Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме «Маскарад»: сочинение

Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме «Маскарад»

Герой романтической драмы и не пострадавший без вины, т. е. не всецело зависимый от века, и не ординарный преступник по натуре. Трагическая вина героя равномерно распределена между веком и самим героем. Отсюда двойная задача романтического художника – слить объективную виновность героя с его субъективной виновностью и одновременно представить трагическую вину не зависимой ни от объективного мира только, ни от самого героя. В трагедии выдвигалась либо одна, либо другая сторона, либо объективный мотив, либо субъективный. Романтическая драма осознала сложность трагической вины героя, противоборство и сочетание взаимоисключающих мотивов, приводящих героя к крушению.

Противоборство личного и социального в Арбенине приводит его к преступлению и помешательству, а в баронессе Штраль торжествует личное, человеческое начало, приводящее к размежеванию со светом, с близкой ей социальной средой. Эти герои оказываются и преступниками, и судьями, они бросают вызов социальному миру и выступают его орудиями. В двойственной роли романтического героя заключена его сложность: он то углубляется в личный мир, то выходит на арену большой жизни. Вернее, он сразу находится в двух несовместимых, но пересекающихся мирах – личном и социальном. Отсюда понятно, что каждый персонаж выступает одновременно и как оригинальная, конкретная личность с достаточно развитым, хотя не всегда глубоким внутренним содержанием, и как символ определенных сторон внешнего мира. Каждый персонаж отдельными чертами напоминает другого, но вместе с тем является и его антиподом. Казарин, к примеру, двойник Арбенина по части философского скептицизма, но контрастен ему абсолютной выхолощенностью доброго, природного начала. В нем отсутствует высокая, гуманистическая страсть, с какой Арбенин осуждает свет. Казарин, в отличие от Арбенина, безыдеален. Казалось бы, между Шприхом и Арбениным нет ничего общего, но реплика Казарина («Пусть ангелом и притворится, Да черт-то все в душе сидит. И ты, мой друг… хоть перед ним ребенок, А и в тебе сидит чертенок») опровергает это поверхностное предположение. Все герои так или иначе просматриваются друг сквозь друга.

Глубина конфликтов, их разветвленность, следовательно, далеко перерастает простую противоположность между личностью и обществом. Романтик в принципе пишет социально-философскую драму о жизни вообще, о трагической сущности жизни, открывшейся ему в определенный исторический момент. С этой точки зрения каждая романтическая драма – символ. «Маскарад» не составляет исключения. Каждый персонаж и каждая ситуация символичны, поскольку в них заключена не только характеристика определенного лица или дано изображение поступков отдельных лиц, но и намек на нечто более

С целью прояснения философского смысла жизни в романтической драме развертывается поэтика символа.

Уже само название лермонтовской драмы глубоко символично. Маскарад означает и костюмированный бал, на котором произошли решающие события и завязался трагический конфликт, и всю человеческую жизнь с ее трагическими превращениями («жизнь как бал»). В лермонтовской драме персонажи постоянно обманываются и заблуждаются. Маскарад означает и взаимное непонимание, непроницаемую стену, вставшую между героями и мешающую их естественному и прямому общению. В маскараде все неожиданно и все привычно, в нем ничего не сбывается и все готово совершиться. Трагичность маскарадной ситуации развертывается на всем протяжении драмы. Здесь господствует поэтика пророчеств и тайн, намеков и свершений. Маскарад входит в души героев, надевающих чуждые личины на сокровенный внутренний мир или боящихся приоткрыть лицо. Человеческая жизнь в принципе маскарадна. Уподобление жизни игре, маскараду бросает яркий свет на социальную действительность, непрерывно изнутри рождающую трагедию, которая грозит человеку неожиданными и губительными превращениями .

