Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XIX века.: сочинение

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XX века

Скачать сочинение

. Земля. широко раскинулась. могучая,
дающая жизнь всему, что живет и
растет на ней.
Н.Кун

XX век оказался для русской литературы временем глубоких философских поисков, он подарил нам яркие произведения выдающихся писателей. Для меня вершинной книгой в русской литературе XX века стал роман “Тихий Дон”, произведение, обагренное трагедией социальной борьбы, войн и революций, сохранившее национальную духовность и высокую меру народной нравственности.
Подобно древнему эпосу, “Тихий Дон” густо населен символическими образами, связанными, как правило, с донским пейзажем, природными явлениями: солнце, луна, степь, земля.
Мне бы хотелось проследить, какую роль в романе играет образ земли и связанный с ним образ степи.
Символический образ земли-матушки, дающей жизнь всему живому, возникает уже в эпиграфе: “Не сохами-то славная землюшка наша распахана. ”. Старинная казачья песня как бы возвещает о грядущей кровавой войне.
В образ земли М. Шолохов вкладывает несколько символических смыслов. Прежде всего это кормилица, поддерживающая казаков-земледельцев в их нелегком труде. Даже в тяжелой братоубийственной войне не забывают о ней казаки: “Надо было пахать и сеять. Земля звала, тянула к работе, и многие фоминцы, убедившись в бесполезности борьбы, тайком покидали банду. ”.
Символический образ земли в романе вовлечен в вечное противоборство жизни и смерти. Вспомним, как в первой книге романа М. Шолохов дает картину труда казаков в степи, на родной земле. И вдруг в эту мирную картину врывается тревожный мотив “колючего солнца, укутанного марью”. В данном случае образ “колючего солнца” становится символом тревоги: в размеренную жизнь казаков врывается война.
В центре романа — образ Григория Мелехова, казака-труженика, рожденного для труда и любви, но вынужденного убивать. Это противоречие судьбы героя тоже часто связано с символическим образом земли, родной степи: “Отдохнуть бы Григорию, отоспаться! А потом ходить по мягкой пахотной борозде плугатарем. и неотрывно пить винный запах осенней, поднятой плугом земли. ”. А сам Григорий, движимый любовью и ревностным чувством к земле, думает: “Бьемся за нее, будто за любушку”. Подобное сравнение раскрывает всю глубину трагедии человека на войне.
Земля-защитница, земля-мать оберегает своих сынов в кровавой схватке: казаки в бою “никли за каждой крохотной складкой земли. влипали в землю”. Подобно ребенку, в минуту опасности ищущему защиту у матери, человек на войне так же прижимается к земле.
В русском фольклоре существует выражение “мать — сыра земля”. Земля и порождает все живое, и погребает своих сыновей. В “Тихом Доне” тело земли прорастает братскими могилами, куда ложатся “под орудийную панихиду” донские казаки.
“Кладбищенская тишина” воцаряется над Донщиной, печаль земли сливается с рыданиями матерей и вдов. Голос автора безутешен, как безутешна вдова Прохора Шамиля, бьющаяся о “жесткую” землю: “Рви, родимая, на себе ворот последней рубахи! Рви жидкие от безрадостной тяжкой жизни волосы. и бейся на земле у порога пустого куреня!”.
С образом земли тесно связан и символический образ донской степи. Степь в романе одухотворена, она живет своей жизнью. Она покоряет своей красотой Григория Мелехова: “Григорий лежал. и жадными глазами озирал повитую солнечной дымкой степь”.
Степь хранит и оберегает человеческие чувства. Древней легендой простирается над степью загадочная любовь Прокофия Мелехова к своей турчанке. Только степь знала, о чем думали они, сидя “на макушке кургана”. Словно повторяя судьбу предков, Григорий и Аксинья тоже уходят в степь, чтобы предаться своему чувству: “Григорий и Аксинья молча пошли в степь, манившую безмолвием, темнотой, пьяными запахами молодой травы”.
В финале романа, бросив в воду винтовку, Мелехов возвращается в родной хутор. Как много пережил он за эти годы, скольких потерял! Нет матери, отца, жены, дочери, любимой Аксиньи. Но Шолохов как истинный гуманист твердо уверен, что жизнь продолжается. И символами этого являются ребенок и родная земля: “Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына. Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей”.
Я не знаю другого произведения XX века, в котором бы так пронзительно прозвучала мысль о самоценности каждой отдельной человеческой жизни, так глубоко было внимание к судьбе человека, живущего в этом мире, на этой земле.

9065 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Шолохов М.А. / Тихий Дон / Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XX века

Смотрите также по произведению “Тихий Дон”:

Любовь сильнее смерти (по рассказу А. И. Куприна “Гранатовый браслет”)

Школьное сочинение

У каждого художника можно всегда подметить излюбленную тему, и есть такая тема и у Куприна, ее он подчеркнул, может быть, излишне резко, в рассказе “Гранатовый браслет”. Это гамсуновская тема о “неразделенной, невознагражденной, мучительной любви “, тема о той большой любви, которая приходит раз в сто лет, о которой любят так красиво мечтать женщины и герои-романтики у Куприна, да и он сам.

Тема любви, настоящей, возвышенной, идеальной, не требующей ответа и награды, звучит во многих произведениях А. И. Куприна. Именно любовь, по твердому убеждению писателя, делает человека сильным, решительным, смелым, благородным. Она помогает преодолеть любые преграды и невзгоды, помогает сопротивляться несправедливости и жестокости, которые так часто встречаются в жизни, сопротивляться бездуховности окружающего мира, общепринятой обывательской морали современного общества. Сопротивляться и побеждать — пусть даже ценой собственной жизни.

