Лирика Лермонтова – художественный анализ: сочинение

Сочинение «Лирика Лермонтова – художественный анализ»

Лермонтов начал писать лирические стихи рано. За годы с 1828 по 1832 (годы учения в Благородном пансионе и университете) он создал около 300 стихотворений, представляющих собой лирическую исповедь поэта. Правильно понять основную направленность лирики Лермонтова можно, лишь уяснив себе ту социально-политическую обстановку, какая сложилась в то время и оказала влияние на формирование Лермонтова как человека и как поэта.

Конец 20-х и начало 30-х годов, на которые приходится лирика юноши-поэта, были годами мрачной реакции, наступившей после разгрома декабристов. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Лирика Лермонтова. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) Реакция захватила не только правительственные и великосветские круги, но и основную массу дворянского общества.

Но как ни старались правительственные круги во главе с Николаем I выкорчевать идеи декабризма, они оказались не в состоянии сделать это. «Гром пушек на Исаакиевской площади разбудил целое поколение»,— справедливо отметил Герцен. Идеи декабризма не умерли. Они были восприняты лучшими, передовыми людьми 30-х годов. К ним принадлежали Герцен, Огарёв, Белинский. Наследником декабристских идей был и Лермонтов.

Поэзия Лермонтова была совершеннейшим выражением идейной жизни 30-х годов. «По этому признаку,— говорит Белинский,— мы узнаём в нём поэта русского, народного, в высшем и благороднейшем значении этого слова,— поэта, в котором выразился исторический момент русского общества».

Ранняя лирика Лермонтова

Ранний Лермонтов — романтик. Его юношеская лирика — Это поэтический дневник человека, углубленного в познание самого себя, противопоставляющего свою личность обществу, окружаюшей его ничтожной, пошлой жизни. В своих лирических раздумьях Лермонтов пытается разобраться в самом себе, выяснить свои силы, стремления, говорит о своей жажде применить на практике богатые силы души, талант и знания.

Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать. («1831-го июня 11 дня»).

Герой этих стихотворений — борец за свободу, человек великих страстей и исканий. Раскрытие душевного мира этого лирического героя составляет основное содержание ранней лирики Лермонтова.

Глубокая неудовлетворённость современной действительностью, неутолимое желание свободы и горячая жажда деятельности, протест против крепостного права и самодержавно-полицейского режима роднили Лермонтова с декабристами. В 1829 году пятнадцатилетний поэт в стихотворении «Жалоба турка» выражает протест против политической и общественной реакции последекабрьской эпохи. Устами «турка» мальчик-поэт говорит, что на его родине. рано жизнь тяжка бывает для людей. Там стонет человек от рабства и цепей.

В «Предсказании», написанном в 1830 году, когда в России произошли холерные бунты и начинались волнения в Новгородской губернии, поэт говорит об ожидаемой им народной революции в России:

Настанет год, России чёрный год,

Когда царей корона упадёт.

В стихотворении, озаглавленном «Париж 30 июля 1830 г.», Лермонтов приветствует французскую революцию:

И загорелся страшный бой;

И знамя вольности как дух

Идёт пред гордою толпой.

В пролитой на улицах и площадях

Парижа народной крови поэт обвиняет короля:

О! чем Заплатишь ты, тиран,

За эту праведную кровь,

За кровь людей, за кровь граждан.

Стихотворения этого периода написаны в приподнятом, возвышенном тоне. Широкое применение различных эпитетов и метафор, сопоставление противоположных друг другу понятий (добра и зла, ангела и демона, рая и ада, неба и земли) отличают ранние стихи Лермонтова.

Лирика второй период (1837 – 1841)

Второй период в развитии лирики Лермонтова начинается с 1837 года, со стихотворения «Смерть поэта – Центральная тема его лирики — личность в её отношении к обществу — теперь ставится по-иному. Лермонтов начинает ближе присматриваться к жизни своего века, к окружающей его действительности. Лермонтов-романтик перерастает в поэта-реалиста, непримиримо относящегося к российской действительности, поэта, выражающего идейные устремления передовых людей 30-х и 40-х годов.

«Лирика Лермонтова – художественный анализ»

Лермонтов начал писать лирические стихи рано. За годы с 1828 по 1832 (годы учения в Благородном пансионе и университете) он создал около 300 стихотворений, представляющих собой лирическую исповедь поэта. Правильно понять основную направленность лирики Лермонтова можно, лишь уяснив себе ту социально-политическую обстановку, какая сложилась в то время и оказала влияние на формирование Лермонтова как человека и как поэта.

Конец 20-х и начало 30-х годов, на которые приходится лирика юноши-поэта, были годами мрачной реакции, наступившей после разгрома декабристов. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Лирика Лермонтова. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) Реакция захватила не только правительственные и великосветские круги, но и основную массу дворянского общества.

Но как ни старались правительственные круги во главе с Николаем I выкорчевать идеи декабризма, они оказались не в состоянии сделать это. «Гром пушек на Исаакиевской площади разбудил целое поколение»,— справедливо отметил Герцен. Идеи декабризма не умерли. Они были восприняты лучшими, передовыми людьми 30-х годов. К ним принадлежали Герцен, Огарёв, Белинский. Наследником декабристских идей был и Лермонтов.

Поэзия Лермонтова была совершеннейшим выражением идейной жизни 30-х годов. «По этому признаку,— говорит Белинский,— мы узнаём в нём поэта русского, народного, в высшем и благороднейшем значении этого слова,— поэта, в котором выразился исторический момент русского общества».

Ранняя лирика Лермонтова

Ранний Лермонтов — романтик. Его юношеская лирика — Это поэтический дневник человека, углубленного в познание самого себя, противопоставляющего свою личность обществу, окружаюшей его ничтожной, пошлой жизни. В своих лирических раздумьях Лермонтов пытается разобраться в самом себе, выяснить свои силы, стремления, говорит о своей жажде применить на практике богатые силы души, талант и знания.

Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать. («1831-го июня 11 дня»).

