Астафьев: сочинение

Астафьев: сочинение

Меню сайта

Астафьев В. П. – Сочинения по произведениям

Нравственный выбор моего ровесника в произведениях В. Астафьева «Конь с розовой гривой» и В. Распутина «Уроки французского»

Во многих произведениях Астафьева и Распутина главными героями являются дети. Примечательно, что рассказы этих писателей во многом автобиографичны, но их главный герой – обобщенный образ, передающий общие черты характера и жизни многих мальчишек.
Так, в рассказе В. Астафьева «Конь с розовой гривой» герой сталкивается с непростой ситуацией. Он вместе с соседскими ребятами пошел за земляникой.

Как автор относится к своим героям? (по рассказу В. П. Астафьева «Конь с розовой гривой»)

Виктор Петрович Астафьев – известный современный писатель. Он родился в Сибири на великой русской реке Енисее. В его жизни было и беспризорное детство, и трудный солдатский путь, и тяжелое ранение, и широкое читательское признание. В1951 году В.П.Астафьев написал свой первый рассказ.

Герои произведений Астафьева – простые русские люди, попавшие в тяжелые жизненные обстоятельства. Они добры и сильны духом. В рассказе Астафьева «Конь с розовой гривой» изображены и взрослые, и дети. У каждого своя судьба, но, тем не менее, у них есть много общего. Бабушка мальчика, соседи Левонтий и тетка Васеня с оравой ребятишек и сам главный герой показаны так живо, что читателю кажется, будто он на самом деле знаком со всеми описанными людьми.

Какие нравственные проблемы ставит перед читателем В. П. Астафьев? (по рассказу «Конь с розовой гривой»)

Виктор Петрович Астафьев прошел нелегкий жизненный путь. В детстве ему пришлось беспризорничать. Затем он попал в детский дом заполярного порта Игарка. Наверное, поэтому Астафьевым много было написано рассказов для детей. « для детей я всегда пишу со светлой радостью, – говорил В.П.Астафьев, – и постараюсь себя всю жизнь не лишать этой радости».

Рассказ Астафьева «Конь с розовой гривой» повествует об одном эпизоде из детства мальчика. Это сирота, оставшийся на попечении своей бабушки. Ребенку одиноко. Единственные друзья – дети соседей Левонтьевых. Но бабушка не одобряет эту дружбу. Ей не нравится их безолаберный образ жизни, постоянные скандалы, нерасчетливость в быту.

Становление характера Васютки. Васюткино озеро Астафьев В.П.

Герой рассказа Виктора Астафьева “Васюткино озеро” родился и вырос в таёжном краю, в семье рыбака. К тринадцати годам он уже многое знал и умел. Отец брал его на промысел. Когда работы было немного, рыбаки собирались вечерами в избушке, рассказывали разные истории, лакомились кедровыми орешками, которыми их снабжал Васютка.

К каждому человеку приходит своя весна. Весенний остров Астафьев В.П.

К каждому человеку приходит своя весна. Что же эта фраза обозначает? Многие философы задумывались над свойствами человеческой души. В рассказе В.П.Астафьева “Весенний остров”, скрыт ответ на этот вопрос. В разгар лета, когда луга усыпаны цветами, когда солнце освещает лучшие уголки нашей природы, автор, путешествуя на пароходе, видит потрясающий красоты остров.

Сочинение по повести В. П. Астафьева “Людочка”

В.П.Астафьев – один из наиболее читаемых писателей двадцатого столетия. Родившийся до войны и познавший за свою жизнь много трудностей, он очень хорошо знал жизнь простого человека, душу и чувства…
Характерным примером может послужить произведение Людочка. Главная героиня – молодая девушка, приехавшая в город из деревни, чтобы найти работу и жилье. И жилье, и работу, в общем-то, она находит; и устраивается в городе, но заканчивается ее жизнь очень скоро – самоубийством.

Проблема уважительного отношения к памяти погибших на войне

К сожалению, году берут свое. Все дальше и дальше от нас ВОВ. И сегодня появляются люди спекулирующие именами тех, кто защищал Родину.
Именно поэтому Виктор Астафьев и обращается к проблеме уважительного отношения к памяти погибших на войне.
Данный вопрос, безусловно, очень актуален сегодня, так как все меньше остается людей, которые могут рассказать правду о тех тяжелых для России лет.

В чем истинная красота человека? (По рассказу В. Астафьева «Фотография, на которой меня нет»)

Красота человека. Какая она? Красота человека бывает внешняя и внутренняя. Прочитав рассказ В.Астафьева “Фотография, на которой меня нет”, я заинтересовался внутренней красотой, красотой деревенского человека.
В рассказе Астафьева описываются люди простой деревни.Они живут небогато, их быт очень прост. Но главное, что они, живя в трудных условиях, сохранили в себе душевную теплоту и дарят ее другим.

Чем меня привлёк рассказ В.П. Астафьева “Фотография, на которой меня нет”?

