Райнер Мария Рильке (1875-1926): сочинение

Райнер Мария Рильке (1875-1926): сочинение

ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ СТ.

Райнер Мария РИЛЬКЕ (1875-1926)

Не спускайте памятников. Хан для славы роза здесь ежегодно розцвіта. Ибо Орфей.

Жизненный и творческий путь

«. И верю я, что вечности хоть немного несу в себе. » Видимо, без такой веры настоящий Поэт, Мастер произойти не может. Автор этих строк, известный австрийский писатель Райнер Мария Рильке состоялся как Мастер (в булгаковском смысле этого слова) и вошел в вечность, в бессмертие.

Каждая эпоха масс свое представление о настоящем поэте. В античную сутки – это эллин Гомер или римлянин Вергилий, в эпоху Ренессанса – итальянец Ф. Петрарка или англичанин. Шекспир. А вот для художественного общественности 20-х годов XX в. таким поэтическим кумиром был австриец P . М. Рильке. По выражению русского поэта Б. Пастернака, именно по художественным временем Рильке «сверяли свои часы другие поэты». Австрийский поэт будто олицетворял апостольское служение искусству: «Я. не имею права просто через голод выбрать первый попавшийся фах. который помешает развитию моих настоящих художественных задач, превратит их на мелочь, унизит к вещи второстепенной важности». Он предсказал мироощущение гражданина мира: «Должен сказать, что я (по рождению австриец) никогда не имел отечества и что интересы и цели людей, которые меня окружали, всегда были чужды моим настроениям и устремлениям». так кто же он такой – этот «поэтический эталон» начала XX в.?

Райнер Мария Рильке родился 4 декабря 1875 г. в Прачки в небогатой семье служащего желеВНОдорожной компании. Мать будущего поэта принадлежала к зажиточным пражских буржуа, она привыкла к роскоши и имела серьезные запросы. Возможные), именно ее амбициями обусловлено длинное имя, которое при рождении получил сын. – Рене Карл Вильгельм Иоганн Йозеф Мария. Недовольна своим общественным положением и браком, она бросила мужа и переехала в Вену, где с головой окунулась в водоворот светских развлечений. Это травмировало сына, который даже через много лет чувствовал боль, встречаясь с матерью. Мальчика отдали в закрытого военного учебного заведения. Родители мечтали увидеть его впоследствии исправным военным, который успешно подниматься по ступеням иерархической лестницы Австро-Венгерской империи. Мальчик выдержал в военной школе еле пять лет. Рильке жаловался, что он настолько был подавлен жестокими переживаниями детства, что некоторые черты его характера уже не раскроются никогда.

Через слабое здоровье и психологическое состояние отец должен был забрать юношу домой. Однако учиться в гимназии Рильке также не мог. пришлось бы сесть за парту вместе с всего десятилетними мальчишками. Поэтому в дальнейшем он учился дома с частными учителями. Юноша учился старательно и за один год прошел первые шесть классов гимназии. Итак, аттестат зрелости Рильке получил почти вовремя. С 1895 г. он – студент, слушает лекции в лучших университетах Праги, Берлина, Мюнхена.

Юноша уже знал, чему хочет посвятить свою жизнь: в 1894 г. вышла в свет его первая книга «Жизнь и песни». На обложке был также надпись «Песни, дарованные народу». Хотя Рильке был не очень состоятельным человеком, он бесплатно рассылал эту сборник до больниц и рабочих объединений, считая, что нуждающиеся нуждаются в поэзии, но не имеют денег на книги. Поэт хотел «нести в убогие хижины хоть немного радости и света, пробуждать в душе народа стремление к лучшей жизни». Впоследствии ему стало стыдно за «слабые* стихи, которые вошли в сборник, и он начал скупать и уничтожать свой поэтический дебют.

Вообще жизненный и творческий путь P . М. Рильке был таким же сложным, как и тогдашняя культурная ситуация в мире. Кризис буржуаВНОй цивилизации, дегуманизация человека, его трагический разлад с миром все эти признаки XX в. писатель переживал очень остро. Интересной является его творческая эволюция. Возражения австрийского излива, связано с тогдашней ситуацией в империи (это был упадок ее могущества, с присущим ему предчувствием катастрофы, финала), можно понять. Однако оно вовсе не отрицает влияние западноевропейской, в частности немецкой, культурной традиции, причем в ее развитии. Если в раннем Рильке был близок романтик Г. Генное с его «Книгой песен», то зрелого поэта интересует прежде всего философичность произведений И. В. Гете.

Рильке и модернизм

В конце XIX – начале XX в. в европейских литературах значительное распространение приобретают модернистские течения, с которыми буржуазные литературоведы стремятся совместить поэзию Рильке, не проявляя, однако, в этом единодушия. Одни относят ее к символизму, другие – к экспрессионизму, в последнее время в угоду моде связывают ее с екзистенціалізмом. Действительно, определенными гранями, в разные периоды q раВНОй степени поэзия Рильке перехрещувалася с модернистскими течениями, в частности с символизмом, не сливаясь, однако, и ни одной из них. далеко выходя за их узкие рамки.

Исследователи отмечают, что Рильке отличался широкими интернациональными интересами и способностью активно усваивать и синтезировать достижения других европейских литератур и култур – романских и славянских. Можно утверждать, что творчество Рильке в значительной степени была сознательной и целенаправленной попыткой синтезирования европейской культуры в трех ее основных составляющих – германской, романской и славянской. Так становятся понятными его попытки творить не только на немецком, но и на французском и русском языках: он будто хотел разрушить языковые барьеры на пути к читателей-иностранцев.

Поскольку Рильке родился в Праге, он имел возможность непосредственно ознакомиться с самобытной славянской, в частности чешской культурой. Недаром любовь к ней звучит во многих строках его стихов:

Полнят меня чешские

скользя по тихим звучанием

в сердце грустном.

«Народная песня» из ранней сборки «Дары ларам»1

Пост хотел увидеть мир, чтобы изучить его раВНОобразие, поэтому почти все жизни путешествовал. Европа, Российская империя. Ближний Восток – вот неполный перечень его маршрутов. Рильке никогда не отождествлял себя ни с Австро-Венгерской імперією. ни с австрийской литературой. Своими духовными источниками он считал Российскую империю и Париж.

Поэт заинтересовался Россией благодаря причудливой женщине, француженке по походженням. которая там родилась и провела детские годы. Именно под влиянием Лу Андреас-Саломе и вместе с ней в течение 1899 и 1900 гг .

Рильке дважды побывал в России. Общение с российской интеллигенцией, бескрайние просторы и православия произвели на поста чрезвычайно большое влияние. Хотя Россия, как и Австро-Венгрия была империей, однако пост ей это «прощал» и воспринимал как Единый духовный организм. В Москве Рильке подружился с художником-импрессионистом Л. Пастернаком и с профессором-искусствоведом И. Цвєтаєвим, неоднократно бывал у них дома, познакомился с их детьми и даже не догадывался, что через четверть века назовет переписки с талантливыми поэтами М. Цвета есть вой) и Б. Пастернаком «блуждания трех душ, трех звезд па небосклоне Вселенной». Во время второго путешествия Российской империей Рильке решил посетить Украину. Как писал он в письме к Л. Пастернака, «в ожидании предстоящего путешествия я чувствую себя так, как будто ребенок перед Рождественскими праздниками».

Лу Андреас-Саломе, 1900 г.

1 Перевод М. Желательна.

Л. Пастернак. Райнер Мария Рількс. 1899 p .

Встреча с Украиной очаровала поэта. Он сразу понял, что Киев это «священный город, где Русь впервые заявила о себе» («Песня о Правде»). Особенно же его душу поразила Киево-Печерская лавра. Она стала как реальным воплощением той духовности, к которой стремился поэт. Он даже мечтал поселиться в Киеве, этом «близком к Богу» городе, и принять православие, но все карты спутало любви. «Вспоминаю полтавские стены, предвечерние зари, домики и охватывает душу сумм, что меня там нет», – записал поэт в дневнике 1 сентября 1900 г. Через двадцать лет в его стихах появятся реалии украинских пейзажей.