«Маскарад» начинается сценой карточной игры. Но ставка здесь не только деньги, но и честь, достоинство, человеческая жизнь. Звездич в один и тот же день, за одним и тем же столом проигрывает все и восстанавливает свою репутацию. В другой сцене он навеки теряет честь и спокойствие, превращаясь в отверженного обществом офицера, вынужденного бежать на Кавказ. Превращения в «Маскараде» становятся поэтическим воплощением философского смысла жизни. Нина вдруг занимает место баронессы Штраль. Мнимый любовник Нины в глазах Арбенина принимает облик князя Звездича. Недавно благодарный Арбенину, он стал его злейшим врагом. Арбенин, спасший князя, повергает его во прах, нанося оскорбление. Все находятся в заблуждении относительно друг друга. Над всеми тяготеет рок, все скованы светскими приличиями и моралью. Баронесса Штраль может объясниться Звездичу в маскараде, открывая свои истинные к нему чувства, но таит их в своем доме. Между естественной натурой человека и его общественным лицом зияющая пропасть. Несовпадение личного и социального порождает полное и абсолютное непонимание одного человека другим. Все естественное, откровенное, непосредственное подвергается сомнению.

«Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме «Маскарад»»

Герой романтической драмы и не пострадавший без вины, т. е. не всецело зависимый от века, и не ординарный преступник по натуре. Трагическая вина героя равномерно распределена между веком и самим героем. Отсюда двойная задача романтического художника – слить объективную виновность героя с его субъективной виновностью и одновременно представить трагическую вину не зависимой ни от объективного мира только, ни от самого героя. В трагедии выдвигалась либо одна, либо другая сторона, либо объективный мотив, либо субъективный. Романтическая драма осознала сложность трагической вины героя, противоборство и сочетание взаимоисключающих мотивов, приводящих героя к крушению.

Противоборство личного и социального в Арбенине приводит его к преступлению и помешательству, а в баронессе Штраль торжествует личное, человеческое начало, приводящее к размежеванию со светом, с близкой ей социальной средой. Эти герои оказываются и преступниками, и судьями, они бросают вызов социальному миру и выступают его орудиями. В двойственной роли романтического героя заключена его сложность: он то углубляется в личный мир, то выходит на арену большой жизни. Вернее, он сразу находится в двух несовместимых, но пересекающихся мирах – личном и социальном. Отсюда понятно, что каждый персонаж выступает одновременно и как оригинальная, конкретная личность с достаточно развитым, хотя не всегда глубоким внутренним содержанием, и как символ определенных сторон внешнего мира. Каждый персонаж отдельными чертами напоминает другого, но вместе с тем является и его антиподом. Казарин, к примеру, двойник Арбенина по части философского скептицизма, но контрастен ему абсолютной выхолощенностью доброго, природного начала. В нем отсутствует высокая, гуманистическая страсть, с какой Арбенин осуждает свет. Казарин, в отличие от Арбенина, безыдеален. Казалось бы, между Шприхом и Арбениным нет ничего общего, но реплика Казарина («Пусть ангелом и притворится, Да черт-то все в душе сидит. И ты, мой друг… хоть перед ним ребенок, А и в тебе сидит чертенок») опровергает это поверхностное предположение. Все герои так или иначе просматриваются друг сквозь друга.

Глубина конфликтов, их разветвленность, следовательно, далеко перерастает простую противоположность между личностью и обществом. Романтик в принципе пишет социально-философскую драму о жизни вообще, о трагической сущности жизни, открывшейся ему в определенный исторический момент. С этой точки зрения каждая романтическая драма – символ. «Маскарад» не составляет исключения. Каждый персонаж и каждая ситуация символичны, поскольку в них заключена не только характеристика определенного лица или дано изображение поступков отдельных лиц, но и намек на нечто более общее. В каждом персонаже и в каждой ситуации – философское обобщение определенных сторон жизни, которые составляют ее общий философский смысл. Романтическая драма символична от начала до конца. В ней господствует поэтика символа, реальным же инструментом для его поэтического воплощения избран контраст, антитеза, внутренне слитные и вне этой слитности не существующие.

С целью прояснения философского смысла жизни в романтической драме развертывается поэтика символа.

