданию, писатель сжёг в камине вторую часть «Мёртвых душ», а на его место водрузила другого Гоголя — во весь рост, в коротенькой пелеринке, на скучном официальном пьедестале, — памятник, лишённый индивидуальности и поэзии.

(10)Память разрушается, как старый город. (11)Пуст0ты перестраиваемой Москвы заполняются новым архитектурным содержанием. (12)А в провалах памяти остаются лишь призраки ныне уже не существующих, упразднённых улиц, переулков, тупичков. (13)Но как устойчивы эти призраки некогда существовавших здесь церквей, особнячков, зданий. (14)Иногда эти призраки более реальны для меня, чем те, которые их заменили: эффект присутствия!

(15)Я изучал Москву и навсегда запомнил её в ту пору, когда ещё был пешеходом. (16)Мы все были некогда пешеходами и основательно, не слишком торопясь, вглядывались в окружающий нас мир города во всех его подробностях. (17)Каждый новый день открывал для пешехода новые подробности города, множество стареньких, давно не реставрированных церквушек неописуемо прекрасной древнерусской архитектуры.

(18)Я давно уже перестал быть пешеходом. (19)Езжу на машине. (20)Московские улицы, по которым я некогда проходил, останавливаясь на перекрёстках и озирая дома, теперь мелькают мимо меня, не давая возможности всматриваться в их превращения.

(21)Но однажды тормоза взвизгнули, машина резко затормозила перед красным светофором. (22)Если бы не пристёгнутые ремни, я бы мог стукнуться головой о ветровое стекло. (23)Это, несомненно, был перекрёсток Мясницкой и Бульварного кольца, но какая странная пустота открылась передо мной на том месте, где я привык видеть Водопьяный переулок. (24)Его не было. (25)Он исчез, этот Водопьяный переулок. (26)Он просто больше не существовал. (27)Он исчез вместе со всеми домами, составлявшими его. (28)Как будто их всех вырезали из тела города. (29)Исчезла библиотека имени Тургенева. (30)Исчезла булочная. (31)Исчезла междугородная переговорная. (32)Открылась непомерно большая площадь — пустота, с которой трудно было примириться.

(33)Пустота казалась мне незаконной, противоестественной, как то непонятное, незнакомое пространство, которое иногда приходится преодолевать во сне: всё вокруг знакомо, но вместе с тем совсем незнакомо, и не знаешь, куда надо идти, чтобы вернуться домой, и ты забыл, где твой дом, в каком направлении надо идти, и ты идёшь одновременно по разным направлениям, но каждый раз оказываешься всё дальше и дальше от дома, а между тем ты отлично знаешь, что до твоего дома рукой подать, он есть, существует, но его не видно, он как бы в другом измерении. (34)Он стал .

(По В. П. Катаеву)

Образовательный сайт учителя русского языка и литературы Захарьиной Елены Алексеевны

Интерактивные технологии в образовании

  • Пользователей: 37
  • Гостей: 191
  • Мобильных: 88
  • Роботов: 19

Текст Катаева В.

(1)Больше месяца горсточка храбрецов защищала осаждённый форт от беспрерывных атак с моря и воздуха. (2)Боеприпасов и продовольствия становилось всё меньше. (3) И вот наступила страшная минута. (4) Снарядов больше нет. (5) Запас продовольствия на одни сутки.

Читайте также:  Сервантес: сочинение

(6)В тот день немецкий истребитель сбросил вымпел с ультиматумом.

(7)Командир отвинтил крышку с алюминиевого цилиндра, вытащил бумагу, свёрнутую трубкой, и прочитал: (8)«Вы окружены со всех сторон. (9)Предлагаю вам капитулировать. (10)Условия капитуляции: весь гарнизон форта без оружия идёт на площадь возле кирхи. (11)Ровно в шесть часов по среднеевропейскому времени на вершине кирхи должен быть выставлен белый флаг. (12)За это я обещаю вам подарить жизнь. (13)В противном случае – смерть. (14)Командир немецкого десанта контр-адмирал фон Эвершарп».