А пока что Рильке путешествовал по Днепру, знакомился с украинцами, поднимался на Чернечу гору, чтобы поклониться Кобзарю, и восхищался украинским фольклором. Рильке считал, что почувствовал дух святой Киевской Руси.

Под влиянием двух путешествий Россией и Украиной Рильке написал два поэтические циклы сборника «Книга часов» (1905): «Книга жизни монашеской» и «Книга паломничеств». В последний ярко отразились киевские впечатления, а стихотворение «В сем селе. » был навеян поэту пребыванием на Полтавщине: «Это было призывный звучания дали и одиночества, которое зазвучало во мне однажды под Полтавой, вечером, когда хижины были такие немые и одиноки перед ночью грозе».

В 1901 г. Рильке женился на молодой талантливой скульпторкою Кларой Вестгоф, которая работала у знаменитого Огюста Родена. В 1902 г. у супругов родилась дочь. Однако из-за материальных трудностей семейной жизни не сложилось. В поисках заработка поэт оказался в Париже и поселился в «бодлерівському квартале», познакомился с О. Роденом, а также другими парижскими художниками ii задержался там почти на десять лет.

Первая мировая война потрясла поэта свосю жестокостью и бессмысленностью. Дальнейшие европейские социальные катаклизмы зародили в его душе страх и отчаяние, что повлекло глубокий творческий кризис. Последние годы своей жизни P . М. Рильке провел в Швейцарии, в «замке Мюзо». Напечатал «Дуїнянські элегии» (1923) и «Сонеты к Орфея» (1923). Его письменный стол был загромаджений корреспонденцией со всего мира, однако сил читать ее уже не было.

29 декабря 1926 p . P . М. Рильке умер от лейкемии в санатории Валь-Монт.

Произведения Рильке в украинских переводах

На украинском языке произведения Рильке переводили М. Зеров, М. Бажан, М. Лукаш, М. Иогансен, А. Луцкий. Юрий Клен, Л. Мосендз, М.Орест, П. Тычина, Л. Первомайский, В. Стус, Б.И. Антоныч, В. Коптилов, Д. Павлычко и др.

В 1902-1904 гг . австрийский поэт перевел «Слово о полку Игореве» (опубликовано в 1930 г.).

РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ (1875-1926)

РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ (1875-1926)

Райнер Карл Вильгельм Йозеф Мария Рильке родился 4 декабря 1875 года в Праге, которая в то время была столицей Богемии, одной из земель Австро-Венгерской империи.

Мальчик был единственным ребенком в семье. Отец его, Карл Вильгельм Йозеф Рильке, происходил из крестьян и служил чиновником железнодорожного ведомства. Мать Рене, урожденная Софи Энтц, была дочерью купца. Семья была бедная, но положение государственного служащего заставляло их изображать материальное благополучие. Вдобавок родители терпеть друг друга не могли и вечно ругались за закрытыми дверями. В такой атмосфере ханжества, притворства и скрытой ненависти между близкими и прошли первые годы жизни Рене.

Смерть первой дочери, сестры мальчика, доконала истеричную Софи: она полностью ушла в экзальтированную религиозность.

Родители отдали Рене в кадетское военное училище в городе Санкт-Пёльтене неподалеку от Вены. Осенью 1890 года юноша поступил в высшее реальное военное училище в Мэриш-Вайскирхене[310], но по причине слабого здоровья оставил службу и вернулся домой. К тому времени Рильке уже пристрастился к сочинительству.

Недовольный тем, что сын не станет офицером, господин Рильке определил юношу в Торговую академию в Линце. Но и там дело не пошло. Рене проучился в академии с сентября 1891 по май 1892 года и бросил учебу.

Позже молодой человек экстерном сдал экзамены на аттестат зрелости. А все свободное время он отдавал творчеству, причем был необычайно самоуверен и даже нагл в пробивании своих творений. Первые рассказы были написаны Рильке в 1894 году, тогда же вышел в свет его первый поэтический сборник «Жизнь и песни».

В юности Рильке буквально заваливал журналы своими графоманскими писаниями. Более того, поглощенный идеей «выхода поэзии в народ», он сочинил литературное письмо, озаглавленное «Прочь, ожидания!» и при финансовой поддержке своей невесты Валерии, девушки с большим достатком и связями, напечатал его и стал бесплатно рассылать в больницы, ремесленные и продовольственные союзы, раздавал перед театрами, в литературных и артистических клубах, к которым принадлежал. Письмо успеха не имело, что весьма разочаровало невесту, и они расстались.

Долгое время поэт совмещал учебу в университетах с литературным трудом. Год он учился в Пражском университете, сперва на философском, затем на юридическом факультете. Тогда же издал поэтические сборники «Жертвы ларам» и «Увенчанный снами». В 1896 году Рильке переехал в Мюнхен, чтобы записаться на отделение философии местного университета. Однако проучился он там всего два семестра. Бросив занятия, поэт отправился в путешествие по Италии.

В Германию Рильке вернулся весной 1897 года, и вскоре произошла его знаменитая встреча с Лу Андреас-Саломе[311]. Случилось это в мае. Лу вместе со своей давней подругой, известной путешественницей по Африке Фридой фон Бюлов смотрела новую постановку в театре на площади Гертнер в Мюнхене. Среди зрителей находился Рене. Юный поэт давно был влюблен в известную писательницу и теперь захотел познакомиться с ней лично. Лу Саломе было тридцать пять, Рильке – двадцать один год. Начался роман.

В первый же год знакомства Саломе посоветовала поэту изменить аморфное французское имя Рене на звучное немецкое Райнер. Она же привила молодому человеку любовь к России и к русской литературе.

Поэт быстро привязался к Саломе, да так, что поехал за ней в Берлин. С того времени они стали жить втроем: Лу, ее муж Андреас и Рильке. Молодой человек поступил в Берлинский университет. Тогда же за один год он выучил русский язык.

Лу позвала поэта в Россию. Поскольку денег на поездку ни у кого не было, она написала для издательства Готта цикл новелл, а также множество очерков, критических статей, эссе для популярных журналов. Рильке тоже интенсивно работал, написал сборники стихов «Сочельник» и «Мне на праздник», сборник малой прозы «Мимо жизни», драму «Без настоящего»… Но все это были слабые, малоталантливые произведения и денег не принесли.

24 апреля 1899 года они отправились в Россию. Путешествие длилось до 18 июня. Под впечатлением от поездки Рильке решил перевести на немецкий язык «Слово о полку Игореве». Через год замысел этот был осуществлен. С тех пор рилькевский перевод по праву считается лучшей из немецких версий русского национального эпоса… Тогда же поэт перевел на немецкий язык чеховскую «Чайку» и многие стихотворения М. Ю. Лермонтова.

Вторая поезда Рильке в Россию состоялась 7 мая – 22 августа 1900 года. Окончательный итог путешествиям в Россию Рильке подвел в 1905 году сборником «Часослов», который состоит из трех частей – «Книга о монашеской жизни», «Книга о паломничестве», «Книга о бедности и смерти».

По возвращении в Германию поэт расстался с Андреас-Саломе. По приглашению художника Генриха Фогелера он поселился в колонии живописцев под Бременом в деревушке Ворпсведе. Там Райнер познакомился с художницей Кларой Вестхоф и ваятельницей Паулой Беккер. Через год Рильке женился на художнице Кларе Вестхоф. У них родилась дочь Рут. Однако вскоре супруги разошлись. Биографы по сей день не могут объяснить, почему Рильке вообще вступил в брак с Вестхоф, поскольку в тот период он был сильно влюблен в Паулу Беккер. Женщина рано умерла, и Райнер сильно переживал ее смерть. Предполагают, что знаменитый рилькевский «Реквием по одной подруге» посвящен именно Пауле.

