Крестьянская и помещичья Русь в сказках М.Е.Салтыкова-Щедрина 2: сочинение

Крестьянская и помещичья Русь в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

Салтыков-Щедрин – один из выдающихся писателей-сатириков русской литературы. Многие его произведения направлены на обличение пороков общества. Вершины выразительности он достигает в своих небольших сказках «для детей изрядного возраста». Именно отношения между народом и помещиками, чиновниками стали основной темой многих его сказок. Писатель прекрасно изучил жизнь чиновников, несправедливость порядков, жизнь разных слоев общества. Будучи вице-губернатором, он имел возможность убедиться, что Российское государство прежде всего заботится о дворянах, а не о народе.

Пафос сказок заключается в разоблачении социального неравенства, жестокой эксплуатации народных масс помещиками, в любви к угнетенному и страдающему народу, в думах о его бесправном положении, в горьких сетованиях на его покорность, на его наивные политические надежды найти правду и защиту у власти.

Сатирик критикует не только деспотизм и эгоизм угнетателей, но и покорность самого трудового народа. В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыков-Щедрин клеймит ничего не умеющих, беспомощных генералов. Он с достаточной долей сарказма показывает нам ужасающую картину, как голодные генералы готовы съесть друг друга, не умея достать пищу в кишащих рыбой ручьях, в лесу, полном фруктов. Паразитический образ жизни приводит к тому, что они не знают элементарного: верят, что булки растут на деревьях в том виде, в каком их подают к столу. Но вот, что генералы прекрасно знают и умеют, так это эксплуатировать народ. Чтобы не погибнуть на острове, они отыскивают «лежебоку мужика», который впоследствии все для них и сделает: и пищу приготовит, и с острова вывезет домой, и платы не потребует. Но сатира писателя направлена здесь и против мужика, который «суп в пригоршнях готовит, силки плетет…», но и веревку, которой его связывают, он изготавливает сам.

Даже когда мужик кормит генералов яблоками, для них он выбирает спелые да румяные, а себе – кислые да гнилые. Откуда такая покорность? Писатель возмущен таким положением вещей, он видит в этом вину не только правящего класса, но и крестьян, разрешающих закабалять себя, не поднимающихся на социальный протест, довольствующихся малым.

В сказке «Самоотверженный заяц» похожая ситуация. Заяц покорно ждет, когда сытому волку придет охота его съесть.«Добрый» волк отпускает Зайца домой проведать невесту. И Заяц возвращается , покорно ждет своего часа.

В сказке «Коняга» писатель размышляет о судьбе крестьянства. Если мужик из сказки о двух генералах сообразителен, то образ коняги из одноименной сказки становится символом порабощения народа. Генералы, помещики, буржуазия, купцы, как «пустоплясы», говорят о своей любви к народу, восхищаются его трудолюбием, а на деле живут чужим трудом. Сытые «пустоплясы» в духе идей славянофилов и либералов рассуждают о причинах бессмертия Коняги. Один предполагает, что Коняга силен тем, что в нем от постоянной работы «здравого смысла много накопилось», другой видит в Коняге «жизнь духа и дух жизни», третий утверждает, что Коняге «труд дает… душевное равновесие», четвертый – что просто Коняга привык к участи своей и нуждается только в кнуте.

Писателю горько, что русское крестьянство своими руками вьет веревку, которую угнетатели накинули ему на шею. Щедрин призывает народ задуматься над своей судьбой, сбросить гнет.

Сочувствуя угнетенному народу, Щедрин выступает против жестокой эксплуатации народных масс помещиками. Помещики изображаются никчемными, дикими, ведущими паразитический образ жизни. В сказке «Дикий помещик» эксплуататор народа пожелал, чтобы все мужики пропали. Так и произошло. Только помещик в результате стал диким, беспомощным, потому что без крестьян он ничего не мог сделать. Всю жизнь этот помещик жил за счет труда крестьян, а когда они исчезли, он совсем одичал. Крестьянский труд не ценился, помещики не осознавали, что без него они погибнут.

Мы видим, что сказки Салтыкова-Щедрина – великолепный художественный памятник минувшей эпохи, пример осуждения всех форм зла во имя добра, равноправия и справедливости. В этих небольших шедеврах сатирического искусства, предназначенных «для детей изрядного возраста», писатель создает очень яркий образ крестьянской и помещичьей Руси, который поражает своей точностью и актуальностью и для наших дней. Автор изображает бесправие русского народа, противопоставленное хорошей жизни «власть имущих». Не это ли же, по сути, присутствует и в современной жизни? Остается только надеяться, что труд Салтыковка-Щедрина, направленный на борьбу за улучшение жизни, когда-нибудь принесет достойные плоды и его голос будет услышан.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Салтыков-Щедрин М.Е. / Разное / Крестьянская и помещичья Русь в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

Смотрите также по разным произведениям Салтыкова-Щедрина:

Своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина (1)

Школьное сочинение

Сказка — малый эпический жанр, истоки которого коренятся в устном народном творчестве. В основе сказки лежат вымышленные, фантастические или авантюрные события, а финал чаще всего оптимистический: добро побеждает зло. Как и большинство других эпических жанров, сказка параллельно существует в фольклоре и в форме авторского литературного творчества.