(15)Всю ночь гарнизон форта шил флаг. (16)Незадолго до рассвета флаг размером по крайней мере в шесть простынь был готов. (17) Моряки в последний раз побрились, надели чистые рубахи и один за другим, с автоматами на шее и карманами, набитыми патронами, стали выходить по трапу наверх.

(18) Фон Эвершарп стоял на боевой рубке. (19) Над силуэтом рыбачьего посёлка подымался узкий треугольник кирхи с чёрным прямым крестом, врезанным в пасмурное небо. (20) Большой флаг развевался на шпиле. (21)В утренних сумерках он был совсем тёмный, почти чёрный.

(22) Фон Эвершарп отдал приказ, и флотилия десантных шлюпок и торпедных катеров направилась к острову. (23)Остров вырастал, приближался. (24)Теперь уже простым глазом можно было рассмотреть кучку моряков, стоявших на площади возле кирхи. (25)В этот миг показалось малиновое солнце. (26) Оно повисло между небом и водой, верхним краем уйдя в длинную дымчатую тучу, а нижним касаясь зубчатого моря.

(27)Угрюмый свет озарил остров. (28)Флаг на кирхе стал красным, как раскалённое железо.

(29)– Чёрт возьми, это красиво, – сказал фон Эвершарп, – солнце хорошо подшутило над русскими. (30)Оно выкрасило белый флаг в красный цвет, но сейчас мы опять заставим его побледнеть.

(31)Десантные шлюпки выбросились на берег. (32)Немцы бежали к форту. (33)И вдруг подземный взрыв чудовищной силы потряс остров.

(34)Скалы наползали одна на другую, раскалывались. (35)Их корёжило, поднимало на поверхность из глубины, из недр острова, и с поверхности спихивало в открывшиеся провалы.

(36)– Они взрывают батареи! – крикнул фон Эвершарп. – (37)Они нарушили условия капитуляции! (38) Мерзавцы!

(39)В эту минуту солнце медленно вошло в тучу. (40)Красный свет, мрачно озарявший остров и море, померк. (41)Всё вокруг стало монотонного гранитного цвета. (42)Всё, кроме флага на кирхе. (43)Фон Эвершарп подумал, что он сходит с ума: вопреки всем законам физики, громадный флаг на кирхе продолжал оставаться красным. (44) На сером фоне пейзажа его цвет стал ещё интенсивней. (45)Тогда фон Эвершарп понял всё: флаг никогда не был белым, он всегда был красным. (46) Он не мог быть иным.

(47)Фон Эвершарп забыл, с кем он воюет. (48)Это не был оптический обман. (49)Не солнце обмануло фон Эвершарпа – он обманул сам себя.

(50)Фон Эвершарп отдал новое приказание – эскадрильи бомбардировщиков, штурмовиков, истребителей поднялись в воздух. (51)Торпедные катера, эсминцы и десантные шлюпки со всех сторон ринулись на остров. (52)И посреди этого бушующего ада, окопавшись под контрфорсами кирхи, тридцать советских моряков выставили свои автоматы и пулемёты на все четыре стороны света. (53)Никто из них в этот страшный последний час не думал о жизни. (54)Вопрос о жизни был решён. (55)Они знали, что умрут, но, умирая, они хотели уничтожить как можно больше врагов.

(56)В этом состояла боевая задача, и они выполнили её до конца.

(57)Осыпаемые осколками кирпича и штукатурки, выбитыми разрывными пулями из стен кирхи, с лицами, чёрными от копоти, залитыми потом и кровью, затыкая раны ватой, вырванной из подкладки бушлатов, тридцать советских моряков падали один за другим, продолжая стрелять до последнего вздоха. (58) Над ними развевался громадный красный флаг, сшитый большими матросскими иголками и суровыми матросскими нитками из кусков самой разнообразной красной материи, из всего, что нашлось подходящего в матросских сундучках. (59) Он был сшит из заветных шёлковых платочков, из красных косынок, шерстяных малиновых шарфов, розовых кисетов, из пунцовых одеял, маек. (60)Алый коленкоровый переплёт первого тома «Истории гражданской войны» был также вшит в эту огненную мозаику.