Герой этих стихотворений — борец за свободу, человек великих страстей и исканий. Раскрытие душевного мира этого лирического героя составляет основное содержание ранней лирики Лермонтова.

Глубокая неудовлетворённость современной действительностью, неутолимое желание свободы и горячая жажда деятельности, протест против крепостного права и самодержавно-полицейского режима роднили Лермонтова с декабристами. В 1829 году пятнадцатилетний поэт в стихотворении «Жалоба турка» выражает протест против политической и общественной реакции последекабрьской эпохи. Устами «турка» мальчик-поэт говорит, что на его родине. рано жизнь тяжка бывает для людей. Там стонет человек от рабства и цепей.

В «Предсказании», написанном в 1830 году, когда в России произошли холерные бунты и начинались волнения в Новгородской губернии, поэт говорит об ожидаемой им народной революции в России:

Настанет год, России чёрный год,

Когда царей корона упадёт.

В стихотворении, озаглавленном «Париж 30 июля 1830 г.», Лермонтов приветствует французскую революцию:

И загорелся страшный бой;

И знамя вольности как дух

Идёт пред гордою толпой.

В пролитой на улицах и площадях

Парижа народной крови поэт обвиняет короля:

О! чем Заплатишь ты, тиран,

За эту праведную кровь,

За кровь людей, за кровь граждан.

Стихотворения этого периода написаны в приподнятом, возвышенном тоне. Широкое применение различных эпитетов и метафор, сопоставление противоположных друг другу понятий (добра и зла, ангела и демона, рая и ада, неба и земли) отличают ранние стихи Лермонтова.

Лирика второй период (1837 – 1841)

Второй период в развитии лирики Лермонтова начинается с 1837 года, со стихотворения «Смерть поэта – Центральная тема его лирики — личность в её отношении к обществу — теперь ставится по-иному. Лермонтов начинает ближе присматриваться к жизни своего века, к окружающей его действительности. Лермонтов-романтик перерастает в поэта-реалиста, непримиримо относящегося к российской действительности, поэта, выражающего идейные устремления передовых людей 30-х и 40-х годов.

Лирика Лермонтова (9, 10 класс) сорчинение

Ни для кого не секрет, что Михаил Юрьевич Лермонтов является приемником Александра Сергеевича Пушкина. И действительно, стихи, произведения этого человека не могут оставлять равнодушным. Лермонтов является любимым поэтом у многих людей самых различных поколений, потому что каждое слово, написанное талантливым поэтом пропитано особым чувством, энергетикой, которая заряжает человека и даёт новые мысли в голове. Эта пища для размышлений, а так же эмоции, которые автор старался передать через свои рукописи эхом отзываются в наших сердцах, заставляя прочувствовать все до единой капли. И это непередаваемое чувство. Чувство, которое хочется повторить ещё раз и восхищаться им до бесконечности.

Лирика Михаила Лермонтова весьма разнообразна, хотя и автор творил в большей степени в направлении романтизма. Автор посвящал стихи многим тематикам, в особенности тема одиночества. Знаменитое стихотворение «Смерть поэта» посвящённое кумиру Лермонтова, Пушкину повествует о жестокости общества, в котором он живёт. Михаил Юрьевич обвинил общество в смерти Александра Сергеевича. Неофициальные порядки общества того времени, слухи, слова всё это довело талантливого поэта до смерти.

Стихотворение «И скучно, и грустно. » автор поднимает вечные темы и постепенно философствует на каждую из них, тем самым обогащая и давая пищу для размышления своим верным читателям. А скучно и грустно бывает абсолютно всем и различные философские темы, думаю настигали каждого здравомыслящего человека.

И, конечно же, не обойтись без стихотворений о любви. Ведь именно из-за любви, в большей степени, и происходят лирические события. Любовь это самое важное в жизни человека. Любовь заставляет летать человека высоко — высоко. Например, стихотворение «Нищий» в котором поэт освещает страданий из-за любви. Он сравнивает себя с бедняком, который ничего не имеет. Он просит этой любви, но не получает толком ничего.

Таким образом, лирика Михаила Юрьевича Лермонтова многогранна. Она затрагивает различные тематики общественной жизни. Это очень важно, когда людям открываются реальные вещи на проблемы или события. Многие живут в тени того, что ничего не происходит, что нет одиночества, тоски, боли, страданий, а Лермонтов через свои стихи показывает, что оно есть. И эти чувства, эмоции, которые побуждает в нас автор навсегда отпечатываются не только в памяти, но и в сердце.

2 вариант

Лермонтов выделяется среди прочих писателей тем, что он написал множество весьма замечательных и неповторимых стихотворений, которые запомнились читателям как довольно глубокие и продуманные работы. В его лирике можно найти и отметить множество разнообразных приемов и образов, с помощью которых автор высказывался о своих переживаниях и думах. Также, стоит сказать, что он старался передавать свои мысли весьма понятным и простым образом. Именно поэтому, стоит сказать, что читателю дается данный материал очень хорошо. Благодаря этому достигается такой эффект, что оно становится популярным среди большинства людей. Также, стоит добавить, что в своих работах, написанных в жанре романтизма, ярко прослеживается такой прием, в котором автор повествует о довольно одиноких, и зачастую непонятых персонажей, которые страдают от своего положения.

Благодаря «Парусу», написанному в тысяча восемьсот тридцать втором году, можно говорить о том, что всем людям, которые разбираются в творчестве, станет ясным тот момент, что произведение содержит в себе большой философский смысл, который несет довольно яркий эмоциональный и смысловой посыл. Благодаря пейзажам, изображенным в данной работе, становится понятной атмосфера грусти и печали, которая была заложена в ней. Также, можно отметить и прочие дополнительные элементы, которые затронул автор в произведении. Благодаря лирической направленности, и нестандартным рамкам, в которые завернул свою историю Лермонтов, откровенным становится тот момент, который говорит о весьма сложном существовании человека, которого большинство не может понять и принять.