Форму народной сказки использовали многие писатели. Их литературные сказки, написанные в стихах или прозе, воссоздавали мир народных представлений, народной поэзии, а иногда заключали в себе и сатирические элементы. Одним из ярчайших образцов жанра русской литературной сказки стал цикл фантастических миниатюр М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Призванием М.Е. Салтыкова-Щедрина была политическая сатира, основным оружием — бичующий смех, социальным идеалом — общество равноправных, свободных, счастливых людей. Для сатиры Салтыкова-Щедрина были обычны приемы художественного преувеличения (гипербола, гротеск), фантастики, иносказания, сближения обличаемых социальных явлений с явлениями животного мира. Эти приемы приводили сначала к появлению сказочных эпизодов внутри произведений, а затем и к первым самостоятельным сказкам как к жанру. Именно сказки стали итогом многолетних жизненных наблюдений и размышлений писателя. В них сплетается фантастическое и реальное, комическое и трагическое, в них широко используется гротеск и гипербола, проявляется удивительное искусство эзопова языка. Но в отличие от народных сказок, сказки Салтыкова-Щедрина всегда острополитичны, в них ставятся самые животрепещущие вопросы современной ему жизни.

Каждая из сказок Щедрина — законченное и совершенное произведение. Но целостное представление о замысле и идее возникает только после знакомства со всем сказочным циклом.

К жанру сказки Салтыков-Щедрин обратился еще в 60-е годы XIX века, создав три замечательных произведения: “Дикий помещик”, “Пропала совесть” и “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Большинство же сказок цикла, состоящего из тридцати двух произведений, было написано в 80-е годы. Все сказки объединяются в цикл общими идеями и темами. Основной смысл цикла — в развитии идеи непримиримости классовых интересов в эксплуататорском обществе, в стремлении поднять самосознание угнетенных, пробудить в них веру в собственные силы. Не случайно сборник сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина издатели-подпольщики назвали “Сказками для детей изрядного возраста”, то есть для взрослых, вернее, для тех, кто не только размышляет о жизни, но в ком пробуждается осознание своего человеческого достоинства.

Почему писателем был избран именно этот жанр? Во-первых, для едкой обличительной сатиры хороша была аллегорическая форма, ведь иносказания — любимая сфера мастера эзопова языка. Во-вторых, любая сказка заключает в себе или откровенное назидание (как мораль в басне), или фокусирует народную мудрость, идеальные представления. В-третьих, язык сказок необыкновенно ярок и образен, что позволяет наиболее точно донести до читателя идею произведения.

По своему содержанию сказки Салтыкова-Щедрина больше всего похожи на бытовые или плутовские, но действующие лица в них (как в баснях или сказках о животных) — звери, птицы, рыбы. С волшебными сказками щедринские роднит использование традиционных зачинов, присказок: “жили да были” (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), “в некотором царстве, в некотором государстве” (“Дикий помещик”, “Недреманное око”), “в старые годы, при царе Горохе” (“Дурак”) и другие; “ни в сказке сказать, ни пером описать”, “по щучьему велению, по моему хотению” и тому подобное; встречаются и троекратные повторы.

А дальше начинаются новаторские введения: в основе сатирической фантазии Щедрина лежат народные сказки о животных, и каждое животное наделено устойчивыми качествами характера: волк жаден и жесток, лиса коварна и хитра, заяц труслив, щука хищна и прожорлива, осел беспросветно туп, а медведь глуповат и неуклюж. Герои-животные вроде ведут себя, как им положено, но вдруг проскользнет что-то, присущее человеку, да еще принадлежащему к определенному сословию и живущему в то или иное историческое время (“премудрый пискарь”, например, просвещенный, умеренно-либеральный, в “карты не играет, вина не пьет, табаку не курит, за красными девушками не гоняется”).

Кроме всем известных по народным сказкам трусливого зайца, туповатого медведя, хищной щуки писатель придумывает новые обобщающие образы-аллегории: карась-идеалист, орел-меценат и другие. Язык сказок Салтыкова-Щедрина тоже не совсем сказочный: фольклорные обороты в нем смешиваются с канцеляризмами, книжная лексика сменяется просторечием (причем как в речи персонажей, так и в авторском повествовании). Это создает комические эффекты несоответствия, например, положения в обществе — умственному кругозору (Орел-меценат, если понимал что-то, произносил одно слово: “Имянно”).

Излюбленные художественные приемы Щедрина — ирония, гипербола и гротеск, которые усиливают горестные впечатления от столкновения с “чудесами” русской жизни. Так, например, генералы, откормленные мужиком (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), сделались “веселые, рыхлые, сытые, белые”. Такое перечисление неоднородных определений как однородных звучит издевательски: только сытое тело может развеселить генералов. В “Диком помещике” почти те же эпитеты еще больше усиливают обличение паразитизма “русского дворянина” — “тело имел мягкое, белое и рассыпчатое”.

