Лесков – мастер в создании образов праведников: сочинение

“Тема праведничества и образы праведников в творчестве Н.С. Лескова

В работе исследуется образы праведников, не изучаемых в школьном курсе литературы произведений Н.С.Лескова: “Однодум” и “Несмертельный Голован”.

Скачать:

ВложениеРазмер
pravednichestvo.doc224.5 КБ

Предварительный просмотр:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В.Ломоносова»

«Наука в руках молодых – 2012»

«Тема праведничества и образы праведников в творчестве Н.С.Лескова»

Выполнила: ученица 11Б класса МБОУ ОЭБЛ

Лочехина Марина Борисовна

Руководитель: учитель русского языка и литературы МБОУ ОЭБЛ

г.Архангельск, 2012 г.

  1. Основная часть:
  1. Общая характеристика цикла Н.С. Лескова «Праведники»……………………………..…. 5
  2. Образы праведников…………………………………………. 6
  3. Восприятие образов праведников современными школьниками…….…………………..…..8
  1. Заключение………………………………. …………………………………………. 10

Приложение А. Результаты опроса. ……………………………………………………..13

Приложение Б. Изучение произведений Н.С.Лескова в школе…………………………….15

Приложение В. Художественное осмысление праведничества современными школьниками……………………………………………………………………………………16

Николай Семёнович Лесков – «очень русский» писатель, как несколько позже скажет о себе И.А.Бунин.

В огромном творческом наследии Николая Семеновича особое место занимает цикл «Праведники», которому сам писатель «придаёт большое значение»[1,стр.39], ставя евангельские вопросы в центр своих произведений.

Данная работа: «Тема праведничества и образы праведников в творчестве Н.С.Лескова» – актуальна, так как произведения писателя – это страницы истории духовной жизни русского народа, имеющие воспитательное значение для молодого поколения. Русская земля – православная земля, где истоком нравственности и духовности является праведничество – бескорыстное служение людям, Богу, стремление к добру и чистоте, любовь к миру, соблюдение моральных законов. Обращение к теме праведничества актуально в наши дни, когда дурные поступки и нарушение нравственных законов не воспринимаются как грех и порок. Жить в своё удовольствие, игнорируя при этом интересы и желания других людей, стало, к нашему сожалению, нормой для современного общества.

Н.С.Лесков стремится найти истину, что-то бесспорное и абсолютное. Для него праведничество – это «прожить изо дня в день праведно долгую жизнь, не солгав, не обманув, не слукавив, не огорчив ближнего, не осудив пристрастно врага» [1,стр. 42], но писатель не ограничивает это понятие рамками «церковно-канонизированной святости» [1,стр.42].

«Лесков был самым читаемым автором средней русской интеллигенции конца XIX и первой четверти XX веков» [6,стр. 411]. Поднятые им проблемы продолжают беспокоить читателя и сегодня. Несмотря на это, его творчество остаётся малоизученным. Только во второй половине XX века появляются литературоведческие труды.

Цель данной работы:

-выявить художественное своеобразие образов праведников в произведениях Н.С. Лескова.

-на основе научно-исследовательской литературы охарактеризовать понятие праведничества в русской культурно-религиозной традиции;

-на основе анализа рассказов цикла выявить особенности образов праведников.

Автор работы ознакомилась с таким доступным материалом, как статья Д.С.Лихачёва «Раздумья о России», статья Н.Н. Старыгина «Лесков в воспоминаниях современников», с книгой Л.Аннинского «Лесковское ожерелье», с трудами сына писателя Андрея Лескова.

Особое внимание циклу, его структуре уделено в статье А.А.Горелова «Праведники и праведнический цикл в творческой эволюции Н.С. Лескова».

Основой работы стали рассказы цикла «Праведники» Н.С.Лескова: «Однодум», «Несмертельный Голован».

Данная исследовательская работа представляет анализ образов героев праведников и показывает уровень знаний, а также понимание произведений Н.С.Лескова старшеклассниками МБОУОЭБЛ.

1. Общая характеристика цикла Н.С. Лескова «Праведники»

Часто свои произведения Н.С.Лесков объединял в циклы. Например, «Мелочи архиерейской жизни», «Рассказы кстати». Одним из наиболее значимых становится цикл «Праведники».

Николай Семёнович Лесков, стремясь «служить родине словом правды и истины» [4,стр.3], потратил «все свои силы, всю жизнь … на то, чтобы создать «положительный тип русского человека»[4,стр.30]. Создание ярких национальных характеров, изображение людей, «замечательных своей душевной чистотой и всечеловеческим обаянием, было едва ли не главным в лесковском творчестве» [4,стр.29].

Рассказы Н.С. Лескова вырастают из жизненных мелочей, казусов, анекдотичных историй. Через нелепые, порой абсурдные вещи он идет к обобщению, открывая нам русскую жизнь в её многообразии и своеобразии.

За 10 лет (1879-1889гг) писателем был написан цикл «Праведники», состоящий из 10 рассказов. Мысль о написании цикла приходит к писателю под действием общественных изменений – кризиса церкви. Н.С. Лесков говорит о том, что церковь не отличается жизнедеятельностью, что в обществе пали идеалы и оно «погружается в меркантилизм и становится глухо… ко всяким высшим вопросам» [1,стр.41]. Но Николай Семёнович верит в то, что ещё не всё пропало, что есть ещё люди, которые совершают чудеса.

Цикл открывается историей, повествующей о смерти писателя, который «ничего, кроме мерзости, не видел» [5,стр.4]. Все последующие рассказы – доказательство существования на Русской земле добра, ума, нравственности.

В центре рассказов из цикла «Праведники» стоит положительный тип русского человека. Как правило, его герои Н.С.Лескова не вымышленные, а реальные люди. Так под своим именем выведен в рассказе «Однодум» солигалический квартальный Александр Афанасьевич Рыжов. Герои-праведники неразрывно связаны с Россией. Писатель нашел праведников «в сферах самых обыкновенных, где, кажется, ничего особенного ожидать невозможно»[1,стр.37]. Это чиновники, военные, простолюдины, представители русской интеллигенции и духовенства, которые изображены в самых невероятных жизненных ситуациях. Праведники Н.С. Лескова обладают «обострённым чувством чести, высоким сознанием своего долга»[5,стр.30], они «непримиримы ко лжи и лукавству»[5,стр.30].

Рассказы не похожи друг на друга, но, тем не менее, они «объединены одной, до поры скрытой, но неизменной думой о судьбах родины»[5,стр.30].

2. Образы праведников

Образы героев-праведников своеобразны и не похожи один на другой. Большую роль в характеристике персонажа играет имя. Н.С.Лесков даёт прозвища героям: Однодум, Несмертельный Голован, – которые становятся названиями рассказов. Александр Афанасьевич Рыжов получил прозвище Однодум по названию книг «больших тетрадей, подшитых в одну обложку» [5,стр.4]. Записи оказались невероятно точны. Всё, что в них было отмечено, сбылось. Прозвище герою дано и за особую «устремлённость личности, исповедующей живой дух веры» [3,стр.31]. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И.Даля можно найти такое трактование слова «однодумно» – «заодно, одной думой, решительно и верно» [2,стр.653]. Прозвище Несмертельного Голована Н.С. Лесков объясняет бесстрашием героя, которого «смерть не брала» [5,стр.95]. Оно заменяет и имя, и фамилию, которых в рассказе нет.

Нельзя не сказать о социальном положении героев. Несмертельный Голован, «простой человек» [5,стр.95], занимался «поставкой на дворянский клуб сливок и молока» [5,стр.98]. Он «кипел в работе с утра до поздней ночи»[6,стр.100], являясь и пастухом, и поставщиком, и сыроваром. Однодум – солигалический квартальный – был «досуж и трудолюбив» [5,стр.6], позже «исправлял должность городничего» [5,стр.19]. К работе герои подходили рьяно, ответственно исполняли то дело, которое совершали. Несмотря на «престижность» службы, они оставались простыми людьми. Они никогда не брали чужого. Их жизненное кредо отражено в словах Однодума: «Царь жалует, а мзду брать Бог запрещает» [5,стр.12] и «В поте лица ешь хлеб твой» [5,стр.12].