Изображенные в нем элементы морей, волн, неба, и прочего, сигнализируют читателю о том, что атмосфера в данной истории полна того, что мысли героев погружены в печаль и уныние. Также, в некоторых произведениях, Лермонтов рассказывает о том, что часто гениальных писателей и авторов не понимали, и не могли оценить по достоинству. Из-за этого, происходили неравнозначные отношения, которые могли сигнализировать о весьма несправедливой обстановке, которая складывалась из-за этого. Например, в произведении «Смерть поэта», автор указывал на то, что общественное мнение сгубило Пушкина. Тем самым, он хотел людей призвать к ответственности за совершение поступков и изречение фраз, которые могут быть губительными в ряде ситуаций. Лермонтов подарил миру массу замечательных стихотворений. В своей философии автор указывает на то, что порой жить становится крайне невыносимо и тоскливо.

Читайте также:  Образ Печерина: сочинение

Также читают:

Картинка к сочинению Лирика Лермонтова

Популярные сегодня темы

Действие рассказа происходит осенний дождливый день. Старый тарантас подъезжает к избе, половину которой занимает почтовая станция, а вторую половину – гостевая комната. Из повозки выходит старый мужчина

В жизни каждого человека наступает момент, когда его касается проблема выбора профессии. Для того чтобы правильно решить ее, в первую очередь нужно понять для себя, что такое профессия

Сказка о крошечной Дюймовочке никого не оставит равнодушным. Эта маленькая девочка научила меня быть терпеливой и доброй. Её появление на свет было для мамы долгожданным и в тоже время необычным.

Свое свободное время я привыкла проводить за своим хобби, но не всегда получается весь день посвятить этому. Выходной день у меня один – это воскресение.

Роман Александра Сергеевича Пушкина не оставил в стороне никого из современников, многие из них отправляют автору личные письма, в которых обсуждаются все нюансы авторской работы.

Анализ лирики М.Ю. Лермонтова

М.Ю.Лермонтов начал писать стихи рано: ему было всего 13-14 лет. Он учился у своих предшественников — Жуковского, Батюшкова, Пушкина.

В целом лирика Лермонтова проникнута скорбью и как будто звучит жалобой на жизнь. Но настоящий поэт гово­рит в стихах не о своем личном «я», а о человеке своего времени, об окружающей его действительности. Лермонтов говорит о своем времени — о мрачной и трудной эпохе 30-х годов XIX века. И дело не в самих жалобах, а в том, что стоит за ними, чем они продиктованы. В юношеском стихотворении «Слава» он говорит:

К чему ищу так славы я?

Известно, в славе нет блаженства,

Но хочет все душа моя

Во всем дойти до совершенства.

Пронзая будущего мрак,

Она бессильная страдает,

И в настоящем все не так,

Как бы хотелось ей, встречает.

Вот настоящая, ясно выраженная основа жалоб Лер­монтова на жизнь, на одиночество, вот основа его негодо­вания, ненависти и презрения. Лермонтов жаловался на жизнь и на свое поколение («Печально я гляжу на наше поколенье. ») не потому, что был угрюм и нелюдим, а потому, что был человеком больших требований, больших идеалов и стремлений.

Все творчество поэта проникнуто этим героическим духом действия и борьбы. Он напоминает о том времени, когда могучие слова поэта воспламеняли бойца для битвы и звучали «как колокол на башне вечевой во дни торжеств и бед народных» («Поэт»). Он ставит в пример купца Калашникова, смело отстаивающего свою честь, или юношу-монаха, бегущего из монастыря, чтобы познать «блаженство вольности» («Мцыри»). В уста солдата-ветера­на, вспоминающего о Бородинской битве, он вкладывает слова, обращенные к своим современникам, твердившим о примирении с действительностью: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри — не вы!» («Бородино»).

Излюбленный лермонтовский герой — герой активно­го действия. Лермонтовское познание мира, его пророче­ства и предсказания имели всегда своим предметом прак­тическую устремленность человека и служили ей. Какие бы мрачные прогнозы ни делал поэт, как бы ни были безот­радны его предчувствия и предсказания, они никогда не парализовали его воли к борьбе, а лишь заставляли с новым упорством искать закон деяния.

Вместе с тем каким бы испытаниям ни подвергались лермонтовские мечты при столкновении с миром действи­тельности, как бы ни противоречила им окружающая проза жизни, как бы ни сожалел поэт о несбывшихся надеждах и разрушенных идеалах, все равно он с героическим бес­страшием шел на подвиг познания. И ничто не могло отвратить его от суровой и беспощадной оценки самого себя, своих идеалов, желаний и надежд.

Познание и действие — вот два начала, которые вос­соединил Лермонтов в едином «я» своего героя. Обстоя­тельства времени ограничили круг его поэтических воз­можностей: он проявил себя главным образом как поэт гордой личности, отстаивающий себя и свою человеческую гордость. От «Жалоб турка» и первых набросков «Демона» (1829) до «Прощай, немытая Россия» и «Пророка» (1841) Лермонтов неизменен в своем отношении к существующе­му строю. Он имел гордое право сказать о себе, обращаясь к кинжалу:

Да, я не изменюсь и буду тверд душой,

Как ты, как ты, мой друг железный.

В поэзии Лермонтова общественное перекликается с глубоко интимным и личным: семейная драма, «ужасная судьба отца и сына», принесшая поэту цепь безысходных страданий, усугубляется болью неразделенной любви, а трагедия любви раскрывается как трагедия всего поэтичес­кого восприятия мира. В Лермонтове поражают истинность и огромность его страданий, он рано почувствовал себя средоточием страданий человечества. Его боль открыла ему боль других, через страдания он обнаружил свое человечес­кое родство с другими, начиная от крепостного крестьяни на села Тарханы и кончая великим поэтом Англии Байро­ном.