Читайте также:  Единство миров в творчестве Р. М. Рильке: сочинение

Свойственное Рильке стремление «жить среди толпы, но быть во времени бездомным» предопределило его отшельническую судьбу и бесприютность. В начале XX столетия Рильке обзавелся фамильным гербом, наивно уверовав в свою принадлежность к древнему рыцарскому роду, – это заблуждение увековечила его импрессионистическая поэма в прозе «Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке».

Стесненность в средствах и художественные искания привели Райнера в 1902 году в Париж. Там он познакомился с Огюстом Роденом и неписал о нем книгу. В 1905 году великий скульптор предложил Райнеру стать его секретарем. Рильке с радостью дал согласие.

Французская импрессионистическая живопись и символическая поэзия нашли отражение в поэзии Рильке, которая в парижский период приобрела пластичность, широту диапазона и сосредоточенность на передаче неизменной сущности вещей.

Жизнь шла своим чередом. В марте 1906 года умер отец поэта. Через три года был опубликован знаменитый поэтический сборник «Реквием», и вскоре после этого Райнер познакомился с княгиней Марией фон Турн-унд-Таксис Гогенлоэ, чьим покровительством и поддержкой он пользовался до конца жизни.

Одновременно Рильке писал драматические и прозаические произведения. В 1911 году был опубликован его разноплановый декадентский роман «Записки Мальте Лауридса Бриге». После выхода книги Рильке на автомобиле Турн-унд-Таксис совершил путешествие по Франции и Италии, через Лион, Авиньон, Сан-Ремо, Болонью и Венецию.

В Италии на долгое время любимым убежищем поэта стал замок Дуино на Адриатическом побережье. Здесь им были созданы многие выдающиеся произведения, в том числе поэтические циклы «Жизнь Марии» и частично «Дуинские элегии».

Началась Первая мировая война, которая повергла поэта в ужас и отчаянье. Ей Рильке посвятил поэтический цикл «Пять гимнов». Поэт искал опоры в страшном мире страданий и смерти. И вспомнил о Лу Саломе.

В разгар войны, в марте 1915 года, Райнер умолил Лу приехать к нему в Мюнхен, где он жил в то время с подругой, молодой художницей Лулу Альберт-Лазар. Андреас-Саломе приехала вместе со своим очередным поклонником бароном Эмилем фон Гебсаттелем. Встреча была теплой и вселила в поэта новые надежды.

А в январе 1916 года Рильке на полгода призвали в австро-венгерскую армию. Службу он проходит в Вене, в военном архиве, в компании со Стефаном Цвейгом и другими известными немецкими литераторами.

Окончание войны и поражение Германии Рильке встретил в Мюнхене. Вместе со всей немецкой нацией он долгое время находился в состоянии внутренней подавленности и занимался преимущественно только переводами.

В последние годы Рильке много путешествовал. К нему вернулось вдохновение. В феврале 1922 года за три недели поэт завершил «Дуинские элегии» и создал «Сонеты к Орфею». В этих сложных для восприятия произведениях Рильке развивал глубоко оригинальную символическую космологию и поднялся к новым метафизическим высотам. Второй подъем произошел в 1924 году, когда поэт создал многие шедевры своей поздней лирики.

В середине 1920-х годов у поэта выявили лейкемию. С этого времени жизнь его была сведена к интенсивному лечению либо в клинике Валь-Мон (близ Монтрё) на Женевском озере в Швейцарии, либо в различных санаториях.

Незадолго до смерти поэта через посредничество Лу Саломе началась интенсивная переписка между Рильке и Мариной Цветаевой. Посвящена она была вопросам поэзии.

Райнер Мария Рильке умер 29 декабря 1926 года в клинике Валь-Мон. 2 января 1927 года его похоронили в замке Рарон на берегу Женевского озера.

На русский язык произведения Рильке переведены М. Цветаевой, А. Ахматовой, Б. Пастернаком, Ю. Анисимовым, Я. Гордоном, В. Адмони и другими.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Райнер Мария Рильке (1875—1926)

Райнера Марию Рильке обычно называют австрийским поэтом, потому что он родился в Праге. Но почти вся его жизнь, за исключением ранней юности, прошла в странствиях: Россия (которую он готов был назвать своей настоящей родиной), Франция (тоже ставшая для него «избранной родиной»), Германия, Италия, Швейцария. Родную землю ему заменял язык. Он был для Рильке тем дороже, что в молодости ему пришлось самому прорываться к богатству немецкой речи сквозь скудость провинциального пражского говора. Но даже из родного языка он порывался уйти: среди его стихов есть написанные на очень хорошем французском и на не очень правильном русском.

В юношеских стихах (сборники «Жизнь и песни», 1894 г.; «Венчанный снами», 1897 г.; «Сочельник», 1899 г.; и др.) почти невозможно угадать своеобразие будущего поэта: в них слышатся то отзвуки романтических баллад, то иронический лиризм Генриха Гейне, то напряжённая сложность Стефана Георге. Лучше всего здесь даны описания родной Праги, полные воспоминаний о её легендарной и таинственной старине:

Я в старом даме; за окном лежит кольцом широким Прага;
и сумерки походкой мага обходят улицы кругом.

«В старом доме» (перевод А. А. Виска)

С 1867 по 1918 г. Чехия входила в состав Австро-Венгрии

Обрести собственный поэтический голос Рильке помогла Россия: в 1899 г. он вместе со своей подругой Лу Андреас-Саломе открывает для себя эту страну, её язык и культуру. На следующий год он посещает её вторично.

Конечно, восторженному взгляду поэта Россия представлялась куда более единой и гармоничной, чем была на самом деле. Впечатления от пасхальной заутрени в Кремле, от визита к Толстому в Ясную Поляну, от первого знакомства с русской литературой и живописью для Рильке слились в единый образ. В сборнике рассказов «О Господе Боге и другое» (1900 г.) он выражен фразой: «Россия граничит с Богом».

Часослов — книга с текстами ежедневных церковных служб

После первой поездки в Россию Рильке пишет цикл стихов, составивших впоследствии сборник «Часослов» (1905 г.). Именно в «Часослове» складывается тот взгляд на мир и на поэзию, который, изменяясь со временем во многом, в глубинной своей сути сохранится у Рильке навсегда. Упрощённо его можно сформулировать так привычные слова и связанные с ними мысли и представления только заслоняют от нас настоящий мир. К подлинности и действительности нужно прорываться сквозь них. Необходимо выйти к первооснове, в коей коренится эта подлинность. В «Часослове» первооснова названа Богом.

Бог в стихах Рильке тоже непохож на обычное представление о Нём: Он не над земным бытием, а в основе его, как корни зеленеющего древа.

Тебя во всех предметах я открою,
с которыми я братски сопряжён;
в былинке малой Ты блеснёшь росою,
в великом Ты величьем отражён.
Волшебных сил движенье без оглядки,
идущее дорогою вещей:
растёт в корнях, в стволе играет
в прятки,
и воскресает в зелени ветвей.
(Перевод Т. И. Сильман.)

Каждое слово здесь выговаривается с осторожностью и с усилием, а слова часто берутся из абстрактно-философского словаря (перевод эту особенность сглаживает: так, у Рильке нет никакой «былинки», но есть противопоставление «малого» «великому»), Густая вязь звуковых повторов (в переводе тоже слышная, хотя и ослабленная: «идущее дорогою вещей» — «daβ sie so dienend durch die Dinge gehn») как будто служит той первоосновой, из которой на наших глазах прорастает каждое отдельное слово.

Одновременно с «Часословом» создавалась (а вышла даже раньше, в 1902 г.) «Книга образов». Она более традиционна по своему поэтическому языку, что обеспечило ей и больший успех у публики.