В рассказе Виктора Петровича Астафьева “Фотография, на которой меня нет” отображена жизнь людей в тридцатые годы. Каждый живет, чем может. Быт жителей деревни очень прост. В школе нет ни парт, ни скамеек, ни тетрадей, ни учебников, ни карандашей.
Витя – главный герой рассказа – живёт без родителей. Огромную роль в его жизни играет, пожалуй, самый дорогой человек – бабушка.

Нравственный выбор моего ровесника в рассказах В. Астафьева и В .Распутина

Что такое нравственность? Что такое нравственный выбор? Заглянем в толковый словарь и узнаем, что нравственность- это внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек в своей жизни.
В жизни каждый человек встает перед нравственным выбором, и каждый поступает по-разному, это зависит от его духовных качеств. Так и герой рассказа В.Астафьева “Конь с розовой гривой” неоднократно встает перед нравственным выбором: калачи украл, бабушку обманул.

Сочинение 32. Сборник ЕГЭ-2019

Вечером я услышал Васину скрипку.

В зарослях Фокинской речки кто-то искал корову и то звал её ласковым голосом, то ругал последними словами. Я уже опёрся руками о брёвна, чтобы разом оттолкнуться, полететь до самых ворот и забренчать щеколдой так, что проснутся на селе все собаки.

Вечером я услышал Васину скрипку.

В зарослях Фокинской речки кто-то искал корову и то звал её ласковым голосом, то ругал последними словами. Я уже опёрся руками о брёвна, чтобы разом оттолкнуться, полететь до самых ворот и забренчать щеколдой так, что проснутся на селе все собаки. Но из-под увала, из сплетений хмеля и черёмух, из глубокого нутра земли возникла музыка и пригвоздила меня к стене.

И не стало ни Енисея, ни зимнего, ни летнего; забилась живая жилка ключа за Васиной избушкой. Ключ начал полнеть, и не один уж ключ, два, три, грозный уже поток хлещет из скалы, катит камни, ломает деревья, выворачивает их с корнями, несёт, крутит. Вот-вот сметёт он избушку под горой, смоет завозню и обрушит всё с гор. В небе ударят громы, сверкнут молнии, от них вспыхнут таинственные цветы папоротника. От цветов вспыхнет лес, зажжётся земля, и не залить уже будет этот огонь даже Енисеем — ничем не остановить страшную такую бурю!

Но скрипка сама всё потушила. Снова тоскует один человек, снова чего-то жаль, снова едет кто-то куда-то, может, обозом, может, на плоту, может, и пешком идёт в дали дальние.

Мир не сгорел, ничего не обрушилось. Всё на месте. Только сердце моё, занявшееся от горя и восторга, как встрепенулось, как подпрыгнуло, так и бьётся у горла, раненное на всю жизнь музыкой.

О чём же это рассказывала мне музыка? На что она жаловалась? На кого гневалась? Почему так тревожно и горько мне? Почему так жалко самого себя?
Музыка кончилась неожиданно, точно кто-то опустил властную руку на плечо скрипача: «Ну, хватит!» На полуслове смолкла скрипка, смолкла, не выкрикнув, а выдохнув боль. Но уже, помимо неё, по своей воле другая какая-то скрипка взвивалась выше, выше и замирающей болью, затиснутым в зубы стоном оборвалась в поднебесье.

Долго сидел я в уголочке завозни, слизывая крупные слёзы, катившиеся на губы. Не было сил подняться и уйти. Я приподнял нависшие над окошком перевитые бечёвки хмеля и заглянул в окно. Чуть мерцая, топилась в избушке прогоревшая железная печка. На топчане полулежал Вася, прикрывши глаза левой рукой. На груди Васи покоилась скрипка, длинная палочка-смычок была зажата в правой руке. Я тихонько приоткрыл дверь, шагнул в караулку.
В печке щёлкнуло раз, другой, прогоревшие бока её обозначились красными корешками и травинками, качнулся отблеск огня, пал на Васю. Он вскинул к плечу скрипку и заиграл.

Прошло немалое время, пока я узнал музыку. Та же самая была она, какую слышал я у завозни, и в то же время совсем другая. Мягче, добрее, тревога и боль только угадывались в ней, скрипка уже не стонала, не сочилась её душа кровью, не бушевал огонь вокруг и не рушились камни.

Тень музыканта, сломанная у поясницы, металась по избушке, вытягивалась по стене, становилась прозрачной, будто отражение в воде, потом тень отдалялась в угол, исчезала в нём, и тогда там обозначался живой музыкант, живой Вася-поляк.

Рубаха на нём была расстёгнута, ноги босы, глаза в тёмных обводах. Щекою Вася лежал на скрипке, и мне казалось, так ему покойней, удобней и слышит он в скрипке такое, чего мне никогда не услышать.

Я так засмотрелся, так заслушался, что вздрогнул, когда Вася заговорил.

