На день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года: сочинение

Сочинение на тему: ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ «ОДЫ НА ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ НА ВСЕРОССИЙСКИЙ ПРЕСТОЛ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ, 1747 ГОДА»

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ «ОДЫ НА ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ НА ВСЕРОССИЙСКИЙ ПРЕСТОЛ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ, 1747 ГОДА»

Поэтическое творчество было для М. В. Ломо­носова областью смелых теоретических открытий и одним из проявлений его многосторонне одарен­ной натуры. Особенно ярко талант поэта проявил­ся в одах. Именно Ломоносову принадлежит ос­новная заслуга в окончательном формировании нового жанра литературы — жанра оды. Он же впервые предложил и широко использовал в сво­их произведениях десятистишную строфу с по­вторяющейся рифмовкой. Перу поэта принадле­жит большое количество од, в основном хвалеб­ных, посвященных русским правителям и Рос­сийскому государству. Но наиболее яркой, луч­ше всего отражающей своеобразие поэтического стиля Ломоносова, является его «Ода на день вос­шествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны, 1747 года». Она была написана в связи с шестой годовщиной вступления Елизаветы Петровны на престол.

Ода представляет собой вдохновенный моно­лог поэта, облеченный в стихотворную форму. Своеобразие нового поэтического жанра, кото­рым написано произведение, становится замет­ным уже с первой строфы. Автор обильно вводит в свою речь типично ораторские приемы — вос­торженные фразы, восклицания:

Царей и царств земных отрада,

Блаженство сел, градов ограда,

Коль ты полезна и красна!

Вокруг тебя цветы пестреют И класы на полях желтеют.

«Возлюбленная тишина» — эпитет, использу­ющийся поэтом во многих одах, — характеризу­ет здесь не только установление мира между на­родами, но и прекращение внутренних раздоров, пресечение наступления реакции, сплоченность всех слоев населения в их стремлении добиться процветания России. По глубокому убеждению Ломоносова, наступление этого мира и сплочен­ности зависело непосредственно от характера го­сударственного правления и, прежде всего, от личности монарха. На Елизавету Петровну в этом отношении автором возлагались особенно боль­шие надежды.

Для «Оды на день восшествия…», как и для многих других од поэта, характерно стремление выдавать желаемое за действительное, показы­вать события, которые еще не произошли, так, будто это уже свершившийся факт. Именно та­кой прием прослеживается в строках, в которых говорится о вкладе императрицы в развитие наук:

Молчите, пламенные звуки,

И колебать престаньте свет:

Здесь в мире расширять науки Изволила Елисавет.

Ломоносов не только восхваляет науки, он также призывает, указывая на пример Петра, крепить национальную мощь России, развивать промышленность, искусство, образование. Он воспевает также «вечную славу» героических предков, рисует развернутые картины величия, могущества, неисчерпаемых природных богатств страны, славит героический характер русского человека.

В своей оде автор пишет о прекращении войн с легкой руки Елизаветы, о том, что новая импе­ратрица «довольство муз усугубляет», «отвер­зая» двери к счастью.

Ломоносов намеренно восхваляет деяния мо­нархини в надежде на то, что, услышав «глас на­рода» и уже получив похвалу, государыня сдела­ет все возможное для того, чтобы претворить меч­ты русских людей в жизнь.

Новаторство поэта проявляется также в том, что, посвящая свою оду императрице, он в то же время восхваляет просторы Русской земли, ее богатство и красоту, ее величие и славу:

Там Лена чистой быстриной,

Как Нил, народы напояет И бреги наконец теряет,

Сравнившись морю шириной.

Характер патетически-взволнованной речи придают оде Ломоносова и многочисленные об­ращения к лире, к музам, к пламенным звукам, к «Невтонам» и «Платонам», которых в великом множестве может «Российская земля рождать». Важное место отводит автор и многочисленным олицетворениям, метафорам, аллегориям и ги­перболам. С помощью этих олицетворений и ме­тафор явления и отвлеченные понятия становят­ся у поэта участниками большого всеобщего тор­жества:

Тогда божественны науки Чрез горы, реки и моря В Россию простирали руки,

К сему монарху говоря…

С торжественным призывом обращается Ло­моносов и к молодому поколению, пробуждая в нем стремление посвятить себя служению науке, сменив чужеземных ученых.