И если я от книги подыму
Глаза и за окно уставлюсь взглядом,
Как будет близко всё, как станет рядом,
Сродни и впору сердцу моему!
Но надо глубже вжиться в полутьму
И глаз приноровить к ночным громадам,
И я увижу, что земле мала
Околица, она переросла
Себя и стала больше небосвода,
А крайняя звезда в конце села
Как свет в последнем домике прихода.

«За книгой» (перевод Б. Л. Пастернака)

«Часослов» и «Книгу образов» создал большой поэт. Когда вышел сборник «Новые стихотворения» (1907—1908 гг.), стало ясно, что это поэт великий.

Стихотворения действительно были новыми — и для самого Рильке, и для немецкой поэзии вообще. Созерцательность, во многом определявшая интонацию «Часослова», переросла в самоотрешённость: личные эмоции в «Новые стихотворения» не допускаются вовсе. Рильке поставил себе задачу превратить стихотворение в вещь, равную другим вещам в своей отдельности, «самости» и «плотности». Многие из этих стихов — описательные. В них сделана попытка перенести в слова уже существующее во плоти — перенести целиком, без остатка, как, например, в «Испанской танцовщице»:

И вдруг она, зажав огонь в горстях,
Его о землю разбивает в прах
Высокомерно, плавно, величаво.
А пламя в бешенстве перед расправой
Поёт, и не сдаётся, и грозит.
Но точно, и отточенно, и чётко,
Чеканя каждый жест, она разит
Огонь своей отчётливой чечёткой.
(Перевод К. П. Богатырёва.)

В двух «Реквиемах», созданных в 1908 г., в поэзию Рильке возвращается собственно лирическое начало, т. е. речь о себе, о своих мыслях и чувствах. Первый написан на смерть молодой художницы, дружившей с женой Рильке. В этой поминальной поэме сконцентрированы темы, над которыми поэт размышлял давно — темы женщины и смерти. Обе они тесно связаны с главной для Рильке темой творца и творчества. Бога Рильке всегда понимал именно как Творца (а не как Спасителя, например), так что творец-поэт причастен Его делу. Женщина тоже творящая: она порождает любовь и рожает детей. Женщина-художник — творец вдвойне. А смерть в понимании Рильке — просто «другая, невидимая и не освещённая нами сторона жизни»: круговое братство бытия, служившее темой «Часослова» и «Новых стихотворений», включает в себя и умерших. Поэтому для Рильке так важна идея «собственной смерти», логично и естественно вытекающей из жизни и её завершающей. В чём-то смерть даже ближе к сердцевине бытия:

Есть между жизнью и большой работой
старинная какая-то вражда.
Так вот: найти её и дать ей имя
и помоги мне. Не ходи назад.
Будь между мёртвых. Мёртвые
не праздны.
(Перевод Б. Л. Пастернака.)

Второй «Реквием» посвящён молодому поэту, покончившему с собой, и тоже говорит об отношениях жизни, смерти и творчества. Особенно знаменит его афористичный последний стих: «Не победить, но выстоять: всё в этом».

В тот же период творческого подъёма написана и главная из прозаических вещей Рильке — лирический и во многом автобиографический роман «Записки Мальте Лауридса Бригге» (19Юг.). Даже для прозы начала века, в которой лирические отступления часто заставляли потесниться повествовательный сюжет, построение его необычно. Событийная канва размыта до крайности, пересказу роман почти не поддаётся. Воспоминания мешаются с событиями, сюжетные линии переплетаются, почти не пересекаясь.

Тема романа — судьба живущего в Париже молодого датского поэта (кроме собственных воспоминаний Рильке подарил ему и некоторые черты датского философа Сёрена Кьеркегора). В судьбе Мальте жизнь оказалась сильнее художника — он не смог снести её испытаний. Рильке говорил, что, описывая отчаяние своего героя, он таким образом отводил его от себя.

Боль, которую испытал поэт с началом Первой мировой войны, была двойной: ведь на одной стороне оказались Австрия (родная земля) и Германия (родная культура), на другой — любимые Россия и Франция. В первые месяцы войны Рильке написал торжественно-величавый цикл «Пять песнопений». Но в отличие от большинства поэтов, охваченных патриотическим порывом, он прославлял не борьбу и не победу, но страдание и долг:

Внезапно взошло то, что было
засеяно густо здесь средь мирных полей,
от страшных деяний.
Вчера ещё малое, пищу нашло оно,
и вот уже в рост человека
высится здесь, завтра же —
перерастёт человека с лихвой.
(Перевод Н. Ф. Болдырева.)

Затяжной период почти полного молчания (писал Рильке довольно много, но, кроме переводов, ничего не печатал) закончился лишь в 1922 г. Тогда за несколько месяцев появляются два поэтических шедевра — сборники «Дуинские элегии» и «Сонеты к Орфею». И это опять — уже в который раз! — оказался совсем новый Рильке.

Первые две «дуинские элегии» были написаны ещё в 1912 г., когда Рильке жил в замке Дуино на Адриатике, принадлежащем княгине Марии фон Турн-унд-Таксис Гогенлоэ, большому другу поэта. Но пришедший тогда к поэту новый голос (первые строки Элегии первой Рильке услышал в шуме ветра) вскоре сорвался. Теперь Рильке вернулся к этому циклу: элегий стало десять.

«Дуинские элегии» — одно из самых глубоких и сложных произведений литературы XX в., толковать и понимать их непросто. Рильке создаёт своего рода мифологию: такую картину мира, где «нет ни этого, ни того света, но лишь одно огромное единство, в котором пребывают стоящие над нами существа, „ангелы”». И об этом единстве свидетельствует всё, что связано с глубинными человеческими переживаниями и вообще с человеческой жизнью, какой она была на протяжении веков: одиночество, творчество, любовь, смерть и рождение, тепло человеческих рук, вещи, сделанные этими руками, даже горе:

Чтобы однажды я, на исходе
жестокого знанья,
славу запел и осанну ангелам
благосклонным.
……………………………………………………………………
О как тогда рад я вам буду, ночи горькие.
Что же я раньше пред вами,
безутешные сёстры,
не преклонял колен; простоволосые,
что ж я
раньше-то в вас не укрылся.
Ах мы, растратчики горя.

Элегия десятая (перевод А. В. Карельского)

«Сонеты к Орфею» посвящены памяти знакомой Рильке, талантливой девушки, умершей в девятнадцать лет. Мы опять в кругу главных рильковских тем: женщина, творчество, бытие, смерть. Образ Орфея — певца, которому была дана власть гармонией песни вызывать гармонию в мире и который спускался в ад за своей возлюбленной, — собрал эти темы воедино.

Уйдёшь, придёшь и дорисуешь танец,
чертёж среди созвездий обретя,
в чём превосходит смертный
чужестранец
угрюмую природу; ты, дитя,
ты помнишь, как она заволновалась,
услышав невзначай: поёт Орфей,
и дерево с тобой соревновалось,
подсказывая трепетом ветвей,
откуда доносился этот звук;
так ты узнала место, где звучала
и возносилась лира, средоточье
неслыханное. Шаг твой — полномочье
прекрасного, и ты уже сначала
поверила: придёт на праздник друг.
(Перевод В. Б. Микушевича.)

Последний год жизни Рильке был вновь окрашен раздумьями и воспоминаниями о России. Это год напряжённой и взволнованной переписки трёх великих поэтов: Рильке, Марины Цветаевой и Бориса Пастернака. Цветаевой Рильке посвятил большое стихотворение, воскрешающее интонации «Дуинских элегий»:

Волны, Марина, мы море! Глубины,
Марина, мы небо.
Мы — земля, Марина, мы
тысячекратно весна.
Песня, как жаворонков, нас
в невидимое извергает.
Мы начинаем восторгам,
и нас превышает восторг.