Тема поэта и поэзии особенно сильно волновала Лер­монтова и приковала его внимание на многие годы. Для него эта тема была соединена со всеми великими вопроса­ми времени, она была составной частью всего историчес­кого развития человечества. Поэт и народ, поэзия и рево­люция, поэзия в борьбе с буржуазным обществом и крепостничеством — таковы аспекты данной проблемы у Лермонтова. А это, в свою очередь, приводит к стойкой, излюбленной лермонтовской ассоциации: поэт-воин, поэ­зия-кинжал. Причем эти ассоциации были настолько «сросшимися» воедино, что Лермонтов мог взаимозаменять предметы, перенося качества одного на другой.

О, как мне хочется смутить веселость их

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью.

Поэтика Лермонтова утверждала и закрепляла великую идею: поэзия есть оружие битвы. Исходя из этих предпо­сылок, нужно вести анализ таких произведений поэта, как «Смерть поэта», «Поэт» и многие другие.

Стихотворение «Смерть поэта» стоит в центре поли­тической, философской и любовной лирики Лермонтова. В нем — узел всех противоречий эпохи, которые проходят через творчество великого поэта, — от робких первых стихов до дивных песен последних дней. В нем слышен и стон человека от «рабства и цепей», и властный призыв к борьбе с палачами свободы, гения, славы, и пророческое предсказание черных дней для жадной толпы, стоящей у трона.

Лермонтов в «Смерти поэта» говорит о трагедии Пуш­кина и как о своей личной трагедии, и одновременно как о трагедии эпохи, мира. Он с тревогой видел, как торжест­вующая пошлость в Европе и России атакует поэзию, осаждает гения, попирает героя, втаптывает в грязь досто­инство человека.

Все это и внесло в стихотворение «Смерть поэта» поэтику битвы, и облик Пушкина наряду с чисто «поэти­ческими» определениями («поэт», «певец») дорисовывается чертами, характеризующими поэта как воина. Отсюда идет повторенное «погиб поэт» (не «умер», не «скончался» — погиб), отсюда идет и «пал» — так пишут о воинах, погиб­ших на поле брани. Дальнейшее «убит», «пал»

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой.

дорисовывает и образ поэта-воина, и образ сражения, в котором он принимал участие.

Идущее затем слово «восстал», как и предыдущее «гордый», а также и заключительное «праведная кровь», не только уточняет характер битвы-восстания, не только го­товит рождение знаменитых заключительных шестнадцати строк, но и воссоединяет данное стихотворение со всей лермонтовской политической лирикой, которая будто бы готовила рождение этого вершинного произведения рус­ского гения.

Обвинение против света и Дантеса («убийцы») пере­росло в обвинение против правительства, против социаль­ного строя в целом.

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правдавсе молчи!

Дальнейшие строки концовки восстанавливают идею правого суда (вместо суда неправого), но уже в высшей инстанции.

Но есть, есть божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный судия: он ждет;

Он недоступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

Стихотворение «Смерть поэта» является идейно-поэ­тическим центром всего творчества Лермонтова.

Ближе всего к стихотворению «Смерть поэта» стоит программное произведение «Поэт» (1838). Здесь идея поэта-воина является главной, здесь образ сражения опре­деляет всю тональность стиха. Стихотворение построено на развернутом сравнении кинжала и поэзии. В образах, будто кованных из стали, Лермонтов утвердил естественность и верность этой параллели. Поэт нашел между поэтом и кинжалом черты прямого сходства, что дало абсолютное право на сравнение и взаимозаменяемость поэтических элементов. Эти черты — в заключительных двух стихах четверостишия:

Никто привычною, заботливой рукой

Его не чистит, не ласкает,

И надписи его, молясь перед зарей,

Никто с усердьем не читает.

Кинжал был не только оружием боя, но и могучим духовным оружием: выгравированные на нем стихи Корана укрепляют сердце и душу воина, как дамасская сталь кинжала делает твердой руку его господина.

Лермонтовская параллель кинжал-поэт вырастала из непосредственного равенства поэтических величин, что и дало право на уподобление и развертывание второй части равенства.

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

И вновь появляется знаменитое лермонтовское слово «толпа», «гордая толпа», преображенная революцией:

Твой стих, как божий дух, носился над толпой

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой,

Во дни торжеств и бед народных.

Надо было быть Лермонтовым, чтобы так открыто и смело присягнуть на верность революционной традиции и назвать излюбленный образ декабристской поэзии («коло­кол на башне вечевой»), который воскрешал всю полноту взглядов дворянских революционеров.

Среди произведений последних дней «Родина» — сти­хотворение, которым Лермонтов завершает свое творчество и прощается с Россией. Его исповедь, его интимное объ­яснение в любви отчизне начинается словами, в которых слышится и пламенная любовь исстрадавшегося сердца, и трагедия этой любви:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

«Странная» любовь — любовь, недовольная окружаю­щим и требующая изменения жизни Родины.

«Не победит ее рассудок мой», — говорит о том, что могучий патриотический инстинкт Лермонтова все время находился в борении с «рассудком», заставлявшим посы­лать проклятия николаевской России. Сложен исход борь­бы «любви» и «рассудка». Борьба носила внешний, времен­ный характер: они еще не узнали друг друга, не ведали того, что и в «рассудке», борющемся с «любовью», жила она же — «святая и разумная» любовь к родине, что и будет развернуто в последующих стихах. Поэт говорит, что у него «не шевелит отрадного мечтанья» ничто — ничто из того, чем восторгается «толпа», «свет». И прежде всего Лермон­тов скажет о «славе, купленной кровью» — она не радует поэта. Не радуют поэта и «темной старины заветные пре­данья».

«Ни полный гордого доверия покой. » — самая силь­ная по своему революционно-политическому звучанию строка. Лермонтов ею бросил вызов лично Николаю I. Это в каждом его манифесте говорилось о покое, который он гордо предоставляет России.