При этом автор проникновенно заявляет о пользе науки для всех возрастов в самых различ­ных обстоятельствах:

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастной случай берегут…

По глубокому убеждению поэта, высокий слог служит единственной и важнейшей цели: пробу­дить умы и души людей — не только государ­ственных деятелей, но и простого народа, при­влечь их внимание к наиглавнейшим вопросам и проблемам современности.

Для создания такого торжественного, высоко­го слога автор широко использует славянизмы: «бряцает», «зиждитель», «паства», «лик», «зрак» и т. д. Он также вводит усеченные формы прила­гательных: «божественны науки», «небесну дщерь». Мифологические образы, необычные рифмы, восклицания, риторические вопросы, различные виды тропов — все эти приемы при­званы усилить эмоциональное воздействие на читателя.

«Ода на день восшествия…» стала ярким при­мером использования поэтом разработанной им же силлабо-тонической формы стиха, в которой, как и раньше, соблюдается равное количество слогов, но ударения расположены упорядоченно, то есть в соответствии с принятым автором раз­мером.

Введенная М. В. Ломоносовым, эта форма впоследствии станет одной из самых распростра­ненных в русской литературе, так же как и из­бранный им стихотворный размер. Большинство од поэта написано ямбом, поскольку именно его Ломоносов считал самым звучным и придающим стиху наибольшую силу и энергию.

Таким образом, художественное своеобразие «Оды на день восшествия на всероссийский пре­стол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны, 1747 года» очень велико. Оно заключается в том, что, во-первых, с ее по­мощью автор превратил похвальную оду в сред­ство просветительской пропаганды достижений научной мысли и общественно-политических идей, прославил свою родину, ее природу, ее на­род, ее правителей.

Во-вторых, в своем произведении поэт мастер­ски использовал все существовавшие ранее и со­зданные вновь художественные формы языка, стихотворной речи, применил оригинальные об­разные конструкции, придавшие стихотворению совершенно новое, торжественное звучание и уси­лившие воздействие на читателя. Приведенные в оде средства и формы Ломоносов продолжал совершенствовать и широко использовать в сво­ем последующем творчестве, доведя жанр по­хвальной оды до наивысших вершин художе­ственного мастерства.

Ломоносов — российский гений

Школьное сочинение

В XVIII в. Россия благодаря реформам Петра I открыла новую и чрезвычайно важную страницу своей истории — Российская империя стала мировой державой. Чтобы сохранить и упрочить это положение, России необходимо было приблизиться в своем развитии к уровню наиболее передовых стран Европы. Выполнить эту гигантскую задачу — развивать отечественную промышленность, просвещение, науку, культуру — мог только великий народ.

Одним из таких гигантов из народа стал Михаил Васильевич Ломоносов, крестьянский сын, затем прилежный ученик и наконец первый русский академик.

Ломоносов родился в семье крестьянина в Архангельской губернии вблизи Холмогор. Беломорский Север не знал крепостного права, и крестьяне имели больше возможностей проявить свои таланты. Хотя в то время там и не было школ, но книги у поморов пользовались большим уважением, да и грамотных людей было немало. У одного из них Ломоносов и выучился грамоте. Однако этого показалось пытливому юноше мало: его жажда знаний не находила удовлетворения в родных местах и, добыв с помощью земляков паспорт, он ушел в Москву.

В Москве, выдав себя за дворянского сына, Ломоносов поступил в Славяно-греко-латинскую академию. Ему было в ту зиму 19 лет.

Годы учения в академии были не только годами нужды, лишений и унижений, но и временем постижения азов наук, временем радостного предчувствия своих возможностей и открытий в науке.

Через пять лет в числе лучших учеников Ломоносова направили в Германию для изучения горного дела и химии. Здесь он встретил свою любовь, здесь из почтительного ученика стал ученым, во многом превзошедшим своих прославленных учителей.

