Связь с романтизмом в творчестве Гримм: сочинение

Общая характеристика Гейльдербергского романтизма. Братья Гримм, Арним, Брентано.

· Поздние романтики Клеменс Брентано и Ахим фон Арним составили ядро кружка. Близки к ним – братья Якоб и Вильгельм Гримм и Й. Эйхендорф.

· Главное отличие от Йенского романтизма- народность, использование приёмов немецкого фольклора.

· На смену «плотски-бесплотской» любви Йенцев приходит бесплотная любовь. Идеальный брак – это брак старушки из «Славного Касперля» (брак-добродетель).

· Главное сочинение Брентано и Арнима – это сборник народной поэзии “Волшебный рог мальчика”. Важное для немецкой литературы. По преимуществу это не были песни собственно народные, на две трети это сборник стилизации, попытка освоиться с народным языком, подражать немецкому фольклору. По сути дела, это был первый внимательный взгляд на фольклор, первая попытка освоиться с народным творчеством как с искусством, воспринять его как литературу. Обращение гейдельбержцев к народной культуре не случайно. Они болезненно переживают утрату самостоятельности, и, утратив политическую, стремятся не утратить духовную. На территории Германии властвовали французы и немецкий народ подвалялся.

· Брентано «повесть о Славном Касперле» собственно народное представление о чести – “Честь надо воздавать только лишь Богу”, – поскольку перед Богом мы все равны, и если помнить о Боге, помнить о том, что Бог глава всему, и праведного с нечестивым только лишь Бог рассудит. Исконное, народное начало, народное понимание того, что такое честь, противопоставляется ложному, дворянскому.

· Трагическое мироощущение. Самый трагичный из писателей этого кружка – Генрих фон Клейст. Пентесилея. комедия «Разбитый кувшин» народный сюжет попранного правосудия. Комична сама ситуация-суд из-за разбитого кувшина. социальный подтекст -крестьяне и судейство. Присутствуют элементы трагизма: разбитый кувшин как расколотый мир. Адам и Ева – аллюзии к грехопадению. Повесть «Михаэль Кольхаас». Одна но пламенная страсть, даже если она желание справедливости, ведёт к тому, что страдают невинные (жена Кольхааса). Столкновение естественного человеческого стремления к справедливости с общественными условностями.

Понятие гейдельбергского романтизма в истории литературы употребляется неоднородно. Наиболее распространено его узкое значение – деятельность Арнима и Брентано в области собирания и обработки народной поэзии (издание “Волшебного рога мальчика” в 1806-1808 гг., в трех томах). Существует, однако, и более широкое понимание гейдельбергского романтизма как основного центра его нового этапа, пришедшего на смену йенскому кружку, как младшего поколения романтиков, как периода расцвета романтизма.

Возникновение и становление гейдельбергского романтизма связано во многом с академическим движением в Гейдельбергском университете, испытавшем духовное возрождение с 1803 г., в первую очередь с деятельностью Ф.Кройцера и Й.Гёрреса. Центральная роль в формировании гейдельбергского кружка как культурного и эстетического единства принадлежит К.Брентано. Известно, что на раннем этапе (1804-1808) основная деятельность представителей романтической школы в Гейдельберге связана с идеями возрождения национальной старины (Арним и Брентано, Й.Гёррес, Савиньи, Якоб и Вильгельм Гриммы), В 1807 г. В Гейдельберг приезжает Й.фон Эйхендорф, который позже в части мемуаров “Галле и Гейдельберг” (1857) опишет свои впечатления от атмосферы, царившей в Гейдельберге того времени, называя среди важнейших фигур Гёрреса, Кройцера, Арнима и Брентано. В 1808 г. “Газета для отшельников”, издаваемая А.фон Арнимом при участии Брентано, Гёрреса, Тика, братьев Гримм, Ф. и А.В.Шлегелей. В этом же году гейдельбергский кружок как локальное единство практически прекращает свое существование. Гейдельбергский кружок явился фундаментом, на котором строятся теории Гёрреса и Кройцера, и почвой, из которой вырастают художественные творения Арнима, Брентано и Эйхендорфа. Ранний и зрелый периоды гейдельбергского романтизма тесно взаимосвязаны. Несмотря на то, что на этапе 1808-1812 гг. локальное единство – концентрирование вокруг города Гейдельберг и гейдельбергского университета -практически утеряно, как эстетическое единство гейдельбергский романтизм выражает себя наиболее полно именно в эти годы. Понимание идей гейдельбергского романтизма как результата внутреннего развития романтизма, содержащееся в концепции Жирмунского, утверждается и в современном немецкоязычном литературоведении. Становление и отграничение гейдельбергского романтизма как понятия связано во многом с противостоянием классицистскому движению в университете, представленному в первую очередь Й.Г.Фоссом, приехавшим в Гейдельберг в 1805 г. и не прекращавшим полемику с романтиками вплоть до 20-х годов XIX века. Следы спора между гейдельбергским романтизмом и классицизмом отразились, в частности, в романе Арнима “Графиня Долорес”. Представляется целесообразным, принимая во внимание наличие раннего этапа (1804-1808) с локализацией вокруг Гейдельбергского университета, говорить далее о 1808-1812 годах как об этапе зрелого гейдельбергского романтизма. Он вбирает в себя теорию и творчество представителей сформировавшегося на раннем этапе гейдельбергского кружка и находившегося в 1810-е годы под их влиянием Й.фон Эйхендорфа. Основными значимыми ориентирами являются: 1809 г. – “Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах” Ф.В.Й.Шеллинга; наиболее интенсивный период работы над “Романсами о Розарии” К.Брентано (-1812, неоконч.); сборник новелл Арнима “Зимний сад”; 1810 г.; роман А.фон Арнима “Бедность, богатство, прегрешение и покаяние графини Долорес”.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 10265 – | 7948 – или читать все.