Сказки Салтыкова-Щедрина можно разделить на несколько основных тематических групп. Это сатира на правительственные верхи, эксплуататорские классы: “Дикий помещик”, “Медведь на воеводстве”, “Орел-меценат”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Обличение поведения и психологии обывательски настроенных интеллигентов: “Премудрый пискарь”, “Самоотверженный заяц”, “Карась-идеалист”, “Вяленая вобла”. Изображение трудолюбивых, талантливых, могучих и вместе с тем покорных своим угнетателям народных масс: “Коняга”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”, “Богатырь”. Пропаганда новой морали: “Дурак”, “Христова ночь”.

Читайте также:  Череда градоначальников в Истории одного города М.Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

В сказке “Медведь на воеводстве” разворачивается беспощадная критика самодержавия в любых его формах — в лесу царствуют трое воевод-медведей, разных по характеру: злого сменяет ретивый, ретивого — добрый, но эти перемены никак не отражаются на общем состоянии лесной жизни.

Зло заключается не в частных злоупотреблениях отдельных воевод, а в звериной природе власти. В сказке “Орел-меценат” Щедрин показывает враждебность деспотической власти просвещению, а в “Богатыре” история российского самодержавия заключена в образе гниющего богатыря и завершена полным его распадом и поражением.

Обличению паразитической сущности господ посвящены сказки о диком помещике и двух генералах. Между ними много общего: и в том и в другом случае писатель оставляет господ наедине, освобожденными от кормильцев и слуг. Но перед “освобожденными” от мужика господами открывается один-единственный путь — полное одичание.

В сказке “Карась-идеалист” писатель развенчивает драматические заблуждения русской и западноевропейской интеллигенции, примыкающей к социалистическому движению. Карась-идеалист исповедует высокие социалистические идеалы и готов к самопожертвованию ради их осуществления, он верит в достижение социальной гармонии через нравственное перерождение, перевоспитание щук. Но дело совсем не в “злых” и “неразумных” щуках: сама природа хищников такова, что они проглатывают карасей непроизвольно—у них тоже “комплекция каверзная”.

С негодованием и болью пишет Салтыков-Щедрин о трудящихся, жизнь которых можно приравнять только к каторге (“Коняга”). “Работой исчерпывается весь смысл его существования, для нее он зачат и рожден, вне ее он не только никому не нужен, но как говорят расчетливые хозяева, представляет ущерб”. Писатель возмущен пассивностью народа, каким-то врожденным холопством: умный мастеровитый “мужичина” в “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил” не только беспрекословно служит генералам, но и всячески унижается перед ними: им нарвал спелых яблок, а себе взял одно кислое; по требованию “хозяев” сплетает себе веревку и сам же себя привязывает, “чтоб не убег”. Это предел абсурдности холопского поведения, но в этом проявляется и главная особенность сказок Щедрина — сочетание смешного и трагического.

Тем не менее, вера Салтыкова-Щедрина в свой народ, в свою историю остается неизменной. Свою надежду на счастливое преображение жизни, на неизбежность справедливого возмездия писатель воплотил в сказке “Христова ночь”. Вначале мы видим тоскливый серый пейзаж. На всем лежит печать сиротливости, все сковано молчанием, задавлено какой-то грозной кабалой. Но раздается звон колоколов, и мир оживает. Совершается великое чудо: воскресает поруганный и распятый Христос. Воскресает, чтобы словами “Мир вам!” к народу, не утратившему веры в торжество правды, клеймить “мироедов”, но все же открывает им путь к спасению — суд их совести беспощадный, но справедливый. Только предателей не прощает Христос, обрекая их на вечное странствие. На наших глазах совершается страшный суд, но не в загробном мире, а на земле, где много оступившихся, забывших христианские идеалы. Это, конечно, всего лишь утопия, но писатель верил в нее, потому что без такой веры жить невозможно.

“Я люблю Россию до боли сердечной”, — писал Щедрин. И все его творчество, вся жизнь — яркое тому доказательство.

Крестьянская и помещичья Русь в сказках М.Е.Салтыкова-Щедрина 2

«Сказки» – вершина творчества М.Е.Салтыкова-Щедрина. За небольшим исключением, они создавались в течение четырех лет (1883-1886гг). Как писатель-гуманист, Салтыков-Щедрин в этих произведениях показывает трагедию жизни русского крестьянства, встает на защиту народных интересов, выражает протест против несправедливого общественного устройства, обличает произвол «хозяев жизни».

Противопоставление бесправного народа господствующим классам общества составляет один из важнейших идейно-художественных принципов Салтыкова-Щедрина. В его сказках действуют в непосредственном и резком столкновении представители антагонистических классов. Это аллегорические образы зайца и лисы, зайца и волка, Коняги и Пустоплясов, «лесных мужиков» и воевод Топтыгиных. А также реальные типы мужиков и «дикого» помещика, Ивана Бедного и Ивана Богатого.

Яркая антитеза «крестьянин»-«помещик» создана в сказке «Соседи». Иван Бедный – обобщенный образ русского крестьянства. Он «тяготы несет». А Иван Богатый – «сударь», «песенки поет». Иван Бедный – «коренной, задавленный русский мужик». Он со своей семьей живет в постоянных трудах: «… вся семья с утра до ночи словно в котле кипит, и все-таки пустые щи не сходят у нее со стола». Иван Богатый – помещик, отдыхает на «теплых водах», находится при «полезном досуге», пьет вино, ест пироги.