За границей наряду с физикой и химией Ломоносов занимался изучением иностранных языков. Его также интересовала теория литературы и вопросы стихосложения.

В 1741 г. Ломоносов возвращается на родину. Он был причислен к Академии наук, а в 1745 г. стал профессором химии. Терпя недостаток в средствах, работая в тяжелых условиях, Ломоносов делает ряд великих открытий в области физики и химии. Астрономия, география, история, поэзия — и здесь Ломоносов был первым и лучшим в России.

В 1755 г. благодаря подвижнической деятельности Ломоносова в Москве был открыт первый русский университет. Многие русские ученые, обогатившие открытиями мировую и русскую науку, называли себя его учениками.

Ломоносов считал, что высшая радость и предназначение ученого и писателя — трудиться для пользы общества. Государственные потребности, долг перед отечеством должны преобладать над частными, личными чувствами и интересами.

Это понимание предназначения писателя Ломоносов развивает в “Разговоре с Анакреоном”. Анакреон — древнегреческий поэт, который славился как певец личных радостей и утех:

Мне петь было о Трое,

О Кадме мне бы петь,

Да гусли мне в покое

Любовь велят звенеть.

Так в передаче Ломоносова говорит о своем призвании и понимании целей поэзии и поэта Анакреон. Ломоносов же отвечает в воображаемом диалоге с древнегреческим поэтом так:

Мне струны поневоле

Звучат геройский шум.

Не возмущайте боле,

Любовны мысли, ум;

Хоть нежности сердечной

В любви я не лишен,

Героев славой вечной

Я больше восхищен.

Поэзия Ломоносова при всем ее высоком общественном звучании носила односторонний характер. Но это был выбор великого ученого — прославлять науку и тех, кто способствует ее развитию:

Науки юношей питают,

отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастной случай берегут.

Главная мысль од Ломоносова, которые он по обязанности академического стихотворца должен был посвящать царям и царицам, — прославление науки, России и призыв к труду на благо родины. Примером человека, который посвятил себя России и стал ее славой, по глубочайшему убеждению Ломоносова, был Петр I:

Сквозь все препятства он вознес

Главу, победами венчанну,

Россию грубостью попранну,

С собой возвысил до небес.

И сам Ломоносов был человеком, который всей своей жизнью “Россию. возвысил до небес”.

Анализ стихотворения «Восшествие Елизаветы. Ода» Ломоносова

Михаил Васильевич Ломоносов известен не только как выдающийся ученый, но и как талантливый писатель и поэт, внесший большой вклад в русскую литературу. Одним из известных его произведений является «Ода на день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елизаветы Петровны 1747 году». Предлагаем краткий анализ «Ода восшествие Елизаветы на престол» по плану, который поможет при подготовке к уроку по литературе в 8 классе.

Читайте также:  Повести о животных Джека Лондона: сочинение

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Восшествие Елизаветы. Ода.

История создания – Стих написан в 1747 году.

Тема стихотворения – Прославление великих свершений императрицы Елизаветы Петровны.

Композиция – Композиция условно состоит из трех частей: в первой части прославляется монарх, во второй – описываются богатства и возможности России, в третьей части вновь возносятся хвалебные слова в адрес мудрого правителя.

Жанр – Ода.

Стихотворный размер – Четырехстопный ямб с использованием перекрестных, смежных и опоясывающих рифм.

Метафоры – «подать…ума плоды».

Эпитеты – «щедрая», «земные», «великая», «глубокие», «жестокая».

Сравнения – «душа ее зефира тише», «зрак прекраснее рая».

Олицетворения – «вихри, не дерзайте реветь», «Марс страшился».

Гипербола – «чрез горы, реки и моря».

Славянизмы – «град», «дщерь», «выя», «узреть».

История создания

«Ода на день восшествия…» была написана Михаилом Васильевичем в 1747 году, на шестую годовщину знаменательного события – восшествия на престол Елизаветы Петровны. В своем произведении он отметил положительные стороны правления новой императрицы, продолжившей добрые начинания Петра I.

Елизавета вплотную занялась реструктуризацией Академии наук: утвердила новый штат и новый указ, вдвое увеличила средства, необходимые на нужды академии, всячески поддерживала науку и русских ученых.