Внешний вид является значимым элементом образа героя. «Он выдает пол, возраст, профессию, общественное положение, вкус, мировоззрение» [7,стр.183], говорит о социальном статусе, индивидуальных чертах. Александр Афанасьевич (Однодум) носит полосатый тиковый бешмет с крючками (просаленный и перештопанный), желтые нанковые штаны и простую крестьянскую шапку, а зимой овчинный нагольный тулуп. Не случайно автор обращает внимание на внешний вид героя: человеку, практически занимающему третье место в стране (после императора и губернатора), не подобает ходить в столь неопрятном и поношенном виде. Всё дело в том, что взяток Александр Афанасьевич не брал, как это делали его предшественники, а на те деньги, что получал герой, новый тулуп купить было невозможно. Да и «в щегольстве он пользы не находил» [5,стр.18].

Несмертельный Голован – человек с «чрезвычайно крупными чертами лица» [5,стр.95]. Автор даёт подробное описание внешности героя, его телосложения. «В нем было, как в Петре Великом, пятнадцать вершков; сложение имел широкое, сухое и мускулистое; он был смугл, круглолиц, с голубыми глазами, очень крупным носом и толстыми губами. Волосы на голове и подстриженной бороде Голована были очень густые, цвета соли с перцем. Голова была всегда коротко острижена, борода и усы тоже стриженые» [5,стр.96]. Очень важным элементом является улыбка, раскрывающая душу героев. Она «не оставляла Голована ни на минуту: светилась в каждой черте, но преимущественно играла на устах и в глазах, умных и добрых» [5,стр.96].

Добро, излучаемое этими людьми, и их любовь передаются окружающим. Герои призваны помогать человеку в том, в чём тот нуждается. Их поступки – доказательство бескорыстного служения людям. Например, Однодум отдаёт лучшее место на базаре женщинам, «поместя свою мать не на лучшее место» [5,стр.11].

Хочется отметить, что Н.С.Лесков представил два разных типа праведников. Они бескорыстны и бесстрашны, действуют в соответствии со своими убеждениями. Так Однодуму пришлось проявить решительность и силу характера в определённой ситуации. Он сделал в храме замечание губернатору, касающееся благоговейного отношения к святыням. Он бесстрашно отвечал на вопросы Ланского о своём образе мыслей, отношении к властям («ленивы, алчны и пред престолом криводушны» [5,стр.31]). Такое отношение к высокопоставленному чиновнику непозволительно, но нравственные принципы Однодума, которым он всегда следовал, заставили его это сделать. Александр Афанасьевич многое знал из Библии, имеющей огромное влияние на его мировоззрение. Знания, которые дала ему эта книга, стали основой его жизни. Например, он был всегда «умерен во всём» [5,стр.18], «нимало не заботился, что о нем думают: он честно служил всем и особо не угождал никому» [5,стр.18].

Несмертельный Голован представляет второй тип праведника. Он, как и Однодум, следует своим нравственным убеждениям. Люди, приходя к нему за помощью, всегда находили её. Рассказывая священные истории, Голован помогал им найти верное решение в сложившейся ситуации. Несмертельный Голован – человек поступка, он спасал других, подвергая себя опасностям. Он подносил воду больным, которые могли заразить его страшной болезнью, и погиб на пожаре, спасая «чью-то жизнь» [5,стр.95].

«Праведник» и «дурачок» – издавна на Руси близкие понятия. Но Н.С.Лесков изображает не недалёких людей, наоборот, герои-праведники – духовно высокообразованные люди. Их часто не понимают окружающие. К Однодуму они обращаются: «такой – некий – этакой» [5,стр.18]. Живя в стороне от социальных битв, герои-праведники, по словам Н.С.Лескова, делают историю. Образы героев стали поистине народными. Они и были народными, поэтому Голован – «почти миф, а история его легенда» [5,стр.94]. В рассказах цикла «Праведники» есть элементы житийного жанра, например: рождение героя от благочестивых родителей, аскетический образ жизни, поиски духовной опоры в Святом Писании, а главное – бескорыстное служение людям.

3. Восприятие образов праведников современными школьниками

В центре исследовательской работы стоит изучение явления праведничества. Был проведён опрос с целью: выявить уровень понимания феномена праведничества современными школьниками.

В анкетировании приняло участие 120 человек – учащиеся 9-11классов МБОУОЭБЛ. Респондентам было предложено ответить на 5 вопросов и попытаться в художественной форме выразить своё отношение явлению праведничества. Понятие праведничества уже само по себе предполагает что-то необычное, выходящее за установленные рамки. Первый вопрос: «Как Вы относитесь к необычным ситуациям и людям?» – разделил учащихся на несколько групп. 75% опрошенных ответили, что такие ситуации должны случаться, так как они делают нашу жизнь разнообразной. 10% считает, что иногда проявление странного хорошо, а иногда плохо. 10% нейтрально относится к необычному, 5% не представляет, что такое странная ситуация. Необычность респондентами воспринимается на повседневно бытовом уровне (предсказуемо – непредсказуемо). Никто не отметил религиозно-метафизического аспекта данного вопроса, не было упомянуто о чудесах (см. прил. №1).

При ответе на второй вопрос: «Кто такой праведник? Дайте определение» – варианты ответов были самые разнообразные. Более глубокое понимание этого феномена показали 65% опрошенных. Объединив ответы, можно составить определение: праведник – это честный, мудрый, совестливый человек, совершающий добрые дела, живущий по нравственным законам и заповедям. 3% опрошенных ответили, что праведников не существует. Большинство учащихся девятых классов затруднялись при ответе на этот вопрос, так как им не было знакомо это понятие (см. прил.№1).

Респондентам в качестве третьего вопроса был предложен для анализа эпизод из рассказа «Несмертельный Голован». Он заключался в том, что герой отрубил себе косой икру ноги. Разгадка проста – нога была заражена болезнью, только такая мера могла спасти герою жизнь. Учащимся предложили представить себя очевидцем произошедшего. Предложенный вопрос звучал так: «Поясните ситуацию. Какие эмоции она у вас вызвала?» Большинство опрошенных не поняли ситуации и смогли объяснить поступок Голована. Эпизод вызвал у учащихся отвращение. Лишь немногие предложили бы помощь герою. Только один человек написал о том, что у героя болела нога.

Четвёртым вопросом послужила история Алескандра Афанасьевича Рыжова, произошедшая в храме между Однодумом и губернатором Ланским. Рыжов нагнул спину надменного губернатора, не оказавшего должного почтения при входе в церковь. Учащиеся должны были оценить ситуацию и принять сторону одного из героев. Оценка данного происшествия была однозначной: перед Богом все равны, человек в церкви – раб Божий, люди должны почтенно относиться к святыням, социальный статус не играет роли в храме.

Последний вопрос: «Может ли понимание праведничества повлиять на ваши поступки?» – оказался самым сложным для осмысления учащимися. Большинство затруднились ответить. Праведничество помогает быть человеком, принять сложившуюся ситуацию. Ребята, понимающие понятие праведничества, отвечали, что оно помогает сделать правильный выбор. Сравнивая себя с праведником, выбираешь правильный путь. Часть опрошенных связывает явление праведничества с верой. Законы нравственности, контролирующие жизнь, берут начало в религии. Вера в Бога помогает сделать верный выбор, поступать по совести.