И здесь, в этом «удивительном» стихотворении, поэт создает русский пейзаж, который пройдет через всю нашу литературу и живопись и станет как бы эмблемой России:

Читайте также:  Демон: сочинение

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

В лирике Лермонтова вопросы общественного поведе­ния сливаются с глубоким анализом человеческой души, взятой во всей полноте ее жизненных чувств и стремлений. В итоге получается цельный образ лирического героя — трагический, но полный силы, мужества, гордости и бла­городства. До Лермонтова такого органического слияния человека и гражданина в русской поэзии не было, как не было и такого глубокого раздумья над вопросами жизни и поведения.

Наследник Пушкина, Лермонтов вместе с тем не про­сто его ученик или последователь — он придет русской поэзии новый характер, сказавшийся на всем ее дальней­шем движении.

Белинский писал о своих впечатлениях от стихов Лер­монтова: «Нигде нет пушкинского разгула на пиру жизни; но везде вопросы, которые мрачат душу, леденят сердце. Да, очевидно, что Лермонтов — поэт совсем другой эпохи и что его поэзия — совсем новое звено в цепи историчес­кого развития нашего общества».

Лирика Лермонтова

Эпоха романтизма привнесла в мировую и русскую литературу множество новых способов раскрытия персонажа. Сентименталисты открыли «человека в человеке», показали внутренний мир эмоций и переживаний. Романтики, взяв за основу достижения предшественников, сумели открыть в человеке личность, тонко чувствующую не только любовь, но и всю несправедливость этого мира. Качественно новым было противопоставление общественного и частного, чего не было в сентиментализме. Безусловно, каждый писатель наделял своего лирического героя уникальными чертами. Например, герои Жуковского не противостоят реальности, а принимают её; Батюшков в своём творчестве создал условную модель идеального мира, в котором поэты всех времён выступают неком неделимым соединением. У Рылеева герои сталкиваются со всепоглощающим одиночеством. Лермонтов же, в чьих произведениях воплотились идеалы как первой, так и второй волны романтизма, создал «хрестоматийный» образ героя романтизма. Несмотря на то, что писатель работал во многих жанрах (роман, поэма, пьеса), наиболее полно идеалы романтизма воплощены в лирике Лермонтова. Стоит отметить, что от других поэтов того времени его отличал внутренний пафос произведений, скептическое отношение к жизни и отсутствие веры в возможность изменить мир.

Раннее творчество

Лирика в творчестве Лермонтова занимала особое место – Михаил Юрьевич начинает свой творческий путь именно со стихотворений. 1828 год принято считать отправной точкой писательского пути. С 1828 по 1836 год Лермонтов написал около 300 стихотворений. На этом этапе отчётливо видны попытки исследовать литературу в целом: художественные средства, приёмы и методы. Молодой поэт использовал чужое творчество как материал. Например, написанная в юнкерские годы «Ода к нужнику» перекликается с сатирическими одами XVIII века, когда классицизм исчерпал себя как творческий метод. В оде Лермонтова обыгрывается не только форма, но и стиль написания:

«Клерон уж совершил дозор обычный свой,
Давно у фортепьян не распевает ФеĬля…
Последняя свеча на койке Беливеля
Угасла…»
«Ода к нужнику», 1828

Используются устаревшие, книжные словоформы (например, «фортепьян»), а общий пафос снижается благодаря просторечным элементам (словосочетание «койка Беливеля»). В 1830-х годах Лермонтов пишет несколько баллад. Так, в балладе «Над морем красавица-дева сидит» угадываются мотивы из баллад Жуковского. Но Лермонтов обыгрывает культ служения прекрасной даме, наполняя новыми смыслами. Здесь юноша, с присущим ему оптимизмом, энергией и боевым духом, совершает ради возлюбленной различные подвиги, идёт на верную гибель, а возлюбленная лишь играет с ним, забавляется, глядя, как старается герой.

Стихотворение «К друзьям», написанное в 1829 году, тематически перекликается с пушкинским «Пирующие студенты» (1814). Гедонизм и лёгкость сочетаются с поэтическим и реальным отношением к жизни. В элегиях 1829-1830-х годов заметны мотивы, характерные для творчества Батюшкова. Например, мотив бури, непогоды, кораблекрушения («Дробись, дробись, волна ночная» – Лермонтова и «Источник» у Батюшкова); мотивы памяти, скоротечности жизни.

На ученическом этапе уже начинают появляться темы и мотивы, которые будут в дальнейшем переосмыслены или дополнены более зрелым поэтом. Так, в эпитафии «Простосердечный сын свободы» можно увидеть несколько смысловых узлов:

«Он верил темным предсказаньям,
И талисманам, и любви,
И неестественным желаньям
Он отдал в жертву дни свои. –

И в нем душа запас хранила
Блаженства, муки и страстей.
Он умер. Здесь его могила.
Он не был создан для людей».

Во-первых, говорится о лирическом герое, который потратил свою жизнь вовсе не на то, что должен был. Именно отсюда эта тема трансформируется в тему «потерянного поколения» – поколения тех, кто растратил свою молодость и силы на увеселение своей души, интриги и мнимые чувства. Во-вторых, подчёркивается, что лирический герой изначально принадлежал к некому иному миру, реалиям высшего порядка. Мотивы отчуждённости и непонятости были одними из ключевых во всём творчестве поэта.

Лермонтов и Байрон

Известно, что романтические тенденции появились в русской литературе в основном из-за творчества Байрона. В 1830 году появляется стихотворение «подражание Байрону» – именно подражание. Лермонтов выступает в качестве ученика, Байрон – в качестве учителя. Мотивы узничества, обречённости, одинокого существования, прошедшие красной нитью через всё творчество шотландского писателя, звучат и в стихотворении Лермонтова. Любовь показана как наивысшая ценность:

«Кто жил одной любовью, погубил
Все в жизни для нее, а все любил…
Что время не могло унесть любовь!»
«Подражание Байрону», 1830.

М. Лермонтов неоднократно переводил стихотворения самого Байрона (например, «Farewell»). Стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой» является своеобразным признанием в форме монолога.

«Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник».