Любовь — это спасительная сила, сберегающая человека и само человечество от нравственного вырождения. На такую любовь способны далеко не все. Она благословляет только лучших из людей, только людей с открытой, неиспорченной душой, с добрым, отзывчивым сердцем. Именно такими и являются герои лучших повестей и рассказов А. И. Куприна (“Олеся”, “Поединок”, “Суламифь”).

Писатель обращается к теме любви как к одной из величайших загадок бытия. И, наверное, именно поэтому в его произведениях настоящая любовь всегда идет рядом со смертью. Смерть во имя спасения — любимого, себя, своего чувства. Нежная и самоотверженная Олеся полюбила “доброго, но только слабого” Ивана Тимофеевича и ради него совершила настоящий подвиг любви. “Чистый и добрый” Ромашов без малейшего сомнения пожертвовал собой ради расчетливой Шурочки Николаевой. Трепетная Суламифь отдала жизнь за своего любимого. Все эти герои вызывают истинное восхищение — восхищение силой характера, глубиной чувств, богатством духовного мира. Их истории проникают в самые глубины сердца, заставляя нас задумываться над тем, что же такое настоящая любовь, какую невероятную силу таит она в себе.

Особенно впечатляет и волнует история романтической любви, описанная в рассказе “Гранатовый браслет”. Как обычно в произведениях Куприна, эта любовь заканчивается трагически — не найдя понимания в сердце любимой женщины — гордой и прекрасной княжны Веры, требующей “прекратить как можно скорее” навязчивые ухаживания, Желтков находит единственное возможное для себя решение — уходит из жизни. Но этот факт только подчеркивает истинность любви героя, которая, по словам генерала Аносова, всегда “должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире!” Любовь должна быть возвышенной и бескорыстной, “дивной, всепрощающей, на все готовой, скромной и самоотверженной”. Ее не должны касаться “никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы”. О такой любви слагают стихи поэты, ей посвящают свои творения художники и музыканты, о такой любви “грезят женщины”. Именно такой была любовь Желткова, но, к сожалению, такая любовь почти исчезла из реальной жизни. Как утверждает автор, “виноваты мужчины. неспособные к сильным желаниям, к героическим поступкам, к нежности и обожанию”.

Читая рассказ Куприна, начинаешь верить, что и в наши дни еще можно — пусть и редко — встретить такую любовь. Подтверждением этому является тот факт, что история, положенная в основу “Гранатового браслета”, взята автором из жизни. Рассказанная хорошими знакомыми писателя, семьей Любимовых, в реальной жизни она не имела такого трагического продолжения, но реальный Желтиков был таким же простым служащим, как и Желтков Куприна. И точно так же в свое время испытывал чистую, искреннюю и бескорыстную любовь, подлинное восхищение и преклонение перед любимой женщиной. Любовь, не ставшую разделенной, но не утратившую от этого своей прелести и величия.

Внешний облик, социальное положение, манера поведения героя рассказа “Гранатовый браслет” соответствуют образу “маленького человека”. Но этого “маленького” человека можно назвать “великим “: нас покоряет богатство его внутреннего мира, благородство его души, глубина и сила его чувства. Его любовью не могут управлять ни он сам, ни, тем более, внешние обстоятельства. Лишить его главного чувства в жизни не способны ни уговоры, ни угрозы. Уходя из жизни, чтобы освободить от своего внимания княгиню Веру Николаевну, Желтков пишет ей последнее письмо. Герой не упрекает свою возлюбленную, наоборот, он благодарен ей за то, что она была в его жизни единственной радостью. И даже просит у нее прощения: “Я не виноват, Вера Николаевна, что Богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что. для меня вся жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это”.

Просить прощения за любовь, за то, что именно эта женщина оказалась одной из немногих “избранных”, удостоенных такого всепоглощающего чувства?! Думаю, на такое способны только по-настоящему сильные личности. “В первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет никого похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли”.

Да, такие слова, наверное, могли бы растопить даже самое черствое и гордое сердце. А Вера, на мой взгляд, не была черствой. В ее душе жила нежность, “которой она в себе не ожидала”. Жаль, что только прочитав прощальное письмо, она увидела и поняла всю силу, все бескорыстие любви Желткова к ней, все величие души человека, который столько времени был для нее лишь поводом для досады и негодования.

Уходя, этот человек говорит: “Да святится имя Твое”. Эти слова звучат как гимн любви, гимн величию человеческой души, гимн самой жизни. Герой умирает, но чувство его живо. До последней минуты Желтков остается сильным, безмерно любящим и благодарным жизни. Его любовь оказалась “сильна как смерть”. Она оказалась даже сильнее смерти. Это была любовь, для которой совершить любой подвиг, пойти на мучение или гибель вовсе не труд, а великая радость. Эта любовь побеждает смерть, потому что тот, кто любит, не боится гибели. Он продолжает славить и благодарить возлюбленную. Эта любовь сильнее всего на свете. И эта сила еще больше подчеркивается музыкой Бетховена, которая звучит в финале рассказа. Музыка великого композитора вызывает в душе героини, да и в наших тоже, такое смятение чувств, что невольно верится в бессмертие души, в великую силу любви, дающей вдохновение мастерам искусства и оставляющей вечную память о себе. А если остается жива память об этой любви, то жива и сама любовь, в людской памяти продолжает жить человек, который оказался способным на такое сильное чувство.

Читайте также:  Тема «естественного человека» в повести А. И. Куприна «Олеся»: сочинение

Почти век назад великий мастер художественного слова А. И. Куприн поставил важнейшие жизненные вопросы — о смысле человеческой жизни, о силе характера, о достоинстве и справедливости, об истинных чувствах, о любви и смерти. Ответы на эти вопросы искали многие поколения читателей. Продолжаем искать их и мы. А произведения писателя, наполненные неповторимым светом, оптимизмом, волшебством и нереальной красотой, помогают нам следовать в этих поисках по правильному пути. И верить, что обязательно найдем то, что ищем, когда найдем — испытаем, встретим ту единственную, настоящую, истинную любовь, которая способна победить все. Даже смерть!