Читайте также:  Основные мотивы в лирике Лермонтова: сочинение

Уже само название лермонтовской драмы глубоко символично. Маскарад означает и костюмированный бал, на котором произошли решающие события и завязался трагический конфликт, и всю человеческую жизнь с ее трагическими превращениями («жизнь как бал»). В лермонтовской драме персонажи постоянно обманываются и заблуждаются. Маскарад означает и взаимное непонимание, непроницаемую стену, вставшую между героями и мешающую их естественному и прямому общению. В маскараде все неожиданно и все привычно, в нем ничего не сбывается и все готово совершиться. Трагичность маскарадной ситуации развертывается на всем протяжении драмы. Здесь господствует поэтика пророчеств и тайн, намеков и свершений. Маскарад входит в души героев, надевающих чуждые личины на сокровенный внутренний мир или боящихся приоткрыть лицо. Человеческая жизнь в принципе маскарадна. Уподобление жизни игре, маскараду бросает яркий свет на социальную действительность, непрерывно изнутри рождающую трагедию, которая грозит человеку неожиданными и губительными превращениями .

«Маскарад» начинается сценой карточной игры. Но ставка здесь не только деньги, но и честь, достоинство, человеческая жизнь. Звездич в один и тот же день, за одним и тем же столом проигрывает все и восстанавливает свою репутацию. В другой сцене он навеки теряет честь и спокойствие, превращаясь в отверженного обществом офицера, вынужденного бежать на Кавказ. Превращения в «Маскараде» становятся поэтическим воплощением философского смысла жизни. Нина вдруг занимает место баронессы Штраль. Мнимый любовник Нины в глазах Арбенина принимает облик князя Звездича. Недавно благодарный Арбенину, он стал его злейшим врагом. Арбенин, спасший князя, повергает его во прах, нанося оскорбление. Все находятся в заблуждении относительно друг друга. Над всеми тяготеет рок, все скованы светскими приличиями и моралью. Баронесса Штраль может объясниться Звездичу в маскараде, открывая свои истинные к нему чувства, но таит их в своем доме. Между естественной натурой человека и его общественным лицом зияющая пропасть. Несовпадение личного и социального порождает полное и абсолютное непонимание одного человека другим. Все естественное, откровенное, непосредственное подвергается сомнению.

Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме «Маскарад»

Герой романтической драмы и не пострадавший без вины, т. е. не всецело зависимый от века, и не ординарный преступник по натуре. Трагическая вина героя равномерно распределена между веком и самим героем. Отсюда двойная задача романтического художника – слить объективную виновность героя с его субъективной виновностью и одновременно представить трагическую вину не зависимой ни от объективного мира только, ни от самого героя. В трагедии выдвигалась либо одна, либо другая сторона, либо объективный мотив, либо субъективный. Романтическая драма осознала сложность трагической вины героя, противоборство и сочетание взаимоисключающих мотивов, приводящих героя к крушению.

Противоборство личного и социального в Арбенине приводит его к преступлению и помешательству, а в баронессе Штраль торжествует личное, человеческое начало, приводящее к размежеванию со светом, с близкой ей социальной средой. Эти герои оказываются и преступниками, и судьями, они бросают вызов социальному миру и выступают его орудиями. В двойственной роли романтического героя заключена его сложность: он то углубляется в личный мир, то выходит на арену большой жизни. Вернее, он сразу находится в двух несовместимых, но пересекающихся мирах – личном и социальном. Отсюда понятно, что каждый персонаж выступает одновременно и как оригинальная, конкретная личность с достаточно развитым, хотя не всегда глубоким внутренним содержанием, и как символ определенных сторон внешнего мира. Каждый персонаж отдельными чертами напоминает другого, но вместе с тем является и его антиподом. Казарин, к примеру, двойник Арбенина по части философского скептицизма, но контрастен ему абсолютной выхолощенностью доброго, природного начала. В нем отсутствует высокая, гуманистическая страсть, с какой Арбенин осуждает свет. Казарин, в отличие от Арбенина, безыдеален. Казалось бы, между Шприхом и Арбениным нет ничего общего, но реплика Казарина («Пусть ангелом и притворится, Да черт-то все в душе сидит. И ты, мой друг… хоть перед ним ребенок, А и в тебе сидит чертенок») опровергает это поверхностное предположение. Все герои так или иначе просматриваются друг сквозь друга.