Гете и Гримм: дружеские связи с представителями романтизма

Его преклонение перед Гёте, выраженное два десятилетия спустя, чувствуется и в письме, посланном брату в Кассиль 13 декабря 1809 года, через день после первого визита к Гёте. Не все надежды, какие возымели братья Гримм после этой первой встречи с тогда уже шестидесятилетним писателем, сбылись. В этом были виноваты вовсе не они и не их негромкая творческая работа, повлекшая за собой дружеские связи с уже известными представителями романтизма. Так, для Вильгельма, конечно, было разочарованием, что Гёте не написал нескольких вступительных слов к его первой книжной публикации «Героические песни», о чем Раним, просил его еще в апреле 1809 года. Штанг в своем труде «Гёте и братья Гримм» придерживается мнения, что Гёте счел за благо «держаться подальше от несколько крикливо выражавших себя старонемецких тенденций. Ему не хотелось, чтобы пошли толки, будто он стал вождем литературной партии, каковым его охотно нарекли бы Шлегели».

Так думаем мы теперь, обозрев это собрание; вначале мы полагали, что и здесь многое погибло и остались лишь сказки, известные и нам самим, просто их часто, как это водится, рассказывают с отклонениями. Но, будучи внимательны ко всему, что еще действительно уцелело от поэзии, мы пожелали познакомиться и с этими отклонениями, и тут нам открылось кое-что новое, и, хотя у нас не было возможности опрашивать людей далеко окрест, наше собрание год от года возрастало, так что теперь, по прошествии шести лет, оно кажется нам богатым; при этом мы понимаем, что многого нам еще, наверное, не хватает, однако нас все-таки радует мысль, что главное и лучшее у нас в руках. Почти все, за немногими оговоренными исключениями, было собрано в Гессене и в графстве Ханау, на берегах Майна, откуда мы родом, и записано по устным рассказам; поэтому с каждой сказкой для нас связано еще и приятное воспоминание. Немногие книги создавались с такой радостью, и мы с удовольствием еще раз открыто говорим здесь спасибо всем, кто принимал в ней участие».

Преимущественно в 1807 и 1808 годах Вильгельм порознь разъезжали по гессенскому краю, когда бы им ни представилась такая возможность, чтобы встретиться с тем или иным знатоком сказок, о котором они каким-то образом проведали, уговорить его рассказать им сказки и для начала дословно их записать. Не всегда расспросы оказывались такими успешными, как ожидал прежде всего Вильгельм. Сохранились сведения о весьма «неудачных попытках, какие Вильгельм Гримм предпринял с сказительницей в тамошнем Елизаветинском госпитале или с одной старой женщиной, с которой он познакомился там, когда гостил у своего друга Пуля, попытках, способных обескуражить других, не столь упорных собирателей и заставить их свернуть с намеченного пути». Тот факт, что братья Гримм в своих ранних материалах не указывали ни имя рассказчика, ни место и время записи, задал работу вплоть до наших дней. Тем более что в первом томе, вышедшем в 1812 году и содержавшем 86 сказок, ссылки на источники были даны только к 12 сказкам, почерпнутым не из устного предания, а из сборников сочинений. Важнейшие из них мы здесь называли. Лишь во втором томе, который Вильгельм Гримм выпустил в 1815 году, когда его брат был занят на службе у курфюрста Гессенского вдали от Капселя самостоятельно изданном им в 1822 году томе сочинений.