В этот же период весьма насущным был вопрос возможного вступления России в новую войну. Коалиция Австрии, Голландии и Англии предлагала российскому правительству принять участие в войне против Франции и германских государств за право получения Австрийского наследства.

В своем произведении Ломоносов не только прославляет Елизавету за ее стремление вывести Россию на новый уровень в вопросе просвещения, но и предостерегает от вступления в войну, настаивая на мирной программе развития государства.

Центральная тема произведения – прославление великих дел государыни Елизаветы Петровны, которая, по мнению автора, выбрала правильный курс в управлении государством Российским.

Но вместе с тем автор мастерски вплетает в оду и более важные темы: развитие науки и образования, возможность процветания государства только в мирное время, любовь к Родине.

Главная идея произведения – долг перед своим Отечеством, служение которому является наивысшей наградой и честью для каждого человека, будь то простой труженик или монарх.

По сути, ода представляет собой послание, адресованное не только императрице, но также современникам и потомкам поэта. Он страстно мечтает о процветании и благополучии России, ее духовном развитии, жизни в мирное время, без войн и лишений.

Композиция

Композиция произведения полностью соответствует основным правилам построения оды и состоит из трех условных частей, логически связанных друг с другом.

В первой части стихотворения поэт выражает свой восторг и возносит хвалу императрице, ее заслуг перед отечеством. Также прославляет прошлые достижения государства и ее правителей, с особым восхищением вспоминает Петра I и его знаменитые реформы. По мнению автора, именно от него Елизавета переняла эстафету великих дел.

Во второй части поэт плавно отступает от личности правителя и фокусируется на величественном образе России, с ее бескрайними просторами, неисчерпаемыми природными богатствами и огромным творческим и духовным потенциалом. Укрепление и обогащение государства он видит в развитии наук, а будущее страны – в образованных, просвещенных молодых людях.

Финальная часть произведения вновь прославляет монарха за его деяния, направленные на благо отчизны.

Произведение написано в жанре оды, который был излюбленным литературным жанром Ломоносова. Это торжественное произведение, призванное прославлять значительное лицо или важное событие, и в мастерстве написания од Михаилу Васильевичу не было равных.

Стихотворный размер произведения – четырехстопный ямб, также излюбленный размер Ломоносова. Он пользовался с большой искусностью, придавая стихотворению особую торжественность, звучность и музыкальность.

Рифмовка в данном произведении также заслуживает отдельного внимания. Для первых четырех строк характерны перекрестные рифмы, далее следуют 2 строки со смежной рифмой, и завершают стихотворение опоясывающие рифмы.

Средства выразительности

Произведение отличается удивительным многообразием художественных средств, с помощью которых ода приобретает торжественный, высокий стиль. Среди них сравнения (« душа ее зефира тише», «зрак прекраснее рая »), олицетворения (« вихри, не дерзайте реветь», «Марс страшился »), гиперболы (« чрез горы, реки и моря »), славянизмы (« град», «дщерь», «выя», «узреть »), метафоры (« подать…ума плоды »).

Особое место занимают невероятно красочные и образные эпитеты: « щедрая», «земные», «великая», «глубокие», «жестокая ».

Благодаря искусному использованию выразительных средств автору удается в полной мере раскрыть свой творческий замысел.

Ода на день восшествия на престол императрицы Елисаветы Петровны 1747 года

ОДА
НА ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ
НА ВСЕРОССИЙСКИЙ ПРЕСТОЛ
ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ
ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ 1747 ГОДА

Царей и царств земных отрада
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая.

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

Молчите, пламенные звуки,
И колебать престаньте свет;
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет лира восхищенна
Гласить велики имена.

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;
Послал в Россию Человека,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,
С собой возвысил до небес.

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорьби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его прнчастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ее мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Индия;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злату очистит жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.

Читайте также:  Повести о животных Джека Лондона: сочинение

Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгия зимы.

И се Минерва ударяет
В верьхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из гор,
Которой там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.

Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

Примечания

Ода на день восшествия на престол императрицы Елисаветы Петровны 1747 года. Отд. изд. СПб., 1747 — Соч. 1751. — Соч. 1757. Написано после 13 августа 1747 г., когда в Академическом собрании был оглашен новый устав и утверждены новые штаты Академии наук. Ломоносов связывал с новым уставом надежды на успешное развитие наук в России и улучшение положения ученых. В этой же оде он выступает как поборник мирной политики, так как в это время западные державы стремились втянуть Россию в войну на стороне Австрии, Англии и Голландии против Франции и Пруссии. Поэтому Ломоносов особенно настойчиво славит мир (возлюбленную тишину).

Войне поставила конец. Вступив на престол, Елизавета начала мирные переговоры со Швецией.

Крест несла. Явившись в казармы Преображенского полка, Елизавета привела к присяге гренадеров.

Отторжен роком. Петр I умер в год открытия Петербургской Академии наук.

Секвана. Намек на французскую академию наук в Париже.

Почувствуют и камни силу. Ломоносов доказывал, что Россия не менее богата минералами, чем «теплые страны» (Индия и др.).

Манжур — Манжурская династия.

Колумб российский — Витус Беринг (1681—1741)

Верьхи Рифейски — Урал.

Науки юношей питают и т. д. Для этой строфы Ломоносов переложил в стихи отрывок из речи Цицерона в защиту поэта Архия.

Анализ оды М. Ломоносова «На день восшествия на Всероссийский престол ее Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, 1747 года»

Обратимся к анализу одной из лучших од Ломоносова «На день восшествия на Всероссийский престол ее Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, 1747 года».

Ломоносов разработал на практике и утвердил на десятилетия вперед формальные признаки жанра (поэтику). В оде встречаем масштабные образы; величественный стиль, подымающий описываемые картины над обыденностью; «пышный» поэтический язык, насыщенный церковнославянизмами, риторическими фигурами, красочными метафорами и гиперболами. И при этом – классицистическая строгость построения, «гармония стиха»: выдержанный четырехстопный ямб, строфа из десяти строк, ненарушаемая схема гибкой рифмовки абабввгддг.

Начнем анализ текста с первой строфы:

Царей и царств земных отрада,

Блаженство сел, градов ограда,

Коль ты полезна и красна!

Вокруг тебя цветы пестреют

И класы на полях желтеют;

Сокровищ полны корабли

Дерзают в море за тобою;

Ты сыплешь щедрою рукою

Свое богатство по земли.

Словно бы с высоты птичьего полета обозревает поэт села, города, колосящиеся хлебные нивы, бороздящие моря корабли. Они все овеяны и защищены «блаженной тишиной» – в России мир и покой.

Ода посвящена прославлению императрицы Елизаветы Петровны. В оде поэт высказывает свою главную и заветную идею: процветанию страны способствует мир, не войны. Императрица, которая входит в оду в следующей строфе, оказывается по художественной логике производным от этой всеобъемлющей мирной тишины («Душа ее зефира тише»). Поэт выдерживает параметры хвалебного жанра («краше Елисаветы» ничего не может быть в свете).

Ломоносов стремится выдержать композиционные нормы жанра, то есть принцип построения одического стихотворения. В вводной части заявлены предмет воспевания и главная мысль произведения (поэт поменял их местами). Основная часть обосновывает, доказывает заявленный тезис о величии и могуществе воспеваемого предмета. И, наконец, заключение (финал) дает взгляд в будущее, в дальнейшее процветание и могущество прославляемых явлений.

Вводная часть, или, как ее еще называют, экспозиция, занимает в этой ломоносовской оде двенадцать строф. Поэт славит Елизавету на фоне строго следующих один за другим ее предшественников на троне. В царственной портретной галерее особо выделен отец нынешней правительницы Петр I. Это – кумир поэта. Читателю ясно из развернутой и пафосной характеристики Петра, что именно от него переняла дочь эстафету великих дел.

С четырнадцатой строфы ода вступает в свою основную часть. Замысел расширяется, а его художественная реализация неожиданно начинает проявлять новые, нетрадиционные, черты. Лирический пафос переходит от династии правителей к величественному образу Отчизны, к ее неисчерпаемым природным богатствам, громадным духовным и творческим возможностям:

Сия Тебе единой слава,

Пространная Твоя держава,

О, как Тебя благодарит!