«Элегия» (перевод В. Б. Микушевича)

А когда Рильке умер в канун Нового года, Цветаева, помня о единстве того и этого света, адресовала ему поэму «Новогоднее» — быть может, лучшее её творение:

Читайте также:  Почему Живи и помни?: сочинение

С Новым годам — светом —
краем — кровом!
Первое письмо тебе на новом

Недоразумение, что злачном —
(Злачном — жвачном) месте
зычном, месте звучном,
Как Эолова пустая башня.

Райнер Мария Рильке (1875-1926): сочинение

Рильке в России издается мало, хотя, мне кажется, его надо не только широко издавать, но и как-то особенно чутко и основательно преподавать в наших учебных заведениях, особенно гуманитарных. Ведь Рильке — великий европейский поэт — своей духовной родиной считал Россию. На закате своих дней он писал о России: «Она сделала меня тем, что я есть; внутренне я происхожу оттуда, родина моих чувств, мой внутренний исток — там…»

Изучая Рильке, мы лучше поймем самих себя, потому что этот гениальный поэт увидел, что называется — со стороны, все самое лучшее и сокровенное, что есть у нас, — и пронзительно сказал об этом.

Признание нередко приходит к поэту только после смерти, но в этом случае оно пришло довольно рано, а умер Рильке уже всемирно известным поэтом, его провозгласили одним из величайших людей (может быть, вторым после Гёте), писавших на немецком языке.

Творчество Рильке принято относить к австрийской литературе. Это вроде бы так, ведь родился поэт в Праге, тогда это была территория Австро-Венгрии, он был подданным австрийского императора. Но по существу его мало что связывало с Австрией. Если проследить его корни, то Рильке-поэт — выходец из провинциальной ветви немецкой языковой культуры, которая развивалась в тогдашней Богемии (нынешней Чехии). Он подключился к сугубо интеллигентской, так называемой рафинированной литературе Праги — для нее были характерны романтизм, культивирование старой Праги с ее кладбищами и соборами, мостами, статуями, склонность к ирреальному, к фантастике. Эта ветвь дала таких писателей, как Кафка, Верфель, Мейринк, Макс Брод. Здесь истоки первоначального Рильке. Потом он будет жить в крупнейших европейских городах, изучит европейскую культуру — познакомится с Роденом и Сезанном, будет писать о них статьи, узнает Париж, узнает его и с мрачной стороны, и как столицу современного искусства, огромное художественное впечатление окажет на него датский писатель Йенс Петер Якобсен. Одним словом, пройдя глубокий курс европейского образования, Рильке придет к мысли, что в Европе ему недостает чего-то самого главного для него как для художника и мыслителя. Это главное он найдет в России, в Боге и в одиночестве.

Однажды я задумался, почему Анна Андреевна Ахматова, читая европейских поэтов в подлиннике, мало кого из них перевела на русский, а вот Рильке перевела, и перевела тогда, когда еще перевод не стал для нее повседневной литературной работой, в 1910 году. Она перевела «для себя» его стихотворение «Одиночество» еще в молодости:

О святое мое одиночество — ты!

И дни просторны, светлы и чисты,

Как проснувшийся утренний сад.

Одиночество! Зовам далеким не верь

И крепко держи золотую дверь,

Там, за нею, желаний ад.

Этот мотив оказался ей близок. В этот период Ахматова искала свою дорогу в поэзии, искала сосредоточенности, чтобы не стать эпигоном каких-то известных поэтов, и одиночество было для нее насущным символом этой сосредоточенности. Для Рильке — тоже.

Он отринул европейский практицизм и бездуховность, считал, что это — тупик. Вспомним, что в это время появляется книга «Закат Европы» Шпенглера. А Рильке тогда писал:

Господь! Большие города

Уже потеряны навеки.

Там злые пламенные реки

Надежды гасят в человеке,

Там время гибнет без следа…

Первая встреча Рильке с Россией, произошедшая в 1899 году, явилась для него настоящим духовным потрясением. В отрочестве он читал Толстого, Тургенева, Достоевского, так что имел о ней представление. Но непосредственным толчком к поездке послужило знакомство Рильке с уроженкой Петербурга Лу Андреас-Саломе, которая, как все отмечают, сыграла большую роль в духовном развитии поэта. Одно время она была близка к Ницше, написала о нем монографию. Лу сотрудничала в журнале «Северный вестник», где она опубликовала (впервые на русском языке) рассказ Рильке. Именно Лу подвигла поэта на поездку в Россию.

В Москву Рильке приехал в канун Пасхи. Он остановился в гостинице, которая окнами выходила на Иверские ворота Кремля. Он был поражен толпами народа, стекавшимися к часовне (которая была потом взорвана, а сейчас, слава Богу, опять восстановлена). Здесь находилась знаменитая икона Иверской Божией Матери. По признанию поэта, в первый же день его охватило восторженное чувство от России. На другой день Леонид Пастернак (отец Бориса Пастернака) проводил Рильке к Льву Толстому. Потом было знакомство с Репиным, о чем потом Рильке писал Ворониной: «Вот видите, этот Репин — опять-таки русский человек. А все настоящие русские — это такие люди, которые в сумерках говорят то, что другие отрицают при свете. Ваш язык для меня — лишь звук, но я и не собираюсь подыскивать для него какой-либо смысл; есть такие часы, когда сам звук становится и значением, и образом, и словом. И я теперь знаю, что такие часы — русские, и что я их очень люблю».

Русские впечатления лягут в основу книги Рильке «Часослов». С этой книги начнется слава поэта.

Рильке много путешествовал по России, знакомился с людьми. Уехал. А через десять месяцев опять сюда вернулся. Изучал русский язык. Написал статью «Русское искусство». Читал в подлиннике стихи Тютчева и Фета, перевел две «Молитвы» Лермонтова, стихотворение З. Гиппиус, стихотворение Фофанова. Он даже перевел на немецкий чеховскую «Чайку».

Особое впечатление на Рильке произвело знакомство с крестьянским поэтом Спиридоном Дрожжиным, жившим в деревне Низовке Тверской губернии. Дрожжин навсегда уехал из города, стал жить по-крестьянски, обрабатывал землю и писал стихи. Это было то, о чем мечтал сам Рильке. Убегая от омертвевшей европейской цивилизации, от своего разочарования в католичестве, он приближался к истинно духовному, ему становились близки люди, исповедывающие православие. На урбанизированном Западе ему не хватало непосредственного религиозного чувства. Он даже хотел переселиться с семьей в Россию насовсем. Но этому не суждено было сбыться.

Рильке часами беседовал с Дрожжиным о Боге, они бродили по болотам, по берегам Волги… В своем дневнике Рильке записал: «На Волге, на этом спокойно катящемся море быть дни и ночи, много дней и ночей. Широкий-широкий поток, высокий-высокий лес на одном берегу, и низкая луговая равнина на другом, и большие города там не выше хижин или шалашей. Заново переосмысливаются все измерения. Постигаешь, что земля необъятна, вода — нечто необъятное и необъятно прежде всего небо. Что я видел раньше, было только изображением земли и реки и мира. Но здесь это все само по себе. Я словно воочию видел сотворение мира; смысл всего — в немногих словах, мера вещей — в руках Создателя».

В «русской» книге «Часослов» (подзаголовок — «Книга монашеской жизни»), в этой книге молитв и вечных вопросов к Богу, поэт прежде всего выразил творческое начало Создателя:

Ты — колесо, вращающееся вкруг меня,

Ты — старец с закопченными власами,

Невидимый, который до сих пор

Стоит у наковальни и в ладонях

Натруженных кузнечный молот держит.

(Перевод В. Сухановой)

Именно в русском народе европейский поэт увидел очень сильное творческое начало, залог выхода из тупика цивилизации. «Если говорить о народах, как о людях, которые находятся в процессе развития, то можно сказать: этот народ хочет стать солдатом, другой — торговцем, третий — ученым; русский народ хочет стать художником», — писал он.