— Эту музыку написал человек, которого лишили самого дорогого, — Вася думал вслух, не переставая играть. — Если у человека нет матери, нет отца, но есть родина, — он ещё не сирота. Всё проходит: любовь, сожаление о ней, горечь утрат, даже боль от ран проходит, но никогда-никогда не проходит и не гаснет тоска по родине.

Читайте также:  Блок: сочинение

Скрипка снова тронула те самые струны, что накалились при давешней игре и ещё не остыли.

— Эту музыку написал мой земляк Огинский в корчме на границе, прощаясь с родиной. Он посылал ей последний привет. Давно уже нет композитора на свете, но боль его, тоска его, любовь к родной земле, которую никто не мог отнять, жива до сих пор.

Вася замолчал, говорила скрипка, пела скрипка, угасала скрипка. Голос её становился тише, тише, он растягивался в темноте тонюсенькой светлой паутинкой.

(По В. П. Астафьеву*)
Виктор Петрович Астафьев (1924-2001) — советский и российский писатель.

Виктор Петрович Астафьев— советский и российский писатель.В данном тексте он поднимает проблему влияния музыки на людей.

Раскрывая данную проблему, автор рассказывает историю, в которой герой испытал на себе воздействие музыки Огинского. Сначала он услышал просто мелодию, которая «из-под увала, из сплетений хмеля и черёмух, из глубокого нутра земли возникла…. и пригвоздила… к стене».

Музыка принесла необычные ощущения, заставила появится мыслям в голове, понять, что «снова тоскует один человек, снова чего-то жаль, снова едет кто-то куда-то, может, обозом, может, на плоту, может, и пешком идёт в дали дальние». Чарующие звуки музыки не оставили героя равнодушным «сердце …, занявшееся от горя и восторга, как встрепенулось, как подпрыгнуло, так и бьётся у горла, раненное на всю жизнь музыкой». Далее герой задался вопросом: «О чём же это рассказывала .. музыка?» Для того, чтобы узнать ответ он отправился искать того, кто исполняет эти прекрасные звуки. И музыка привела героя к дому Васи, он увидел, как Вася стал снова играть на скрипке. Прошло немалое время, пока герой узнал музыку. «Мелодия была та же, но исполнялась : мягче, добрее, тревога и боль только угадывались в ней, скрипка уже не стонала, не сочилась её душа кровью, не бушевал огонь вокруг и не рушились камни».

Вася рассказал грустную историю о композиторе Огинском, который написал эту музыку «в корчме на границе, прощаясь с родиной. Он посылал ей последний привет. Давно уже нет композитора на свете, но боль его, тоска его, любовь к родной земле, которую никто не мог отнять, жива до сих пор».

Музыка способна пробудить в человеке очень сильные эмоции, вызвать у него слёзы, – такова позиция автора.

Я согласна с позицией автора. Самое прекрасное, что смогло придумать человечество – это музыка. Ноты сложенные в определенной последовательности по законам гармонии могут поддержать человека, отправить на бой, а могут разжалобить, пробудить печаль и слезы. В повести Виссариона Короленко «Слепой музыкант» музыка открыла Петрусю мир, который он никогда не смог бы увидеть. Слепой от рождения мальчик вырос и выучился благодаря музыке. Звуки внешнего мира рисовали в его воображении странные картины, и только музыка рассказывала, как все происходит на самом деле. Поэтому если бы в современном мире убрать все музыкальные инструменты и уничтожить все музыкальные произведения, то земля рухнет в безмолвную пропасть и вряд ли поднимется из нее. Мир звуков и музыки – неотъемлемая часть жизни человека, и пусть она никогда не иссякнет.

Таким образом, влияние музыки на человека огромно. Мы приходим в этот мир и слышим колыбельную матери, мы уходим из нее, возможно, под звуки, созданные когда-то великим Моцартом. Слушая мелодии, мы становимся другими, а плохими или хорошими решать только нам.

Проблема отношения к пленным. По В. П. Астафьеву

Проблема отношения к пленным. И. П. Цыбулько 2020. Вариант № 8 («Одно желание было у лейтенанта Бориса Костяева. »)

Как относились к пленным немцам русские солдаты? Именно этот вопрос возникает при чтении текста русского советского писателя В. П. Астафьева.

Раскрывая проблему отношения русских солдат к пленным немцам, автор рассказывает о военных событиях на небольшом хуторе. Здесь лейтенант Борис Костяев закрывает собой пленных немцев, которых пытается расстрелять обезумевший от горя солдат, потерявший на войне близких. Военный врач оказывает первую медицинскую помощь всем раненым, не глядя, кто перед ним: русский или немец. Старший сержант с сочувствием относится к немцу с обмороженными руками, говоря ему с жалостью: «Как теперь работать будешь, голова?»
Все эти примеры, дополняя друг друга, ярко демонстрируют человечность и гуманизм русских солдат, которые понимают, что пленные безоружны и теперь не страшны, а вызывают жалость.
Авторская позиция заключается в следующем: русские солдаты по-человечески относились к пленным немцам, давали им возможность согреться, утолить голод и получить медицинскую помощь.