Лермонтов чувствует родство его души и души Байрона, они оба высоко ценят свободу, оба обречены на одиночество, но именно «русская душа» отличает Лермонтова от шотландского поэта. Однако судьба его не менее трагична: «Я раньше начал, кончу ране,/ Мой ум не много совершит». Лирический герой сам себе предрекает недолгую жизнь. Его душа, словно «угрюмый океан», полна мыслей и страданий, и никто не может облегчить их. Герой остаётся непонятым. Только лишь Бог и сам лирический герой могут выразить, насколько сильны и глубоки чувства. В последствие эти мотивы станут одними из главных в цикле Лермонтова о поэте и поэзии.

Кавказские мотивы

При анализе лирики Лермонтова сложно не заметить особое отношение автора к Кавказу. Природа и ментальность Кавказского края, однажды очаровав поэта, были в его мыслях и мечтаниях. И в стихотворениях 1830-х годов, и в произведениях 1840-х автор говорит о Кавказе с нежной грустью.

«Светает – вьется дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.
Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч…»
«Утро на Кавказе», 1829.

Посмотрите, как тонко прописано каждое движение, как атмосферно показана природа. Будто читатель переносится туда, где тишина, слышит только журчание рек, и вот, через мгновение, появляется луч солнца, спешащий поскорее развеять тучи.

«Тебе, Кавказ, суровый царь земли,
Я снова посвящаю стих небрежный…
И мысль моя, свободна и легка,
Бродила по утесам, где, блистая
Лучом зари, сбирались облака,
Туманные вершины омрачая,
Косматые, как перья шишака».

А это стихотворение датируется 1837 годом. Природа Кавказа остаётся такой же, меняется только лирический герой – теперь он стал мудрее. Ему свободно и легко лишь на горных хребтах. Можно сказать, что именно здесь лирический герой наиболее близок к умиротворению и покою, чего априори никогда не сможет достичь. Благодаря этому осознанию, одиночество и ненужность лирического героя становится ещё драматичнее.

Уже в ранней лирике заметно, что Лермонтов – вовсе не писатель одной темы. В его произведениях переплетаются и соединятся философская, гражданская и любовная лирика. Примечательно, что любовь никогда не изображалась поэтом как светлое взаимное чувство. Лирический герой стихотворений Лермонтова, отчаявшись найти смысл жизни в других сферах, ищет его в любви. Но и здесь его ожидает фиаско:

«Поцелуями прежде считал
Я счастливую жизнь свою
Но теперь я от счастья устал,
Но теперь никого не люблю».
«Поцелуями прежде считал»,1832.

Здесь важна не только любовная тема, но и философская составляющая. Лермонтов неоднократно повторяет: лирический герой его стихотворений (а в романтизме дистанция между лирическим героем и автором минимальна) устал от пустой жизни. Ничто не способно противостоять абсолютному одиночеству, которое терзает душу героя, нет практически ни одной возможности наполнить жизнь смыслом, не стать «мусором истории» (Б. Пастернак).

«Что толку жить!… Без приключений
И с приключеньями – тоска».
«Что толку жить…», 1832

Есть только один способ – творить. Но и на этой стезе лирический герой не найдёт счастья. Поэт, с точки зрения Лермонтова, навсегда останется непонятым. Поэт либо растратит свой талант в угоду толпе, либо откажется от дара, который на самом деле никому не нужен. Поэт всегда противопоставлен обществу, и конфликт этот не разрешим.

«Безумец я ! вы правы, правы!
Смешно бессмертье на земли.
Как смел желать я громкой славы,
Когда вы счастливы в пыли!

Нет… мне ли властвовать умами,
Всю жизнь на то употребя? –
Пускай возвышусь я над вами,
Но удалюсь ли от себя?
«Безумец я! Вы правы, правы…», 1833.

В стихотворении «Поэт (отделкой золотой блистает мой кинжал)» отчётливо видны эти мотивы: общества, которому нужно веселье, растраченного таланта и пророческой миссии поэта:

«В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, котрой свет
Внимал в немом благоговенье?

Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блестки и обманы;

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!», 1838.

Будущее и прошлое

Тема будущего появляется в нескольких произведениях. Лирический герой будто находится на краю пропасти: брошенный и забытый. Он вновь пытается найти родственную душу, но поиски тщетны. Неизвестность и страх перед будущим вырастают до космических, всебытийных масштабов, заставляя более глобально задуматься о том, что нас ждёт.

«Моё грядущее в тумане…
К чему творец меня готовил,
Зачем так грозно прекословил
Надеждам юности моей?»
«Моё грядущее в тумане» 1836 или 1837.
«Гляжу на будущность с боязнью,
Гляжу на прошлое с тоской
И как преступник перед казнью
Ищу кругом души родной;

Душа усталая моя;
Она увяла в бурях рока
Под знойным солнцем бытия».
«Гляжу на будущность с боязнью», 1837.

Тема смерти также волновала поэта. Можно предположить, что смерть с точки зрения Лермонтова должна мыслиться как освобождение от оков бренной жизни, но это не совсем так. Лирический герой прекрасно знает, что именно ждёт его дальше, но радуется не самому факту смерти, а, скорее, факту отсутствия жизни:

«Пора туда, где будущего нет,
Ни прошлого, ни вечности, ни лет;
Где нет ни ожиданий, ни страстей,
Ни горьких слез, ни славы, ни честей.

Пускай меня обхватит целый ад,
Пусть буду мучиться, я рад, я рад,
Хотя бы вдвое против прошлых дней,
Но только дальше, дальше от людей».
Смерть (“Оборвана цепь жизни молодой”), 1830-1831.

На втором этапе творчества писателя усиливается мотив тоски по родственному духовному общению; отрицание жизни выходит на новый уровень. Толпа, которая в ранней лирике просто не могла понять лирического героя, теперь изображается всё более бездушной и лицемерной. Одним из центральных стихотворений является «Дума», где современное Лермонтову общество показано как духовно опустошённое, постоянно требующее новых и новых лёгких развлечений. Заметно стирание характерных романтических черт. Лирический герой, ощущая конфликт между полнотой жизни и собственным внутренним миром, стремится найти высшую свободу без какого-либо протеста.