Глубина конфликтов, их разветвленность, следовательно, далеко перерастает простую противоположность между личностью и обществом. Романтик в принципе пишет социально-философскую драму о жизни вообще, о трагической сущности жизни, открывшейся ему в определенный исторический момент. С этой точки зрения каждая романтическая драма – символ. «Маскарад» не составляет исключения. Каждый персонаж и каждая ситуация символичны, поскольку в них заключена не только характеристика определенного лица или дано изображение поступков отдельных лиц, но и намек на нечто более общее. В каждом персонаже и в каждой ситуации – философское обобщение определенных сторон жизни, которые составляют ее общий философский смысл. Романтическая драма символична от начала до конца. В ней господствует поэтика символа, реальным же инструментом для его поэтического воплощения избран контраст, антитеза, внутренне слитные и вне этой слитности не существующие.

С целью прояснения философского смысла жизни в романтической драме развертывается поэтика символа.

Уже само название лермонтовской драмы глубоко символично. Маскарад означает и костюмированный бал, на котором произошли решающие события и завязался трагический конфликт, и всю человеческую жизнь с ее трагическими превращениями («жизнь как бал»). В лермонтовской драме персонажи постоянно обманываются и заблуждаются. Маскарад означает и взаимное непонимание, непроницаемую стену, вставшую между героями и мешающую их естественному и прямому общению. В маскараде все неожиданно и все привычно, в нем ничего не сбывается и все готово совершиться. Трагичность маскарадной ситуации развертывается на всем протяжении драмы. Здесь господствует поэтика пророчеств и тайн, намеков и свершений. Маскарад входит в души героев, надевающих чуждые личины на сокровенный внутренний мир или боящихся приоткрыть лицо. Человеческая жизнь в принципе маскарадна. Уподобление жизни игре, маскараду бросает яркий свет на социальную действительность, непрерывно изнутри рождающую трагедию, которая грозит человеку неожиданными и губительными превращениями .

«Маскарад» начинается сценой карточной игры. Но ставка здесь не только деньги, но и честь, достоинство, человеческая жизнь. Звездич в один и тот же день, за одним и тем же столом проигрывает все и восстанавливает свою репутацию. В другой сцене он навеки теряет честь и спокойствие, превращаясь в отверженного обществом офицера, вынужденного бежать на Кавказ. Превращения в «Маскараде» становятся поэтическим воплощением философского смысла жизни. Нина вдруг занимает место баронессы Штраль. Мнимый любовник Нины в глазах Арбенина принимает облик князя Звездича. Недавно благодарный Арбенину, он стал его злейшим врагом. Арбенин, спасший князя, повергает его во прах, нанося оскорбление. Все находятся в заблуждении относительно друг друга. Над всеми тяготеет рок, все скованы светскими приличиями и моралью. Баронесса Штраль может объясниться Звездичу в маскараде, открывая свои истинные к нему чувства, но таит их в своем доме. Между естественной натурой человека и его общественным лицом зияющая пропасть. Несовпадение личного и социального порождает полное и абсолютное непонимание одного человека другим. Все естественное, откровенное, непосредственное подвергается сомнению.

referat5vip.ru

Главное меню

Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме «Маскарад»

Герой романтической драмы и не пострадавший без вины, т. е. не всецело зависимый от века, и не ординарный преступник по натуре. Трагическая вина героя равномерно распределена между веком и самим героем. Отсюда двойная задача романтического художника – слить объективную виновность героя с его субъективной виновностью и одновременно представить трагическую вину не зависимой ни от объективного мира только, ни от самого героя. В трагедии выдвигалась либо одна, либо другая сторона, либо объективный мотив, либо субъективный. Романтическая драма осознала сложность трагической вины героя, противоборство и сочетание взаимоисключающих мотивов, приводящих героя к крушению.