Проведённый опрос заставил учащихся задуматься над темой праведничества и вызвал интерес. Некоторые ребята попросили сказать названия произведений для того, чтобы потом их прочесть. К сожалению, творчество Н.С. Лескова в школьной программе представлено изучением двух основных произведений: «Левша», «Очарованный странник». Они относятся к циклу «Праведники», но в тоже время являются особенными, своеобразными. К классическим праведникам можно отнести Однодума и Голована. Проанализировав школьные программы некоторых авторов (см. прил. №2), хочется отметить программу Меркина Г.С., которая к основным произведениям предлагает наиболее объемный перечень рассказов для самостоятельного чтения. Результаты опроса показывают, что учащиеся 9 и 10 классов нуждаются в дополнительном изучении данного материала. В качестве произведений для внеклассного чтения можно бы было рассмотреть рассказы цикла «Праведники» «Однодум» и «несмертельный Голован».

Учащимся было предложено создать синквейны в качестве художественного осмысления понятия праведничества (см. прил. №2). Ход работы: охарактеризовать понятие, 2-3 определения, глаголы описывающие тему синквейна, передать свои чувства. Время данное на работу 6-8 минут.

Эпиграфом к рассказу «Несмертельный Голован» служат слова Иоанна Богослова: «Совершенная любовь изгоняет страх». Лесковский праведник всегда бесстрашен, у него нет предмета, который мог бы вызвать страх, а всё от того, что герои знают – над ними воля Божья. Они принимают мир таким, какой он есть, и в то же время, как деятельные натуры, вмешиваются в жизнь, противостоя несправедливостям. Их главная цель – жить для других.

Герои Лескова – грешные люди, но любовь, которую они излучают, характеризует их как истинных праведников.

Николай Семёнович стремится «воспитать душу человека, пробудить сострадание к людям, вызвать стремление к правде и добру» [4,стр.39]. Ведь праведники Н.С. Лескова носят в своём сердце Христову любовь.

Особое внимание в воспитании молодежи сейчас уделяется духовно-нравственному аспекту. Произведения классиков, таких как Н.С.Лесков, формируют у подрастающего поколения взгляд на окружающий мир, прививают духовность, учат осознанному чтению литературы.

  1. Горелов А.А. «Праведники» и «праведнический» цикл в творческой эволюции Н.С.Лескова/ Лесков и русская литература.- М.:Наука,1988.-с.39-59
  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т.2/ В.И. Даль. – М.:Медиа, 2007. – 779с.
  3. Карсалова Е.В. Какие дороги ведут к храму/ Е.В.Карсалова//Литература в школе. – 2005. – № 10.-с.28-33
  4. Лесков Н.С. Собр. соч.: В 12 т. Т.1/Н.С.Лесков.-М.: Правда, 1989. – 479с.
  5. Лесков Н.С. Собр. соч.: В 12 т. Т.2/Н.С.Лесков.-М.: Правда, 1989. – 415с.
  6. Лихачев Д.С. Раздумья о России/Д.С.Лихачев.- СПб.: LOGOS, 1999.-411-413с.
  7. Фарино Ежи. Введение в литературоведение/ Ежи Фарино. – СПб.: Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2004. — 639 с.

Образ праведника в рассказе Н.С. Лескова «Однодум»

Образовательная: раскрыть смысл названия произведения, понятия “праведность”, “праведник”; выявить особенности изображения русского национального характера; формировать умения анализировать художественное слово произведений Н.С.Лескова.

Развивающая: логическое мышление, осознанную речь, память.

Воспитывающая: прививать интерес к художественному слову, прививать чувство патриотизма, гордости за русскую нацию, уважительное отношение к художественному слову.

Оборудование: портрет Н.С.Лескова, иллюстрации к произведению, карточки.

I . Организационный момент

– Здравствуйте, садитесь. Настройтесь на урок. Он сегодня у нас необычный. Речь пойдет о самом сокровенном: о жизни, об истине, о душе человеческой.

II. Вступительное слово

Находясь наедине с самим собой, мы размышляем, что такое жизнь, как её нужно прожить, чтобы не сбиться с истинного пути?

И уходим, много не поняв и не осмыслив, а под конец жизни вздыхаем: “Прошла жизнь, о, если бы это было прожито начерно, а теперь бы начать жизнь заново, и жить бы её начисто. ”.

– Это вечные вопросы, которые будут всегда интересовать нас, “пока человек будет томиться на земле…”

– А как эти мысли отражаются в творчестве Лескова? (Истину жизни постигал писатель и пытался выразить в своем творчестве.)

III. Сообщение тему урока.

В 1889 году Лесков издал сборник-цикл “Три праведника и один Шерамур”. В него вошли 10 произведений: “Однодум”, “Пигмей”, “Кадетский монастырь”, “Русский демократ в Польше”, “Несмертельный Голован”, “Инженеры- бессребреники”, “Левша”, “Очарованный странник”, “Человек на часах”, “Шерамур”. В предисловии к сборнику автор помещает диалог с умирающим “русским писателем” Писемским, в котором Николай Семенович ставит себе целью одобрить, воодушевить Русь , поэтому начинает создавать для России галерею самобытных народных характеров: святых и праведников.

– Какой обет дает Лесков?

“Без трех праведников несть граду стояния”.

-Как вы их понимаете? Давайте возьмем их за эпиграф к нашему уроку.

Первым из задуманных Лесковым рассказов цикла – “Однодум”. В 1879 году в газете “Еженедельное новое время” рассказ был опубликован под общим заголовком: “Русские антики. (Из рассказов о трех праведниках). Однодум. (Очерк)”

IV. Словарная работа.

– Ребята, как вы считаете, кто такой праведник?

Праведник, или праведный- название святых, праведно живущий, во всем по закону Божию поступающий, безгрешник, вещающий Божию правду. (Словарь Даля)

Антик – старинный, древний, помнящий о древности. Они всегда связаны на прямую с сугубо церковной жизнью, а живут в миру, в центре человеческих радостей и горестей, но живут по своим праведным законам.

– В жизни, в литературе встречали таких героев?

V. Постановка задачи урока.

– Итак, давайте определим проблему нашего урока. Анализируя произведение Н.С.Лескова “Однодум”, на что будем обращать внимание?

1. Почему Лесков называет героя рассказа праведником?

2. Кто он такой “Лесковский праведник”? Образ главного героя.

VI. Анализ произведения.

– Кто является первым праведником? Что мы знаем о нем, о его происхождении? (Родился в семье приказного Рыжова в Солигаличе. Отец рано умер, жили трудом.)

– Каким автор нам представляет героя? Зачитайте описание героя.

– Расскажите, как начинается его самостоятельная жизнь в 14 лет. (Охочим ходоком с почтою)

– Почему не было желающих на эту должность? (Полтора рубля в месяц “на своих харчах и при своей обуви”)

– А почему же эта должность Алексашке пришлась по вкусу? Зачитайте.

– Что помогало Рыжову в нелегком пути? (Библия)

– Расскажите, как А.Рыжов познает Библию. (Не только умом познал Библию, но “дышал любовью и дерзновением”. Библия прошла через сердце, совесть).

– Какие он создал правила на библейской почве? Что это за правила?

Проверка домашнего задания

  • “Устыдить крепчайших”.
  • “Бог всегда со мной, а кроме него никого не страшно”.
  • “В поте лица ешь хлеб твой”.
  • “Мзду брать Бог запрещает”.
  • “Даров не приемлю”.
  • “Одеваюсь по простоте”.
  • “Дело не в платье, а в рассудке и совести”.
  • “Ложь заповедью запрещена- я лгать не стану”.
  • – Где он применяет все эти правила? (В новой должности, получил чин квартального) – Изменилось ли отношение Рыжова к жизни, к людям, ведь его поставили на высокую должность? (Не изменилась).

    – Расскажите о его службе? (Честно служил, никому не угождал, верил людям, отчитывался Единому, служил верою и правдою, был исправен, везде хозяйский догляд, не был горд, не зазновался).

    – А как же люди оценивали его отношение к службе? (Называли “библейским чудаком”; говорили, что “живет по- библейски”).

    – Что значит “жить по- библейски”? (Жить по совести, свято исполнять свой долг).

