Язык произведений М. Е. Салтыкова – Щедрина: сочинение

Своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина (1)

Школьное сочинение

Сказка — малый эпический жанр, истоки которого коренятся в устном народном творчестве. В основе сказки лежат вымышленные, фантастические или авантюрные события, а финал чаще всего оптимистический: добро побеждает зло. Как и большинство других эпических жанров, сказка параллельно существует в фольклоре и в форме авторского литературного творчества.

Форму народной сказки использовали многие писатели. Их литературные сказки, написанные в стихах или прозе, воссоздавали мир народных представлений, народной поэзии, а иногда заключали в себе и сатирические элементы. Одним из ярчайших образцов жанра русской литературной сказки стал цикл фантастических миниатюр М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Призванием М.Е. Салтыкова-Щедрина была политическая сатира, основным оружием — бичующий смех, социальным идеалом — общество равноправных, свободных, счастливых людей. Для сатиры Салтыкова-Щедрина были обычны приемы художественного преувеличения (гипербола, гротеск), фантастики, иносказания, сближения обличаемых социальных явлений с явлениями животного мира. Эти приемы приводили сначала к появлению сказочных эпизодов внутри произведений, а затем и к первым самостоятельным сказкам как к жанру. Именно сказки стали итогом многолетних жизненных наблюдений и размышлений писателя. В них сплетается фантастическое и реальное, комическое и трагическое, в них широко используется гротеск и гипербола, проявляется удивительное искусство эзопова языка. Но в отличие от народных сказок, сказки Салтыкова-Щедрина всегда острополитичны, в них ставятся самые животрепещущие вопросы современной ему жизни.

Каждая из сказок Щедрина — законченное и совершенное произведение. Но целостное представление о замысле и идее возникает только после знакомства со всем сказочным циклом.

К жанру сказки Салтыков-Щедрин обратился еще в 60-е годы XIX века, создав три замечательных произведения: “Дикий помещик”, “Пропала совесть” и “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Большинство же сказок цикла, состоящего из тридцати двух произведений, было написано в 80-е годы. Все сказки объединяются в цикл общими идеями и темами. Основной смысл цикла — в развитии идеи непримиримости классовых интересов в эксплуататорском обществе, в стремлении поднять самосознание угнетенных, пробудить в них веру в собственные силы. Не случайно сборник сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина издатели-подпольщики назвали “Сказками для детей изрядного возраста”, то есть для взрослых, вернее, для тех, кто не только размышляет о жизни, но в ком пробуждается осознание своего человеческого достоинства.

Почему писателем был избран именно этот жанр? Во-первых, для едкой обличительной сатиры хороша была аллегорическая форма, ведь иносказания — любимая сфера мастера эзопова языка. Во-вторых, любая сказка заключает в себе или откровенное назидание (как мораль в басне), или фокусирует народную мудрость, идеальные представления. В-третьих, язык сказок необыкновенно ярок и образен, что позволяет наиболее точно донести до читателя идею произведения.

По своему содержанию сказки Салтыкова-Щедрина больше всего похожи на бытовые или плутовские, но действующие лица в них (как в баснях или сказках о животных) — звери, птицы, рыбы. С волшебными сказками щедринские роднит использование традиционных зачинов, присказок: “жили да были” (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), “в некотором царстве, в некотором государстве” (“Дикий помещик”, “Недреманное око”), “в старые годы, при царе Горохе” (“Дурак”) и другие; “ни в сказке сказать, ни пером описать”, “по щучьему велению, по моему хотению” и тому подобное; встречаются и троекратные повторы.

А дальше начинаются новаторские введения: в основе сатирической фантазии Щедрина лежат народные сказки о животных, и каждое животное наделено устойчивыми качествами характера: волк жаден и жесток, лиса коварна и хитра, заяц труслив, щука хищна и прожорлива, осел беспросветно туп, а медведь глуповат и неуклюж. Герои-животные вроде ведут себя, как им положено, но вдруг проскользнет что-то, присущее человеку, да еще принадлежащему к определенному сословию и живущему в то или иное историческое время (“премудрый пискарь”, например, просвещенный, умеренно-либеральный, в “карты не играет, вина не пьет, табаку не курит, за красными девушками не гоняется”).

Кроме всем известных по народным сказкам трусливого зайца, туповатого медведя, хищной щуки писатель придумывает новые обобщающие образы-аллегории: карась-идеалист, орел-меценат и другие. Язык сказок Салтыкова-Щедрина тоже не совсем сказочный: фольклорные обороты в нем смешиваются с канцеляризмами, книжная лексика сменяется просторечием (причем как в речи персонажей, так и в авторском повествовании). Это создает комические эффекты несоответствия, например, положения в обществе — умственному кругозору (Орел-меценат, если понимал что-то, произносил одно слово: “Имянно”).

Излюбленные художественные приемы Щедрина — ирония, гипербола и гротеск, которые усиливают горестные впечатления от столкновения с “чудесами” русской жизни. Так, например, генералы, откормленные мужиком (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), сделались “веселые, рыхлые, сытые, белые”. Такое перечисление неоднородных определений как однородных звучит издевательски: только сытое тело может развеселить генералов. В “Диком помещике” почти те же эпитеты еще больше усиливают обличение паразитизма “русского дворянина” — “тело имел мягкое, белое и рассыпчатое”.