Позиция автора мне близка. Несомненно, во время войны русские солдаты показывали гуманное отношение к пленным, проявляли человечность и милосердие. Доброта русских солдат, широта души и способность к прощению и милосердию показана в романе Л. Н. Толстого «Война и мир» в Отечественную войну 1812 года. Два замёрзших француза выходят из леса к костру, и сидящие у костра русские воины не жалеют для них каши, кормят несчастных вояк и разрешают им греться у костра.

В заключение подчеркну, что русские люди щедры и добры, умеют прощать, проявляют милосердие к поверженному врагу.

(1) Одно желание было у лейтенанта Бориса Костяева: скорее уйти от этого хутора, от изуродованного поля подальше, увести с собой остатки взвода в тёплую, добрую хату и уснуть, уснуть, забыться.

(2) Но не всё ещё перевидел он сегодня.

(3) Из оврага выбрался солдат в маскхалате, измазанном глиной. (4)Лицо у него было будто из чугуна отлито: черно, костляво, с воспалёнными глазами. (5)Он стремительно прошёл улицей, не меняя шага, свернул в огород, где сидели вокруг подожжённого сарая пленные немцы, жевали чего-то и грелись.

— (6)Греетесь, живодёры! (7)Я вас нагрею! (8)Сейчас, сейчас. — солдат поднимал затвор автомата срывающимися пальцами.
(9)Борис кинулся к нему. (10)Брызнули пули по снегу. (11)Будто вспугнутые вороны, заорали пленные, бросились врассыпную, трое удирали почему-то на четвереньках. (12)Солдат в маскхалате подпрыгивал так, будто подбрасывало его землёю, скаля зубы, что-то дикое орал он и слепо жарил куда попало очередями.

— (13)Ложись! – Борис упал на пленных, сгребая их под себя, вдавливая в снег.
(14)Патроны в диске кончились. (15)Солдат всё давил и давил на спуск, не переставая кричать и подпрыгивать. (16)Пленные бежали за дома, лезли в хлев, падали, проваливаясь в снегу. (17)Борис вырвал из рук солдата автомат. (18)Тот начал шарить на поясе. (19)Его повалили. (20)Солдат, рыдая, драл на груди маскхалат.

— (21)Маришку сожгли-и-и! (22)Селян в церкви сожгли-и-и! (23)Мамку! (24)Я их тыщу. (25)Тыщу кончу! (26)Гранату дайте!
(27)Старшина Мохнаков придавил солдата коленом, тёр ему лицо, уши, лоб, грёб снег рукавицей в перекошенный рот.

— (28)Тихо, друг, тихо!

(29)Солдат перестал биться, сел и, озираясь, сверкал глазами, всё ещё накалёнными после припадка. (30)Разжал кулаки, облизал искусанные губы, схватился за голову и, уткнувшись в снег, зашёлся в беззвучном плаче. (31)Старшина принял шапку из чьих-то рук, натянул её на голову солдата, протяжно вздохнув, похлопал его по спине.

(32) В ближней полуразбитой хате военный врач с засученными рукавами бурого халата, напяленного на телогрейку, перевязывал раненых, не спрашивая и не глядя — свой или чужой.

(33) И лежали раненые вповалку — и наши, и чужие, стонали, вскрикивали, плакали, иные курили, ожидая отправки. (34)Старший сержант с наискось перевязанным лицом, с наплывающими под глазами синяками, послюнявил цигарку, прижёг и засунул её в рот недвижно глядевшему в пробитый потолок пожилому немцу.

— (35)Как теперь работать-то будешь, голова? — невнятно из-за бинтов бубнил старший сержант, кивая на руки немца, замотанные бинтами и портянками. — (36)Познобился весь. (37)Кто тебя кормить-то будет и семью твою? (38)Фюрер? (39)Фюреры, они накормят.
(40)В избу клубами вкатывался холод, сбегались и сползались раненые. (41)Они тряслись, размазывая слёзы и сажу по ознобелым лицам.
(42)А бойца в маскхалате увели. (43)Он брёл, спотыкаясь, низко опустив голову, и всё так же затяжно и беззвучно плакал. (44)3а ним с винтовкой наперевес шёл, насупив седые брови, солдат из тыловой команды, в серых обмотках, в короткой прожжённой шинели.
(45)Санитар, помогавший врачу, не успевал раздевать раненых, пластать на них одежду, подавать бинты и инструменты. (46)Корней Аркадьевич, из взвода Костяева, включился в дело, и легкораненый немец, должно быть из медиков, тоже услужливо, сноровисто начал обихаживать раненых.

(47)Рябоватый, кривой на один глаз врач молча протягивал руку за инструментом, нетерпеливо сжимал и разжимал пальцы, если ему не успевали подать нужное, и одинаково угрюмо бросал раненому:

— Не ори! (48)Не дёргайся! (49)Ладом сиди! (50)Кому я сказал. (51)Ладом!