    – Какой случай приводили в пример? (Случай с губернатором).

    – Перескажите историю с губернатором в церкви. Целевой вопрос: чем можно объяснить такое поведение Рыжова? (Дышал любовью к Богу, хотел устыдить крепчайших).

    – А как губернатор реагирует на поступок Однодума? Похож ли Ланской на Гоголевского губернатора из комедии “Ревизор”? Почему?

    Карточка 1: найдите и зачитайте описание Рыжова при встрече с губернатором (глава 11). Целевой вопрос: с кем автор сравнивает героя? (Триумфатор, богатырь, гигантская фигура) Какое изобразительно-выразительное средство использует Лесков при описании героя? (Использует гиперболу, чтобы показать героя как необыкновенного человека).

    – Окружающие люди воспринимают героя по-разному. Заполните таблицу:

    Карточка 2: общественное мнение о Рыжове (глава 12).

    Автор- повествовательЛанскойПростецы- простолюдиныГородничий
    Чудак Однодум, этот чудак, Солигалический антикЧудак, удивительный человекТакой, некий, этакой“Дурак”, “этакий дурак”

    – Каким в глазах людей представляется Рыжов? (Не такой, как все, странный человек, многие его не понимают, поэтому одинок среди людей)

    – Какое автор даёт прозвище своему герою? Почему? (Однодум. Герой любил оставаться один, думать, размышлять. Сам Рыжов назвал свою тетрадь с синими листами, в которую вписывает свои пророчества).

    – Какую форму повествования выбирает Лесков? Что такое сказ?

    -Кто рассказал историю об Однодуме? Каким вы себе представляете рассказчика? Как он относится к Однодуму? (Приводят примеры из текста). Рассказчик и Н.С.Лесков- это одно лицо? (Нет, но Лесков так же, как и повествователь, горд за Однодума).

    – Как люди отплатили А.Рыжову за его службу?

    VII. Обобщение по анализу произведения

    – Подводя итог, давайте поразмышляем над проблемными вопросами, которые поставили в начале урока.

    1. Почему Лесков называет героя рассказа праведником? Любого ли верующего человека можно назвать праведником? (В Библии говорится:“Не всякий, говорящий мне “Господи! Господи!” войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца моего Небесного”. Как вы понимаете эту фразу? Что значит “исполняет волю”? (Живет по закону, придерживается библейских заповедей. Это энергичные, всепобеждающие, способные воодушевить угнетенного человека, подать “бодрый пример своего высокого человеколюбия”)

    2. Кто он такой “Лесковский праведник”? Образ главного героя.

    – исполнительный, долг превыше всего,

    – повышенная требовательность к себе,

    – живет по заповедям Божьим, по законам совести,

    – А что дает праведничество самому человеку? Был ли счастлив А.Рыжов в своей жизни? Как вы определили? (Счастье праведное было у героя, так как ум в ладу с сердцем, был кроткий духом.)

    – А как вы думаете, почему Н.С.Лесков в качестве эпиграфа к циклу “Три праведника и один Шерамур” взял слова “Без трех праведников несть граду стояния”? (Н.С.Лесков считал, что на Руси есть праведники, именно они спасут Россию).

    – Эта фраза имеет библейское происхождение.

    Карточка 3: рассказ о Содоме и Гоморре.

    Узнал Господь о беззакониях жителей Содома и Гоморры, решил проверить, сколь тяжел их грех, и наказать нечестивых, Авраам воззвал к нему: “…неужели Ты погубишь, и не пощадишь места сего ради пятидесяти праведников в нем? Господь сказал: если Я найду в городе Содоме 50 праведников, то Я ради них пощажу все место сие”. Авраам, зная моральный уровень своих соплеменников, продолжал вопросы, уменьшая число праведников. И каждый раз обещал Господь, что если осталось 40, 20, 10 праведных, город будет спасен. Но не нашлось в Содоме праведников, кроме одного Лота, которому и повелел Господь вместе с семьей покинуть город, чтобы не погибнуть от его беззаконий. “И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь… с неба, и ниспроверг города сии… и всех жителей городов сих.”.

    Отсюда и закрепилось в народном сознании убеждение: пока есть на земле праведники, не повторит страна судьбы Содома и Гоморры, ибо “…много может усиленная молитва праведного”. (Иак. 1,6).

    IX. Домашнее задание: написать эссе на тему: “Актуальна ли тема праведничества сегодня”.

    X. Вывод. В заключение урока хочется подарить вам сердечки, на которых написано изречение об одной из праведных черт- жизнь по совести. Необходимо жить по совести, так как она объединяет в человеке добро, сознание, духовную красоту, сердечность, веру и надежду, самопожертвованию, приводит к очищению. Изживает из души ложь, лицемерие, пустословие.

    Необходимо жить по совести, так как она объединяет в человеке добро,
    сознание, духовную красоту, сердечность, веру и надежду,
    самопожертвованию, приводит к очищению.

    Образ праведника в контексте произведений Н. С. Лескова (на примере некоторых рассказов) Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

    Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Власова Анна Валерьевна

    Анализируются праведнические черты положительных героев рассказов Лескова, тем самым оформляется собирательный образ праведника , созданный писателем. Оценивается соответствие данного образа содержанию определения « праведник »

    Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Власова Анна Валерьевна

    Текст научной работы на тему «Образ праведника в контексте произведений Н. С. Лескова (на примере некоторых рассказов)»

    ОБРАЗ ПРАВЕДНИКА В КОНТЕКСТЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Н. С. ЛЕСКОВА (НА ПРИМЕРЕ НЕКОТОРЫХ РАССКАЗОВ)

    Анализируются праведнические черты положительных героев рассказов Лескова, тем самым оформляется собирательный образ праведника, созданный писателем. Оценивается соответствие данного образа содержанию определения «праведник».

    Ключевые слова: праведник, герои Лескова

    Тема праведничества в русской литературе имеет давнюю историю. Достаточно вспомнить тот факт, что русская словесность берёт начало с принятием православия на Руси. Жития святых -распространённый жанр средневековой литературы («Сказание о Борисе и Глебе», «Житие Феодосия Печёрского», «Житие протопопа Аввакума» (уже 17 век) и многие др.). Однако литература 19 века, которой принадлежит Н. С. Лесков, по преимуществу светская, содержит незначительное число произведений агиографического жанра. Н. С. Лесков предлагает новое исполнение темы праведничества в русской литературе.

    Известен спор Лескова с писателем А. Ф. Писемским, имевшим достаточно мрачный взгляд на русскую жизнь и русское общество: «По-вашему, небось всё надо хороших писать, а я, брат, что вижу, то и пишу, а вижу я одни гадости». По словам Лескова, им «овладело от его слов лютое беспокойство». «Как, – думал я, -неужто в самом деле ни в моей, ни в его и ни в чьей иной русской душе не видать ничего, кроме дряни? Неужто всё доброе и хорошее, что когда-либо заметил художественный глаз других писателей, – одна выдумка и вздор? Это не только грустно, это страшно. Если без трёх праведных, по народному верованию, не стоит ни один город, то как же устоять целой земле с одною дрянью, которая живёт в моей и в твоей душе, мой читатель?

    Мне это было ужасно и несносно, и пошёл я искать праведных . »[1,55].

    Таким образом, интерес Лескова к этой теме был вызван желанием «оправдать» русскую жизнь и русского человека, найти лучшие проявления человеческой натуры, отыскать праведников земли русской. В 1870—80-х гг. Лесков

    © А. В. Власова, 2006

    приступает к созданию целого цикла под названием «Праведники».

    Для начала уточним значение слова праведник в русском языке:

    1. У верующих: человек, который живёт праведной жизнью, не имеет грехов.

    2. Человек, ни в чём не погрешающий против правил нравственности, морали (ирон.)