Сказки Салтыкова-Щедрина можно разделить на несколько основных тематических групп. Это сатира на правительственные верхи, эксплуататорские классы: “Дикий помещик”, “Медведь на воеводстве”, “Орел-меценат”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Обличение поведения и психологии обывательски настроенных интеллигентов: “Премудрый пискарь”, “Самоотверженный заяц”, “Карась-идеалист”, “Вяленая вобла”. Изображение трудолюбивых, талантливых, могучих и вместе с тем покорных своим угнетателям народных масс: “Коняга”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”, “Богатырь”. Пропаганда новой морали: “Дурак”, “Христова ночь”.

В сказке “Медведь на воеводстве” разворачивается беспощадная критика самодержавия в любых его формах — в лесу царствуют трое воевод-медведей, разных по характеру: злого сменяет ретивый, ретивого — добрый, но эти перемены никак не отражаются на общем состоянии лесной жизни.

Зло заключается не в частных злоупотреблениях отдельных воевод, а в звериной природе власти. В сказке “Орел-меценат” Щедрин показывает враждебность деспотической власти просвещению, а в “Богатыре” история российского самодержавия заключена в образе гниющего богатыря и завершена полным его распадом и поражением.

Обличению паразитической сущности господ посвящены сказки о диком помещике и двух генералах. Между ними много общего: и в том и в другом случае писатель оставляет господ наедине, освобожденными от кормильцев и слуг. Но перед “освобожденными” от мужика господами открывается один-единственный путь — полное одичание.

В сказке “Карась-идеалист” писатель развенчивает драматические заблуждения русской и западноевропейской интеллигенции, примыкающей к социалистическому движению. Карась-идеалист исповедует высокие социалистические идеалы и готов к самопожертвованию ради их осуществления, он верит в достижение социальной гармонии через нравственное перерождение, перевоспитание щук. Но дело совсем не в “злых” и “неразумных” щуках: сама природа хищников такова, что они проглатывают карасей непроизвольно—у них тоже “комплекция каверзная”.

С негодованием и болью пишет Салтыков-Щедрин о трудящихся, жизнь которых можно приравнять только к каторге (“Коняга”). “Работой исчерпывается весь смысл его существования, для нее он зачат и рожден, вне ее он не только никому не нужен, но как говорят расчетливые хозяева, представляет ущерб”. Писатель возмущен пассивностью народа, каким-то врожденным холопством: умный мастеровитый “мужичина” в “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил” не только беспрекословно служит генералам, но и всячески унижается перед ними: им нарвал спелых яблок, а себе взял одно кислое; по требованию “хозяев” сплетает себе веревку и сам же себя привязывает, “чтоб не убег”. Это предел абсурдности холопского поведения, но в этом проявляется и главная особенность сказок Щедрина — сочетание смешного и трагического.

Тем не менее, вера Салтыкова-Щедрина в свой народ, в свою историю остается неизменной. Свою надежду на счастливое преображение жизни, на неизбежность справедливого возмездия писатель воплотил в сказке “Христова ночь”. Вначале мы видим тоскливый серый пейзаж. На всем лежит печать сиротливости, все сковано молчанием, задавлено какой-то грозной кабалой. Но раздается звон колоколов, и мир оживает. Совершается великое чудо: воскресает поруганный и распятый Христос. Воскресает, чтобы словами “Мир вам!” к народу, не утратившему веры в торжество правды, клеймить “мироедов”, но все же открывает им путь к спасению — суд их совести беспощадный, но справедливый. Только предателей не прощает Христос, обрекая их на вечное странствие. На наших глазах совершается страшный суд, но не в загробном мире, а на земле, где много оступившихся, забывших христианские идеалы. Это, конечно, всего лишь утопия, но писатель верил в нее, потому что без такой веры жить невозможно.

“Я люблю Россию до боли сердечной”, — писал Щедрин. И все его творчество, вся жизнь — яркое тому доказательство.

Сочинение Сказки Салтыкова-Щедрина 7, 10 класс

Сказки Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, наполнены глубоким смыслом и рассудком. Но творчество этого писателя является очень тонким и личным для него самого. Ни у кого из писателей, нельзя встретить нечто похожее, написанное в одном стиле с Михаилом Евграфовичем.

Сплетаются воедино вроде бы совершенно разные понятия, так скажем антонимы, которые по праву должны иметь различное значение. Прочитав одно из произведений, можно заметить, как сочетается добро и зло, ложь и правда, любовь и ненависть. Любимое средство в литературном написании для писателя является гипербола.

Все герои сказок, обозначают что-то целое и всем понятное. Так, например, можно условно поделить их на злых героев и добрых.

Основным вопросом в творчестве Салтыкова-Щедрина, является идея о том, что наемный рабочий и его «руководитель» обладают разными правами и между ними всегда возникают разногласия. Во время того, как писатель повествует о жизни народа, он как бы сочувствует ему, но в тоже время и усмехается над ним за то, что все любят очень долго терпеть.

В сказках Салтыкова-Щедрина, заложен по истине совершенно не детский смысл, некоторые из них могут быть не сразу понятны и для взрослого человека. Основные герои, которые живут в сказках Михаила Евграфовича, это люди, живущие в период после многочисленных реформ, но также и все социальные слои России. Щедрин пытается высмеять всех героев, это является одной из главных задач во время написания его произведений, это довольно-таки ценно и до сегодняшнего дня остаётся быть актуальным. Одним из важных и как бы фундаментом в сказках этого писателя, является сатира, с которой так ловко справляется Салтыков-Щедрин. Необходимо отметить, что в произведениях Гоголя, также заложено сатирическое начало, но в отличие от сатиры Салтыкова-Щедрина, в ней раскрывается обучение личности на собственных ошибках. Но сатира Михаила Евграфовича создана для того, чтобы раскрыть все пороки как в человеке, так и в обществе, поэтому сатиру Салтыкова-Щедрина принято называть социальной.