В этой сказке автор не пытается использовать сказочную обстановку, сказочные приемы. Он прямо излагает свое представление о социальной действительности. Иван Бедный – производитель ценностей. Иван Богатый – только потребитель. Однако распределение благ вызывающе несправедливо. У бедного «жилище… не то изба, не то решето дырявое». А у помещика – «хоромы просторные». Салтыков-Щедрин обличает не только паразитизм, но и цинизм помещиков. Они в заслугу себе ставят то, что переживают за мужиков, жалеют их, трудяг, «друзей сердешных», а сами продолжают жить за их счет. Угнетатели не производят никаких ценностей, но считают, что зато «благородными мыслями немалую пользу обществу» приносят. В этой сказке Салтыков-Щедрин остро и едко разоблачает лицемерие господствующих классов.

«Хозяин жизни» в другом произведении даже не прикрывается показным благородством, потому что глуп. Это по-настоящему «дикий» помещик. Он без мужика не может самостоятельно ни умыться, ни высморкаться, ни ногти постричь. Для обличения никчемности помещичьего класса в сказке «Дикий помещик» автор использует фантастический сюжет и гротеск. Эти художественные средства помогают писателю остро поставить проблему взаимоотношений дворян-помещиков и окончательно разоренного реформой 1861 года крестьянства: «Скотинка на водопой выйдет – помещик кричит: моя вода! курица за околицу выбредет – помещик кричит: моя земля! И земля, и вода, и воздух – все его стало! Лучины не стало мужику в светец зажечь, прута не стало, чем избу вымести…» Крестьяне, задавленные штрафами, притеснениями, нуждой, обратились «всем миром к господу богу», чтобы избавил он их от такой жизни.

Брошенный своими крестьянам

В «Коняге» писатель с болью и гневом продолжает размышлять о том, что крестьянин и помещик – «одного отца дети». Почему же столь бедственным остается положение трудового народа? Почему Коняге достается солома, а Пустоплясу – овес? Снова в этом произведении противопоставляется бесконечный тяжкий труд крестьянина и праздность господ. Показательно, что в сказке крестьянство представлено непосредственно в образе мужика и в образе его двойника – Коняги. Человеческий образ казался Щедрину недостаточным для того, чтобы воспроизвести всю ту скорбную картину каторжного труда и страданий, которую являла собой жизнь крестьянства. Коняга – вечно голодный труженик, а Пустоплясы – сытые бездельники. Свой паразитизм господа, как и в сказке «Соседи», объясняют с циничной откровенностью: «Кто к какому делу приставлен, тот то дело и делает». Итак, в образе замученной непосильным, «каторжным» трудом и голодом крестьянской рабочей лошади Салтыков воплотил многовековую драму русской крестьянской жизни. Коняга, замученный, побитый, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами вызывает сочувствие и сострадание Салтыков-Щедрин трагически воспринимал действующие социальные законы. В сказке «Христова ночь» он ищет путь выхода народа из «грозной кабалы». Под звон колоколов тянутся по дорогам вереницы деревенского люда, подавленного, нищего. Поодаль идут богачи – властелины деревни. Все исчезают в дали проселка. Но не успел заалеть восток, как совершается чудо: воскресает поруганный и распятый Христос для суда на этой грешной земле. «Мир вам!» – говорит Христос нищему люду. Крестьяне не утратили веры в торжество правды, и поэтому приближается час их освобождения. Затем Христос обращается к толпе богатеев. Он клеймит их словами порицания и открывает им путь спасения – суд их совести, мучительный, но справедливый.

Показывая два полюса – крестьянскую и помещичью Русь, писатель верит в торжество правды и добра, в благодатное будущее страны. Салтыков-Щедрин был по своим убеждениям демократом, социалистом. Сравнивая положение народа и его угнетателей, он надеется, что терпению тружеников придет конец, и они отвоюют право на достойную жизнь.

Крестьянская и помещичья Русь в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

  1. Становление М. Е. Салтыкова-Щедрина как писателя.
  2. Взаимодействие власти с народом в сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил».
  3. Отношение автора к героям сказки.

Как известно, ко многим писателям 40-х годов девятнадцатого века, современникам Салтыкова-Щедрина, литературная слава пришла сразу же после опубликования первого произведения. К сожалению, первые начинания не принесли писателю славы. Однако навлекли на него строгие репрессии властей. После многолетней вятской ссылки Салтыков-Щедрин опубликовал «Губернские очерки». По-настоящему писатель получил известность и народную любовь только на рубеже 70-80-х годов. В это время появляются такие блестящие сатирические произведения Салтыкова-Щедрина, как «История одного города», «Помпадуры и помпадурши», «Господа Головлевы», «Сказки», «Пошехонская старина» и многое-многое другое. Всю свою жизнь писатель посвятил словесности. Как-то раз он даже заметил, что за долгие годы «отождествился. с литературной деятельностью». Перед смертью он завещал своему сыну больше всего любить родную литературу. Он мечтал, чтобы его отпрыск тоже стал писателем.

В сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» автор пытается предположить, что же будет с баловнем судьбы, если его поместить в естественные условия. Так «по щучьему велению, по моему хотению» два отставных генерала оказались на необитаемом острове. Сначала главные герои даже не поняли, что произошло, однако им очень быстро пришлось смириться с суровой действительностью. Генералы вскоре почувствовали голод. Следует отметить, что кругом было полным полно еды: в речке плескалась всевозможная рыба, на деревьях наблюдалось изобилие плодов, в лесу было много животных. Сначала герои попытались найти что-нибудь съестное, однако ни один из них неспособен был обслуживать себя, не говоря о других. В результате, побродив по острову, генералы вернулись ни с чем. «Сильные мира сего», промучившись день, сначала попытались заснуть, однако скоро «оба генерала взглянули друг на друга: в глазах их светился зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рычание». Оказалось, что внутри благородной личности скрывается примитивное животное, готовое разорвать своего сородича. То есть оно похоже на человека только при условии, что кто-то его кормит, одевает, умывает, подает чистую одежду. Я думаю, автор намекает читателю на тех помещиков, которые «воротят нос» от мужика, однако и дня без него прожить не могут. В результате наши генералы отправились на поиски того самого мужика, который бы их накормил.

Вскоре поиски главных героев увенчались успехом. Под одним из кустов и в самом деле безмятежно спал, а значит, отлынивал от работы громаднейший мужик. Я думаю, автор специально акцентирует внимание на поведении мужика. Сначала, видя, что «генералы строгие», хотел было убежать, однако те так и вцепились в него, поэтому пришлось действовать. На примере мужика показано отношение обывателя, народа того времени к власти, к сильным мира сего. Даже на необитаемом острове, вдали от цивилизации, будучи более сильным и приспособленным к окружающей действительности мужик подчиняется генеральским погонам. Даже если эти знаки отличия находятся на обыкновенных ночных рубахах. Страх перед властью, помещиками настолько укоренился в сознании простого народа, что он сам готов подчиняться, сам ищет себе правителей. Единственная реакция – это попытка убежать, да и та довольно-таки вялая. Салтыков-Щедрин иронизирует над готовностью мужика, а значит, и простого народа смиряться со своим положением. В дальнейшем в сказке добровольный раб берет на себя заботу о пропитании генералов. Здесь автор показывает, что мужицкая смекалка не знает предела: и хлеб испечь, и суп в пригоршне сварить. Все ему по плечу. Мужик не только не тяготится внезапно свалившейся на него обузой, но и благодарен генералам за то, что они не гнушаются плодами его труда. Жизнь на острове на всем готовом начинает нравиться главным героям, тем более в Санкт-Петербурге пенсия копится. Если бы генералы не соскучились о своих кухарках, то наверняка так и остались бы на острове до конца жизни. Умения мужика не ограничились только кулинарией. Он умудрился смастерить посудину и отвезти генералов на родину. В благодарность генералы пожаловали мужику рюмку водки и пятак серебра.

Из сказки можно сделать вывод, что Салтыков-Щедрин с явным сарказмом относится к генералам. Он высмеивает их глупость, никчемность, эгоизм, отсутствие навыков самообслуживания. Герои родились, воспитались и состарились в какой-то регистратуре, «следовательно, ничего не понимали». Они никогда и ни о ком не заботились и думали, «что булки в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают». Генералы настолько уверены в своей исключительности и праве повелевать, что, отыскав мужика, они не сомневаются в том, что он им немедленно подчинится. Главные герои считают, что мужик просто обязан их кормить, хочет он того или нет. В дальнейшем показано, что вся жизнь генералов вертится вокруг стола и обеда, а главное развлечение – это вычитать в «Московских ведомостях», где и что ели. Я думаю, автор не испытывает особого сочувствия и по отношению к мужику. Он иронизирует над его готовностью услужить сильным мира сего и возмущен его примирением со своей долей.

Крестьянская и помещичья Русь в сказках М.Е.Салтыкова-Щедрина 2: сочинение

Общие места: темы сочинений по сказкам М.Е. Салтыкова-Щедрина, предлагаемые для экзаменационного сочинения, достаточно однотипны, поэтому каждое из сочинений может быть лишь своеобразной вариацией на тему. Потому при их создании можно пользоваться так называемым приёмом “общих мест”. К их числу, во-первых, надо отнести обязательное обращение к жанровой природе произведений: сказки, причём сказки для “детей изрядного возраста”, то есть взрослых. Это принципиальное жанровое новаторство, тогда как сказка как жанр, по сути, двухадресный, то есть обращённый и к детям, и к взрослым читателям. Но обращение к фольклору в творчестве у Щедрина далеко не случайно: “Сказочные образы эти не сохранялись бы памятью народною, если бы не выражали собой непреходящих, неумирающих ценностей” (Е.Трубецкой).

Думается, что наивно будет в начале XXI века говорить о том, что Щедрин стал писать сказки по цензурным соображениям: это социологизаторство, и его следует избежать в сочинениях. Хотя, безусловно, нужно сказать о двух своеобразных циклах сказок: шестидесятых годов, где превалирует “народная” тема, и восьмидесятых.