    Имея в виду оба значения слова, можно поделить положительных героев Лескова на два типа: первый больше соответствует 1-му значению слова праведник и классическому образу праведника в русской литературе. К таким героям относятся, например, инженеры Брянчанинов, Чихачёв и Фермор из рассказа о трёх праведниках «Инженеры-бессребреники» (1887), старец Памва из повести «Запечатлённый ангел» (1873).

    Гораздо более населённую группу образуют герои второго типа, хотя и они не всегда полностью вписываются даже во 2-е, более мягкое, определение праведника. Они не безупречны, им свойственны мелкие грешки (а иногда и поступки, несовместимые с поведением благопорядочных граждан и уж тем более праведников, например, Шерамур из одноимённого рассказа), но всё же это люди, отличающиеся высокой нравственностью, добротой, способностью пожертвовать собой ради блага ближнего (а иногда и незнакомого человека, как главный герой рассказа «Пигмей», 1876).

    Что роднит героев-«праведников» Лескова?

    В первую очередь, это соответствие высоким нравственным ценностям: любовь к людям, доброта, порядочность, честность. Будь то герои рассказа «Кадетский монастырь» (1880): три служилых человека – директор, эконом и доктор кадетского корпуса, – которым, по словам Лескова, «соблюсти правоту труднее» [3, т. 2, 89] как раз в силу своего подчинённого положения. Или это инженер-бессребреник Николай Фер-

    мор, пытающийся своими проповедями и собственным примером восстановить честное имя своей профессии, названный так автором за бескорыстное отношение к службе. Добротой, но не жалостливостью отличается пигмей чиновник С., сумевший поверить несправедливо осуждённому французу и бескорыстно спасти его от сечения плетьми под страхом собственной ссылки. Это и несчастный с общественной точки зрения, но счастливый заботой о сиротах нищий Константин Пизонский по прозванию Котин (рассказ «Котин доилец и Платонида», 1867), и многие другие.

    Далеко не личная выгода, а личные человечные порывы души заставляют этих героев помогать другим. Эконом Бобров из «Кадетского монастыря» очень любит детей. «Только не так любил, как иные любят, – теоретически, в рассуждениях, что, мол, «это будущность России», или «наша надежда», или ещё что-нибудь подобное, вымышленное и пустяковое, за чем часто нет ничего, кроме эгоизма и бессердечия. А у нашего бригадира эта любовь была простая и настоящая, которую не нужно было нам изъяснять и растолковывать. Мы все знали, что он нас любит и о нас печётся, и никто бы нас в этом не мог разубедить» [3, т. 2, 102]. Бобров, как наседка, заботился о воспитанниках, имея, кроме того, одну «страстишку»: по выходе из корпуса он одаривал бедных и безродных кадетов небольшим приданым.

    Очень необычным «праведником» у Лескова является герой брюха юродивый Шерамур (рассказ «Шерамур», 1879). И «праведность» его базируется лишь на одном основании: его идеал -кормить других. «Жратва была пункт его помешательства: он о ней думал сытый и голодный, во всякое время – во дни и в нощи» [3, т. 2, 39]. «Кормить – это, по его мнению, для каждого было не только долг, но и удовольствие» [Там же]. Этот одичалый, невежественный русский в Париже, отрицающий, казалось, любые блага цивилизации, чтобы все в мире были сыты, разбогатев, открывает «обжорную лавку», где кормит нищих.

    Герои Лескова обнаруживают такие примеры самопожертвования, которые достойны настоящих праведников. Нищий и бездомный Константин Пизонский проявляет невероятную доброту к своим маленьким племянницам сиротам. Его чуть ли не материнская нежность выражается и в манере обращения к ним («голубятки»), и в желании поделиться с обездоленными последними крохами. «Пизонский развздыхался. Дробные слезы ребячьи на щеках забитого ребенка непереносимы. Необъятная любовь и нежность овладели сердцем Пизонского в виду этих слёз. Он

    готов был всё сделать, чтобы отереть эти слёзы; но что мог для кого-нибудь сделать он – нищий, калека и урод, когда сотни людей, представляя себе его собственное положение, наверное почитают его самого обречённым на гибель?» [4]. Одинокое во всём мире, сердце Пизонского счастливо бескорыстной заботой о детях.

    Тему самопожертвования и даже самоотречения во имя любви продолжает сделавшийся отшельником бывший лакей Павлин Певунов («Павлин», 1874). Этот замкнутый, недоступный для большинства людей человек, заработавший себе тем самым репутацию гордеца, на поверку оказывается добрым и чутким. Взяв по собственному желанию на попечение девочку-сироту, он проявляет заботу о жизни и судьбе чужого ему человека. Его добродетель идёт дальше: когда Люба, впоследствии сделавшаяся его женой, влюбляется в другого мужчину, он, сам жестоко влюблённый в неё, пытается устроить её счастье, выдав её замуж за другого. Павлин не может неволить человека: «я её по божественному закону от себя отпускаю» [3, т. 1, 321]. По его убеждению поступить так – это значит «соблюсти свою душу» [3, т. 1, 319], но не ради самоуспокоения, а ради счастья Любы.

    Лескова привлекали сильные, цельные личности, твёрдые в своих принципах, не поддающиеся искушению и тем более влиянию привычки и общественного мнения. Таковы квартальный Александр Рыжов по прозвищу Однодум (рассказ «Однодум», 1879) и инженер Николай Фермор. Беда людей исключительной честности в том, что они не могут быть поняты окружающими и потому кажутся им чудаками, а иногда и просто сумасшедшими. Так, однодум Рыжов считается даже уклоняющимся «от истин православия» [3, т. 2, 14] из-за своего неприятия укоренившегося взяточничества, но до конца жизни остаётся верным правилу: «царь жалует, а мзду брать бог запрещает» [3, т. 2, 10].

    Николай Фермор, один из трёх главных героев рассказа «Инженеры-бессребреники», – тоже праведник, причём праведность ему соблюсти гораздо труднее, чем его соратникам Брянчанинову и Чихачёву, которые, видя несовершенство мира, уходят в монастырь, где не погрешить против веры легче, чем в жизни. Фермор – настоящий борец. Он отчаянно сопротивляется «системе самовознаграждения», сложившейся в инженерной среде, призывая своих товарищей жить по совести, а значит, по средствам. Хотя Фермор «не хотел бежать от жизни в свете, а, напротив, хотел борьбы со злом – он хотел внести посильную долю правды и света в жизнь» [3, т. 2, 410], в жизни ему не нашлось места, что

    приводит к душевной дисгармонии героя, а потом и к его гибели.

    Герои Н. С. Лескова, как правило, не испытывают влияния общественного мнения, если они действуют, как велит им их долг человека или христианина. Тот же Фермор не смущается насмешек и непонимания со стороны инженеров, с которыми работает, он продолжает проповедовать бескорыстное служение Отечеству. Однодум «Рыжов нимало не заботился, что о нём думают: он честно служил всем и особенно не угождал никому; в мыслях же своих отчитывался единому, в кого неизменно и крепко верил, именуя его учредителем и хозяином всего сущего» [3, т. 2, 17], хотя за его спиной можно подслушать интересный диалог о нём:

    «- Всё же, значит, есть в нём вредная фантазия. А в чём она заключается?

    – Ишь его, дурака, угораздило!

    – Да; начитался от скуки и позабыть не может.

    Экий дурак! Что же теперь с ним сделать?

    – Ничего не сделаешь: он уже очень далеко начитан.

    – Неужели до самого до «Христа» дошёл?

    – Всю, всю прочитал.

    – Ну, значит, шабаш» [3, т. 2, 13-14].

    Нищего Константина Пизонского, взявшего

    на воспитание сирот, «всякий имел полное основание назвать. дураком» [4].

    Многих праведников Лескова отличает религиозность.