Воззри на горы превысоки,

Воззри в поля свои широки,

Где Волга, Днепр, где Обь течет;

Богатство в оных потаенно

Наукой будет откровенно,

Что щедростью Твоей цветет.

Вот где простор воодушевлению лирического героя! Достоинства «прекрасной Елисаветы» постепенно отходят на второй план. Мысли поэта заняты теперь другим. Меняется само тематическое направление оды. И сам автор теперь – не просто одописец. Он – патриотически настроенный ученый, обращающий взоры читателей на животрепещущие для России проблемы. Развитие наук поможет освоить богатства Севера, сибирской тайги и Дальнего Востока. Русские моряки с помощью ученых- картографов открывают новые земли, прокладывая путь к «неведомым народам»:

Там влажный флота путь белеет,

И море тщится уступить:

Колумб Российский через воды

Спешит в неведомы народы

Твои щедроты возвестить.

Сам Плутон, мифический хозяин подземных богатств, вынужден уступить разработчикам полезных ископаемых Северных и Уральских (Рифейских) гор.

И се Минерва ударяет

В верьхи Рифейски копием.

Сребро и злато истекает

Во всем наследии твоем.

Плутон в расселинах мятется,

Что Россам в руки предается

Драгой его металл из гор,

Который там натура скрыла;

От блеска дневного светила

Он мрачный отвращает взор.

И все-таки главное, что выведет Россию в ряд мировых держав, это, по мысли поэта, новые поколения людей: образованные, просвещенные, преданные науке русские юноши:

О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих,

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих,

О, ваши дни благословенны!

Дерзайте, ныне ободренны,

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастный случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха,

Науки пользуют везде:

Среди народов и в пустыне,

В градском саду и наеди´не,

В покое сладком и в труде.

Тему решающей роли науки и просвещения в развитии страны заявил, как помним, еще Кантемир. Служил науке своим творчеством и всей своей жизнью Тредиаковский. И вот теперь Ломоносов увековечивает эту тему, ставит ее на поэтический пьедестал. Именно так, потому что две только что процитированные строфы – это кульминация оды, высший ее лирический пик, вершина эмоционального одушевления.

Но вот поэт как бы спохватывается, вспоминая, что ода посвящена официальному событию: ежегодно празднуемой дате восшествия на престол императрицы. Финальная строфа вновь непосредственно обращена к Елизавете. Эта строфа обязательная, церемониальная:

Тебе, о милости Источник,

О Ангел мирных наших лет!

Всевышний на того помощник,

Кто гордостью своей дерзнет,

Завидя нашему покою,

Против тебя восстать войною;

Тебя Зиждитель сохранит

Во всех путях беспреткновенну

И жизнь Твою благословенну

С числом щедрот Твоих сравнит.

В оде Елизавета представлена миротворицей, прекратившей все войны ради спокойствия и счастья россиян: Когда на трон Она вступила,

Как Вышний подал ей венец,

Тебя в Россию возвратила,

Войне поставила конец;

Тебя прияв, облобызала:

– Мне полно тех побед, – сказала, –

Для коих крови льется ток.

Я Россов счастьем услаждаюсь,

Я их спокойством не меняюсь

На целый Запад и Восток.

Своей одой Ломоносов говорил Елизавете Петровне, что России нужен мир и не нужны войны. Пафос и стилистика произведения миротворческие, а не призывно-агрессивные. Красивыми и великолепными по обилию выразительных средств становятся строфы, когда поэт выходит на тему мира вкупе с науками и требует, чтобы «пламенные», то есть военные, звуки умолкли:

Молчите, пламенные звуки,

И колебать престаньте свет:

Здесь в мире расширять науки

Вы, наглы вихри, не дерзайте

Реветь, но кротко разглашайте

Прекрасны наши имена.

В безмолвии внимай, вселенна:

Се хощет Лира восхищенна

Гласить велики имена.