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы xix века

Сочинения по литературе: Значение символических образов в одном из произведений русской литературы xix века.

В своих ранних произведениях Александр Иванович Куприн как, пожалуй, и большинство талантливых писателей, очень романтичен. Я думаю, что молодость не бывает без любви и романтики.

Мягким лиризмом и задушевностью пронизана его повесть «Олеся», написанная в 1898 году. Это наивная, очаровательная сказка о любви молодого чиновника, начинающего писателя к прекрасной простолюдинке, девушке из Полесья, выросшей вдали

От пагубной городской «цивилизации», вдали от людей, в ветхой избушке «в приволье старого бора так же стройно и также могуче, как растут молодые елочки».

Куприн строит повествование, основываясь на множестве символических образов, которые несут в себе идейный смысл произведения.

Судьба забросила героя повести по служебным делам на целых шесть месяцев в глухую деревушку Волынской губернии, где он невыносимо скучал, не найдя себе круг общения. И эту непреодолимую, разъедающую тоску одиночества символизирует описание

Природы в начале повествования: «Ветер за стенами дома бесился, как старый, озябший, голый дьявол. В его реве слышались стоны, визг и дикий смех. Недалекий лес роптал и гудел с непрерывной, затаенной, глухой угрозой».

Охота была единственным развлечением молодого барина. Однажды, заблудившись во время охоты, он приходит к лесной избушке, в которой живут Олеся со своей бабушкой, известной местным жителям как ведьма, колдунья, наводящая «порчу» на людей, и за это изгнанная из деревни.

Хата, построенная на сваях из-за половодья, затопляющего весной лес, представляется ему «избушкой на курьих ножках», а старая женщина имеет все черты «бабы-яги, как ее изображает народный эпос», хотя герой и не верит в колдовство.

Знакомство с Олесей, а затем привязанность к ней, переросшая в любовь, перекликается с описанием пробуждающейся от зимнего сна природы. «Весна наступила в этом году ранняя, дружная и – как всегда на Полесье – неожиданная… Везде чувствовалась радостная, торопливая тревога жизни».

«Радостная… тревога жизни», произошедшая в природе, символизирует неожиданную встречу героя повести с Олесей и его любовь к ней.

Так же глубоко символично и предсказание судьбы по картам. «Падает Вам большая любовь со стороны какой-то трефовой дамы… Не смейтесь, не надо смеяться, – серьезно, почти строго, заметила Олеся. – Я Вам все только правду говорю… Ох! Нехорошо выходит этой трефовой даме, хуже смерти. Позор она через вас большой примет, такой, что во всю жизнь забыть нельзя, печаль долгая ей выходит».

Если под «трефовой дамой» понимать Олесю, то в дальнейшем предсказании можно усмотреть развитие их отношений и развязку. «Я еще не думал о любви, но я уже переживал тревожный, предшествующий любви период, полный смутных, томительных, грустных ощущений».

«Тревога жизни», «тревожные ощущения», – слово «тревога» присутствует в повести не случайно. Вряд ли могла бы легко и безмятежно развиваться их любовь. Героя терзали сомнения. С одной стороны – разгорающаяся страсть к этой умной, самобытной, по-детски наивной девушке, а с другой – невозможность даже представить себе «какова будет Олеся, одетая в модное платье, разговаривающая в гостиной с женами … сослуживцев, исторгнутая из этой очаровательной рамки старого леса», в случае женитьбе на ней.

Недаром автор описывает случившуюся с молодым влюбленным лихорадку и болезненные ведения: «целые гирлянды из человеческих физиономий…, делающих страшные гримасы, скалящих зубы и вращающих огромными белками». Выгнанные из деревни, бабушка и Олеся были прокляты людьми. И, когда, желая сделать приятное своему возлюбленному, Олеся пошла в церковь, толпа прихожан восприняла это как дерзкий вызов, за который надо отплатить позором. Вспомните предсказание: «Позор она

Через вас большой примет…». Описание сцены расправы над Олесей созвучно описанию кошмарных видений во время лихорадки.

«…Потом послышались грубые насмешки…, сопровождающиеся хохотом, потом отдельные восклицания слились в общий пронзительный бабий гвалт… Вслед ей вместе с бранью, хохотом и улюлюканьем полетели камни…»

Град, обрушившийся на деревню и сгубивший посевы, – это как бы сбывшаяся угроза, которую в гневе бросила Олеся своим обидчикам. Опасаясь мести со стороны людей за, будто бы, насланную «ведьмами» напасть, Олеся с бабушкой покинули обжитые места.

Девушка ушла, не простившись со своим возлюбленным. Когда он пришел к лесной избушке, там уже никого не было. Его внимание привлек яркий красный предмет, висящий на углу оконной рамы. Нитка дешевых красных бус, известных в Полесье

Под названием «кораллов», осталась как напоминание об Олесе, о ее нежной и великодушной любви. Красный цвет бус, по замыслу автора – это символ вспыхнувшего яркого чувства между двумя молодыми людьми, которым из-за невежественности и

Дикости, существующих в то время нравов, не суждено было испытать радости зрелой любви.

Таким образом, активно используя в своей повести символические образы, Александр Иванович Куприн смог наиболее полно представить мир человеческих чувств, всю гамму любовных переживаний. Вероятно, поэтому повесть «Олеся» и сегодня, спустя

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XIX века

Одно из ранних произведений Александра Ивановича Куприна «Олеся», написанное в 1898 году полно романтического очарования. Это лирическая история любви молодого чиновника и прекрасной лесной девушки из Полесья.