    Проведённый анализ праведнических поступков и черт характера героев Лескова воскрешает в памяти слова М. Горького о том, что Лесков «как бы поставил целью себе ободрить, воодушевить Русь, измученную рабством, опоздавшую жить», и начал «создавать для России иконостас её святых и праведников» [2, 231]. Но сам же Горький также отмечал, что герои Лескова -«люди сомнительной святости, ибо у них совершенно и никогда нет времени подумать о своём личном спасении – они непрерывно заботятся только о спасении и утешении ближних» [Там же]. Герои Лескова действительно не безгреш-

    ны. И тому можно найти немало подтверждений в текстах.

    Так, например, про Однодума Рыжова, безупречно честного в вопросе взяточничества, протопоп говорит, что «во всём не свят по малости» [3, т. 2, 13]. Рыжов не возражает против несколько приниженного положения своей жены, и даже был случай, когда он её побил. Пизонский, пусть из благих побуждений, но всё-таки выкрадывает сирот, тем самым нарушая одну из библейских заповедей. Павлин в течение многих лет был практически экзекутором у безжалостной владелицы дома, которая при несвоевременной уплате за жильё заставляла Павлина сначала вымораживать постояльцев, а при неуплате – совсем выгонять их на улицу. Чиновник С., или Пигмей, как его называет автор, также всю жизнь занимается не благородным занятием: сечёт плетями и клеймит людей. А герой брюха Шерамур одержим состоянием сытости.

    Таким образом, мы видим, что образ праведника у Лескова не подразумевает под собой лишь одно благородное содержание. Но всех этих людей объединяет внутренний стержень -та нравственная сила, без которой, по народному верованию, не стоит ни один город. Кроме того, герои Лескова своим поведением представляют особо благородный пример, поскольку являются не отшельниками, а простыми смертными, которым совершить нравственный подвиг сложнее, живя в несовершенном, человеческом, мире.

    1. Видуэцкая, И. П. Николай Семёнович Лесков / И. П. Видуэцкая. – М.: Знание, 1979.

    2. Горький, М. Н. С. Лесков / М. Горький // Горький М. Собрание сочинений: в 30 т. – М.: ГИХЛ, 1953. – Т. 24. – С. 228-237.

    3. Лесков, Н. С. Избранное: в 2 т. / Н. С. Лесков. – Л.: Художественная литература, 1977.

    4. Лесков, Н. С. Котин доилец и Платонида: Рассказ / Н. С. Лесков.

    az.lib .ru/l/leskow_n_s/text_0004. shtml.

    Власова Анна Валерьевна, аспирант кафедры «Филология, издательское дело и редактирование» УлГТУ, ассистент кафедры.

    Сочинение на тему: Лесков – мастер в создании образов праведников

    Лесков начинал литературную работу с несокрушимой верой в силу слова, начинал призывом: «Пора нам отвыкать от мысли, что предметом литературы должно быть что-нибудь особенное, а не то, что всегда перед глазами и от чего мы все страдаем прямо или косвенно. Сбросив вековой хлам предубеждений, мы ощутим себя близкими к жизни наших меньших братии и сумеем помочь им вовремя и кстати, обнаруживая противящиеся гигиене стороны общественной жизни.

    Темпераментный, много и интересно пишущий журналист» Лесков был очень скоро замечен в петербургских и московских литературных кругах. Респектабельные «Отечественные записки» охотно печатали его статьи на экономические и юридические темы. Журнал братьев Достоевских «Время», публикуя лесковский очерк о переселении крестьян на вольные земли, аттестовал автора человеком «бывалым и знающим предмет». Действительно Лесков давно начал выстраивать в своей прозе ряд гордых, самобытных народных героев, о котором Горький отзовется: «Иконостас праведников и святых».
    Публикуя рассказ «Однодум» в 1879 году, Лесков говорит о своей встрече с неким известным писателем, который не видел на Руси «ничего, кроме мерзости».

    «Я пошел, — говорил Лесков, — искать праведных, пошел с обетом не успокоиться, доколе не найду хотя то небольшое число трех праведных, без которых «несть граду стояния». Искание писателем народного положительного типа было знамением времени. Почти в те же дни в «Записках степняка» Александра Эртеля «блажной» мужик Трофим Кузькин, вспоминая Писание, рассуждал: . коли ежели один праведник найдется — целое царство помилую. Ну, вот ты и подумай: альуж в хрестьянстве праведника-то одного не найдется. Аль уж душа-то у всех сгинула. чтоб за мир, к примеру?».

    И Лесков нашел то, что искал: в массе простых мирян, незаметно, но постоянно творящих подвиг человеколюбия, открылась ему великая сила, коей стоит от века русская земля.
    «Дух. бьет в совесть» таких людей, как швейцар Певунов или квартальный Александр Рыжов, и они становятся неуступчиво последовательны, неукротимы в достижении цели.
    Если зачастую праведники Лескова действовали в николаевскую эпоху, произведения о них не утрачивали современного звучания: реакция 1880-х годов мало чем отличалась от доследекабрьской «глухой поры». Политические и моральные основания режима оставались неколебимы.

    Реакционеры пытались реабилитировать крепостные нравы. К николаевский поре Лескова влекло и то, что время неравной борьбы человека с угнетением, «когда все жалось и тряслось», дало немало трагических фигур, не ставших победителями, однако сохранивших для будущего человечность в бесчеловечных условиях. Героиня «Тупейного художника» Любовь Онисимовна с детства зажигает рассказчика ненавистью к рабству и состраданием к людской боли, которые формируют личность гуманиста и демократа. «Чертами примера» запечатлелись в памяти воспитанников кадетского корпуса их наставники, мужественно противостоявшие попыткам политического режима «уединоображивать» человеческие натуры, гасить умы. Возвышающим дух преданием становятся в сознании массы подвиги орловского простолюдина Голована, не единожды жертвовавшего собой во имя людей. Силой отзывчивого сердца преодолевает предрассудки массы кромчанин Селиван.

    В «Левше», написанном в 1881 году, «прехитроетно» рассказана судьба человека без имени — гениального тульского оружейника. Бедняк в опорочках и ветхом азямчи-ке, учившийся «по Псалтырю и Полусоннику», не знающий «нимало арифметики», сумел сработать нечто «сверх понятия» — подковал мельчайшими тульскими подковами лондонскую «нимфозорию». Это парадокс, однако, по убеждению Лескова, вся Россия – Царство парадокса.

    Гений создает. безделку. Патриотизм, талант Левши употреблены на удовлетворение тщеславия «государя Николая Павловича». Когда же он хочет совершить подвиг гражданский, необходимый не императору, аРоесии, Левша не нужен. «Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся», — говорит умирающий мастер. Но граф Чернышев, которому последний наказ Левши передан незадачливым эскулапом, кричит в ответ: «. Не в свое дело не мешайся: в России на это генералы есть». Слова Левши умирают вместе с ним, и Крымская кампания, где военными противниками русских оказались англичане, приносит России поражение.

    Драма Левши — историческая драма его родины. Источник поражений Руси — засалие «парадных генералов», безгласность, бесправие парода. Те же замундиро-ванные представители «порядка» — гонители самобытного философа-квартального Александра Рыжова.

    Действия низшего чина буквально опираются на заповеди Библии, что подрывает и моральный авторитет, и доходы «высших». Хитроумно-комичные попытки светского и духовного начальства сбить социального новатора-одиночку с пути добра разбиваются о твердость самобытного философа, рассматривающего честность по службе как служение России и человечеству.

    Что русская государственность — система узаконенной «неправды», окончательно выясняется при встрече Рыжова с губернатором. Человек «довольно доброго сердца» мыслит по-чиновному практично, то есть плоско и пошло в сравнении со своим подчиненным. Верховный носитель губернской власти полагает, что каждый, кто вскарабкался хотя бы на самую малую государственную должность, стремится извлечь корысть. Моральная чистота Рыжова оказывается отклонением от шаблонных правил поведения, вне которых не существует аппарата власти.