Рильке издаст много книг, напишет глубокие статьи о художниках и скульпторах, будет путешествовать по Африке, у него будет несколько захватывающих романов с женщинами, он будет жить в замках, много чего у него будет в жизни, но на закате дней своих в одном из писем он напишет: «Решающим в моей жизни была Россия… Россия стала в определенном смысле основой моей жизни и мировосприятия».

Во многих его произведениях звучат русские реминисценции — и в самых знаменитых его «Сонетах к Орфею» или в «Дуинских элегиях».

«Дуинские элегии» — это реквием по человеческой цивилизации.

«Сонеты к Орфею» — попытка увидеть спасение мира в творческом проявлении Господней воли.

Одним из любимых сонетов Рильке был так называемый русский сонет:

Преподал тварям ты слух в тишине.

Господь, прими же в дар от меня

Воспоминание о весне.

Вечер в России. Топот коня.

Скачет жеребец в ночную тьму,

Волоча за собою кол.

К себе — на луга, во тьму — одному!

Ветер гриву его расплел,

К разгоряченной шее приник,

Врастая в этот галоп.

Как бился в конских жилах родник!

Даль — прямо в лоб!

Он пел, и он слушал. Сказаний твоих

Круг в нем замкнулся.

Мой дар — мой стих.

(Перевод В. Микушевича)

Рильке умер от лейкемии в клинике Валь-Монт на берегу Женевского озера в самый канун нового 1927 года. 2 января его похоронили в Рароне. В XX веке на Западе не проходило и года, чтобы не выходили книги о Рильке. Пора и нам лучше его узнать. Тем более что когда-то он собирался навсегда поселиться в России.

Назад Оглавление Далее

Райнер Мария Рильке (1875-1926). Биография

Чтобы написать один стих, нужно увидеть много городов, людей и вещей, нужно узнать зверей, нужно прочувствовать, как летают птицы, и понимать движения раскрывающихся поутру маленьких цветов. Нужно уметь вспомнить дороги в неведомые края, неожиданные встречи и неизбежные расставания…
Райнер Мария Рильке

Австрийский писатель Стефан Цвейг назвал Рильке «вечным скитальцем, путником всех дорог». Такое определение удивительно ярко характеризует и личность, и творчество писателя. Ведь его стихи рождались благодаря странствиям в пространстве и времени, путешествиям из одного литературного метода или течения в другие, из культуры в культуру, из языка в язык (Рильке писал на немецком, французском, итальянском, русском). Странствие для него было не просто увлечением, а способом жизни, результатом осознания своей принадлежности ко всему миру.

Условно Райнера Марию Рильке называют австрийским поэтом, поскольку родился он в Праге (4 декабря 1875 года), которая в то время входила в состав Австро-Венгрии. Но фактически поэт не жил в Австрии, вся его жизнь прошла в путешествиях по самым разным странам и землям — Франции, Германии, Италии, Испании, Швейцарии, Египту, России, Украине и другим. «Вы легко можете себе представить, — отмечал Рильке в одном из своих писем от 1926 г., — какое влияние оказывало на меня окружение или многие страны, в которых я по милости моей щедрой и снисходительной судьбы имел возможность останавливаться не только как путешественник, но и по-настоящему там жить, принимая живейшее участие в современном и прошлом этих стран…». «Почему же и в прошлом?» — подумаете вы. Потому что Рильке зачастую с завидным усердием стремился изучить историю и фольклор тех стран, в которые попадал. Впоследствии все эти знания питали его творчество.

Обратившись к сведениям о детстве писателя, мы узнаем, что его отец мечтал о военном будущем сына и отправил Райнера в военное учебное заведение. Его Рильке так и не окончил из-за состояния здоровья. Интерес к гуманитарным наукам привёл юношу в Пражский университет, где он обучался в 1895–1896 г. (затем продолжал образование в Берлине и Мюнхене). Первый сборник его произведений под названием «Жизнь и песни» вышел в 1894 г.

В 1897 г. Рильке познакомился с немецкой писательницей Лу Андреас Саломе, которая родилась, провела своё детство и юность в России. Именно её восторженные рассказы об этой стране способствовали тому, что поэт дважды (в апреле — мае 1899 г. и весной — летом 1900 г.) отправлялся в путешествие по русским землям. Во время второй поездки он посетил и «край прекрасной Украины» (именно так о нашей земле писал он в письме матери). Большое впечатление на Рильке произвели златоглавый Киев с его храмами и церквями, красота полтавских степей, величие Харькова, днепровские кручи Канева.

Увиденное во время поездок навеяло ему множество стихотворений, впоследствии вошедших в сборник «Часослов» (1905). Книга написана от имени киевского монаха, который беседует с Господом. Он обращается к нему с вопросами и мольбами, как, например, в стихотворении «Господь! Большие города…»:

Автор создаёт впечатляющие картины дегуманизированного общества больших городов, которые превратились в ад для бедных людей. Следует отметить, что Бог является центральным образом сборника «Часослов». Для Рильке он не только непостижимая высшая сила, а прежде всего Творец, символ единства Вселенной и человека.

Параллельно с «Часословом» создавалась и «Книга образов», которая вышла раньше — в 1902 г. Одно из самых любимых читателями стихотворений этого сборника — «Осенний день»:

Следующим важным этапом в творчестве Рильке стал сборник «Новые стихотворения» (1907–1908). В нём ярко отображена философия поэта в осмыслении понятия вещь (нем. Ding). «Только вещи говорят со мной. Вещи Родена, вещи готических соборов, античные вещи — все вещи, которые совершенно вещны. Они-то и указывают мне на образцы, на движущийся, живой мир…», — писал он в 1903 г. Что же поэт понимал под таким непоэтичным словом вещь? Дело в том, что значение немецкого слова «Ding» отличается от значений русского «вещь» и украинского «річ». Рильке включал в это понятие не совсем то, что привыкли называть вещью мы, а трактовал его значительно глубже и шире. Это не только недвижимые предметы, памятники архитектуры, скульптуры, но и явления природы, животные и даже библейские образы. Вот как, например, поэт описывает Иисуса в стихотворении «Сад Гефсиманский»: Материал с сайта //iEssay.ru

«Изображая вещи, поэт использует то, чему научился у гениального скульптора Родена, — умение видеть космос в отдельном предмете и через него всматриваться даже в самую скромную вещь, чтобы проникнуть в её сущность, её глубинную жизнь». Среди наиболее известных так называемых «стихотворений-вещей» (нем. Ding-Gedicht) — «Пантера», «Фламинго», «Окно-роза», «Собор».

Вершиной творчества Рильке считают два сборника — «Дуинские элегии» и «Сонеты к Орфею», вышедшие в 1923 г. Следует отметить, что Орфей — любимый образ Рильке. До названного цикла к нему поэт обращается в стихотворении «Орфей. Эвридика. Гермес» (1907). Сладкоголосый певец Орфей, рождённый фантазией древних греков, предстаёт в творчестве поэта символом искусства, которое преображает мир, внося в него красоту и гармонию.

Орфеем ХХ века называют и самого Рильке, чей поэтиче­ский голос обладал поистине магической силой. Его неповторимое звучание прервала болезнь. Великий поэт умер от лейкемии в декабре 1926 г. в одной из клиник Швейцарии. Но подобно тому, как голос мифологического Орфея не подвластен времени, так и голос Рильке продолжает звучать в душах всё новых и новых читателей. Как-то поэт написал: «Если вы меня ищете, ищите меня в вашем сердце. Если я там буду оставаться, я буду жить и дальше». Его стихи не прекращают путешествие во времени и пространстве. Странствия у древа поэзии продолжаются.