Тема народа в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Традиционно в школе в этом аспекте рассматриваются сказки «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Дикий помещик». Начать работу можно с упоминания о времени их создания, о том, какие темы особенно актуальны были для русской литературы. Собственно анализ начинаем с «Повести…», обращаем внимание на то, что свою сказку Щедрин называет повестью, то есть уже в жанровом определении настаивает на правдоподобии изображённого. Даём характеристику мужику: с одной стороны, суп в горсти варит, с другой — сам для себя верёвочку вьёт; говорим о его привычном самоуничижении (“…Нарвал генералам по десятку самых спелых яблок, а себе взял одно, кислое”), о его поистине сказочных способностях, которые он опять-таки употребляет на службу генералам: из собственных волос силок сплёл и поймал рябчика…

В этом же русле анализируем и сказку «Дикий помещик», но здесь логичнее начать с финала сказки и прокомментировать следующие слова: “Как нарочно, в это время чрез губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь. Сейчас эту благодать обрали, посадили в клетушку и послали в уезд”. Важно при истолковании сказки не пойти против очень важной для автора мысли о том, что “казначейство без податей и повинностей… существовать не может”.

В заключение можно показать общечеловеческий смысл сказок: отношение к мужику — это непреходящее отношение власти к своим подданным: они ей мешают (“Видят мужики: хоть и глупый у них помещик, а разум ему дан большой. Сократил он их так, что некуда носа высунуть”), правда, у власть имущих иногда мелькают даже демократичные мысли: “. не дать ли и тунеядцу частичку” того, что народ сделал для них.

“В Салтыкове есть… этот серьёзный и злобный юмор. Этот реализм, трезвый и ясный, среди самой необузданной игры воображения” (И.С. Тургенев)

Если мы выделим ключевые слова в теме: серьёзный и злобный юмор, реализм, игра воображения, — то станет очевидно, что тема требует осмысления художественных особенностей творчества писателя. Её можно раскрыть, обратившись как к «Истории одного города», так и к сказкам.

Остановимся на последних. Сразу оговоримся: перед нами — сатирические сказки (серьёзный и злобный юмор), они сосредоточены на социальной проблематике. Автор использует особые художественные средства сатиры.

  • Фантастику, которая позволяет предельно заострить социальную ситуацию, выявить её скрытую сущность (генералы на необитаемом острове, вырванные из привычного круга жизни, оказываются абсолютно беспомощными. Но при этом они свято уверены в том, что где-то есть мужик, долг которого — заботиться о них, а “он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!”.
  • Гротеск — дерзкое разительное преувеличение, доводящее жизненную нелепость до комедийного абсурда. Ярчайший пример тому — ситуация, описанная в «Диком помещике», когда герой дичает в переносном и прямом смысле этого слова.
  • Эзопов язык, об “употреблении” которого автор не без издёвки писал: “Аллегорический, рабий язык продолжает пользоваться правом гражданства… думаю, что ввиду общей рабьей складки умов. Аллегория всё ещё имеет шансы быть более понятной и привлекательной, нежели самая понятная и убедительная речь”. Это с одной стороны. С другой — мир, в котором эзопова словесность замещает обыкновенную, требует особого способа восприятия: читатель становится своеобразным заговорщиком — он вступает в общество понимающих, посвящённых.

Анализ фантастических ситуаций и гротесковых образов, созданных “необузданной игрой воображения”, логично приведёт к выводу о том, что всё-таки перед нами “реализм, трезвый и ясный”. Ведь не зря же Салтыков-Щедрин утверждал: “…Небывальщина гораздо чаще встречается в действительности, нежели в литературе. Литературе слишком присуще чувство меры и приличия, чтобы она могла взять на себя задачу с точностью воспроизвести карикатуру действительности — в последней всегда останется нечто, перед чем отступит самая способность к искажениям”. Доказательство тому — знаменитый рецепт о приготовлении ухи из высеченного предварительно налима, который писатель не придумал, а взял из кулинарной книги.

Герои и сюжеты сатирических сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина

Эта тема подразумевает, на мой взгляд, последовательную собирательную характеристику героев сказок, что называется, по группам: “мужики”, “хозяева жизни”, “обыватели”. Однако здесь важно не только перечислить качества, характерные для каждой, но и обратиться к средствам создания образов: гиперболе, гротеску, аллегории, фантастике. Последняя поможет осознать, как создаётся причудливый мир сказок писателя, как реальные герои (помещики, мужики, генералы, либералы), оказавшись в сказочной ситуации, обнажают свою суть. На первый взгляд сказочный сюжет (неожиданное перенесение героев на остров, жизнь помещика без крестьян, погружение на дно реки) по мере развития событий становится самым что ни на есть реалистическим. В сказочной ситуации совершенно естественно упоминаются газеты «Весть» и «Московские ведомости», актёр Садовский или капитан-исправник. А помещик живёт “в некотором царстве, в некотором государстве”. Так через события и героев, с ними связанных, создаётся “небывальщина” реальной жизни. В заключение говорим о том, что, “выламывая” героев из привычной жизни, сталкивая их напрямую в неестественной ситуации, писатель показывает неестественность самой русской действительности, породившей подобные отношения между людьми.