(52) И раненые, хоть наши, хоть исчужа, понимали его, послушно, словно в парикмахерской, замирали, сносили боль, закусывая губы.
(53) Время от времени врач прекращал работу, вытирал руки о бязевую онучу, висевшую у припечка на черенке ухвата, делал козью ножку из лёгкого табака.

(54) Он выкуривал её над деревянным стиральным корытом, полным потемневших бинтов, рваных обуток, клочков одежды, осколков, пуль. (55)В корыте смешалась и загустела брусничным киселём кровь раненых людей, своих и чужих солдат. (56)Вся она была красная, вся текла из ран, из человеческих тел с болью. (57)«Идём в крови и пламени, в пороховом дыму».

Читайте также:  Майков: сочинение

(По В. П. Астафьеву)

Правдивый писатель – В.П. Астафьев

«Могучий он был человек – и духа могучего, и таланта!» В. Распутин

«Наша история такова, что без душевной боли её не напишешь» – не знаю кому принадлежат эти слова, но они очень точно характеризуют творчество В.П. Астафьева. Его проза правдиво отображает многие эпизоды из жизни русского народа, показывает губительную силу зла, отвечает на многие вопросы, заставляет задуматься и пережить вместе с его героями те далёкие события, о которых он рассказал в своих книгах.

Важнейшие темы творчества Астафьева – военная и деревенская. Отечественная война предстаёт в его произведениях, как великая трагедия, страшная и отвратительная (роман «Так хочется жить», повесть «Прокляты и убиты»). Деревенская тема наиболее полно и ярко воплотилась в повести «Царь – рыба». Многие рассказы, посвящённые судьбам людей, которых прозаик встретил во времена своего сиротского детства и юности, объединены им в цикл «Последний поклон». Большинство его произведений автобиографичные, многие из них о родине Виктора Петровича – Сибири, о далёком деревенском детстве, которое было у него трудным и печальным из-за ранней гибели мамы. Хотя сам писатель считал, что оно «было удивительно светлой и счастливой порой».

Родился Виктор Астафьев в деревне Овсянка Красноярского края, в крестьянской семье. Эта деревенька стала известна всему миру, благодаря таланту Виктора Астафьева, который вдохнул в этот уголок сибирской земли свою любовь, написав правдивые рассказы о непростой крестьянской жизни. Бабушка, учителя, товарищи – дорогие сердцу образы оживают в памяти писателя. Началом его творчества было школьное сочинение о том, как однажды летом он заблудился в тайге. Много лет спустя он записал его по памяти: получилось «Васюткино озеро» – первый рассказ для детей.

Именно о творчестве для детей я и хотела бы рассказать. В трагическую пору, когда утонула мама, отец был осуждён на пять лет и затем послан на строительство Беломоро-Балтийского канала, маленький Витя оставался под надзором бабушки по материнской линии. Екатерина Петровна и дед Илья Евграфович Потылицыны окружили мальчика заботой, стараясь, чтобы он не чувствовал себя сиротой. Им было тяжело, они трудились не покладая рук, но еле сводили концы с концами, так, что внук лишь мечтал о настоящих, новых штанах, а не перешитых из какого-нибудь старого мешка, или бабьей юбки. И всё-таки писатель бесконечно благодарен тем далёким годам: «Много в детстве было такого, что потом не встречалось больше мне и не повторялось».

«Бабушка с малиной», «Стрижонок Скрип», «Белогрудка», «Гуси в полынье», «Конь с розовой гривой», «Монах в новых штанах», «Осенние грусти и радости», «Фотография, на которой меня нет» и другие рассказы Астафьева такими разноцветными красками рисуют детство, что понимаешь великую силу русского слова и огромную мощь характера русского человека.

В рассказе «Фотография, на которой меня нет» герой вместе с другом Сашкой извалялся в снегу, катаясь на санках. С кем не бывало? Но у мальчика был ревматизм, доставшийся ему по наследству от матери, – и ночью ноги заболели так, что он завыл. Бабушка проснулась, заворчала, раздосадованная на безрассудный поступок внука. Но поругав, грозная бабушка принимается мальчика лечить – сначала даёт затрещину, потом натирает ноги нашатырным спиртом, а после уж будит деда и велит топить баню. Так этот больной не попал на школьную фотографию.

Рассказ «Зачем я убил коростеля» – о происшествии, при воспоминании о котором, автора пронзает острая боль, когда он видит себя, «несмышлёного, азартного парнишку», выкапывающего ямку в борозде и хоронит «так просто, сдуру загубленную живность». Коростель был без одной лапки, поэтому так легко догнал его мальчишка и убил. А когда сделал это, понял, что есть на свете вещи непоправимые. Во Франции коростель считается священной птицей, и его убийцу ждёт смертная казнь. «Но я живу не во Франции. Много уже лет живу и всякого навидался. Был на войне, в людей стрелял, и они в меня стреляли», – говорит рассказчик в конце. «Но скрип коростеля каждый раз вызывает боль в сердце, и опять повторяется казнь – снова навалится на меня одно застарелое мученье: зачем я убил коростеля?».