Читайте также:  Тема Родины в поэзии М. Ю. Лермонтова: сочинение

Противоборство личного и социального в Арбенине приводит его к преступлению и помешательству, а в баронессе Штраль торжествует личное, человеческое начало, приводящее к размежеванию со светом, с близкой ей социальной средой. Эти герои оказываются и преступниками, и судьями, они бросают вызов социальному миру и выступают его орудиями. В двойственной роли романтического героя заключена его сложность: он то углубляется в личный мир, то выходит на арену большой жизни. Вернее, он сразу находится в двух несовместимых, но пересекающихся мирах – личном и социальном. Отсюда понятно, что каждый персонаж выступает одновременно и как оригинальная, конкретная личность с достаточно развитым, хотя не всегда глубоким внутренним содержанием, и как символ определенных сторон внешнего мира. Каждый персонаж отдельными чертами напоминает другого, но вместе с тем является и его антиподом. Казарин, к примеру, двойник Арбенина по части философского скептицизма, но контрастен ему абсолютной выхолощенностью доброго, природного начала. В нем отсутствует высокая, гуманистическая страсть, с какой Арбенин осуждает свет. Казарин, в отличие от Арбенина, безыдеален. Казалось бы, между Шприхом и Арбениным нет ничего общего, но реплика Казарина («Пусть ангелом и притворится, Да черт-то все в душе сидит. И ты, мой друг… хоть перед ним ребенок, А и в тебе сидит чертенок») опровергает это поверхностное предположение. Все герои так или иначе просматриваются друг сквозь друга.

Глубина конфликтов, их разветвленность, следовательно, далеко перерастает простую противоположность между личностью и обществом. Романтик в принципе пишет социально-философскую драму о жизни вообще, о трагической сущности жизни, открывшейся ему в определенный исторический момент. С этой точки зрения каждая романтическая драма – символ. «Маскарад» не составляет исключения. Каждый персонаж и каждая ситуация символичны, поскольку в них заключена не только характеристика определенного лица или дано изображение поступков отдельных лиц, но и намек на нечто более общее. В каждом персонаже и в каждой ситуации – философское обобщение определенных сторон жизни, которые составляют ее общий философский смысл. Романтическая драма символична от начала до конца. В ней господствует поэтика символа, реальным же инструментом для его поэтического воплощения избран контраст, антитеза, внутренне слитные и вне этой слитности не существующие.

С целью прояснения философского смысла жизни в романтической драме развертывается поэтика символа.

Уже само название лермонтовской драмы глубоко символично. Маскарад означает и костюмированный бал, на котором произошли решающие события и завязался трагический конфликт, и всю человеческую жизнь с ее трагическими превращениями («жизнь как бал»). В лермонтовской драме персонажи постоянно обманываются и заблуждаются. Маскарад означает и взаимное непонимание, непроницаемую стену, вставшую между героями и мешающую их естественному и прямому общению. В маскараде все неожиданно и все привычно, в нем ничего не сбывается и все готово совершиться. Трагичность маскарадной ситуации развертывается на всем протяжении драмы. Здесь господствует поэтика пророчеств и тайн, намеков и свершений. Маскарад входит в души героев, надевающих чуждые личины на сокровенный внутренний мир или боящихся приоткрыть лицо. Человеческая жизнь в принципе маскарадна. Уподобление жизни игре, маскараду бросает яркий свет на социальную действительность, непрерывно изнутри рождающую трагедию, которая грозит человеку неожиданными и губительными превращениями .

«Маскарад» начинается сценой карточной игры. Но ставка здесь не только деньги, но и честь, достоинство, человеческая жизнь. Звездич в один и тот же день, за одним и тем же столом проигрывает все и восстанавливает свою репутацию. В другой сцене он навеки теряет честь и спокойствие, превращаясь в отверженного обществом офицера, вынужденного бежать на Кавказ. Превращения в «Маскараде» становятся поэтическим воплощением философского смысла жизни. Нина вдруг занимает место баронессы Штраль. Мнимый любовник Нины в глазах Арбенина принимает облик князя Звездича. Недавно благодарный Арбенину, он стал его злейшим врагом. Арбенин, спасший князя, повергает его во прах, нанося оскорбление. Все находятся в заблуждении относительно друг друга. Над всеми тяготеет рок, все скованы светскими приличиями и моралью. Баронесса Штраль может объясниться Звездичу в маскараде, открывая свои истинные к нему чувства, но таит их в своем доме. Между естественной натурой человека и его общественным лицом зияющая пропасть. Несовпадение личного и социального порождает полное и абсолютное непонимание одного человека другим. Все естественное, откровенное, непосредственное подвергается сомнению.

Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме “Маскарад”

Герой романтической драмы и не пострадавший без вины, т. е. не всецело зависимый от века, и не ординарный преступник по натуре. Трагическая вина героя равномерно распределена между веком и самим героем. Отсюда двойная задача романтического художника – слить объективную виновность героя с его субъективной виновностью и одновременно представить трагическую вину не зависимой ни от объективного мира только, ни от самого героя. В трагедии выдвигалась либо одна, либо другая сторона, либо объективный мотив, либо субъективный. Романтическая драма

Мятежный дух в лирике Лермонтова Приличьем скрашенный порок Я смело предаю позору – Неумолим я и жесток. Лермонтов Что такое для нас Лермонтов? Как объяснить то ощущение грусти и гордости, которое охватывает, когда открываешь томик.

И дай вам Бог поболее встретить на пути вашей жизни Максимов Максимычей В Кобы мы расстались с Максимом Максимычем. Мы не надеялись никогда более встретиться, однако встретились. Сознайтесь. что Максим Максимыч человек достойный уважения?. Если вы сознаетесь в этом, то я впол>се.

Музыка сердца в лирике М. Ю. Лермонтова Михаил Юрьевич Лермонтов ввел в русскую литературу неповторимый стих, отмеченный энергией мысли и мелодичностью слова. Он рано осознал себя “избранником” судьбы, “странной” и неминуемо трагичной личностью. Он был мятежным романтиком.

Любимое произведение (“Песня про царя Ивана Васильевича.”) Во семье родилась она купеческой, Прозывается Аленой Дмитревной. М. Лермонтов Михаил Юрьевич Лермонтов – поэт яркий и самобытный, он создал целую галерею незабываемых характеров: смелых и порывистых, гордых и непреклонных.

Почему Тамара жертвует собой в поэме “Демон” И мир в неведенье спокойном Я на челе, тебя достойном, Ни ненавидеть, ни любить. Слезой раскаянья сотру Следы небесного огня и готовой ценой собственной жизни обратить Демона на путь добра.

Образ и характер Вернера Вернер занимает особое положение по отношению к Печорину. Печорин не противопоставляется Вернеру, а сопоставляется с ним, так как между ними много общего. Вернер – “скептик и материалист”, так же как.

Анализ реалистической поэмы Лермонтова “Демон” “Демон” (1829 – 1839) принадлежит к числу наиболее загадочных и противоречивых произведений поэта. Сложность анализа заключается, в частности, в том, что в поэме существует несколько планов восприятия и истолкования текста.

Авторская мысль в стихотворении “Смерть поэта” Стихотворение “Смерть поэта” в стремительном движении своих образов от одной общности к другой становится стихотворением о бессмертии казнимой Свободы. Сюда привела смерть Поэта. Здесь реализовалась до конца внутренняя идея произведения.

Печорин и контрабандисты. (Анализ главы “Тамань” романа М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”) “Да и какое дело мне до радости и бедствий человеческих?” М. Ю. Лермонтов В романе Лермонтова “Герой нашего времени” решается злободневный вопрос: почему люди, умные и энергичные, не находят применения.

В чем своеобразие темы любви в лирике М. Ю. Лермонтова И ненавидим мы, И любим мы случайно. М. Ю. Лермонтов. С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. Лермонтова часто рассматривают как поэта, в творчестве которого много трагического. Нельзя забывать.