Читайте также:  Есть ли в комедии М.Е. Салтыкова-Щедрина Смерть Пазухина хоть один положительный герой?: сочинение

Вариант 2

Сказка – самый интересный и яркий жанр фольклорной литературы. Это воплощение народной мудрости. В иносказательной и фантастической форме зашифрованы нравственные уроки. В старину говорили: «сказка ложь, да в ней намек». Здесь особенно важно умение читать «между строк». Народные истории носят не только воспитывающий, обучающий, но и развлекательный характер. Авторские сказки обладают более четкими целями. Существуют даже терапевтические сказки, тонко воздействующие на психологию человека.

Особое место в русской литературе занимают сатирические сказки М. Салтыкова-Щедрина. Аллегорические образы которых носят социальный характер. Жизнь простого народа в России никогда не была легкой. А во второй половине XIX века была наиболее горька.

Салтыков-Щедрин написал большой цикл сказок, но они не для детей. Это жесткая и обличающая сатира. В каждых образах, даже самых мелких, угадываются определенные типы людей. Сюжет сказки «Как мужик двух генералов прокормил» фантастичен только на первый взгляд. Два человека, ничего не сделавшие полезного за свою жизнь, но дослужившиеся до генеральского чина, попадают на необитаемый остров. Автор показывает всю глупость высших чинов, отсутствие приспособленности к жизни. Генералы были уверены, что «булки на деревьях растут». И очень удивились тому, что еда до попадания на стол бегает, прыгает и живет. Но простые люди обязаны на высшие чины работать, их кормить. Генералы находят мужика, «лежебока», который «от работы отлыневает». Все в сказке доведено до абсурда. Полной неспособности генералов о себе позаботиться противопоставляются совершенно фантастические способности «мужика». Он и суп в пригоршне варит, и из собственных волос силок плетет, и корабль строит, доставляя своих подопечных прямо к их квартирам в Петербурге.

Поднимается также тема абсурдности прессы того времени. «Московские ведомости» пишут только о еде, обедах, званых вечерах. И все это читать очень не приятно. Чтобы сварить уху по новому рецепту, налима необходимо высечь, а в огромной рыбе, выловленной, приготовленной и съеденной был признан какой-то мелкий чиновник. Что тоже очень аллегорично.

В сказке «Дикий помещик» поднимается также тема «мужиков» и дворян, крестьян и помещиков. Барин не понимает, что крестьяне его кормят. И боится, что «мужик весь его хлеб приест». Поэтому просит Бога об избавлении от мужика. В следствии чего, дичает. Ведь сам он не способен даже умыться и одеться.

«Премудрый пескарь» повествует о людях, которые всю жизнь чего-то боятся. И живут как чеховский «человек в футляре», а точнее не живут, а существуют.

Фольклорный, сказочный жанр был необходим автору, чтобы избежать цензуры. Какой спрос со сказки? При этом достучаться, донести до людей истину в аллегоричной форме.

Также читают:

Картинка к сочинению Сказки Салтыкова-Щедрина

Популярные сегодня темы

Василь Быков известный отечественный писатель, который не боялся писать про войну, а так же про тот холод и грязь, потери и слезы. Прошедший Великую Отечественную Войну Быков смог донести до читателя всю боль

Это непростой вопрос, по-моему… Таких, как Данко совсем не много. Он ведь принёс себя в жертву ради людей. А сейчас не так много даже героев! И если они есть, то действуют или по профессии, или мгновенно

Оля Розова – главная героиня, честная и преданная женщина, живет в окружении таких же честных людей на протяжении трех лет. Но, когда она пришла за покупками в Гостиный двор

Главным героем произведения оказывается безмозглый Самовар, случай которого принят за основное содержание сказки. Он находится на широком столе в одном из зданий и утверждает находящейся неподалеку столовой посуде

Данная былина повествует о жизни довольно бедного, но очень талантливого человека, который буквально поразил всех окружающих своей мастерской игрой на гуслях. Можно отметить

Сочинение на тему «Сатира М.Е. Салтыкова-Щедрина»

Перед вами сочинение, в котором проводится анализ сатирического творчества Салтыкова-Щедрина. Данное сочинение поможет вам в подготовке к урокам русской литературы.

В сочинении упоминаются произведения Господа Головлевы, История одного Города, Сказки для детей изрядного возраста, Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил.

Сатира Салтыкова-Щедрина – сочинение.

А.С. Пушкин, говоря о Фонвизине, назвал его «сатиры смелый властелин». Это определение в большей степени подходит великому русскому сатирику — Михаилу Евграфовичу Салтыкову-Щедрину. Он использовал в своем творчестве самые разные литературные жанры: романы, повести, рассказы, очерки и пьесы. Все они, как бы сливаются в одно целое, ярко и могуче изображают целое историческое время. Критикуя в своих произведениях темные и порочные стороны жизни, Салтыков-Щедрин всегда явно или скрыто, если того требовала цензура, воспевал счастливые идеалы социальной справедливости, разума и света.