Все рассказы Астафьева – это уроки жизни, в которой встречаются душевное тепло и чёрствость, людская злоба и бесконечная доброта, есть обиды, предательство, дружба, чудеса природы, странности человеческого поведения и всё-всё, чем полно детство. В «Последнем поклоне» сказано: «Пытаюсь поведать о бабушке людям, чтоб в своих бабушках и дедушках, в близких и любимых людях отыскали они её…», чтобы новые поколения посмотрели на привычные, знакомые лица родных заново – добрыми, внимательными, благодарными глазами. Его рассказы помогают ребятам взрослеть. Каждый человек должен воспитывать в себе умение постоять за себя, чувство собственного достоинства, скромность, уважение к труду. Писатель любил повторять, что с определённого момента, лет с 12-14, ребёнок сам в состоянии отвечать за свои поступки и оценивать их.

В труде, в общении с людьми, размышляя о жизни, растут герои повестей Астафьева «Перевал», «Стародуб», «Кража». Хотелось бы, чтобы их почитали современные подростки.

Сам автор – человек нелёгкой судьбы. Уже в 17 лет начал свою трудовую жизнь. А в октябре 1942 года добровольцем ушёл в армию. Служил в запасном стрелковом полку. С 1943 года участвует в боях на Брянском, Воронежском, Степном фронтах. Был шофёром, разведчиком, связистом, форсировал Днепр, дважды ранен, награждён медалью «За отвагу», орденом «Красная звезда». А после войны работал на заводе, в редакции газеты, корреспондентом на радио, учителем в Пермской области. Его первый рассказ «Гражданский человек» был опубликован на страницах газеты «Чусовской рабочий». А в 1953 году вышла книга «До будущей весны». В 1958 году Астафьев принят в Союз писателей РСФСР. По его произведениям были сняты художественные фильмы «Сюда не залетали чайки», «Звездопад», «Ненаглядный мой», «Где-то гремит война».

Виктор Петрович Астафьев – известный талантливый писатель, Герой Социалистического труда, лауреат двух Государственных премий СССР, неоднократно отмеченный за свой труд правительственными наградами, в своих книгах рассказал горькую и нелёгкую правду о Великой Отечественной войне и о непростой судьбе нашего народа.

Известный писатель Е. Носов сказал: «Если вы хотите увидеть Астафьева в самой сокровенной его сущности, откройте его книги и углубитесь в них. Там он весь, без щитов и забрал, полный трепета, любви и сострадания ко всему живому, полный дум и забот о вашем сегодняшнем и завтрашнем бытии».

Реальный текст ЕГЭ по русскому 2019. Астафьев. О любви, войне.

Сергей Митрофанович охмелел или устал шибко. Он сидел в переднем углу, отвалившись затылком на стену, прикрыв глаза. Деревяшка его, вытертая тряпкой, сушилась на шестке русской печи, и без нее было легко ноге, легко телу, а вот сердце все подмывало и подмывало.

— Чего закручинился, артиллерист гвардейский? — убрав со стола лишнее, подсела к мужу Паня и обняла его. — Спел бы хоть. Редко петь стал. А уж такой мне праздник, такой праздник…

— Слушай! — открыл глаза Сергей Митрофанович, и где-то в глубине их угадалась боль. — Я ведь так вроде бы и не сказал ни разу, что люблю тебя?

Паня вздрогнула, отстранилась от мужа, и по лицу ее прошел испуг:

— Что ты?! Что ты?! Бог с тобой…
— Вот так вот проживешь жизнь, а главного-то и не сделаешь.
— Да не пугай ты меня-а-а! — Паня привалилась к его груди. Он притиснул ее голову к себе. Затылок жены казался под ладонью детским, беспомощным. Паня утихла под его рукою, ничего не говорила и лица не поднимала, стеснялась, видно.

Потом она осторожно и виновато провела ладонью по его лицу. Ладонь была в мозолях, цеплялась за непробритые щеки. «Шароховатые» — вспомнил он. Паня припала к его плечу:

— Родной ты мой, единственный! Тебе, чтоб все были счастливые. Да как же устроишь такое?

Он молчал, вспоминал ее молодую, придавленную виной. В родном селе подпутал ее старшина катера, с часами на руке, лишил девичества. Она так переживала! Он ни словом, ни намеком не ушиб ее, но в душе все же появилась мужицкая ссадина. Так с нею и на фронт ушел, и только там, в долгой разлуке, рассосалось все, и обида его оказалась столь махонькой и незначительной, что он после и сам себе удивлялся. Видно, в отдалении от жены и полюбил ее, да все открыться стыдился.

«Ах, люди, люди! Зачем же с таким-то прятаться! Или уж затаскали слово до того, что и произносить его срамно? Но жизнь-то всякий раз нова, и слово это всякому внове должно быть, если его произносить раз в жизни и не на ветер».