Читайте также:  Рецензия на текст В. Я. Лакшина про книги в нашей жизни: сочинение

Пейзаж в лирике М. Ю. Лермонтова Лермонтов являлся, с одной стороны, продолжателем традиций Пушкина, а с другой – находился в острой полемике с ним. Поскольку там, где Пушкин утверждал общечеловеческие ценности, которые наполняют жизнь смыслом, Лермонтов.

Патриотические мотивы в поэзии М. Ю. Лермонтова М. Ю. Лермонтов, как известно, служил честно и храбро, как и подобает русскому офицеру. Он горячо любил свою Родину, народ, историю. Он, подобно другим русским поэтам, часто обращался к истории.

История души человеческой в романе М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени” В предисловии к роману “Герой нашего времени” Лермонтов определяет свою писательскую задачу – нарисовать “современного человека”, “портрет, составленный из пороков всего нашего поколения”. Белинский назвал роман “грустной думой о нашем.

Как часто пестрою толпой окружен Стихотворение “Как часто, пестрою толпою окружен” в основе своей имеет реальные события, имевшие место в жизни поэта. Поставленная Лермонтовым перед текстом стихотворения дата 1-е января была весьма загадочной. Появление в.

Образ поэта и тема творчества в лирике М. Ю. Лермонтова Тема творчества – одна из центральных в лирике М. Ю.Лермонтова. Герой уже ранних стихотворений, по мироощущению тождественный самому Лермонтову, размышлял о смысле жизни, о назначении поэта и поэзии. Идеалом для.

Любовь Печорина к Вере Любовь Печорина к Вере – большое и искреннее чувство. Сознание, что он теряет Веру навсегда, вызывает непреодолимое желание удержать “погибшее счастье”. Искренний порыв Печорина, его волнение, заставляющее героя бешено гнать.

Лермонтов – наш современник В юности, сочиняя романтические поэмы и драмы, Лермонтов рисовал в своем воображении свободных и гордых героев, людей пылкого сердца, могучей воли, верных клятве, гибнущих за волю, за родину, за идею.

Литературная судьба романа “Герой нашего времени” В романе “Герой нашего времени” автор, еще не вполне отделившийся от созданного им образа, совершает тот же путь, что и Печорин. Лермонтову удалось лишь отчасти воплотить в последующих художественных произведениях.

Основные мотивы лирики Лермонтова Лермонтов для меня – это прежде всего, еще с детских лет, “Белеет парус одинокий”. Может, потому что эти строки впервые прозвучали на морском берегу, словно звуковым фоном к маленькой белой.

Тамара – характеристика литературного героя ТАМАРА – героиня “восточной повести” М. Ю. Лермонтова “Демон” (1829-1841). Самое сокровенное творение Лермонтова, “Демон” в сущности является опытом самопознания поэта, а условные герои и ситуации произведения – способом непосредственного.

Сейчас вы читаете: Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме “Маскарад”

Философские проблемы добра и зла жизни и смерти в поэме «Маскарад»

Герой романтической драмы и не пострадавший без вины, т. е. не всецело зависимый от века, и не ординарный преступник по натуре. Трагическая вина героя равномерно распределена между веком и самим героем. Отсюда двойная задача романтического художника – слить объективную виновность героя с его субъективной виновностью и одновременно представить трагическую вину не зависимой ни от объективного мира только, ни от самого героя. В трагедии выдвигалась либо одна, либо другая сторона, либо объективный мотив, либо субъективный. Романтическая драма осознала сложность трагической вины героя, противоборство и сочетание взаимоисключающих мотивов, приводящих героя к крушению.