Выступая беспощадным обличителем общественных пороков «сверху донизу», Салтыков-Щедрин исходил из своих собственных глубоких впечатлений и наблюдений жизни. Состоя на государственной службе в должности вице-губернатора, Михаил Евграфович воочию познакомился с царскими структурами власти и убедился, что государство прежде всего стоит на страже интересов правящего сословия — дворянства. Нужды простого народа никого не заботили, а напротив, считалось, что русский мужик счастлив и всем доволен. Его обманывали, обкрадывали, унижали и притесняли различные слои чиновничества, с которым писатель вплотную познакомился и изучил его, находясь в ссылке, в Вятке. Умело замечая в жизни все негативные ее проявления, известный сатирик воспроизводил действительность в своих произведениях с помощью преувеличения, заострения, гиперболизации и гротеска. Бескомпромиссностью своих суждений о предмете осмеяния Салтыков-Щедрин снискал у своих современников уважение и восхищение. Его называли «диагностом наших общих зол и недугов«.

Описывая в «Господах Головлевых» жизнь дворянской семьи, писатель остро высмеивает ущербную личность, тонко исследует природу зла в психологическом плане человека. Достается от его иронии и чиновникам да начальникам различных рангов, которые он едко изображает в «Истории одного города«. Здесь повествование ведется от лица летописца-обозревателя, который насмешливо коллекционирует пороки своего города. Конечно, сатира писателя создает образы высокой степени условности, но такие образы яснее и контрастнее дают нам возможность увидеть реальные недостатки и изъяны общества того времени, его различных слоев.

Многие из образов Салтыкова-Щедрина напоминают нам и сейчас встречающихся людей. Такие типы показаны в сатирических «Сказках для детей изрядного возраста«. Это великолепное произведение было издано нелегально, потому что царская цензура сочла его за яростный выпад против правящего класса. В сказках Щедрина изображено множество типов господ: помещиков, купцов, чиновников и прочих. Все они нарисованы художником высокомерными, заносчивыми и при этом совершенно беспомощными, неумелыми и глупыми. В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыков-Щедрин пишет с присущей ему иронией:

«Служили генералы в какой-то регистратуре…, Следовательно, ничего не понимали. Даже слов никаких не знали».

Они ничего не умели делать, кроме как жить за чужой счет. Твердо зная, что булки растут на деревьях, они верили в свою исключительность, не задумываясь нисколько о собственной личной значимости. Разве нет таких «генералов» в нашей жизни? Они нередко встречаются, амбиции их велики. Они желают только иметь, а работать, по их убеждению, обязаны такие «бездельники«, как мужик из «Повести…» Изобличительная пародия Салтыкова — Щедрина, всегда снисходительная к народу-труженнику, ставит в укор мужику его безропотность и покорность. Мужик показан молодцом: все умеет, все может, даже суп в пригоршне сварит, но вот получает приказ вить для себя веревку, чтоб не убежал, и он с готовностью берется за дело.

В сказке «Дикий помещик» Щедрин так же высмеивает неспособность русских господ прожить без своих, хоть и дурно пахнущих, мужиков. Героя этой сказки мучает холопий дух и неприглядный вид его крестьян, он мечтает избавиться от них. И вот, оставшись один-одинешенек, он превращается в «дикого помещика»: «весь… оброс волосами… а когти у него сделались как железные«.

Сказки писателя полны сетований, что народ слишком молчалив, терпелив, забит и темен. Он смиренно несет лишения н свой тяжкий труд, не помышляя даже о сопротивлении. В сказке «Медведь на воеводстве» писатель показывает, на что способно возмущение народа. Медведь, который своими бесконечными погромами вывел мужиков из терпения, оказался посаженным на рогатины, с него «содрали шкуру». Понятно, почему эти сказки не допускали к изданию. Здесь явно слышится угроза жестокому правящему классу.

Уничтожающе беспощадная сатира Салтыкова-Щедрина воспроизводит действительность как нечто превратное, несообразное, несостоятельное, она вызывает очищающий смех над пороками времени и общества и одновременно возбуждает воспоминание о высших жизненных ценностях: добре, истине, красоте. Провожая в «царство теней все отжившее«, сатира М.Е. Салтыкова-Щедрина тем самым защищает положительное, подлинно живое, нравственное и духовное начало человека.

Читать произведения великого сатирика довольно непросто, не все в его творчестве понятно и интересно современному человеку. Но большинство «детей изрядного возраста» до сих пор с удовольствием читают «правдоподобное неправдоподобие» салтыковской сатиры.

«Язык произведений М. Е. Салтыкова – Щедрина»

М. Е.Салтыков – Щедрин, писавший под псевдонимом Щедрин – вершина русской сатиры. Главное своеобразие его фигуры в русской литературе заключается в том, что Щедрин был и остаётся в ней крупнейшим писателем социальной критики и обличения.

Произведения Щедрина при всём их жанровом многообразии – романы, хроники, повести, рассказы, очерки, пьесы – сливаются в одно огромное художественное полотно, изображающее целое историческое время. «У Щедрина, отличительной чертой личности которого и главной мерой вещей был разум, а главным орудием борьбы с враждебным ему миром – «меч мысли», созданное им обличительное полотно можно назвать «Глуповской комедией», или же, по определению самого писателя, трагедией жизни, находящейся «под игом безумия» [Макашин, 1991, с.7]

Сила и пафос его публицистики обычно не только не наносили ущерба художественности произведений, но идейно углубляли и возвышали их. Органическое слияние художественного и публицистического – одна из характернейших особенностей творчества Щедрина. Явления жизни, становившиеся предметом критики Щедрина, воспринимались им в двух плоскостях. В одной они представлялись во всей конкретности своего «физического» существования, в другой – как объективности, не соответствующие идеалу, поэтому отрицаемые и в идейно – моральном плане как бы не существующие.