Читайте также:  Почему Живи и помни?: сочинение

Райнер Мария Рильке — биография

1) Жанр лирической поэзии; в ранней античной поэзии — стихотворение, написанное элегическим дистихом, независимо от содержания; позднее (Каллимах, Овидий) — стихотворение грустного содержания. В новоевропейской поэзии сохраняет устойчивые черты: интимность, мотивы разочарования, несчастливой любви, одиночества, бренности земного бытия, определяет риторичность в изображении эмоций; классический жанр сентиментализма и романтизма («Признание» Е. Баратынского).

Детство и юность поэта

В 1886 году Йозеф Рильке, когда-то сам без успеха пытавшийся сделать военную карьеру Карьера (от итальянского carriera — бег, жизненный путь, поприще)

1) Продвижение в какой-либо сфере деятельности

2) Достижение известности, славы, выгоды.

Раннее творчество Рильке

1) До середины 19 века вся художественная литература в отличие от нехудожественной.

2) Стихотворные произведения в отличие от художественной прозы (например, лирика, драма или роман в стихах, поэма, народный эпос древности и средневековья). Поэзия и проза — два основных типа искусства слова, различающиеся способами организации речи художественной и прежде всего ритмостроением. Ритм поэтической речи создается отчетливым делением на стихи.

В поэзии взаимодействие стиховой формы со словами (сопоставление слов в условиях ритма и рифм, отчетливое выявление звуковой стороны речи, взаимоотношение ритмических и синтаксических строений) создает тончайшие оттенки и сдвиги художественного смысла, не воплотимые иным способом.

В январе 1893 года Рильке познакомился с племянницей чешского поэта Юлиуса Цойера Валерией фон Давид-Ронфельд. К рождеству 1894 года на деньги своей подруги он выпустил посвященный ей поэтический сборник «Жизнь и песни». Первый сборник, во многом подражательный, оказался неудачным; годы спустя поэт предпочитал не вспоминать о нем и даже настаивал, чтобы тот был изъят из книжных магазинов.

Годы странствий

1) Непродолжительное господство определенного вкуса в какой-либо сфере жизни или культуры. В отличие от стиля мода отражает более кратковременные и поверхностные изменения внешних форм бытовых предметов и художественных произведений; в узком смысле – смена форм и образцов одежды.

Число говорящих на русском языке св. 250 млн. человек (1990). Письменность на основе русского алфавита, восходящего к кириллице. — «Адвент») развивает темы и образы предыдущей книги, ведущим тут становится мотив ожидания (ожидание любви, материнства, рождественского праздника, ожидание поворота в творчестве).

В 1921-1986 годах это Государственный музей-усадьба Л. Н. Толстого, с 1986 года Государственный мемориальный и природный заповедник «Музей-усадьба Льва Николаевича Толстого «Ясная Поляна». граф, русский писатель Лев Николаевич Толстой; в Москве поэт познакомился с художниками Борисом Леонидовичем Пастернаком и Ильей Ефимовичем Репиным. Год спустя Рильке предпринял вторую поездку в Россию (май-август 1900), во время которой он вновь посетил Ясную Поляну и провел несколько дней в беседах с Толстым. Чрезвычайно важной для Рильке оказалась встреча с крестьянским поэтом Спиридоном Дрожжиным.

«Часослов»

Райнер Рильке воспринял Россию во многом идеализированно. В укладе жизни русских людей поэт углядел возможность нерушимого существования народа в союзе с богом и природой. Именно в России, как показалось Рильке, еще сохранилась «неотчужденная сущность человека», утраченная на Западе. Русский к с исконно присущей ему религиозностью сумел сохранить, как считал Рильке, и непосредственное религиозное чувство, благодаря которому индивид постоянно ощущает себя близким к богу. Россия, по словам Слово — одна из основных единиц языка, служащая для именования предметов, лиц, процессов, свойств. В языкознании слово рассматривается с точки зрения звукового состава; значения; морфологического строения; словообразовательного характера; участия в той или иной парадигме; принадлежности к какой-либо части речи; роли в предложении; стилистической функции; происхождения. поэта, навсегда стала его «духовной родиной», «основой его жизнепереживания и жизневосприятия».

1) Обращение верующего к божеству.

2) Канонизированный текст обращения. . Лирический герой напрямую говорит с богом. Раздумья о боге занимают центральное место в этой поэтической книге. По Рильке, непрестанно создавая этот мир, бог обнаруживает себя в самых различных явлениях природы и может обернуться любой вещью (поэт называет бога «вещью вещей»). Художник же, навсегда запечатлевая вещи и природу (которая находится в постоянном становлении) в произведении искусства, возвращает их богу, оказываясь, таким образом равным ему соучастником творения.

Париж. «Новые стихотворения»

Скульптура изображает главным образом человека, реже животных, ее главные жанры — портрет, исторические, бытовые, символические, аллегорические изображения, анималистический жанр. Материалы скульптуры — металл, камень, глина, дерево, гипс и др.; методы их обработки — лепка, высекание, литье, ковка, чеканка и др. которого поэт углядел воплощение своей мечты о «превращении в предмет душевных состояний человека» и личным секретарем которого Рильке стал в 1905 году, сглаживала негативные впечатления от Парижа. Впрочем, уже в 1906 году, не будучи в силах терпеть неуравновешенный характер Родена и недовольный большим объемом возложенной на него работы, Рильке порвал со скульптором.

Крупные полуострова: Кольский, Скандинавский, Пиренейский, Апеннинский, Балканский. Средняя высота ок. 300 м, максимальная — 4807 м (г. Монблан). Преобладают равнины. . Так, результатом поездки по Скандинавии и увлечения философией датского философа Серена Кьеркегора, в 1904 году появились первые наброски романа «Записки Мальте Лауридса Бригге» (опубликован в 1910), рассказывающего о юном художнике, отпрыске вымирающего датского дворянского рода, попавшем в Париж и столкнувшегося там с бессмысленной, мертвящей и абсурдной жизнью. Этот роман во многом предвосхитил художественные открытия литературы Литература [латинское lit(t)eratura, буквально — написанное] — произведения письменности, имеющие общественное значение (например, художественная литература, научная литература, эпистолярная литература).

В 1907 году появилась первая часть «Новых стихотворений» (вторая часть появилась год спустя). В книгу вошли стихи, написанные Рильке в 1903-1906 годах. Стихотворения, включенные в сборник, распадаются на несколько циклов (такая организация книги была, по всей видимости, была подсказана построением «Цветов зла» Шарля Бодлера). Каждый посвящен определенной теме: городам или архитектурным памятникам («Собор Собор — в культовой архитектуре собором называют главный храм города или монастыря, где совершает богослужение высшее духовное лицо (патриарх, архиепископ). Архитектура собора обычно отличается монументальностью форм, отражает тенденции господствующего архитектурного стиля своего времени.

Наиболее известны соборы Парижской богоматери, святых Петра в Риме, Павла в Лондоне, Софийские соборы в Киеве и Новгороде, Кельнский собор в Германии.

Главное на чем сосредотачивается Рильке — внутренний мир человеческой души, ибо если человек одинок, только там вершится «движение жизни». Огромное значение для поэта приобретают вещи. Стихотворения о вещах («Ding-Gedichte») близки к восточной «созерцательной» поэзии и выделены в отдельный цикл. Если в «Часослове» вещи были посредником между человеком и богом, то теперь они становятся медиумом Медиум (от латинского medium — середина, нечто среднее, промежуточное, посредствующее) — в спиритизме — посредник между миром «духов» и людьми, через которого в состоянии транса передаются «сообщения» умерших; в парапсихологии — человек с необычными («медиумическими») способностями, напр. к сверхчувственному восприятию. между человеком и окружающим его миром, человеком и человеком. Рильке заставляет читателя пристально всмотреться в обычные, казалось бы, неприметные вещи, ведь если человек перенесет свой внутренний мир на внешние вещи, то они обретут право на самостоятельное бытие Бытие — философское понятие, концептуализирующее наличие явлений и предметов (самих по себе или как данности в сознании), а не содержательный их аспект; синоним понятий «существование» и «сущее». Часто выступает как элемент понятийной опозиции (например, бытие и сознание, бытие и мышление, бытие и сущность). Проблемы бытия изучает философская дисциплина «онтология». . У каждой вещи тогда появится свое чувствование, своя история и предмет, вещь, таким образом, станет, по Рильке, своего рода моделью мироздания: раскрывшись человеку он при этом все же останется непроницаемым.