Куприн строит повествование, основываясь на множестве символических образов, которые несут в себе идейный смысл произведения.

Судьба забросила героя повести по служебным делам на целых шесть месяцев в глухую деревушку Волынской губернии, где он невыносимо скучал, не найдя себе круг общения. И эту непреодолимую, разъедающую

тоску одиночества символизирует описание природы в начале повествования: «Ветер за стенами дома бесился, как старый, озябший, голый дьявол. В его реве слышались стоны, визг и дикий смех. Недалекий лес роптал и гудел с непрерывной, затаенной, глухой угрозой».

Охота была единственным развлечением молодого барина. Однажды, заблудившись во время охоты, он приходит к лесной избушке, в которой живут Олеся со своей бабушкой, известной местным жителям как ведьма, колдунья, наводящая «порчу» на людей, и за это изгнанная из деревни. Хата, построенная на сваях из-за половодья, затопляющего весной

Знакомство с Олесей, а затем привязанность к ней, переросшая в любовь, перекликается с описанием пробуждающейся от зимнего сна природы. «Весна наступила в этом году ранняя, дружная и — как всегда на Полесье — неожиданная… Везде чувствовалась радостная, торопливая тревога жизни». «Радостная… тревога жизни», произошедшая в природе, символизирует неожиданную встречу героя повести с Олесей и его любовь к ней.

Так же глубоко символично и предсказание судьбы по картам. «Падает Вам большая любовь со стороны какой-то трефовой дамы… Не смейтесь, не надо смеяться, — серьезно, почти строго, заметила Олеся. — Я Вам все только правду говорю… Ох! Нехорошо выходит этой трефовой даме, хуже смерти. Позор она через вас большой примет, такой, что во всю жизнь забыть нельзя, печаль долгая ей выходит». Если под «трефовой дамой» понимать Олесю, то в дальнейшем предсказании можно усмотреть развитие их отношений и развязку.

«Я еще не думал о любви, но я уже переживал тревожный, предшествующий любви период, полный смутных, томительных, грустных ощущений». «Тревога жизни», «тревожные ощущения», — слово «тревога» присутствует в повести не случайно. Вряд ли могла бы легко и безмятежно развиваться их любовь. Героя терзали сомнения. С одной стороны — разгорающаяся страсть к этой умной, самобытной, по-детски наивной девушке, а с другой — невозможность даже представить себе «какова будет Олеся, одетая в модное платье, разговаривающая в гостиной с женами. .. сослуживцев, исторгнутая из этой очаровательной рамки старого леса», в случае женитьбе на ней.

Недаром автор описывает случившуюся с молодым влюбленным лихорадку и болезненные видения: «целые гирлянды из человеческих физиономий…, делающих страшные гримасы, скалящих зубы и вращающих огромными белками».

Выгнанные из деревни, бабушка и Олеся были прокляты людьми. И, когда, желая сделать приятное своему возлюбленному, Олеся пошла в церковь, толпа прихожан восприняла это как дерзкий вызов, за который надо отплатить позором. Вспомните предсказание: «Позор она через вас большой примет…». Описание сцены расправы над Олесей созвучно описанию кошмарных видений во время лихорадки. «…Потом послышались грубые насмешки…, сопровождающиеся хохотом, потом отдельные восклицания слились в общий пронзительный бабий гвалт… Вслед ей вместе с бранью, хохотом и улюлюканьем полетели камни…»

Град, обрушившийся на деревню и сгубивший посевы, — это как бы сбывшаяся угроза, которую в гневе бросила Олеся своим обидчикам. Опасаясь мести со стороны людей за, будто бы, насланную «ведьмами» напасть, Олеся с бабушкой покинули обжитые места. Девушка ушла, не простившись со своим возлюбленным. Когда он пришел к лесной избушке, там уже никого не было.

Его внимание привлек яркий красный предмет, висящий на углу оконной рамы. Нитка дешевых красных бус, известных в Полесье под названием «кораллов», осталась как напоминание об Олесе, о ее нежной и великодушной любви. Красный цвет бус, по замыслу автора — это символ вспыхнувшего яркого чувства между двумя молодыми людьми, которым из-за невежественности и дикости, существующих в то время нравов, не суждено было испытать радости зрелой любви.

Мягкий лиризм, задушевность и грусть пронизывают эту романтическую повесть Куприна.

Куприн Александр Иванович. Олеся. Рассказ Мой слуга, повар и спутник по охоте — полесовщик Ярмола вошел в комнату, согнувшись под вязанкой дров, сбросил ее с грохотом на пол и подышал.

Краткое содержание «Олеся» Повесть Александра Ивановича Куприна «Олеся» была написана в 1898 году. Впервые произведение было опубликовано в газете «Киевлянин». Ведущей темой повести «Олеся» является трагическая любовь паныча.

Краткое содержание Олеся Александр Куприн А. И. Куприн Олеся Молодой мужчина-повествователь, которого «судьба забросила на шесть месяцев в глухую деревушку Переброд Волынской губернии, на окраину Полесья», нестерпимо скучает, а единственными.

«Олеся» Куприна в кратком содержании Молодой мужчина-повествователь, которого «судьба забросила на шесть месяцев в глухую деревушку Переброд Волынской губернии, на окраину Полесья», нестерпимо скучает, а единственными его развлечениями стали охота.

Читайте также:  Краткие хроники творчества Александра Ивановича Куприна: сочинение

Изображение глубокого, бескорыстного чувства любви и богатства духовного мира героев Открываешь собрания сочинений А. И. Куприна и окунаешься в удивительный мир его героев. Все они очень разные, но в них есть что-то, что заставляет сопереживать.