    «Чудак, чудак!» – аттестует Рыжова сановник: фигура честного человека странна и нелепа в державной системе, которую представляет губернатор. Однако всем ходом повествования Лесков — талантливейший воспреемник опыта Гоголя и Щедрина — показывает карикатурность «чудной» системы. Эпизод с первым в России пожалованием квартального владимирским крестом уникален по нелепости, ибо даже «носить. ордена Рыжову было не на чем». Получив никчемный металлический знак, Рыжов смотрит на него и вслух думает о губернаторе: «Чудак, чудак!» Сорвавшийся с уст сановника эпитет «отражен» обратно: скепсис народа по отношению к своим правителям внушительнее и обоснованней, чем недоумевающая ирония губернатора. Орден не может прибавить человеку праведности, достоинства, не может возвысить его в собственных глазах. Рыжов — слишком человек, он значителен сам по себе, в своем человеческим звании.

    «Неправедная» система встречается с крупной личностью и оказывается неспособной ее «перемолоть».

    Неизбежность появления и жизнеспособность «антиков» даже в условиях николаевской поры питали сюжеты рассказов и характеры героев Лескова, требовали от него «внимания к добру». Недаром в конце жизни он ставил себе в особую заслугу изображение русских положительных типов.

    Но, конечно, главная заслуга Лескова в том, что на Растеряеву улицу российской словесности он привел таких героев-праведников, как Туберозов, Ахилла, Фля-гин, Голован, Левша, как Тупейный художник или До-римедонт Рогожин. Не видны были до Лескова эти русские самоцветы, а без них, как говаривал писатель лес-ковского подобия А* Платонов, «народ не полон».

    НИКОЛАЙ СЕМЕНОВИЧ ЛЕСКОВ – МАСТЕР В СОЗДАНИИ ОБРАЗОВ ПРАВЕДНИКОВ

    Лесков начинал литературную работу с несокрушимой верой в силу слова, начинал призывом: «Пора нам отвыкать от мысли, что предметом литературы должно быть что-нибудь особенное, а не то, что всегда перед глазами и от чего мы все страдаем прямо или косвенно. Сбросив вековой хлам предубеждений, мы ощутим себя близкими к жизни наших меньших братии и сумеем помочь им вовремя и кстати, обнаруживая противящиеся гигиене стороны общественной жизни*.

    Темпераментный, много и интересно пишущий журналист» Лесков был очень скоро замечен в петербургских и московских литературных кругах. Респектабельные «Отечественные записки» охотно печатали его статьи на экономические и юридические темы. Журнал братьев Достоевских «Время», публикуя лесковский очерк о переселении крестьян на вольные земли, аттестовал автора человеком «бывалым и знающим предмет». Действительно Лесков давно начал выстраивать в своей прозе ряд гордых, самобытных народных героев, о котором Горький отзовется: «Иконостас праведников и святых».

    Публикуя рассказ «Однодум» в 1879 году, Лесков говорит о своей встрече с неким известным писателем, который не видел на Руси «ничего, кроме мерзости». «Я пошел, — говорил Лесков, — искать праведных, пошел с обетом не успокоиться, доколе не найду хотя то небольшое число трех праведных, без которых «несть граду стояния». Искание писателем народного положительного типа было знамением времени. Почти в те же дни в «Записках степняка» Александра Эртеля «блажной» мужик Трофим Кузькин, вспоминая Писание, рассуждал: «. коли ежели один праведник найдется — целое царство помилую. Ну, вот ты и подумай: аль уж в хрестьянстве праведника-то одного не найдется. Аль уж душа-то у всех сгинула?, чтоб за мир, к примеру?».

    И Лесков нашел то, что искал: в массе простых мирян, незаметно, но постоянно творящих подвиг человеколюбия, открылась ему великая сила, коей стоит от века русская земля.

    «Дух. бьет в совесть» таких людей, как швейцар Певунов или квартальный Александр Рыжов, и они становятся неуступчиво последовательны, неукротимы в достижении цели.

    Если зачастую праведники Лескова действовали в николаевскую эпоху, произведения о них не утрачивали современного звучания: реакция 1880-х годов мало чем отличалась от доследекабрьской «глухой поры». Политические и моральные основания режима оставались неколебимы. Реакционеры пытались реабилитировать крепостные нравы.

    К николаевский поре Лескова влекло и то, что время неравной борьбы человека с угнетением, «когда все жалось и тряслось», дало немало трагических фигур, не ставших победителями, однако сохранивших для будущего человечность в бесчеловечных условиях. Героиня «Тупейного художника» Любовь Онисимовна с детства зажигает рассказчика ненавистью к рабству и состраданием к людской боли, которые формируют личность гуманиста и демократа. «Чертами примера» запечатлелись в памяти воспитанников кадетского корпуса их наставники, мужественно противостоявшие попыткам политического режима «уединоображивать» человеческие натуры, гасить умы. Возвышающим дух преданием становятся в сознании массы подвиги орловского простолюдина Голована, не единожды жертвовавшего собой во имя людей. Силой отзывчивого сердца преодолевает предрассудки массы кромчанин Селиван.

    В «Левше», написанном в 1881 году, «прехитростно» рассказана судьба человека без имени — гениального тульского оружейника. Бедняк в опорочках и ветхом азямчике, учившийся «по Псалтырю и Полусоннику», не знающий «нимало арифметики», сумел сработать нечто «сверхпонятия» — подковал мельчайшими тульскими подковами лондонскую «нимфозорию». Это парадокс, однако, по убеждению Лескова, вся Россия – Царство парадокса.

    Гений создает. безделку. Патриотизм, талант Левши употреблены на удовлетворение тщеславия «государя Николая Павловича». Когда же он хочет совершить подвиг гражданский, необходимый не императору, а России, Левша не нужен. «Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся», — говорит умирающий мастер. Но граф Чернышев, которому последний наказ Левши передан незадачливым эскулапом, кричит в ответ: «. Не в свое дело не мешайся: в России на это генералы есть». Слова Левши умирают вместе с ним, и Крымская кампания, где военными противниками русских оказались англичане, приносит России поражение.

    Драма Левши — историческая драма его родины. Источник поражений Руси — засалие «парадных генералов», безгласность, бесправие парода. Те же замундированные представители «порядка» — гонители самобытного философа-квартального Александра Рыжова.

    Действия низшего чина буквально опираются на заповеди Библии, что подрывает и моральный авторитет, и доходы «высших». Хитроумно-комичные попытки светского и духовного начальства сбить социального новатора-одиночку с пути добра разбиваются о твердость самобытного философа, рассматривающего честность по службе как служение России и человечеству.

    Что русская государственность — система узаконенной «неправды», окончательно выясняется при встрече Рыжова с губернатором. Человек «довольно доброго сердца» мыслит по-чиновному практично, то есть плоско и пошло в сравнении со своим подчиненным. Верховный носитель губернской власти полагает, что каждый, кто вскарабкался хотя бы на самую малую государственную должность, стремится извлечь корысть. Моральная чистота Рыжова оказывается отклонением от шаблонных правил поведения, вне которых не существует аппарата власти.

    «Чудак, чудак!» – аттестует Рыжова сановник: фигура честного человека странна и нелепа в державной системе, которую представляет губернатор. Однако всем ходом повествования Лесков — талантливейший воспреемкник опыта Гоголя и Щедрина — показывает карикатурность «чудной» системы. Эпизод с первым в России пожалованием квартального владимирским крестом уникален по нелепости, ибо даже «носить. ордена Рыжову было не на чем». Получив никчемный металлический знак, Рыжов смотрит на него и вслух думает о губернаторе: «Чудак, чудак!» Сорвавшийся с уст сановника эпитет «отражен» обратно: скепсис народа по отношению к своим правителям внушительнее и обоснованней, чем недоумевающая ирония губернатора. Орден не может прибавить человеку праведности, достоинства, не может возвысить его в собственных глазах. Рыжов — слишком человек, он значителен сам по себе, в своем человеческим звании. «Неправедная» система встречается с крупной личностью и оказывается неспособной ее «перемолоть».