«Дуинские элегии»

В 1910 году Рильке покинул Париж. В конце года он совершил путешествие в Северную Африку, год спустя он отправился в Египет.

В один из январских дней, во время сильного шторма Шторм (нидерландское storm) — буря, длительный, очень сильный ветер, свыше 9 баллов по шкале Бофорта и скоростью более 20 м/с, наблюдается обычно при прохождении циклона; сопровождается сильным волнением на море и разрушениями на суше. , поэт вышел посмотреть на волнующееся море и сквозь шум бури услышал голос, выкрикнувший слова: «Если бы я возопил, кто вопль мой услышит в ангельских хорах?» (перевод Г. Ратгауза). Вернувшись в замок, поэт тотчас же записал эту строчку, которая стала началом первой из десяти «Дуинских элегии» («Дуинезских элегий»; итальянское слово duinese, образованное от названия замка — Duino, заключает игру слов, означая так же «нечто двоичное», «сдвоенное» ) — самой сложной для интерпретации и понимания стихотворной книги поэта, в которой тот предпринял попытку создания собственной лирико-философской концепции мира.

Начав работу над «Элегиями» в 1912 году, Рильке закончил их только десять лет спустя, в швейцарском замке Мюзо, купленном для него друзьями.

Центральные образы «Элегий» — ангел Ангелы (от греческого angelos — вестник) — в иудейской, христианской, мусульманской мифологиях бесплотные существа, посредники между богом и людьми. , человек и кукла. Образ ангела, как замечал сам поэт, не имеет ничего общего с ангелами в христианской религии. «Ангел «Элегий», — писал Рильке, — это то существо, которое служит для нас ручательством, что невидимое составляет высший разряд реальности.» По Рильке, ангелы символизируют «полноту бытия». Это знаки Знак — материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), который выступает как представитель другого предмета, свойства или отношения. Различают языковые и неязыковые знаки; последние делятся на знаки-копии, знаки-признаки и знаки-символы; понимание знаков невозможно без выяснения его значения. духовного совершенства, лицезрение которых может явить человеку ужасающую глубину его собственного несовершенства (отсюда известная строка, несколько раз повторяющаяся в «Элегиях» — «Всякий ангел ужасен»). Гармонический космос, в котором существуют ангелы и совершенство которого они воплощают, Рильке называл «внутреннее мировое пространство» (Weltinnenraum). В нем неразрывно соединяются внешнее и внутреннее, «открытое» и «закрытое», жизнь и смерть, органическое и неорганическое, прошлое и будущее. Этот космос состоит из чувств и эмоций и кроме ангелов его могут видеть лишь животные, которые, в отличие от человека, не осознают, что им предстоит умереть.

Ангелам и человеку в «Дуинских элегиях» противопоставляется кукла — символ механического, бездуховного существования (этот образ Рильке перенимает из трактата Трактат (от латинского tractatus — рассмотрение) — научное сочинение, в котором рассматривается отдельный вопрос или проблема; рассуждение на специальную тему. «О театре марионеток» Генриха фон Клейста). Человек же — это синтез «ангела» и «куклы»: наполовину наполненная содержанием маска. Правда, и человек может поставить и утвердить свое существование — параллельно ангельскому — в мире вещей, созданных трудом (в мире культуры). Поэтому в седьмой элегии появился важный для Рильке образ деятельного героя, который сам творит себе свою судьбу Судьба — в мифологии, в иррационалистических философских системах, в обыденном сознании неразумная и непостижимая предопределенность событий и поступков. В античности выступала как слепая, безличная справедливость (древнегреческая Мойра), как удача и случайность (древнегреческая Тюхе ), как всеохватывающая непреложная предопределенность (фатум).

«Сонеты к Орфею»

Образование союзов племен, завоевания и переселения вели к смешению племен и возникновению более крупных этнических общностей. Племенная организация сохраняется у некоторых народов и в современную эпоху. , и маг, и основатель орфической религии. В многозначном образе Орфея Рильке выделяет момент пребывания Орфея в мире смерти. Для него путешествие Орфея в царство мертвых — это путь к истокам жизни, и, одновременно, путешествие в мир человеческого опыта. Возвратившись же из мрачного мира теней, Орфей еще больше чувствует красоту мира земного [en] , ему открываются подлинные человеческие ценности. «Сонеты к Орфею» в итоге оказываются страстным признанием в любви к земному, радостным и спокойным принятием бытия.

Основные произведения Рильке

Поэтические сборники:

  • Жизнь и песни / Leben und Lieder (1894);
  • Жертвы ларам / Larenopfer (1895);
  • Увенчанный снами / Traumgekrönt (1897);
  • Сочельник (другой вариант перевода — Адвент) / Advent (1898);
  • Первые стихотворения / Erste Gedichte (1903);
  • Мне на праздник / Mir zur Feier (1909);
  • Книга образов / Buch der Bilder (1902);
  • Часослов / Stundenbuch (1905);
  • Новые стихотворения (I—II)/ Neue Gedichte (1907-1908);
  • Цикл «Жизнь Девы Марии» / Das Marien-Leben (1912);
  • Дуинские элегии / Duineser Elegien (1912/1922);
  • Сонеты к Орфею / Sonette an Orpheus (1923);
  • Явления Христа.

Проза:

Роман

  • Записки Мальте Лауридса Бригге / Die Aufzeichnungen des Malte Laurids Brigge (1910)

Рассказы:

  • Пьер Дюмон (1894);
  • Истории о Господе Боге (1900);
  • Победивший дракона (1902);
  • Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке (1906).

Из книг об искусстве:

  • Ворпсведе (1903);
  • Огюст Роден (1903);
  • Об Искусстве.

Письма

  • Письма к молодому поэту (1903—1905 гг.);
  • Заметки о путешествиях;
  • Флорентийский дневник (1898).

Последние годы жизни Рильке. Болезнь и смерть

С 1923 года здоровье Рильке постоянно ухудшалось, но характер его заболевания врачи [en] не представляют возможным определить. В начале июня 1926 года, после нескольких обследований в швейцарском санатории Вальмон, врачи выявили у поэта неизлечимую форму лейкемии.

Райнер Мария Рильке скончался 29 декабря 1926 года, в Вальмоне, в Швейцарии. Чуть ранее он завязал оживленную переписку с русской поэтессой Мариной Ивановной Цветаевой, о которой узнал из письма к нему Бориса Пастернака. Смерть Райнера не позволила осуществиться столь желанной встрече двух поэтов. (А. В. Маркин)

Астрология возникла в древности (вавилонская храмовая астрология и другие), была тесно связана с астральными культами и астральной мифологией. Получила широкое распространение в Римской империи (первые гороскопы — на рубеже 2-1 веков до нашей эры). С критикой астрологии как разновидности языческого фатализма выступило христианство. Арабская астрология, достигшая значительного развития в 9-10 веков, с 12 века проникла в Европу, где астрология пользуется влиянием до середины 17 века и затем вытесняется с распространением естественнонаучной картины мира.

Понравилась статья? Лайкните, комментируйте, поделитесь с друзьями! Получите +1 к Карме 🙂

И чуть ниже оставьте комментарий.

Вступайте в группы, чтобы не пропустить новости:

Найти ещё что-нибудь интересное:

Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Поделитесь!
Когда-нибудь Ваши дети [en] -внуки зайдут сюда и увидят знакомое имя.

Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки, реклама, неуважительное обращение, и т.п. запрещены. Нарушители банятся.

Ссылка на основную публикацию
×
×