Попытки лирического героя найти покой или более комфортное душевное состояние оборачиваются крахом, а трагедия вечной неуспокоенности достигает апогея. Покой у Лермонтова связан с достижением цели, отказом от быта и приобщением к народной жизни. Например, в стихотворении «Родина» (1841) показаны идиллические пейзажи и картины народной жизни, в которых душа лирического героя приближается к спокойствию.
Подводя итоги, лирику Лермонтова кратко можно охарактеризовать следующим образом. Первые поэтические опыты и поэмы были написаны под влиянием романтической традиции и стихотворений Пушкина. В дальнейшем образ лирического героя, круг тем и мотивов конкретизируются, чувство одиночества и обречённости становится острее. Отрицание постепенно сменяется утверждением. В сферу внимания лирического героя включается быт, у него появляются новые ценности, связанные с демократической народной точкой зрения.

Читайте также:  Композиционные особенности романа М.Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”.: сочинение

Анализ лирики М.Ю. Лермонтова

М.Ю.Лермонтов начал писать стихи рано: ему было всего 13-14 лет. Он учился у своих предшественников — Жуковского, Батюшкова, Пушкина.

В целом лирика Лермонтова проникнута скорбью и как будто звучит жалобой на жизнь. Но настоящий поэт гово­рит в стихах не о своем личном «я», а о человеке своего времени, об окружающей его действительности. Лермонтов говорит о своем времени — о мрачной и трудной эпохе 30-х годов XIX века. И дело не в самих жалобах, а в том, что стоит за ними, чем они продиктованы. В юношеском стихотворении «Слава» он говорит:

К чему ищу так славы я?

Известно, в славе нет блаженства,

Но хочет все душа моя

Во всем дойти до совершенства.

Пронзая будущего мрак,

Она бессильная страдает,

И в настоящем все не так,

Как бы хотелось ей, встречает.

Вот настоящая, ясно выраженная основа жалоб Лер­монтова на жизнь, на одиночество, вот основа его негодо­вания, ненависти и презрения. Лермонтов жаловался на жизнь и на свое поколение («Печально я гляжу на наше поколенье. ») не потому, что был угрюм и нелюдим, а потому, что был человеком больших требований, больших идеалов и стремлений.

Все творчество поэта проникнуто этим героическим духом действия и борьбы. Он напоминает о том времени, когда могучие слова поэта воспламеняли бойца для битвы и звучали «как колокол на башне вечевой во дни торжеств и бед народных» («Поэт»). Он ставит в пример купца Калашникова, смело отстаивающего свою честь, или юношу-монаха, бегущего из монастыря, чтобы познать «блаженство вольности» («Мцыри»). В уста солдата-ветера­на, вспоминающего о Бородинской битве, он вкладывает слова, обращенные к своим современникам, твердившим о примирении с действительностью: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри — не вы!» («Бородино»).

Излюбленный лермонтовский герой — герой активно­го действия. Лермонтовское познание мира, его пророче­ства и предсказания имели всегда своим предметом прак­тическую устремленность человека и служили ей. Какие бы мрачные прогнозы ни делал поэт, как бы ни были безот­радны его предчувствия и предсказания, они никогда не парализовали его воли к борьбе, а лишь заставляли с новым упорством искать закон деяния.

Вместе с тем каким бы испытаниям ни подвергались лермонтовские мечты при столкновении с миром действи­тельности, как бы ни противоречила им окружающая проза жизни, как бы ни сожалел поэт о несбывшихся надеждах и разрушенных идеалах, все равно он с героическим бес­страшием шел на подвиг познания. И ничто не могло отвратить его от суровой и беспощадной оценки самого себя, своих идеалов, желаний и надежд.

Познание и действие — вот два начала, которые вос­соединил Лермонтов в едином «я» своего героя. Обстоя­тельства времени ограничили круг его поэтических воз­можностей: он проявил себя главным образом как поэт гордой личности, отстаивающий себя и свою человеческую гордость. От «Жалоб турка» и первых набросков «Демона» (1829) до «Прощай, немытая Россия» и «Пророка» (1841) Лермонтов неизменен в своем отношении к существующе­му строю. Он имел гордое право сказать о себе, обращаясь к кинжалу:

Да, я не изменюсь и буду тверд душой,

Как ты, как ты, мой друг железный.

В поэзии Лермонтова общественное перекликается с глубоко интимным и личным: семейная драма, «ужасная судьба отца и сына», принесшая поэту цепь безысходных страданий, усугубляется болью неразделенной любви, а трагедия любви раскрывается как трагедия всего поэтичес­кого восприятия мира. В Лермонтове поражают истинность и огромность его страданий, он рано почувствовал себя средоточием страданий человечества. Его боль открыла ему боль других, через страдания он обнаружил свое человечес­кое родство с другими, начиная от крепостного крестьяни на села Тарханы и кончая великим поэтом Англии Байро­ном.

Тема поэта и поэзии особенно сильно волновала Лер­монтова и приковала его внимание на многие годы. Для него эта тема была соединена со всеми великими вопроса­ми времени, она была составной частью всего историчес­кого развития человечества. Поэт и народ, поэзия и рево­люция, поэзия в борьбе с буржуазным обществом и крепостничеством — таковы аспекты данной проблемы у Лермонтова. А это, в свою очередь, приводит к стойкой, излюбленной лермонтовской ассоциации: поэт-воин, поэ­зия-кинжал. Причем эти ассоциации были настолько «сросшимися» воедино, что Лермонтов мог взаимозаменять предметы, перенося качества одного на другой.

О, как мне хочется смутить веселость их

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью.

Поэтика Лермонтова утверждала и закрепляла великую идею: поэзия есть оружие битвы. Исходя из этих предпо­сылок, нужно вести анализ таких произведений поэта, как «Смерть поэта», «Поэт» и многие другие.