Изображение глубокого, бескорыстного чувства любви, богатства духовного мира героев и причин, обусловивших трагичность их судеб (По повестям А. И. Куприна) Жить — так жить, любить — так уж влюбляться. В лунном золоте целуйся и гуляй, Если ж хочешь мертвым поклоняться, То живых тем сном не.

Было ли будущее у любви Олеси и Ивана Тимофеевича? Мне всегда было непонятно: как можно что-то строить, когда ты заранее знаешь, что это все вскоре рухнет? Как можно любить, зная, что твоя любовь обречена.

Развитие русской любовной лирики в XVIII веке Введение Любовная лирика как разновидность письменной литературы появилась в России в 18 веке. Конечно же, в русском фольклоре существовала любовная песня. Но древнерусская литература не.

Какой предстает «лесная колдунья» Олеся в одноименной повести А. И. Куприна? Повесть «Олеся», написанная А. И. Куприным в 1898 году, — одно из ранних произведений писателя, тем не менее обращающее на себя внимание сложностью проблематики, яркостью.

Тема любви в произведениях А. И Куприна Любовь…Когда-нибудь это чувство приходит к каждому. Наверное, нет такого человека, который бы никогда не любил. Не любил мать или от- ца, женщину или мужчину, своего.

Урок нравственной красоты и благородства в повести А. И. Куприна «Олеся» (образ Олеси) Образ Олеси заставляет читателя вспомнить удивительных сказочных красавиц, которые, помимо своей красоты, обладали множеством талантов. Девушка выросла в единении с природой и близка к ней.

Любовь в творчестве Куприна Одна из первостепенных тем в творчестве Куприна — любовь. Персонажи его творений, «озаренные» настоящим сильным чувством, глубже открываются. В произведениях этого замечательного писателя любовь, будто.

Тема любви в прозе А. И. Куприна Тема любви — основная тема в творчестве А. И.Куприна. Она отражена в таких произведениях, как: «Олеся», «Гранатовый браслет», «Суламифь»… Именно любовь дает возможность реализоваться наиболее.

«У любви тысячи аспектов, и в каждом из них — свой свет, своя печаль, свое счастье и свое благоухание» Что такое любовь? Очень трудно ответить на этот вечный вопрос. Библия утверждает, что у любви нет препятствий, что над всем она торжествует. Во все века.

Гимн возвышенному, первозданному чувству любви Познакомившись с творчеством А. И. Куприна, я отметила для себя основную тему его произведений — это воспевание чистой, непорочной, великодушной любви. Я перевернула последнюю страницу.

Большой Бейсуг

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XIX века

Одно из ранних произведений Александра Ивановича Куприна “Олеся”, написанное в 1898 году полно романтического очарования. Это лирическая история любви молодого чиновника и прекрасной лесной девушки из Полесья.

Куприн строит повествование, основываясь на множестве символических образов, которые несут в себе идейный смысл произведения.

Судьба забросила героя повести по служебным делам на целых шесть месяцев в глухую деревушку Волынской губернии, где он невыносимо скучал, не найдя себе круг общения. И эту непреодолимую, разъедающую тоску одиночества символизирует описание природы в начале повествования: “Ветер за стенами дома бесился, как старый, озябший, голый дьявол. В его реве слышались стоны, визг и дикий смех. Недалекий лес роптал и гудел с непрерывной, затаённой, глухой угрозой”.

Охота была единственным развлечением молодого барина. Однажды, заблудившись во время охоты, он приходит к лесной избушке, в которой живут Олеся со своей бабушкой, известной местным жителям как ведьма, колдунья, наводящая “порчу” на людей, и за это изгнанная из деревни. Хата, построенная на сваях из-за половодья, затопляющего весной лес, представляется ему “избушкой на курьих ножках”, а старая женщина имеет все черты “бабы-яги, как ее изображает народный эпос”, хотя герой и не верит в колдовство.

Знакомство с Олесей, а затем привязанность к ней, переросшая в любовь, перекликается с описанием пробуждающейся от зимнего сна природы. “Весна наступила в этом году ранняя, дружная и — как всегда на Полесье — неожиданная… Везде чувствовалась радостная, торопливая тревога жизни”. “Радостная… тревога жизни”, произошедшая в природе, символизирует неожиданную встречу героя повести с Олесей и его любовь к ней.

Так же глубоко символично и предсказание судьбы по картам. “Падает Вам большая любовь со стороны какой-то трефовой дамы… Не смейтесь, не надо смеяться, — серьезно, почти строго, заметила Олеся. — Я Вам все только правду говорю… Ох! Нехорошо выходит этой трефовой даме, хуже смерти. Позор она через вас большой примет, такой, что во всю жизнь забыть нельзя, печаль долгая ей выходит”. Если под “трефовой дамой” понимать Олесю, то в дальнейшем предсказании можно усмотреть развитие их отношений и развязку.

“Я еще не думал о любви, но я уже переживал тревожный, предшествующий любви период, полный смутных, томительных, грустных ощущений”. “Тревога жизни”, “тревожные ощущения”, — слово “тревога” присутствует в повести не случайно. Вряд ли могла бы легко и безмятежно развиваться их любовь. Героя терзали сомнения. С одной стороны — разгорающаяся страсть к этой умной, самобытной, по-детски наивной девушке, а с другой — невозможность даже представить себе “какова будет Олеся, одетая в модное платье, разговаривающая в гостиной с женами … сослуживцев, исторгнутая из этой очаровательной рамки старого леса”, в случае женитьбе на ней.

Недаром автор описывает случившуюся с молодым влюбленным лихорадку и болезненные видения: “целые гирлянды из человеческих физиономий…, делающих страшные гримасы, скалящих зубы и вращающих огромными белками”.