(61)На головокружительной высоте, среди движущихся туч, он струился, горел, как будто незримый великан-знаменосец стремительно нёс его сквозь дым сражения вперёд, к победе.

*Валентин Петрович Катаев (1897–1986) – русский советский писатель, драматург, поэт

Катаев: сочинение

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования). Поясните значение каждого примера и укажите смысловую связь между ними.

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Выразите своё отношение к позиции автора по проблеме исходного текста (согласие или несогласие) и обоснуйте его.

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается 0 баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

(1) Больше месяца горсточка храбрецов защищала осаждённый форт от беспрерывных атак с моря и воздуха. (2) Боеприпасов и продовольствия становилось всё меньше. (3) И вот наступила страшная минута. (4) Снарядов больше нет. (5) Запас продовольствия на одни сутки.

(6) В тот день немецкий истребитель сбросил вымпел с ультиматумом.

(7) Командир отвинтил крышку с алюминиевого цилиндра, вытащил бумагу, свёрнутую трубкой, и прочитал: (8) «Вы окружены со всех сторон. (9) Предлагаю вам капитулировать. (10) Условия капитуляции: весь гарнизон форта без оружия идёт на площадь возле кирхи. (11) Ровно в шесть часов по среднеевропейскому времени на вершине кирхи должен быть выставлен белый флаг. (12) За это я обещаю вам подарить жизнь. (13) В противном случае – смерть. (14)Командир немецкого десанта контр-адмирал фон Эвершарп».

(15) Всю ночь гарнизон форта шил флаг. (16) Незадолго до рассвета флаг размером по крайней мере в шесть простынь был готов. (17) Моряки в последний раз побрились, надели чистые рубахи и один за другим, с автоматами на шее и карманами, набитыми патронами, стали выходить по трапу наверх.

(18) Фон Эвершарп стоял на боевой рубке. (19) Над силуэтом рыбачьего посёлка подымался узкий треугольник кирхи с чёрным прямым крестом, врезанным в пасмурное небо. (20) Большой флаг развевался на шпиле. (21) В утренних сумерках он был совсем тёмный, почти чёрный.

(22) Фон Эвершарп отдал приказ, и флотилия десантных шлюпок и торпедных катеров направилась к острову. (23) Остров вырастал, приближался. (24) Теперь уже простым глазом можно было рассмотреть кучку моряков, стоявших на площади возле кирхи. (25) В этот миг показалось малиновое солнце. (26) Оно повисло между небом и водой, верхним краем уйдя в длинную дымчатую тучу, а нижним касаясь зубчатого моря.

(27) Угрюмый свет озарил остров. (28) Флаг на кирхе стал красным, как раскалённое железо.

(29) –Чёрт возьми, это красиво, – сказал фон Эвершарп, – солнце хорошо подшутило над русскими. (30) Оно выкрасило белый флаг в красный цвет, но сейчас мы опять заставим его побледнеть.

(31) Десантные шлюпки выбросились на берег. (32) Немцы __________бежали к форту. (33) И вдруг подземный взрыв чудовищной силы потряс остров.

(34) Скалы наползали одна на другую, раскалывались. (35) Их корёжило, поднимало на поверхность из глубины, из недр острова, и с поверхности спихивало в открывшиеся провалы.

(36) –Они взрывают батареи! – крикнул фон Эвершарп. – (37) Они нарушили условия капитуляции! (38) Мерзавцы!

(39) В эту минуту солнце медленно вошло в тучу. (40) Красный свет, мрачно озарявший остров и море, померк. (41) Всё вокруг стало монотонного гранитного цвета. (42) Всё, кроме флага на кирхе. (43) Фон Эвершарп подумал, что он сходит с ума: вопреки всем законам физики, громадный флаг на кирхе продолжал оставаться красным. (44) На сером фоне пейзажа его цвет стал ещё интенсивней. (45) Тогда фон Эвершарп понял всё: флаг никогда не был белым, он всегда был красным. (46) Он не мог быть иным.

Читайте также:  Белинский: сочинение

(47) Фон Эвершарп забыл, с кем он воюет. (48) Это не был оптический обман. (49) Не солнце обмануло фон Эвершарпа – он обманул сам себя.