Особенно красочны у Ломоносова метафоры. Ломоносов любил метафоры именно за их способность соединять разнородные частности в цельную грандиозную картину, выводить к главной идее произведения. «Метафорой, – отмечал он в своей «Риторике» (1748), – идеи представляются много живее и великолепнее, нежели просто».

Вот один из примеров ломоносовской метафоры. Пятая строфа из оды «На день восшествия…»: Чтоб слову с оными сравняться,

Достаток силы нашей мал;

Но мы не можем удержаться

От пения Твоих похвал;

Твои щедроты ободряют

Наш дух и к бегу устремляют,

Как в понт пловца способный ветр

Чрез яры волны порывает,

Он брег с весельем оставляет;

Летит корма меж водных недр.

Бо´льшую часть пространства этой строфы занимает сложная и витиеватая метафора. Чаще метафоры бывают в несколько слов или в одно предложение. Здесь же поражаешься масштабности метафорического образа. Чтобы его вычленить, придется хорошо вдуматься в текст. Перед нами – изысканный комплимент императрице. Поэт сетует на то, что не имеет возвышенных слов, равных достоинствам Елизаветы, и тем не менее, решается эти достоинства воспевать. Чувствует он себя при этом как неопытный пловец, отважившийся в одиночку «чрез яры волны» переплыть «понт» (то есть Черное море). Пловца направляет и поддерживает в пути «способный», то есть попутный, ветер. Подобным образом поэтический дух автора воспламеняется и направляется замечательными деяниями Елизаветы, ее «щедротами».

Читайте также:  Повести о животных Джека Лондона: сочинение

Ломоносов прибегал к смелым соединениям слов и понятий в своем метафорическом слоге.

На день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года: сочинение

Ломоносов М. В. Ода на день восшествия на Всероссийский престол Ея Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны 1747 года // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений / АН СССР. — М.; Л., 1950—1983.

Т. 8: Поэзия, ораторская проза, надписи, 1732—1764. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 196—207.

ОДА НА ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ НА ВСЕРОССИЙСКИЙ ПРЕСТОЛ ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ 1747 ГОДАа

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
5 Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
10 Свое богатство по земли.б

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,

Первая страница первого издания Оды 1747 г.

На все земныя красоты,
15 Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя. 1
Ты кроме Той всего превыше;
Душа Ея Зефира тишев
20 И зрак прекраснее Рая.г

Когда на трон Она вступила,
Как Вышний подал Ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец, 2
25 Тебя прияв облобызала:
«Мне полно тех побед, — сказала, —
Для коих крови льется ток.
Я Россов щастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
30 На целый запад и восток».

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас.
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
35 Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик,

Когда Ты крест несла рукою 3
И на престол взвела с собою
40 Доброт Твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения Твоих похвал.
45 Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает:
Он брег с весельем оставляет,
50 Летит корма меж водных недр.

Молчите, пламенные звуки,
И колебать престаньте свет:
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
55 Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет Лира восхищенна
60 Гласить велики имена.

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;

65 Послал в Россию Человека,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства Он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,д
70 С собой возвысил до небес. 4

В полях кровавых Марс страшился,
Свой мечь в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чюдился,
Взирая на Российский флаг.
75 В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна
Сомненная Нева рекла:
«Или я ныне позабылась
И с онаго пути склонилась,
80 Которым прежде я текла?» 5

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему Монарху говоря:
85 «Мы с крайним тщанием готовы
Подать в Российском роде новы
Чистейшаго ума плоды».
Монарх к Себе их призывает;
Уже Россия ожидает
90 Полезны видеть их труды. 6

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный Муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
95 Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком! 7
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И Музы воплем провождали
100 В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь,е , 8
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
105 Но кроткая Екатерина,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой. 9
Ах, естьлиб жизнь Ея продлилась,
Давноб Секвана постыдилась
110 С своим искусством пред Невой. 10

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнасс?

О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
115 Все холмы покрывают лики,
В долинах раздаются клики:
«Великая Петрова Дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство Муз усугубляет
120 И к щастью отверзает дверь». 11

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
125 Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны, 12
И шум в полка́х со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ея мешает
130 Плачевный побежденных стон.