Стихотворение «Смерть поэта»стоит в центре поли­тической, философской и любовной лирики Лермонтова. В нем — узел всех противоречий эпохи, которые проходят через творчество великого поэта, — от робких первых стихов до дивных песен последних дней. В нем слышен и стон человека от «рабства и цепей», и властный призыв к борьбе с палачами свободы, гения, славы, и пророческое предсказание черных дней для жадной толпы, стоящей у трона.

Лермонтов в «Смерти поэта» говорит о трагедии Пуш­кина и как о своей личной трагедии, и одновременно как о трагедии эпохи, мира. Он с тревогой видел, как торжест­вующая пошлость в Европе и России атакует поэзию, осаждает гения, попирает героя, втаптывает в грязь досто­инство человека.

Все это и внесло в стихотворение «Смерть поэта» поэтику битвы, и облик Пушкина наряду с чисто «поэти­ческими» определениями («поэт», «певец») дорисовывается чертами, характеризующими поэта как воина. Отсюда идет повторенное «погиб поэт» (не «умер», не «скончался» — погиб), отсюда идет и «пал» — так пишут о воинах, погиб­ших на поле брани. Дальнейшее «убит», «пал»

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой.

дорисовывает и образ поэта-воина, и образ сражения, в котором он принимал участие.

Идущее затем слово «восстал», как и предыдущее «гордый», а также и заключительное «праведная кровь», не только уточняет характер битвы-восстания, не только го­товит рождение знаменитых заключительных шестнадцати строк, но и воссоединяет данное стихотворение со всей лермонтовской политической лирикой, которая будто бы готовила рождение этого вершинного произведения рус­ского гения.

Обвинение против света и Дантеса («убийцы») пере­росло в обвинение против правительства, против социаль­ного строя в целом.

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правдавсе молчи!

Дальнейшие строки концовки восстанавливают идею правого суда (вместо суда неправого), но уже в высшей инстанции.

Но есть, есть божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный судия: он ждет;

Он недоступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

Стихотворение «Смерть поэта» является идейно-поэ­тическим центром всего творчества Лермонтова.

Ближе всего к стихотворению «Смерть поэта» стоит программное произведение«Поэт»(1838). Здесь идея поэта-воина является главной, здесь образ сражения опре­деляет всю тональность стиха. Стихотворение построено на развернутом сравнении кинжала и поэзии. В образах, будто кованных из стали, Лермонтов утвердил естественность и верность этой параллели. Поэт нашел между поэтом и кинжалом черты прямого сходства, что дало абсолютное право на сравнение и взаимозаменяемость поэтических элементов. Эти черты — в заключительных двух стихах четверостишия:

Никто привычною, заботливой рукой

Его не чистит, не ласкает,

И надписи его, молясь перед зарей,

Никто с усердьем не читает.

Кинжал был не только оружием боя, но и могучим духовным оружием: выгравированные на нем стихи Корана укрепляют сердце и душу воина, как дамасская сталь кинжала делает твердой руку его господина.

Лермонтовская параллель кинжал-поэт вырастала из непосредственного равенства поэтических величин, что и дало право на уподобление и развертывание второй части равенства.

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

Ивновь появляется знаменитое лермонтовское слово «толпа», «гордая толпа», преображенная революцией:

Твой стих, как божий дух, носился над толпой

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой,

Во дни торжеств и бед народных.

Надо было быть Лермонтовым, чтобы так открыто и смело присягнуть на верность революционной традиции и назвать излюбленный образ декабристской поэзии («коло­кол на башне вечевой»), который воскрешал всю полноту взглядов дворянских революционеров.

Среди произведений последних дней «Родина»— сти­хотворение, которым Лермонтов завершает свое творчество и прощается с Россией. Его исповедь, его интимное объ­яснение в любви отчизне начинается словами, в которых слышится и пламенная любовь исстрадавшегося сердца, и трагедия этой любви:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

«Странная» любовь — любовь, недовольная окружаю­щим и требующая изменения жизни Родины.

«Не победит ее рассудок мой», — говорит о том, что могучий патриотический инстинкт Лермонтова все время находился в борении с «рассудком», заставлявшим посы­лать проклятия николаевской России. Сложен исход борь­бы «любви» и «рассудка». Борьба носила внешний, времен­ный характер: они еще не узнали друг друга, не ведали того, что и в «рассудке», борющемся с «любовью», жила она же — «святая и разумная» любовь к родине, что и будет развернуто в последующих стихах. Поэт говорит, что у него «не шевелит отрадного мечтанья» ничто — ничто из того, чем восторгается «толпа», «свет». И прежде всего Лермон­тов скажет о «славе, купленной кровью» — она не радует поэта. Не радуют поэта и «темной старины заветные пре­данья».

«Ни полный гордого доверия покой. » — самая силь­ная по своему революционно-политическому звучанию строка. Лермонтов ею бросил вызов лично Николаю I. Это в каждом его манифесте говорилось о покое, который он гордо предоставляет России.

И здесь, в этом «удивительном» стихотворении, поэт создает русский пейзаж, который пройдет через всю нашу литературу и живопись и станет как бы эмблемой России:

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

В лирике Лермонтова вопросы общественного поведе­ния сливаются с глубоким анализом человеческой души, взятой во всей полноте ее жизненных чувств и стремлений. В итоге получается цельный образ лирического героя — трагический, но полный силы, мужества, гордости и бла­городства. До Лермонтова такого органического слияния человека и гражданина в русской поэзии не было, как не было и такого глубокого раздумья над вопросами жизни и поведения.

Наследник Пушкина, Лермонтов вместе с тем не про­сто его ученик или последователь — он придет русской поэзии новый характер, сказавшийся на всем ее дальней­шем движении.

Белинский писал о своих впечатлениях от стихов Лер­монтова: «Нигде нет пушкинского разгула на пиру жизни; но везде вопросы, которые мрачат душу, леденят сердце. Да, очевидно, что Лермонтов — поэт совсем другой эпохи и что его поэзия — совсем новое звено в цепи историчес­кого развития нашего общества».

Ссылка на основную публикацию
×
×