— Старенькие мы с тобой становимся, — чувствуя под руками заострившиеся позвонки, сказал он.
— Ну уж…
— Старенькие, старенькие, — настаивал он и, отстранив легонько жену, попросил: — Налей-ка по последней. Выпьем с тобой за всех нас, стареньких, — и сам себя перебил: — Да нет, пусть за нас другие, коли вспомнят. А мы с тобой за ребятишек. Едут где-то сейчас…
Паня проворно порхнула со скамьи, налила рюмки с краями, а когда выпили, со звуком поцеловала его в губы и прикрылась после этого платком.

— Эко вас, окаянных! — заворчала Панина мать в сенях. — Все не намилуются. Ораву бы детишков, так некогда челомкаться-то стало бы!

У Сергея Митрофановича дрогнули веки, сразу беспомощным сделалось его лицо, не пробритое на впалых щеках и под нижней губой, — ударила старуха и самое больное место.

«Вечно языком своим долгим болтает! Да ведь что? — хотела сказать Паня. — Детишки, они пока малы — хорошо, а потом, видишь вот, — отколупывать от сердца надо…» — Но за многие годы она научилась понимать, что и когда говорить надо.
Сергей Митрофанович зажал в горсть лицо и тихо, ровно бы для себя, запел:

Соловьем залетным
Юность пролетела…

И с первых же слов, с первых звуков Паня дрогнула сердцем, заткнула рот платком. Она плакала и сама не понимала, почему плачет, и любила его в эти минуты так, что скажи он ей сейчас — пойди и прими смерть — и она пошла бы, и приняла бы смерть без страха, с горьким счастьем в сердце.

Он пел, а Паня, не отнимая рук ото рта и плохо видя его сквозь слезы, причитала про себя: «Ой, Митрофанович! Ой, солдат ты мой одноногий. Так, видно, и не избыть тебе войну до гробовой доски? Где твоя память бродит сейчас? По каким краям и окопам? Запахали их, окопы-те, хлебом заростили, а ты все тама, все тама…»

И когда Сергей Митрофанович закончил песню, она притиснула его к себе, торопливо пробежала губами по его побитым сединою волосам, по лбу, по глазам, по лицу, трепеща вся от благодарности за то, что он есть. Живые волоски на его лице покалывали губы, рождая чувство уверенности, что он и навечно будет с нею.

— Захмелел я что-то, мать, совсем, — тихо сказал Сергей Митрофанович. — Пора костям на место. Сладкого помаленьку, горького не до слез.
— Еще тую. Про нас с тобой.
— А-а, про нас? Ну, давай про нас.
Ясным ли днем,
Или ночью угрюмою…

И снова увидел Сергей Митрофанович перед собой стриженых ребят, нарядную, зареванную девчушку, бегущую за вагоном. Эта песня была и про них, только еще вступающих в жизнь, не умеющих защититься от разлук, горя и бед.

Старухи на завалине слушали и сморкались. Панина мать распевно и жалостно рассказывала в который уж раз:
— В ансамблю его звали, в хор, а он, простофиля, не дал согласия.

— Да и то посуди, кума: если бы все по асаблям да по хорам, кому бы тогда воевать да робить?
— Неправильные твои слова, Анкудиновна. Воевать и робить каждый человек может, А талан Богом даден. Зачем он даден? Для дела даден. На утешенье страждущих…

— И-и, голуба-Лизавета, талан у каждого человека есть, да распоряженье на него не выдано.
— Мели!
— Чего мели?! Чего мели?! Если уж никаких способностей нету, один талан — делать другим людям добро — все одно есть. Да вот пользуются этим таланом не все. Ой, не все!

Примерный круг проблем, авторская позиция.

1. Что такое истинная любовь?
Авторская позиция: Это любовь, которая не всегда выражена словами, она теплится в душе человека, дает ему силы переносить сложные жизненные испытания. Это чувство не умирает с годами.

2. Какой силой обладает искусство?
Авторская позиция: Искусство способно влиять на человеческие эмоции, вызвать у человека прекрасные воспоминания, утешать его, воодушевлять на подвиги.

3. Для чего человеку дан талант к чему-либо?
Авторская позиция: Чтобы силой таланта утешать страждущих, воодушевлять, вызывать эмоции.

4. Какой талант есть у каждого человека?
Авторская позиция: У каждого человека есть талант – делать другим людям добро, но не все им пользуются.

  • Подготовка к сочинению ЕГЭ
  • Подготовка к ЕГЭ по русскому языку

Астафьев: сочинение

Сочинение ЕГЭ по тексту В. Астафьева

(1) В купе поезда, куда я вошёл с опозданием, человек с одной рукой, судя по возрасту, инвалид войны, надевал миловидной, молодящейся даме мягкие та­почки с розочками-аппликациями на носках.

(2) Обутая и ободрённая, дама ушла в коридор, скучая, смотрела в окно.

(3) Инвалид принялся заправлять постели.