Сия Тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная Твоя держава
О как Тебе благодарит!
135 Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля Свои широки,ж
Где Волга, Днепр, где Обь течет:
Богатство, в оных потаенно,

Наукой будет откровенно,
140 Что щедростью Твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда Всевышний поручил
Тебе в щастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
145 Какими хвалится Инди́я;
Но требует к тому Россия 13
Искусством утвержденных рук.
Сие злату́ очистит жилу,
Почувствуют и камни силу
150 Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
155 Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами: 14
Там Лена чистой быстриной,з
Как Нил, народы напаяет
И бреги наконец теряет,
160 Сравнившись морю шириной.и

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокия леса,
165 Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;й
Охотник где не метил луком,
Секирным земледелец стуком
170 Поющих птиц не устрашал.к

Широкое открыто поле,
Где Музам путь свой простирать!л
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
175 Мы дар Твой до небес прославим
И знак щедрот Твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
180 В Твою державу от Манжур. 15

Се мрачной вечности запо́ну
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм!
185 Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:м
Колумб Российский 16 через воды
Спешит в неведомы народы
190 Твои щедроты возвестить.н

Там, тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;о
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран. 17
195 Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
200 Не знают строгия зимы. 18

И се Минерва ударяет
В верьхи Рифейски копием,

Сребро и злато истекает
Во всем наследии Твоем.
205 Плутон в расселинах мятется,
Что Россам в руки предается
Драгой его металл из гор,
Которой там натура скрыла;
От блеску дневнаго светила
210 Он мрачный отвращает взор.п , 19

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
215 О ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
220 Российская земля раждать. 20

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В щастливой жизни украшают.
В нещастной случай берегут;
225 В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде:
Среди народов и в пустыне

В градском шуму и на едине,
230 В покое сладки и в труде. 21

Тебе, о милости Источник,
О Ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
235 Завидя нашему покою,
Против Тебя восстать войною;
Тебя Зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь Твою благословенну
240 С числом щедрот Твоих сравнит.

а Отд. изд. Радостныя и благодарственныя восклицания Муз Российских, прозорливостью Петра Великаго основанных, тщанием щедрыя Екатерины утвержденных и несказанным великодушием Ея Императорскаго Величества Всепресветлейшия Державнейшия Великия Государыни Императрицы Елисаветы Петровны, Самодержицы Всероссийския, обогащенных, оживленных и восставленных, которыя на пресветлый и всерадостный праздник восшествия на Всероссийский престол Ея Величества ноября 25 дня 1747 года приносит всеподданнейшая Академия Наук; Рук. 1751 Ода на день восшествия на престол Ея Императорскому Величеству Государыне Елисавете Петровне.

б Отд. изд., Рук. 1751

Твое богатство по земли.

в Отд. изд., Рук. 1751

Но дух Ея Зефира тише.

И зрак приятнее Рая.

д Отд. изд., Рук. 1751, Соч. 1751

Россию, варварством попранну.

е Рит. рук. 1747, Рит. корр., Рит. 1748, Соч. 1759, Рит. 1765 вместо стихов 101—102

В толикой горестной печали
Сомненный их шатался путь.

Отд. изд., Рук. 1751 вместо стиха 102

Сомненный их шатался путь.

ж Отд. изд., Рук. 1751

Воззри в поля Твои широки.

з Отд. изд., Рук. 1751

Там Лена чистою водой.

и Отд. изд., Рук. 1751

Сравнившись морю широтой.

Ловящих крик не устрашал.

Поющих птиц не разгонял.

Рук. 1751 вместо строфы 17 Ломоносовым написано

Коль многи смертным неизвестны и проч.

л Отд. изд., Рук. 1751

Где Музам бег свой простирать.

м Отд. изд., Рук. 1751 вместо стихов 186—187

Там влажная стезя белеет
На всток пловущих кораблей.

н Отд. изд., Рук. 1751

Сказать о щедрости Твоей.

о Рит. рук. 1747, Рит. корр., Рит. 1748, Соч. 1759, Рит. 1765

Ссылка на основную публикацию
×
×