Читайте также:  Особенности жанра сказки у М. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Одним из способов литературного выражения такого восприятия служит у Щедрина система «ирреальных» образов: «призраки», «тени», «миражи», «трепеты», «сумерки» и др.

«Исследуемый мною мир есть воистину мир призраков», – заявлял Щедрин. – «Но я утверждаю, что эти призраки не только не бессильны, но самым решительным образом влияют на жизнь». [Макашин, 1991, с.8]

С миром «призраков» сосуществует в щедринской сатире близкий к нему мир «кукол» и «масок», мир «картонной жизни», и «жизни механической». Эта система образов служит писателю для изображения, с одной стороны, мощных бюрократических механизмов царизма, а с другой – разного рода явлений «мнимой», «ненастоящей», «обманной» жизни – её примитивов, стереотипов и всякого рода социальных искажений облика и поведения людей. Глубокое развитие получил у Щедрина приём использования представителей животного мира для выражения человеческих характеров.

Щедринское искусство гротеска и гиперболы многообразно, но во всех своих формах и приёмах оно направленно на достижение единых главных целей: обнажать привычные явления жизни от покровов обыденности, привлекать внимание к этим явлениям различными способами их заострения и показывать их подлинную суть в увеличительном стекле сатиры. Щедринские гротески и гиперболы исполнены яркой художественной выразительности, беспримерного остроумия и удивительной ёмкости обобщения.

Поэтика и стилистика произведений Щедрина чрезвычайно богаты острым, идеологически действенным фразеологическим и лексическим материалом, применимым и поныне. Он содержит множество ярких образцов искусства «заклеймения» социально отрицательных явлений действительности.

Для литераторов художественно – публицистических жанров поэтика и стилистика Щедрина представляют выдающуюся ценность как школа мастерства слова и редкого искусства пользоваться языковым оружием идейных противников для борьбы с ними и защиты своих идеалов. Ведь Щедрин – только он один – умел, например, пользоваться самыми матёрыми штампами русской приказной речи, канцелярского и делового языка царской бюрократии для её полного посрамления.

Одна из главных особенностей поэтики и стиля Щедрина – эзопов язык, т. е. совокупность семантических, синтаксических и ряда других приёмов, придающих произведению или его отдельным элементам двузначность, когда за прямым смыслом сказанного таится второй план понимания, который и раскрывает подлинные мысли и намерения автора. Эзопов, или «рабий», язык был одним из средств защиты щедринских произведений от терзавшей их царской цензуры. Кроме того в этом языке Щедрин нашёл дополнительный и богатый источник художественной выразительности.

В основе «эзоповской манеры» Щедрина лежит иносказание, предполагающее ориентированность сатирических сюжетов, фабул, характеров на реальные события, факты и проблемы действительности.

Эзопов язык Щедрина имеет разнообразную «технику» – своего рода условные «шифры», рассчитанные в условиях эпохи на понимание их «читателем – другом». Наиболее часто «зашифровка» осуществляется приёмом сатирических псевдонимов или парафраз со скрытым значением: например: Департамент отказов и удовлетворений. – Сенат.

Псевдонимами со скрытым значением обозначаются не только отрицательные и обличительные, но и положительные, утверждаемые явления и факты, прямое название которых по цензурным условиям было невозможно, например: Гневные движения истории. – Революция.

Непревзойдённый мастер сатирического «цеха» и условных форм поэтики, Щедрин был в то же время в высшей степени одарён главнейшими качествами великого художника – реалиста, способностью создавать мир живых людей, глубокие человеческие характеры, видеть и изображать трагическое, причём даже в таких судьбах и ситуациях, которые, казалось бы, не могли заключать в себе никакого трагизма.

Сочинение на тему “Актуальность сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина сегодня”.

Ученик рассказывает об актуальности сатиры писателя 19 века М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Скачать:

ВложениеРазмер
Сочинение на тему “Актуальность сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина сегодня”.21.49 КБ

Предварительный просмотр:

Актуальность сатиры М.Е. Салтыкова-Щедрина сегодня.

Сатира – это литературная критика определенных явлений общества, образа жизни людей и образа их мыслей. По словарю Даля – «сочиненье насмешливое, осмеяние слабости и порока». Данный жанр в нашей стране переживал бурный рост в восемнадцатом веке. Он был популярен в журналах, повестях, романах и особенно в рассказах. Один из первых образцов сатиры – комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль». Творчество Крылова также высмеивает людские пороки. В девятнадцатом веке наиболее яркими образцами сатиры являлись произведения Грибоедова, Гоголя, Некрасова и, конечно же, М.Е. Салтыкова-Щедрина. Его сатира являлась наиболее едкой, насмешливой и язвительной. Чернышевский говорил: “Ни у кого из предшествующих Щедрину писателей картины нашего быта не рисовались красками более мрачными. Никто не карал наших собственных язв с большей беспощадностью”.
Салтыков-Щедрин имел талант чутко улавливать все острые конфликты и проблемы в России и выставлять их напоказ перед всем русским обществом в своих произведениях. Его возмущало несправедливое отношение власти к подчиненным, покорность простого народа высшим чиновникам. Это и было центральной темой его сатиры – взаимоотношения господ и рабов. Несмотря на то, что свои произведения автор писал в девятнадцатом веке, многое из того, что он описывает в дореволюционной России актуально до сих пор. И думается мне, будет актуально еще долго. Поскольку в них затрагиваются “вечные проблемы”, которые всегда будут на злобе дня из-за людских недостатков и слабостей.