Крестьянская и помещичья Русь в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Формулировка темы крайне неудачна: образа крестьянской и помещичьей Руси (не России!) в сказках Щедрина, которые предлагаются для изучения в школе, нет. Можно, конечно, в сочинении анализировать «Конягу», но считать, что там изображена крестьянская и помещичья Русь, можно лишь с очень большой долей условности. Составители слегка перепутали сказки Щедрина с поэмой Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Дело в том, что в сатирических сказках, хоть и достаточно “жёстко” привязанных к конкретной исторической ситуации, фантастика далеко не фантастическая, поэтому и фольклорные элементы выполняют совершенно особую функцию. Щедрин не Некрасов! Он не ставил своей задачей создать панораму народной жизни, опираясь на фольклорные образы. В его произведениях не Русь, а Россия!

Если “перевести” тему с русского на русский, то она будет звучать так: «Барин и мужик в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина». Но точен ли перевод? Если точен, то это тема 105 + тема 111. Если в точности не уверены, посоветуем ученикам не браться за неё.

Смешны или грустны финалы сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина?

Перед нами так называемая “мнимая” проблемная тема: ибо предмета для размышления нет, ответ однозначен: грустны.

Для доказательства обратимся к тексту.

«Дикий помещик»: “Он жив и доныне. Раскладывает гранпасьянс, тоскует по прежней своей жизни в лесах, умывается лишь по принуждению и по временам мычит”.

«Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»: “Однако и об мужике не забыли; выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!”.

«Премудрый пискарь»: “И вдруг он исчез. Что случилось — щука ли его заглотала, рак ли клешнёй перешиб, или сам он своею смертью умер и всплыл на поверхность, — свидетелей этому делу не было. Скорее всего — сам умер, потому что какая сласть щуке глотать хворого, умирающего пискаря, да к тому же ещё и премудрого?”

Эксперимент можно продолжить и взять финал любой сказки — он будет однозначно грустным. Отсюда вывод: строим сочинение как комментарий к тексту, объясняем, как жанр (сказка!) задаёт однозначность финала и почему происходит подмена: вместо счастливого конца грустный, вместо победы добра над злом — всё остаётся по-прежнему: “Смотри, Федя, — молвил Иван, укладывая и позёвывая, — во все стороны столько простору! Всем место есть, а нам…” («Путём-дорогою»). Обращаем внимание, что это именно подмена, ибо счастливое и грустное — не антонимичные, а разнопорядковые явления.

Мир обывателя в сатирических сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Если учесть, что, кроме «Премудрого пискаря», сказки Щедрина, где изображён обыватель, в лучшем случае изучаются только обзорно, то попробуем руководствоваться советом составителей и раскрыть тему, “связанную с произведением малой эпической формы”, на примере одного текста.

Во вступлении даём историческую справку, как менялось значение слова “обыватель”: первоначально — постоянный житель какой-то местности, сейчас — человек, лишённый общественного кругозора, с косными, мещанскими взглядами, живущий мелкими личными интересами. Затем обоснуем выбор литературного материала и скажем, что «Премудрый пискарь (так у Щедрина!) — сказка 80-х годов. Начнём с названия: пискарь от “писк”, уточним, в каком значении (прямом или ироническом) употреблён эпитет премудрый. Затем дадим характеристику герою-пискарю (аллегория более чем очевидна), вписав его в круг других литературных героев. Для этого зададимся вопросом: какие заветы в русской литературе дают отцы своим детям?

“…угождать всем людям без изъятья” (Молчалину).

“Береги честь смолоду” (Гринёву).

“Береги копейку” (Чичикову).

Затем поразмышляем над вопросом, какому из них ближе пискариный завет “гляди в оба”. Обратим внимание, что совет отца, по существу, это совет обывателя, но герой “был… пискарь просвещённый, умеренно-либеральный и очень твёрдо понимал, что жизнь прожить — не то что мутовку облизать”. Почему же пискарь — обыватель? Для ответа на этот вопрос сопоставим щедринского героя с чеховским, пискаря с Беликовым, так как оба, хоть и герои “просвещённые”, руководствуются что ни на есть обывательским жизненным принципом “как бы чего не вышло”.

Далее посмотрим, как связаны планы сказки: реально-исторический, конкретно-бытовой и сказочно-фантастический, — и здесь, безусловно, вспоминаем, что думает пискарь перед смертью и какой приговор пискариному образу жизни выносит Щедрин.

Сатирическое изображение “хозяев жизни” в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Отправной точкой в раскрытии темы может стать высказывание самого Щедрина: “Для того чтобы сатира действительно была сатирою и достигала своей цели, надобно, во-первых, чтобы она почувствовала тот идеал, из которого отправляется творец её, и, во-вторых, чтобы она вполне ясно сознавала тот предмет, против которого направлено её жало”. Безусловно, в сказках Щедрина “жало” сатиры направлено в первую очередь против “хозяев жизни”, “генералов” и “помещиков”.