Выгнанные из деревни, бабушка и Олеся были прокляты людьми. И, когда, желая сделать приятное своему возлюбленному, Олеся пошла в церковь, толпа прихожан восприняла это как дерзкий вызов, за который надо отплатить позором. Вспомните предсказание: “Позор она через вас большой примет…”. Описание сцены расправы над Олесей созвучно описанию кошмарных видений во время лихорадки. “…Потом послышались грубые насмешки…, сопровождающиеся хохотом, потом отдельные восклицания слились в общий пронзительный бабий гвалт… Вслед ей вместе с бранью, хохотом и улюлюканьем полетели камни…”

Град, обрушившийся на деревню и сгубивший посевы, — это как бы сбывшаяся угроза, которую в гневе бросила Олеся своим обидчикам. Опасаясь мести со стороны людей за, будто бы, насланную “ведьмами” напасть, Олеся с бабушкой покинули обжитые места. Девушка ушла, не простившись со своим возлюбленным. Когда он пришел к лесной избушке, там уже никого не было.

Его внимание привлек яркий красный предмет, висящий на углу оконной рамы. Нитка дешевых красных бус, известных в Полесье под названием “кораллов”, осталась как напоминание об Олесе, о ее нежной и великодушной любви. Красный цвет бус, по замыслу автора — это символ вспыхнувшего яркого чувства между двумя молодыми людьми, которым из-за невежественности и дикости, существующих в то время нравов, не суждено было испытать радости зрелой любви.

Мягкий лиризм, задушевность и грусть пронизывают эту романтическую повесть Куприна.

Значение символических образов в одном из произведений русской литературы XIX века.: сочинение

МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

В книге «Что делать?», написанной в 1901 г., В. И. Ленин с гордостью писал «о том мировом значении, какое приобретает теперь русская литература».

Замечательную оценку высоких достижений русской классической литературы мы находим у М. Горького. «Наша литература- наша гордость, лучшее, что создано нами как нацией»,- заявлял он. Окидывая мудрым взором историю русской литературы XVIII и XIX вв., М. Горький писал: «В истории развития литературы европейской наша юная литература представляет собой феномен изумительный; я не преувеличу правды, сказав, что ни одна из литератур Запада не возникла в жизни с такой силой и быстротой, в таком мощном, ослепительном блеске таланта. Значение русской литературы признано миром, изум- лённым её красотой и силой». Ту же мысль о замечательном расцвете русской литературы и русского искусства XIX в. Горький развивает в следующих словах: «Гигант Пушкин – величайшая гордость наша и самое полное выражение духовных сил России, а рядом с ним волшебный Глинка и прекрасный Брюллов, беспощадный к себе и людям Гоголь, тоскующий Лермонтов, грустный Тургенев, гневный Некрасов, великий бунтовщик Толстой; Крамской, Репин, неподражаемый Мусоргский. Достоевский и, наконец, великий лирик Чайковский и чародей языка Островский, непохожие друг на друга, как это может быть только у нас на Руси. Всё это грандиозное создано Русью менее чем в сотню лет. Радостно, до безумной гордости волнует не только обилие талантов, рождённых Россией в XIX веке, но и поражающее разнообразие их, разнообразие, которому историки нашего искусства не отдают должного внимания».

В словах М. Горького подчёркиваются, как видим, две особенности русской литературы: её необыкновенно быстрый расцвет, поставивший её уже в конце XIX в. на первое место среди литератур мира, и обилие и разнообразие талантов, рождённых Россией в XIX в.

Быстрый расцвет и обилие талантов – это яркие внешние показатели блестящего пути русской литературы. Какие же внутренние силы оплодотворяли её рост и какие качественные особенности превратили её в самую передовую литературу мира? Это – её глубокая идейность, народность, гуманизм, социальный оптимизм и патриотизм.

Глубокая идейность и прогрессивность русской литературы определялись её неизменной связью с освободительной борьбой народа. Передовая русская литература всегда отличалась демократизмом, выросшим на почве борьбы с самодержавно-крепостническим режимом. Характеризуя историю общественной борьбы в России, В. И. Ленин указывал, что «долгое и безраздельное господство самодержавия накопило (в России.- А. 3.) невиданное, пожалуй, в истории количество революционной энергии в народе». Именно это обстоятельство обусловило особенности исторического пути России. В 70-х годах XVIII в. произошло восстание Пугачёва, а в 1825 г.- восстание декабристов. Первое историческое событие показало богатырскую, неисчерпаемую силу русского народа и подняло его национальное самосознание; второе – послужило мощным толчком к дальнейшей революционной борьбе народа за освобождение. Эти события особенно обострили внимание русской литературы к жизни угнетённого народа, его страданиям и думам. Они же определили взгляд русских писателей на народ как на движущую силу истории. Это отчётливо сказалось в таких произведениях, как «Борис Годунов» и «Капитанская дочка» Пушкина, в творчестве Рылеева и Некрасова, в романе Толстого «Война и мир» и т. п.

Начиная с XVIII в. русская литература повела страстную борьбу за освобождение народа от гнёта крепостного права и самодержавия и знамя этой борьбы гордо донесла до дней Великой Октябрьской социалистической революции. И Радищев, рисовавший самодержавный строй своей эпохи, как «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»; и Фонвизин, выставивший на общественный позор грубых крепостников типа Проста-ковых и Скотининых; и Рылеев, заплативший своей головой за борьбу с самодержавием; и Пушкин, считавший важнейшей своей заслугой перед народом то, что в свой жестокий век восславил он свободу; и Лермонтов, сосланный правительством на Кавказ и там нашедший свою преждевременную смерть; и Гоголь, создавший бессмертную галерею «небокоптителей» своего времени; и Герцен, страстно будивший своим «Колоколом» общественную мысль России; и Некрасов, мечтавший о том, чтобы над родиной скорее грянула буря; и Тургенев, горячо агитировавший «Записками охотника» за отмену крепостного права; и Чернышевский, из стен Петропавловской крепости сумевший учить русское общество что делать; и Салтыков-Щедрин, с беспощадным сарказмом разоблачавший Россию Угрюм-Бурчеевых и Деруновых,- всё это только часть великих имён, запечатлевших любовь к народу в своих бессмертных произведениях. А Лев Толстой со страстными, мучительными поисками правды? А Чехов с его обличением российской пошлости и тоской по прекрасному саду будущей русской жизни?