Возьмем для примера роман «История одного города». В нем Салтыков-Щедрин высмеивает самодержавие, потому как для него это бесчеловечный и жестокий строй. Прежде всего, люди, приходящие к единоличной власти, часто теряют разум, и ими овладевают такие качества как жадность, эгоизм, самолюбие, несправедливость, жестокость. Конечно, это происходит не всегда, но в большинстве случаев действительно так. Салтыков-Щедрин лихо проходится по градоначальникам города Глупова: Иван Великанов «обложил в свою пользу жителей данью по три копейки с души, предварительно утопив в реке экономии директора. Перебил в кровь многих капитан-исправников», Богдан Пфейфер, «ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество». У Брудастого в голове вместо мозга действует «органчик», периодически наигрывающей два окрика: «Разорю!» и «Не потерплю!». Онуфрий Негодяев (не правда ли, говорящая фамилия?) «размостил вымощенные предместниками его улицы и из добытого камня настроил монументов». Прыщ оказался с фаршированной головой, главным его девизом было «Отдохнуть-с», Перехват-Залихватский «въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». Маркиз де Санглот «отличался легкомыслием и любил петь непристойные песни. Летал по воздуху в городском саду, и чуть было не улетел совсем, как зацепился фалдами за шпиц, и оттуда с превеликим трудом снят» за это и был отправлен в отставку. ДюШарио вообще оказался женщиной. А Фердышенко, Петр Петрович, например, «недоимки запустил; любил есть буженину и гуся с капустой. Во время его градоначальствования город подвергся голоду и пожару». Есть еще некоторые градоначальники, но вообщем, смысл понятен: писатель стремится показать всех властителей как можно глупее и смешнее, не чурается обидных слов в их адрес. Приходишь в недоумение от таких управленцев и поражаешься, как все это терпит простой народ. Салтыков-Щедрин умело пользуется гротеском и гиперболой, что делает образы безмозглых градоначальников еще нелепее. В то же время, Салтыков-Щедрин обвиняет народ в его покорности, смирении и пассивности по отношению к самодержавной власти.

Также эту тему писатель затрагивает в своих сказках. « Повесть о том, как мужик двух генералов прокормил» является тому подтверждением. Автор пытается показать бесполезность существования генералов, которые ничего не умеют делать, кроме как эксплуатировать народ. Попав на необитаемый остров, сами они не могут ни рыбы поймать, ни плод с дерева сорвать, ни охотиться. Хорошо характеризует генералов их диалог, в котором они недоумевают, что пища в первоначальном виде « летает, плавает и на деревьях растет» и, оказывается, «кто хочет куропатку съесть, то должен сначала ее изловить, убить, ощипать, изжарить. » Смешно наблюдать. На помощь, как всегда, приходит простой работящий человек. Что-что, а командовать генералы умеют. Очень хорошо чувствуется, с какими теплыми чувствами Салтыков-Щедрин относится к мужику, который научился быть сильным, ловким, сообразительным. Он сумел поймать рябчика силком, сделанным из собственных волос, «развел огонь», «стал даже суп в пригоршне варить». И с острова необитаемого их вывез, а в награду получил лишь « рюмку водки да пятак серебра». Опять же мы наблюдаем, как автор осуждает паразитическую жизнь генералов, и в то же время ему грустно, от того, что русский человек настолько покорен.

Актуальна ли эта проблема в наше время? Думаю, что в какой-то степени да. Можно возразить, что монархия уже давно отсутствует в России, ведь наша страна пережила период социализма, сейчас переживает демократию. Но не все так просто. Как в Советском Союзе, так и в современной России власть всегда была выше народа и законов. Зачастую эти самые законы несправедливы, пишутся не для людей. Формально демократия – власть народа, на деле это не так. Любой чиновник, любой министр, любой человек, стоящий выше простого гражданина имеет свои нити власти, и если раньше ущемление прав народа происходило по закону (поскольку только царь мог решать, что ему делать), то сейчас мы можем столкнуться с беспределом, несправедливостью и неправотой формально незаконными, но на деле процветающими. И народ в наше время также достаточно пассивен, зачастую просто не способен устранить от власти нерадивого чиновника. Как сказал Ф. Ницше: “Тому повелевают, кто не может повиноваться сам себе”.

Сходную злободневную проблему – трусость простого обывателя, человека, боящегося перемен, можно встретить в сказке «Премудрый пескарь». В ней Салтыков-Щедрин изображает пескаря, рыбку, которая всю жизнь дрожала, боялась выйти наружу из своей норы, в итоге прожившая «с лишком сто лет» бесполезной, никчемной жизни. В образе пескаря мы видим простого трусливого мещанина, человека, который дрожит за свою шкуру, замкнут в себе, отчужден от реального мира, проблем и не способен реагировать на них. Только перед смертью задумывается пескарь о прожитой жизни: «Кому он помог? Кого пожалел, что он вообще сделал в жизни хорошего? Жил-дрожал и умирал-дрожал». В наше время тоже много инфантильных, апатичных, а главное трусливых людей, не способных бороться за свои права, за свою личную жизнь, в конце концов. Они просто плывут по течению и зачастую не приносят реальной пользы обществу. Бессмысленное существование пескаря помогает нам задуматься о своей собственной жизни: Что я делаю не так? Как это исправить? В чем смысл моего существования? Оно помогает нам понять, что необходимо приносить радость другим людям, жить не только для самого себя, но и для окружающих, стараться приносить реальную пользу обществу, не бояться перемен и всего нового. Читая произведения Щедрина, мы можем увидеть себя в главных героях его сказок, романов и повестей. Осознав это, мы получаем шанс измениться к лучшему.