(4) Ничего не скажешь, делал он эту работу одной рукой довольно ловко, хо­тя и не очень споро, — привык, видать, заниматься домашними делами. (5)Но одна рука есть одна рука, и он устал изрядно, пока заправил две постели.

(6)- Мурочка! (7)Всё в порядке, – известил он даму и присел к столику.

(8)Дама вошла в купе, пальчиком подправила не совсем ловко заделанную под матрац простыню и победительно взглянула на меня: «Вот как он меня любит!»

(9)Инвалид по-собачьи преданно перехватил её взгляд.

(Ю)Потом они препирались насчёт нижнего места, и дама снисходительно уступила:

(11)- Ну, хорошо, хорошо! – (12)Поцеловала усталого спутника, мужа, как выяснилось потом, пожелала ему спокойной ночи и стала устраиваться на ниж­нем месте.

(13)Сходив в туалет, инвалид попытался молодецки вспрыгнуть на вторую полку – не получилось. (14)Он засмущался, начал извиняться передо мной, спрашивать у Мурочки, не потревожил ли её.

(15)- Да ложись ты, ради Бога, ложись! (16)Что ты возишься? – строго мол­вила дама, и супруг её снова заизвинялся, заспешил.

(17)Дело кончилось тем, что мне пришлось помочь ему взобраться на вторую полку. (18)Поскольку были мы оба фронтовики, то как-то и замяли неловкость, отшутились. (19)Познакомились. (20)Инвалид был известный архитектор, ехал с ответственного совещания, жена его сопровождала, чтобы ему не так трудно было в пути.

(21)Долго не мог уснуть архитектор на второй полке, однако шевелиться бо­ялся: не хотел потревожить свою Мурочку. (22)И я подумал, что любовь, конеч­но, бывает очень разная и, наверное, я её понимаю как-то упрощённо, прямоли­нейно или уж и вовсе не понимаю. (23)Во всяком разе, такую вот любовь, если это в самом деле любовь, мне постичь было непосильно.

Виктор Петрович Астафьев (1924-2001) – советский и российский писа­тель.

Сочинение

Отношения между любящими людьми порой кажутся странными для окру­жающих, не понятыми ими. Между тем любовь может иметь разные проявления: любовь-дружба, любовь-страсть, романтическая любовь.

Проблему рабской любви поднимает в своём тексте Виктор Петрович Аста­фьев.

В центре внимания писателя отношения супружеской пары, с которой он позна­комился, оказавшись с ними в одном купе поезда. Муж-инвалид войны, удивитель­но трогательно заботится о своей жене – Мурочке: и постель ей заправляет одной рукой, и нижнюю полку уступает, хотя ему непросто было забраться на верхнюю, ввиду своего увечья.

Жена холодно принимает всю его заботу, строго одёргивает: «Да ложись ты, ра­ди Бога, ложись! Что ты возишься? ».

Особенно поражает тот факт, что инвалид – известный архитектор. Он едет с совещания, а Мурочка его сопровождает, «чтобы ему не так трудно было в пути», совсем не облегчая тяготы его жизни.

Автор пишет о том, что «такую вот любовь, если это в самом деле любовь, мне постичь непосильно». То есть Виктор Петрович не понимает и не принимает таких отношений, в которых один человек самозабвенно любит, а другой лишь покрови­тельственно принимает эту любовь. Видимо, писателю кажется, что недопустим перекос в отношениях и унизителен для того, кого любовь снисходительно прини­мают.

Не могу согласиться с автором. Мне кажется, что любовь очень многолика в своём проявлении и отношения могут выстраиваться в парах по-разному.

Герой рассказа очень сильный человек, способный к глубоким чувствам, кото­рые переполняют его и требуют своего проявления. И он счастлив тем, что может заботиться о любимой жене и быть ей настоящим другом, как то и подобает настоя­щему мужчине. Он любит за двоих.

В жизни очень часто именно так складываются отношения: один любит сильнее другого. Об этом писал ещё Ф.И. Тютчев в стихотворении «Определение», правда, представляя отношения в любви как «роковое слияние» и «поединок роковой»:

И чем одно из них нежнее В борьбе неравной двух сердец, Тем неизбежней и вернее, Любя, страдая, грустно млея, Оно изноет наконец.

Такой трагический финал (более ранний уход из жизни любящего сердца) пред­рекает любовным отношениям поэт, и его поддерживает в этой мысли А.И. Куприн, описывая в повести «Гранатовый браслет» безответную возвышенную любовь Желткова к гафине Вере, поглотившую его целиком. Из-за запрета мужа и брата Веры даже видеть её и требования уехать из города герой повести обрывает свою жизнь, не видя в ней смысла без Веры, тем самым иллюстрируя концепцию любви писателя: «Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире. Никакие жизненные удобства, расчёты и компромиссы не должны её касаться».

Таким образом, жертвенная любовь, отмеченная ещё Аристотелем, действи­тельно присутствует в нашем мире, и связана она с тем, что в паре кто-то любит сильнее.

Ссылка на основную публикацию
×
×