(50) Фон Эвершарп отдал новое приказание – эскадрильи бомбардировщиков, штурмовиков, истребителей поднялись в воздух. (51) Торпедные катера, эсминцы и десантные шлюпки со всех сторон ринулись на остров. (52) И посреди этого бушующего ада, окопавшись под контрфорсами кирхи, тридцать советских моряков выставили свои автоматы и пулемёты на все четыре стороны света. (53) Никто из них в этот страшный последний час не думал о жизни. (54) Вопрос о жизни был решён. (55) Они знали, что умрут, но, умирая, они хотели уничтожить как можно больше врагов.

(56) В этом состояла боевая задача, и они выполнили её до конца.

(57) Осыпаемые осколками кирпича и штукатурки, выбитыми разрывными пулями из стен кирхи, с лицами, чёрными от копоти, залитыми потом и кровью, затыкая раны ватой, вырванной из подкладки бушлатов, тридцать советских моряков падали один за другим, продолжая стрелять до последнего вздоха. (58) Над ними развевался громадный красный флаг, сшитый большими матросскими иголками и суровыми матросскими нитками из кусков самой разнообразной красной материи, из всего, что нашлось подходящего в матросских сундучках. (59) Он был сшит из заветных шёлковых платочков, из красных косынок, шерстяных малиновых шарфов, розовых кисетов, из пунцовых одеял, маек. (60) Алый коленкоровый переплёт первого тома «Истории гражданской войны» был также вшит в эту огненную мозаику.

(61) На головокружительной высоте, среди движущихся туч, он развевался, струился, горел, как будто незримый великан-знаменосец стремительно нёс его сквозь дым сражения вперёд, к победе.

*Валентин Петрович Катаев (1897–1986) – русский советский писатель, драматург, поэт.

Сочинения

В. П. Катаев о революции, Отечественной войне

Валентин Петрович Катаев родился в 1897 году в г. Одессе. Не закончив гимназии, Катаев уходит добровольцем на фронт, пишет стихи, делает прозаические зарисовки боевых и бытовых событий солдатской жизни. В 1919 году он сражается в рядах Красной Армии. Демобилизовавшись, писатель работает в «ЮГРОСТА», пишет главным образом прозаические произведения: очерки, остросюжетные рассказы о гражданской войне.

В 1922 году Катаев приезжает в Москву, сотрудничает в центральных газетах, выступает с фельетонами, рассказами, пьесами. Среди рассказов 20-х годов были «Ушки» и «Родион Жуков», которые позже вошли в повесть «Белеет парус одинокий». Повесть «Белеет парус одинокий» (1936) была напечатана в журнале «Красная новь» и почти сразу же вышла отдельным изданием. Многие исследователи, обращаясь к повести, отмечали ее высокий идейный пафос, говорили о [smszamok] жизненности фактов, легших в основу книги, о таланте Катаева-бытописателя, о глубоком раскрытий психологии персонажей, о жизнеутверждающем катаевском юморе.

В произведениях Катаева, о чем бы они ни рассказывали (о революции, гражданской войне, Отечественной войне),ощущаются и поэтические ноты. Такая особенность писательского мастерства Катаева, по собственному его признанию, идет от И. Бунина, ставшего на многие годы его литературным учителем. Вспомним хотя бы описание водопоя, когда Петя с отцом и Павликом ехали в дилижансе. Кучер сделал остановку, чтобы напоить лошадей. Петя окунулся лицом в ледяную воду бадейки и замер: «Что-то жуткое, почти колдовское было в этой бадейке и в этой тине. Что-то очень древнее, удельное, лесное, говорившее детскому воображению о водяной мельнице, колдуне-мельнике, омуте и царевне-лягушке». Но чуть дальше романтическая приподнятость описания сменяется неожиданно конкретным описанием лягушки, которую увидел Петя. Это придает новый оттенок всей сцене.

«На тропинке сидела большая лягушка с закрытыми глазами, как заколдованная, и Петя изо всех сил старался на нее не смотреть, чтобы вдруг не увидеть на ее голове маленькую золотую коронку». Так в произведении Катаева как бы соединяются реальный, конкретный и фантастический, сказочный планы. Поэтому творчество писателя так понятно и доступно детям самого разного возраста.