В своем другом, не менее известном произведении «Господа Головлевы», помимо вышеназванных проблем поднимается также тема отношений в семье, отношений между людьми, а также личных качеств тех или иных индивидуумов. В романе показана картина разрушения дворянской семьи Головлевых, не в последнюю очередь из-за нахлебнического образа жизни оных, эксплуатирующих крестьян; но более важными причинами, выходящими на первый план, являются взаимное подозрение, недоверие, ложь, лицемерие, общая вражда. Вот перед нами глава семейства Арина Петровна Головлева, властная и энергичная помещица. Поражает её умение увеличивать капиталы. Копить и богатеть – вот единственная цель, которая целиком поглощает все ее силы и внимание. Других страстей и привязанностей у нее нет. Страшно становится, когда видишь, как она ради богатства превращает в каторгу жизнь крестьян. Лишает себя покоя и комфорта, кормит впроголодь своих детей.

Изумляет спокойствие и безжалостность, с которыми Арина Петровна наблюдает, как разоряются и умирают в нищете её дети. И только в конце жизни перед ней встал горький вопрос: «И для кого я припасала! Ночей не досыпала, куска недоедала… для кого?»

Деспотическая власть Арины Петровны, материальная зависимость детей от произвола «маменьки» воспитывали в них лживость и угодничество. Этими качествами особенно отличался Порфирий Головлев, получивший от других членов семьи прозвища «Иудушка» и «кровопийца». Иудушка с детских лет сумел опутать» доброго друга маменьку» паутиной лжи, подхалимства и еще при жизни завладел всем богатством. Образ Иудушки стал символом всякой эксплуатации и угнетения, человеконенавистничества, пустословия и лжи. Эти черты встречаются и в современных людях. Конечно, это вечная тема (что в очередной раз подчеркивает актуальность произведений Щедрина), и браться описывать здесь способы искоренения негативных свойств характера человека я не возьмусь, но факт остается фактом: проблемы в семьях у нас существуют и сегодня, в том числе из-за вышеописанных плохих качеств. Радует то, что многим людям, в том числе Салтыкову-Щедрину эти проблемы небезразличны, и они стараются отобразить их в своих произведениях максимально доступно и понятно простому человеку, чтобы тот лишний раз задумался о своем поведении и о своей семье.

Думаю, Салтыков-Щедрин как раз писал не только для современников, но и для будущего поколения людей. Важно, что в основе язвительных, остросатирических произведений писателя лежит любовь к народу, истинный патриотизм, который предполагает критическое отношение к недостаткам общества. К сожалению, жизнь не стоит на месте, а схожие проблемы остаются. Можно приводить в пример еще много произведений Салтыкова-Щедрина: “Дикий помещик”, “Карась-идеалист”, “Медведь на воеводстве”… Лишний раз мы подтверждаем их сегодняшнюю актуальность и необходимость ознакомления с ними любого современного человека. Ведь произведения Салтыкова-Щедрина могут являться своего рода толчком к активным действиям, к попыткам сделать хоть что-то для изменения жизни к лучшему. И если «в своем глазу бревна не видно», писатель может открыть глаза на многие вещи, достаточно лишь немного умения понимать скрытую в его сатире мораль. За это перед Салтыковым-Щедриным можно смело снимать шляпу. В свое время он проделал большую и полезную работу, задал тон современным людям с активной позицией, необходимо только суметь воспользоваться его трудами.

Сочинение на тему: Сатира в произведениях Салтыкова-Щедрина

Еще одним великим русским сатириком XIX века был Салтыков-Щедрин. В его творчестве сатира заняла первое место, это был сатирик по преимуществу. Ряд особенностей отличает сатиру Щедрина: это, во-первых, исключительная сосредоточенность на социальной проблематике, во-вторых, своеобразие объекта сатирического осмеяния, и в-третьих, особые художественные средства сатиры.

Салтыков-Щедрин никогда не писал абстрактной сатиры на пороки человека вообще, сатирическому осмеянию в его произведениях подвергались всегда общественные явления.

Это и неудивительно, так как и положительный идеал Щедри­на лежал не в этической, а в социальной области. Несоответ­ствие действительности и идеала, глубокое противоречие между ними, а главное, то, что Щедрин отчетливо видел, на­сколько сильны негативные тенденции в обществе, все это придавало его сатире особый привкус – горький, часто даже желчный. Его сатира была беспощадно-презрительна и в наи­меньшей степени ставила своей задачей развлечение читателя. Своеобразие его сатиры и всего строя писательской личности очень точно уловил и очертил Чехов, который после смерти Салтыкова-Щедрина писал: «Мне жаль Салтыкова. Это была крепкая, сильная голова. Тот сволочной дух, который живет в мелком, измошенничавшемся душевно русском интеллигенте среднего пошиба, потерял в нем своего самого упрямого и на­зойливого врага. Обличать умеет каждый газетчик, издеваться умеет и Буренин (реакционный журналист конца XIX в. – А.Е.), но открыто презирать умел один только Салтыков. Две трети читателей не любили его, но верили ему все. Никто не сомневался в искренности его презрения».