Читайте также:  Повесть А.И. Куприна «Поединок» как протест против обезличивания и душевной пустоты: сочинение

Нет надобности перечислять все имена русских писателей, чтобы доказать верность нашей классической литературы идеалу свободы. На всех этапах русского освободительного движения лучшие наши писатели шли в первых рядах борцов зэ свободу, одушевляя народ верой в лучшее будущее своей страны.

Особо нужно отметить огромную руководящую роль в русской литературе революционно-демократической критики. И Белинский, и Чернышевский, и Добролюбов безошибочно вели русскую литературу вперёд, указывали писателям их гражданский долг и общественный путь, требовали от них прямой и честной постановки социальных вопросов, призывали к защите народных масс.

Революционные демократы сумели подслушать подземный гул приближающейся революции. Именно под влиянием революционных демократов в русской литературе появляются образы активных борцов за освобождение народа (Рахметов у Чернышевского, крестьяне у Некрасова, девушка-революционерка в «Пороге» Тургенева и др.). В лице Гриши Доброскло-нова Некрасов впервые создаёт в русской литературе образ революционера – выходца из народных низов.

С гордостью следует указать на то, как твёрдо и последовательно революционные демократы отстаивали и разъясняли самобытность и величие исторического пути России и её культуры. «Нам, русским, нечего сомневаться в нашем историческом и государственном значении,- писал Белинский.- Да, в нас есть национальная жизнь, мы призваны сказать миру своё слово, свою мысль». Он же писал: «Пора нам перестать восхищаться европейским потому только, что оно не азиатское», и, презрительно отзываясь о космополитах, о людях, не умеющих ценить национальное величие родины, на: зывал их «абстрактными человеками, беспачпортными бродягами в человечестве». «Космополит – есть какое-то ложное, бессмысленное, странное и непонятное явление, какой-то бледный, туманный призрак, существо безнравственное, бездушное, недостойное называться священным именем человека»,- писал он.

Революционным демократам было ясно, что Россия, двигаясь своим историческим путём, обгоняла Запад и готовилась сказать миру своё новое слово.

Роман Чернышевского «Что делать?» не только намечал боевую идейную программу 60-х годов, но смело говорил о предстоящей «перемене декораций» в России, явно предсказывал близость революции и призывал к ней. Прошло всего около полустолетия – и пророчество Чернышевского оправдалось.

Горячим участием русских писателей в общественной жизни страны объясняется быстры й отклик литературы на все важнейшие перемены и события в жизни России.

Движение декабристов только что начало назревать, а Пушкин в своих вольнолюбивых стихах уже чутко передал биение общественного пульса России и призывал народ к борьбе за свободу.

Такой же быстрый и глубокий отклик на события русской жизни мы видим в творчестве и Лермонтова, и Некрасова, и Тургенева, и всех лучших писателей XIX в. Особенно показательно в этом отношении творчество И. С. Тургенева – писателя, по своим политическим воззрениям стоявшего, казалось бы, далеко от революционно-демократической мысли. Но какой чуткий отклик на общественные настроения России в 40- 70-х годах мы находим у автора «Записок охотника», романов «Рудин», «Накануне», «Отцы и дети», «Новь»!

Наряду с остротой социальных проблем, характеризующих русскую классическую литературу, необходимо указать на глубину и широту постановки ею моральных проблем. Мерилом высоты нравственного идеала общества является его взгляд на личное счастье. Литература не сможет оправдать высоты своего общественного назначения, если она станет на путь борьбы за мещанское счастье, за эгоистическое благополучие. Вот почему важно отметить, что даже проблема борьбы за счастье разрешалась в русской литературе не так, как в литературе западной. На Западе борьба за счастье – это борьба за личные успехи в обществе, борьба за карьеру, за обогащение. Ярким типом дельца, преуспевающего в буржуазном обществе, является в западной литературе Растиньяк Бальзака. В русской литературе борьба за счастье – это прежде всего борьба за общественный идеал, страстное стремление сочетать личное благо с благом общественным. Чацкого, Рудина, Рахметова, Лопухова, Базарова, Гришу Добросклонова меньше всего интересуют цели личного благополучия.

Героев русской классической литературы трудно представить вне связи с судьбами родины. Руководит ими не эгоизм, не погоня за личным счастьем, а идеал общественного благополучия.

Русская литература рано вступила на путь реализма. Роман «Евгений Онегин», которым Пушкин совершил «открытие действительности» в русской литературе, был начат в 1823 г., а народно-реалистическая трагедия «Борис Годунов» написана в 1825 г. А в это время на Западе господствовал ещё класси-UH3MV Драмы В. Гюго «Кромвель» (1827) и «Эрнани» (1829), нанёсшие во Франции удар классицизму, появились только в конце 20-х годов прошлого века. Притом это были драмы не реалистические, а романтические.

Таким образом, великий русский поэт в борьбе за реализм опередил многих талантливых писателей Запада.

Перед передовыми русскими писателями стояла важная задача – пробудить интерес и сочувствие читателей к народу, раскрыть его подлинное лицо, «влюбить» читателей в «мужика». Это стремление мы видим и в «Путешествиях» Радищева, и в «Капитанской дочке», «Дубровском» Пушкина, и в «Записках охотника» Тургенева, и в творчестве Некрасова и многих других русских писателей.