1956 году в журнале «Юность». Тематически и хронологически «Хуторок в степи» продолжает предыдущую повесть писателя. Снова мы встречаемся с полюбившимися нам героями — Бачеем с сыновьями, Терентием и Гавриком, Родионом Жуковым; только время действия иное: в повести изображен период 1910—1912 годов, начало нового подъема революционного движения в России.

«Хуторок в степи» начинается событиями, прямо или косвенно связанными со смертью Л. Н. Толстого. Действие выходит за пределы России: в поле зрения писателя — Италия, Швейцария, Австрия, Турция, Греция. В Италии происходит встреча Пети и Павлика с Горьким и Родионом Жуковым в момент демонстрации бастующих трамвайных кондукторов. Солдаты и карабинеры разгоняют толпу, раздается стрельба, падают люди. Матрос помогает всем русским спастись. Семья Пети все больше приобщается к жизни народа: Василий Петрович преподает в воскресной школе для рабочих и, может быть, впервые осознает, как он нужен людям. Семья Чернованенко (Терентий и Гаврик) тоже показана в процессе революционного роста. Гаврик активно помогает брату, который вернулся из ссылки и организует политическую пропаганду. Последние главы повести посвящены ленским событиям и первомайской демонстрации в рабочих районах Одессы.

К повестям «Белеет парус одинокий» и «Хуторок в степи» примыкают еще два произведения — «Зимний вечер» и «Катакомбы», в которых действуют уже взрослые Гавриил, Черноиваненко и Петр Бачей. Все четыре повести составили тетралогию под общим названием «Волны Черного моря».

В годы Великой Отечественной войны В. Катаев написал свою известную повесть «Сын полка» (1945). В основе ее сюжета—судьба Вани Солнцева, потерявшего родителей и перенесшего столько горя, сколько не выпадает на долю взрослого. Суровая жизнь закалила мальчика. Когда он оказался среди бойцов капитана Енакиева, ему хочется бороться с врагом, как настоящему солдату. И в то же время писатель подчеркивает, что Ваня не утратил детства. Вот он уговаривает бойца Горбунова отпустить его в разведку. «Я, дяденька, маленький, я всюду пролезу,— с радостной готовностью сказал Ваня.— Я здесь вокруг каждый кустик знаю».

— А из автомата палить меня научишь?

— Отчего же. Придет время — научим.

— Мне бы, дяденька, только один разок стрельнуть,— сказал Ваня, жадно поглядев на автоматы». При чтении этих строк невольно вспоминается, как целился из монтекристо Гаврик, когда «усатый» пытался его подкупить. В сцене разговора Вани Солнцева с Горбуновым герой тоже ведет себя соответственно своему возрасту. Мальчик хорошо знает, что представляют собою враги, но его радостная готовность принять на себя опасность свидетельствует о детски-романтическом восприятии обязанностей разведчика.

Или вот еще один эпизод — разговор Вани с четырнадцатилетним мальчиком, усыновленным бойцами другого подразделения. В процессе диалога меняются взаимоотношения двух мальчиков, начавшиеся с задорного выяснения хозяйских прав на лес («не твой лес» — «а вот мой») и окончившиеся горькой завистью героя к медали четырнадцатилетнего сына полка и горькой мыслью о себе: «Стало быть, я им не показался».
[/smszamok]
Катаев психологически мотивирует поступки Вани Солнцева. «Пастушонок», как прозвали его бойцы Енакиева, потерял в годы войны отца и мать, бабушка и сестренка умерли от голода. Мальчик два года бродил один, скрываясь от немцев, носил в сумке отточенный гвоздь, чтобы убить врага, и хранил букварь, чтобы не разучиться читать. Ваня истосковался по человеческой ласке, поэтому он так тянется сердцем к бойцам, полюбившим его. Он чутко улавливает перемену в настроении каждого, понимает, что Биденко любит его и если и ворчит на него, то не со зла. Символична в произведении сцена сна Вани, когда ему слышится голос генерала, ведущего его вверх по ступенькам огромной лестницы:

Ссылка на основную публикацию
×
×