Объектами сатирического осмеяния для Салтыкова-Щедри­на становились все проявления самодержавно-крепостничес­кого общества второй половины XIX века: состояние культуры («Орел-меценат»), быт и нравы общества («Губернские очер­ки»), либеральная интеллигенция («Коняга», «Вяленая вобла», «Карась-идеалист»), жизнь обывателя («Премудрый пескарь»), моральная и физическая деградация помещиков («Господа Го­ловлевы»), зарождающаяся сельская буржуазия («Столп») и многое другое. Но главное внимание Щедрина было все-таки направлено на два полюса тогдашнего общества – на само­державие и народ, причем и та и другая сторона подвергались сатирическому осмеянию почти в равной степени. Почему сатирически осмеивалось самодержавие – это понятно приме­нительно к писателю, который был убежденным революционером-демократом. Историческая обреченность этого государст­венного института, его паразитизм, тупая, бессмысленная жестокость, реакционная сущность – все это вызывало есте­ственный протест и уничтожающую насмешку, которая наибо­лее ярко воплотилась в сказках «Медведь на воеводстве», «Орел-меценат» и в романе «История одного города». Но не менее едкой насмешке подвергается в произведениях Щедрина и народ, крестьянство. Почему? Сам Щедрин писал, что следу­ет различать «народ как носитель идеи демократизма» и «народ исторический». «Народ как носитель идеи демократизма» – в этой формулировке подчеркивалось великое общественное зна­чение народа, который был единственным классом, заслужи­вающим социального сочувствия, тем самым классом, для блага которого в конечном итоге работали революционеры-демо­краты, в том числе и Щедрин. Народ же «исторический» – это то конкретное состояние, в котором находится русское кресть­янство в данное историческое время. И этот исторический на­род еще очень и очень далеко отстоял от революционно-демо­кратического идеала, от того, каким бы его хотел видеть Щед­рин. Поэтому главное внимание в своих произведениях сатирик обращает на отрицательные стороны народа, воспитанные ве­ками рабства. Это низкая степень социального самосознания, униженность, забитость, готовность выполнить все, что потре­буют «господа», полная пассивность даже тогда, когда речь идет о собственной жизни. Подробно эта психология «народа исторического», еще не доросшего до того, чтобы самому ре­шать свою судьбу, проанализирована Щедриным в романе «Ис­тория одного города». Не раз обращался к этой проблематике Щедрин и в сказках. Так, уже в своей первой сказке – «По­весть о том, как один мужик двух генералов прокормил» – Щедрин с едким сарказмом рисует образ безответного и на все готового мужика, который доходит до того, что сам для себя вьет веревочку, которой генералы привяжут его к дереву, «чтоб не убег», среди изобилия плодов осмеливается взять себе толь­ко одно кислое яблоко, всячески заботится о генералах и убла­жает их. Те же черты народного характера просматриваются и в сказке «Дикий помещик» – крестьяне там послушны помещику и представителю власти, с ними можно сделать что хочешь, и они уподобляются рою пчел, которых можно беспрепятст­венно отловить и прикрепить к месту. Едкой горечью пропита­на и сказка «Коняга», в которой мужицкая работящая лошадь все работает и работает, в то время как окружающие ее тунеяд­цы-пустоплясы рассуждают, отчего это она еще до сих пор не померла и как. выдерживает такую каторжную жизнь. Сказка заканчивается горькой и саркастической фразой: «Трудись, ко­няга!», в которой выразилось все презрение Щедрина к народу, не способному изменять свою участь. Но это презрение – во многом от бессилия что-либо изменить, от отчаяния.

Щедрин был смелым новатором и в области сатирической формы. В частности, он впервые стал широко и активно при­менять для целей сатирического осмеяния фантастику и гро­теск. Фантастика позволяла Щедрину предельно заострить социальную ситуацию, выявить ее скрытую сущность. На­пример, в сказке «Повесть о том, как один мужик двух генера­лов прокормил» острота ситуации подчеркивается тем, что действие переносится на необитаемый остров, на котором нет никого, кроме генералов и мужика. А значит, нет и «аппарата принуждения», нет армии, полиции, жандармов и проч. Л му­жик все-таки и в этих условиях служит генералам верой и правдой – не под гнетом социальных или экономических об­стоятельств, а по многовековой привычке к рабству. Фанта­стический сюжетный ход позволяет ярче выявить черты соци­альной психологии и заодно показать всю нелепость, а значит, и внутреннюю комичность существующего в России общест­венного миропорядка. Или вот, например, в «Истории одного города» один из градоначальников имел в голове вместо мозга музыкальный ящик, который играл только два романса: «Не потерплю!» и «Разорю!» Здесь при помощи фантастического заострения и преувеличения сконцентрирована вся суть поли­тики самодержавия, как она представлялась Щедрину. И здесь фантастика служит средством высмеивания: оказывается, можно вполне управлять государством, имея вместо головы музыкальный ящик, лишь бы только этот ящик играл нужные «романсы»…

Особой разновидностью фантастики, которой часто пользо­вался Щедрин, был гротеск – сочетание фантастического с на­рочито бытовым, приземленным, сугубо .современным. Так, например, в сказке «Медведь на воеводстве» медведь, отправ­ляясь править, собирается в первую очередь разорить типогра­фии и университеты, а «здравомысленный заяц» из одноимен­ной сказки читает «статистические таблицы, министерством внутренних дел издаваемые». Такой прием позволял Щедрину показать условность сказочной атмосферы, сделать иносказа­ние более прозрачным, указать на современное звучание произ­ведения. Гротеск служил и безотказным приемом усиления комического эффекта, поскольку построен на нелепости, несо­образности.

Произведения Щедрина – образец бескомпромиссной со­циальной сатиры, может быть, и не такой смешной, как у дру­гих писателей, но чрезвычайно глубокой и беспощадной, ед­кой и язвительной, нетерпимой по отношению к социальным и нравственным уродствам.

Ссылка на основную публикацию
×
×