Противоборство личного и социального в Арбенине приводит его к преступлению и помешательству, а в баронессе Штраль торжествует личное, человеческое начало, приводящее к размежеванию со светом, с близкой ей социальной средой. Эти герои оказываются и преступниками, и судьями, они бросают вызов социальному миру и выступают его орудиями. В двойственной роли романтического героя заключена его сложность: он то углубляется в личный мир, то выходит на арену большой жизни. Вернее, он сразу находится в двух несовместимых, но пересекающихся мирах – личном и социальном. Отсюда понятно, что каждый персонаж выступает одновременно и как оригинальная, конкретная личность с достаточно развитым, хотя не всегда глубоким внутренним содержанием, и как символ определенных сторон внешнего мира. Каждый персонаж отдельными чертами напоминает другого, но вместе с тем является и его антиподом. Казарин, к примеру, двойник Арбенина по части философского скептицизма, но контрастен ему абсолютной выхолощенностью доброго, природного начала. В нем отсутствует высокая, гуманистическая страсть, с какой Арбенин осуждает свет. Казарин, в отличие от Арбенина, безыдеален. Казалось бы, между Шприхом и Арбениным нет ничего общего, но реплика Казарина («Пусть ангелом и притворится, Да черт-то все в душе сидит. И ты, мой друг… хоть перед ним ребенок, А и в тебе сидит чертенок») опровергает это поверхностное предположение. Все герои так или иначе просматриваются друг сквозь друга.

Глубина конфликтов, их разветвленность, следовательно, далеко перерастает простую противоположность между личностью и обществом. Романтик в принципе пишет социально-философскую драму о жизни вообще, о трагической сущности жизни, открывшейся ему в определенный исторический момент. С этой точки зрения каждая романтическая драма – символ. «Маскарад» не составляет исключения. Каждый персонаж и каждая ситуация символичны, поскольку в них заключена не только характеристика определенного лица или дано изображение поступков отдельных лиц, но и намек на нечто более общее. В каждом персонаже и в каждой ситуации – философское обобщение определенных сторон жизни, которые составляют ее общий философский смысл. Романтическая драма символична от начала до конца. В ней господствует поэтика символа, реальным же инструментом для его поэтического воплощения избран контраст, антитеза, внутренне слитные и вне этой слитности не существующие.

С целью прояснения философского смысла жизни в романтической драме развертывается поэтика символа.

Уже само название лермонтовской драмы глубоко символично. Маскарад означает и костюмированный бал, на котором произошли решающие события и завязался трагический конфликт, и всю человеческую жизнь с ее трагическими превращениями («жизнь как бал»). В лермонтовской драме персонажи постоянно обманываются и заблуждаются. Маскарад означает и взаимное непонимание, непроницаемую стену, вставшую между героями и мешающую их естественному и прямому общению. В маскараде все неожиданно и все привычно, в нем ничего не сбывается и все готово совершиться. Трагичность маскарадной ситуации развертывается на всем протяжении драмы. Здесь господствует поэтика пророчеств и тайн, намеков и свершений. Маскарад входит в души героев, надевающих чуждые личины на сокровенный внутренний мир или боящихся приоткрыть лицо. Человеческая жизнь в принципе маскарадна. Уподобление жизни игре, маскараду бросает яркий свет на социальную действительность, непрерывно изнутри рождающую трагедию, которая грозит человеку неожиданными и губительными превращениями .

«Маскарад» начинается сценой карточной игры. Но ставка здесь не только деньги, но и честь, достоинство, человеческая жизнь. Звездич в один и тот же день, за одним и тем же столом проигрывает все и восстанавливает свою репутацию. В другой сцене он навеки теряет честь и спокойствие, превращаясь в отверженного обществом офицера, вынужденного бежать на Кавказ. Превращения в «Маскараде» становятся поэтическим воплощением философского смысла жизни. Нина вдруг занимает место баронессы Штраль. Мнимый любовник Нины в глазах Арбенина принимает облик князя Звездича. Недавно благодарный Арбенину, он стал его злейшим врагом. Арбенин, спасший князя, повергает его во прах, нанося оскорбление. Все находятся в заблуждении относительно друг друга. Над всеми тяготеет рок, все скованы светскими приличиями и моралью. Баронесса Штраль может объясниться Звездичу в маскараде, открывая свои истинные к нему чувства, но таит их в своем доме. Между естественной натурой человека и его общественным лицом зияющая пропасть. Несовпадение личного и социального порождает полное и абсолютное непонимание одного человека другим. Все естественное, откровенное, непосредственное подвергается сомнению.

Ссылка на основную публикацию
×
×