    Неизбежность появления и жизнеспособность «антиков» даже в условиях николаевской поры питали сюжеты рассказов и характеры героев Лескова, требовали от него «внимания к добру». Недаром в конце жизни он ставил себе в особую заслугу изображение русских положительных типов.

    Но, конечно, главная заслуга Лескова в том, что на Растеряеву улицу российской словесности он привел таких героев-праведников, как Туберозов, Ахилла, Флягин, Голован, Левша, как Тупейный художник или Доримедонт Рогожин. Не видны были до Лескова эти русские самоцветы, а без них, как говаривал писатель лесковского подобия А. Платонов, «народ не полон».

    Сочинение Николай Лесков – мастер в создании образов праведников

    Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2015-10-29

    Николай Лесков – мастер в создании образов праведников

    Лесков начинал литературную работу с несокрушимой верой в силу слова, начинал призывом: «Пора нам отвыкать от мысли, что предметом литературы должно быть что-нибудь особенное, а не то, что всегда перед глазами и от чего мы все страдаем прямо или косвенно. Сбросив вековой хлам предубеждений, мы ощутим себя близкими к жизни наших меньших братии и сумеем помочь им вовремя и кстати, обнаруживая противящиеся гигиене стороны общественной жизни».

    Темпераментный, много и интересно пишущий журналист» Лесков был очень скоро замечен в петербургских и московских литературных кругах. Респектабельные «Отечественные записки» охотно печатали его статьи на экономические и юридические темы. Журнал братьев Достоевских «Время», публикуя лесковский очерк о переселении крестьян на вольные земли, аттестовал автора человеком «бывалым и знающим предмет». Действительно Лесков давно начал выстраивать в своей прозе ряд гордых, самобытных народных героев, о котором Горький отзовется: «Иконостас праведников и святых».

    Публикуя рассказ «Однодум» в 1879 году, Лесков говорит о своей встрече с неким известным писателем, который не видел на Руси «ничего, кроме мерзости». «Я пошел, – говорил Лесков, – искать праведных, пошел с обетом не успокоиться, доколе не найду хотя то небольшое число трех праведных, без которых «несть граду стояния»… Искание писателем народного положительного типа было знамением времени. Почти в те же дни в «Записках степняка» Александра Эртеля «блажной» мужик Трофим Кузькин, вспоминая Писание, рассуждал: «…коли ежели один праведник найдется – целое царство помилую… Ну, вот ты и подумай: аль уж в хресть-янстве праведника-то одного не найдется. Аль уж душа-то у всех сгинула. чтоб за мир, к примеру?».

    И Лесков нашел то, что искал: в массе простых мирян, незаметно, но постоянно творящих подвиг человеколюбия, открылась ему великая сила, коей стоит от века русская земля. «Дух… бьет в совесть» таких людей, как швейцар Певунов или квартальный Александр Рыжов, и они становятся неуступчиво последовательны, неукротимы в достижении цели. Если зачастую праведники Лескова действовали в николаевскую эпоху, произведения о них не утрачивали современного звучания: реакция 1880-х годов мало чем отличалась от последекабрьской «глухой поры». Политические и моральные основания режима оставались неколебимы. Реакционеры пытались реабилитировать крепостные нравы.

    К николаевский поре Лескова влекло и то, что время неравной борьбы человека с угнетением, «когда все жалось и тряслось», дало немало трагических фигур, не ставших победителями, однако сохранивших для будущего человечность в бесчеловечных условиях. Героиня «Тупейного художника» Любовь Онисимовна с детства зажигает рассказчика ненавистью к рабству и состраданием к людской боли, которые формируют личность гуманиста и демократа. «Чертами примера» запечатлелись в памяти воспитанников кадетского корпуса их наставники, мужественно противостоявшие попыткам политического режима «уединоображивать» человеческие натуры, гасить умы. Возвышающим дух преданием становятся в сознании массы подвиги орловского простолюдина Голована, не единожды жертвовавшего собой во имя людей. Силой отзывчивого сердца преодолевает предрассудки массы кромчанин Селиван.

    В «Левше», написанном в 1881 году, «прехитроетно» рассказана судьба человека без имени – гениального тульского оружейника. Бедняк в опорочках и ветхом азямчике, учившийся «по Псалтырю и Полусоннику», не знающий «нимало арифметики», сумел сработать нечто «сверх понятия» – подковал мельчайшими тульскими подковами лондонскую «нимфозорию». Это парадокс, однако, по убеждению Лескова, вся Россия – Царство парадокса.

    Гений создает… безделку. Патриотизм, талант Левши употреблены на удовлетворение тщеславия «государя Николая Павловича». Когда же он хочет совершить подвиг гражданский, необходимый не императору, а России, Левша не нужен. «Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся», – говорит умирающий мастер. Но граф Чернышев, которому последний наказ Левши передан незадачливым эскулапом, кричит в ответ: «…Не в свое дело не мешайся: в России на это генералы есть». Слова Левши умирают вместе с ним, и Крымская кампания, где военными противниками русских оказались англичане, приносит России поражение.

    Драма Левши – историческая драма его родины. Источник поражений Руси – засилие «парадных генералов», безгласность, бесправие парода. Те же замундированные представители «порядка» – гонители самобытного философа-квартального Александра Рыжова.

    Действия низшего чина буквально опираются на заповеди Библии, что подрывает и моральный авторитет, и доходы «высших». Хитроумно-комичные попытки светского и духовного начальства сбить социального новатора-одиночку с пути добра разбиваются о твердость самобытного философа, рассматривающего честность по службе как служение России и человечеству.

    Что русская государственность – система узаконенной «неправды», окончательно выясняется при встрече Рыжова с губернатором. Человек «довольно доброго сердца» мыслит по-чиновному практично, то есть плоско и пошло в сравнении со своим подчиненным. Верховный носитель губернской власти полагает, что каждый, кто вскарабкался хотя бы на самую малую государственную должность, стремится извлечь корысть. Моральная чистота Рыжова оказывается отклонением от шаблонных правил поведения, вне которых не существует аппарата власти.

    «Чудак, чудак!» – аттестует Рыжова сановник: фигура честного человека странна и нелепа в державной системе, которую представляет губернатор. Однако всем ходом повествования Лесков – талантливейший воспреемник опыта Гоголя и Щедрина – показывает карикатурность «чудной» системы. Эпизод с первым в России пожалованием квартального владимирским крестом уникален по нелепости, ибо даже «носить… ордена Рыжову было не на чем». Получив никчемный металлический знак, Рыжов смотрит на него и вслух думает о губернаторе: «Чудак, чудак!» Сорвавшийся с уст сановника эпитет «отражен» обратно: скепсис народа по отношению к своим правителям внушительнее и обоснованней, чем недоумевающая ирония губернатора. Орден не может прибавить человеку праведности, достоинства, не может возвысить его в собственных глазах. Рыжов – слишком человек, он значителен сам по себе, в своем человеческим звании. «Неправедная» система встречается с крупной личностью и оказывается неспособной ее «перемолоть».

    Неизбежность появления и жизнеспособность «антиков» даже в условиях николаевской поры питали сюжеты рассказов и характеры героев Лескова, требовали от него «внимания к добру». Недаром в конце жизни он ставил себе в особую заслугу изображение русских положительных типов. Но, конечно, главная заслуга Лескова в том, что на Растеряеву улицу российской словесности он привел таких героев-праведников, как Туберозов, Ахилла, Флягин, Голован, Левша, как Тупейный художник или Доримедонт Рогожин… Не видны были до Лескова эти русские самоцветы, а без них, как говаривал писатель лесковского подобия А. Платонов, «народ не полон».

    Читайте также:  Русский характер в очерке Н. Лескова Леди Макбет Мценского уезда.: сочинение
    Ссылка на основную публикацию
    ×
    ×