Реализм русской литературы XIX в.- это в основном критический реализм. Но критически изображая действительность, русские писатели в то же время стремились воплотить свои идеалы в положительные образы.

Особенно характерен для нашей литературы тип искателя-интеллигента. Галерея таких искателей в самых разнообразных вариациях, начиная с грибоедовского Чацкого и кончая героями Чехова, проходит через всю русскую литературу XIX в.

Являясь выходцами из самых разнообразных социальных слоев (Чацкий, Гриша Добросклонов, Пьер Безухов и др.), герои эти идут различным жизненным путём, не всегда находят конкретную форму борьбы за свой идеал и часто так и не достигают его, погибнув на полпути (Рудин, Базаров, Инсаров, Андрей Болконский и др.).

Но всех их объединяет одно: напряжённые поиски жизненной правды, борьба за лучшее будущее. Некоторые из этих героев встают на путь прямой революционной борьбы (Рахметов, Гриша Добросклонов).

Не менее характерно для русского реализма высокое, чистое отношение к женщине. Положительные образы русских женщин, чувствующих смутное недовольство окружающим бытом, несмотря на блага своего привилегированного положения, вошли в золотой фонд русской классической литературы (Татьяна Ларина, Ольга Ильинская, Наташа Ласунская, Елена Стахова, Марианна, Вера Павловна и др.).

Изображая русскую жизнь, наши писатели, таким образом, вносили в литературу утверждающее начало. Но мечта писателя о более совершенном устройстве общества может раскрываться не только прямо, но и через изображение отрицательных явлений, отклоняющихся от нормы. Отсюда – критическое изображение жизни русскими писателями, обилие отрицательных типов в русской литературе, страстное обличение самых разнообразных недостатков русской действительности. Это была форма протеста против жизненных уродств, своеобразное устремление вперёд, в будущее.

Критическое отношение к действительности – «срывание всех и всяческих масок» – составляет одну из самых сильных сторон реализма русской литературы XIX в., который недаром мы называем реализмом критическим.

Об особенностях художественного метода отдельных русских писателей мы говорили в специальных главах учебника. На основе единства содержания и формы – синтеза социальной правды и красоты – русский реализм и вырос в явление мирового значения. Маркс и Энгельс недаром называли великих русских реалистов авторами «превосходных романов».

Всё сказанное не значит, что русские писатели игнорировали богатый опыт мировой литературы. На Западе уже в XVI- XVIII вв. было много замечательных художников слова: Шекспир, Сервантес, Руссо и др. А в XIX в. в Западной Европе творили Байрон, Гёте, Бальзак, Стендаль, Гюго, Диккенс, Э. Золя и др. Русские писатели внимательно следили за ростом мировой литературы и использовали её опыт.

В конечном итоге русское искусство, полное веры в торжество передовых идеалов человечества, внесло в мировую литературу свежую и живую струю. «Русская художественная литература,- писал М. И. Калинин,- много сделала для развития общечеловеческой мысли и занимает в ней почётное место. Пушкин, Толстой, Горький – это огромные художники, великие писатели мира, и вместе с тем они действительно русские писатели, отражавшие свою эпоху и черты русского народа» (М. И. Кали-н и н, Об овладении марксизмом-ленинизмом работниками искусства).

Русские писатели XIX в. дали непревзойдённые образцы критического реализма, влиявшие на ход всей мировой литературы.

Особенно сильной и плодотворной оказалась роль русской литературы в создании национальных славянских литератур и в развитии революционно-демократической мысли в славянских странах.

Украинский писатель Иван Франко писал: «Если произведения литератур европейских нам нравились, волновали наш эстетический вкус и нашу фантазию, то произведения русских писателей мучили нас, пробуждали нашу совесть, пробуждали в нас человека, пробуждали любовь к бедным и обиженным».

Огромную революционизирующую роль романа Чернышевского «Что делать?» особо отметил вождь Болгарской коммунистической партии Георгий Димитров.

Не меньшее влияние оказала русская литература и на писателей других стран мира: Ромена Роллана, Бернарда Шоу, Джона Голсуорси, Томаса Манна, Теодора Драйзера и многих других.

«Я продолжаю,- писал об этом Ромен Роллан,- суровую критику Толстого, направленную против общества и искусства привилегированных».

Мировая литература признала, что русская правда в искусстве восторжествовала. Но что такое правда в искусстве?

В статье «Луч света в тёмном царстве» Добролюбов писал: «Правда есть необходимое условие, а ещё не достоинство произведения; о достоинстве мы судим по широте взгляда автора, верности понимания и живости изображения тех явлений, которых он коснулся». Вот эта широта взглядов русских писателей на исторический процесс, верность понимания революционного пути народа и живость изображения положительных, прогрессивных сторон жизни и сделали русскую литературу замечательной выразительницей не только русской жизни, но и передовых идеалов человечества. Эти особенности русской литературы и превратили её в ведущую литературу мира. Эту ведущую роль русской литературы предсказывал свыше ста лет назад В. Г. Белинский.

«Завидуем внукам и правнукам нашим, которым суждено видеть Россию в 1940 г., стоящею во главе образованного мира, дающею законы и науке и искусству и принимающею благоговейную дань уважения от всего просвещённого человечества»,- писал В. Г. Белинский.

Чехов, Л. Толстой, Горький – вот три замечательные фигуры русских писателей, стоящих на грани двух столетий – XIX и XX. Имена Л. Толстого и Чехова знаменуют конец русской литературы XIX в., имя Горького – начало новой, социалистической пролетарской литературы. Говорить о творчестве Горького – это значит говорить о новом этапе русской литературы – об этапе социалистического реализма.

Ссылка на основную публикацию
×
×