Далее даём собирательную характеристику этих героев, постоянно подчёркивая их глупость, самоуверенность, бахвальство, узость интересов, презрительное отношение к “мужикам” и при этом святую уверенность, что последние существуют только для удовлетворения их желаний. Попутно обращаемся к тем художественным приёмам, которые использует Щедрин: фантастике (чудесном “перенесении” генералов из Петербурга на необитаемый остров, ловле роя мужиков), гротеску (одичание помещика), гиперболе, аллегории, эзопову языку.

Описание крестьянской и помещичьей Руси в сказках Салтыкова-Щедрина

Салтыков-Щедрин – один из выдающихся писателей-сатириков русской литературы. Многие его произведения направлены на обличение пороков общества. Вершины выразительности он достигает в своих небольших сказках «для детей изрядного возраста». Именно отношения между народом и помещиками, чиновниками стали основной темой многих его сказок. Писатель прекрасно изучил жизнь чиновников, несправедливость порядков, жизнь разных слоев общества. Будучи вице-губернатором, он имел возможность убедиться, что Российское государство прежде всего заботится о дворянах, а не о народе.

Пафос сказок заключается в разоблачении социального неравенства, жестокой эксплуатации народных масс помещиками, в любви к угнетенному и страдающему народу, в думах о его бесправном положении, в горьких сетованиях на его покорность, на его наивные политические надежды найти правду и защиту у власти.

Сатирик критикует не только деспотизм и эгоизм угнетателей, но и покорность самого трудового народа. В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыков-Щедрин клеймит ничего не умеющих, беспомощных генералов. Он с достаточной долей сарказма показывает нам ужасающую картину, как голодные генералы готовы съесть друг друга, не умея достать пищу в кишащих рыбой ручьях, в лесу, полном фруктов. Паразитический образ жизни приводит к тому, что они не знают элементарного: верят, что булки растут на деревьях в том виде, в каком их подают к столу. Но вот, что генералы прекрасно знают и умеют, так это эксплуатировать народ. Чтобы не погибнуть на острове, они отыскивают «лежебоку мужика», который впоследствии все для них и сделает: и пищу приготовит, и с острова вывезет домой, и платы не потребует. Но сатира писателя направлена здесь и против мужика, который «суп в пригоршнях готовит, силки плетет…», но и веревку, которой его связывают, он изготавливает сам.

Даже когда мужик кормит генералов яблоками, для них он выбирает спелые да румяные, а себе – кислые да гнилые. Откуда такая покорность? Писатель возмущен таким положением вещей, он видит в этом вину не только правящего класса, но и крестьян, разрешающих закабалять себя, не поднимающихся на социальный протест, довольствующихся малым.

В сказке «Самоотверженный заяц» похожая ситуация. Заяц покорно ждет, когда сытому волку придет охота его съесть.«Добрый» волк отпускает Зайца домой проведать невесту. И Заяц возвращается , покорно ждет своего часа.

В сказке «Коняга» писатель размышляет о судьбе крестьянства. Если мужик из сказки о двух генералах сообразителен, то образ коняги из одноименной сказки становится символом порабощения народа. Генералы, помещики, буржуазия, купцы, как «пустоплясы», говорят о своей любви к народу, восхищаются его трудолюбием, а на деле живут чужим трудом. Сытые «пустоплясы» в духе идей славянофилов и либералов рассуждают о причинах бессмертия Коняги. Один предполагает, что Коняга силен тем, что в нем от постоянной работы «здравого смысла много накопилось», другой видит в Коняге «жизнь духа и дух жизни», третий утверждает, что Коняге «труд дает… душевное равновесие», четвертый – что просто Коняга привык к участи своей и нуждается только в кнуте.

Писателю горько, что русское крестьянство своими руками вьет веревку, которую угнетатели накинули ему на шею. Щедрин призывает народ задуматься над своей судьбой, сбросить гнет.

Сочувствуя угнетенному народу, Щедрин выступает против жестокой эксплуатации народных масс помещиками. Помещики изображаются никчемными, дикими, ведущими паразитический образ жизни. В сказке «Дикий помещик» эксплуататор народа пожелал, чтобы все мужики пропали. Так и произошло. Только помещик в результате стал диким, беспомощным, потому что без крестьян он ничего не мог сделать. Всю жизнь этот помещик жил за счет труда крестьян, а когда они исчезли, он совсем одичал. Крестьянский труд не ценился, помещики не осознавали, что без него они погибнут.

Мы видим, что сказки Салтыкова-Щедрина – великолепный художественный памятник минувшей эпохи, пример осуждения всех форм зла во имя добра, равноправия и справедливости. В этих небольших шедеврах сатирического искусства, предназначенных «для детей изрядного возраста», писатель создает очень яркий образ крестьянской и помещичьей Руси, который поражает своей точностью и актуальностью и для наших дней. Автор изображает бесправие русского народа, противопоставленное хорошей жизни «власть имущих». Не это ли же, по сути, присутствует и в современной жизни? Остается только надеяться, что труд Салтыковка-Щедрина, направленный на борьбу за улучшение жизни, когда-нибудь принесет достойные плоды и его голос будет услышан.

Ссылка на основную публикацию
×
×