Прежде чем мы познакомим читателя со сказителями сказок, мы должны еще раз вернуться к той первой рукописи, которую братья Гримм послали своему другу по его настоятельной просьбе и которой они так и не получили обратно. Эти рукописные заметки Вильгельма вместе с семью автографами сказителей были найдены лишь через много лет после смерти «братьев-сказочников» в наследии, хранившемся в монастыре траппистов. Тем временем братья Гримм продолжали усердно собирать сказки. Еще в первой книжной публикации Вильгельма Гримма, в «Героических песнях, балладах и сказках», вышедших в в 1811 году, говорится:В сказках открывается волшебный мир, который сохранился и у нас, в наших родных лесах, подземных пещерах, в глубинах моря, его еще показывают детям. Эти сказки заслуживают больше внимания, нежели им уделяли до сих пор, не только ради их поэтичности, которая привлекательна сама по себе. но и потому, что они принадлежат к нашей национальной поэзии, ибо можно доказать, что они уже много веков бытуют в народе.

Успех этой первой совместной публикации братьев был ошеломляющим. Гермес по получении книги сразу же сообщил Вильгельму: «Мы получили детские сказки , которых с нетерпением ждали мои дети, и с тех пор они их не выпускают из рук. Младшая дочурка может уже многие рассказать. Моя старшенькая успела распространить их в городе среди детей, и уже через три дня после получения книги к нам пришел мальчик, чтобы взять почитать книжку, где говорится о кровяных колбасках и о колбасках жареных. Вечерами моей жене приходилось читать по семь сказок кряду, и, судя по впечатлению и неослабевающему вниманию, все сказки, что вполне естественно, прекрасно выдержали испытание. Вы вполне достигли своей цели и в мире детства воздвигли себе несокрушимый памятник.

Предыдущий реферат из данного раздела: Творчество Ханса Кристиана Андерсена

Следующее сочинение из данной рубрики: Детский сборник сказок Перро

Герстнер Г.: Братья Гримм
Между классикой и романтизмом

МЕЖДУ КЛАССИКОЙ И РОМАНТИЗМОМ

Дружба Якоба и Вильгельма Гриммов с Клеменсом Брентано, начавшаяся еще в студенческие годы в Марбурге, сблизила братьев с поэтами-романтиками.

В 1805 году в Гейдельберге Клеменс Брентано и Ахим фон Арним, проработав большое количество книг и рукописей за последние триста лет, решили выпустить сборник немецкой лирической народной поэзии. Первый том появился в 1806 году по названием «Волшебный рог мальчика». В дальнейшем он был дополнен и расширен уже при участии братьев Гримм. Скольким поэтам и музыкантам дал он плодотворный импульс в их творчестве!

В октябре 1807 года в письме к своему другу Арниму Брентано подчеркивал, в частности, как важно в этой работе заручиться сотрудничеством и братьев Гримм: «Крайне необходимо, чтобы ты был со мной, приезжай, так как сколько же можно откладывать работу над второй частью «Волшебного рога». Надеюсь, твоя шкатулка с песнями с тобой, у меня же их накопился целый воз. Мы можем здесь этим заняться исключительно успешно, даже лучше, чем тогда, в Гейдельберге, потому что здесь есть двое очень милых и верных друзей по фамилии Гримм, которых я когда-то заинтересовал старонемецкой поэзией. И вот после двух лет прилежного и очень последовательного обучения я встретил их настолько подготовленными, с таким количеством записей, с такими знаниями и с таким пониманием самых различных направлений всей романтической поэзии, что боюсь, при всей их скромности, они просто не понимают, каким богатством владеют. Обо всех вещах они знают гораздо больше, чем Тик, очень трогательно усердие, с которым они изящным почерком переписывали старинные стихотворения из книг, например, германские героические сказания или многочисленные рукописи, которые по бедности не могли приобрести. Их младший брат, Фердинанд, у которого очень красивый почерк, будет переписывать нам песни. А сами они поделятся всем, что у них есть, а это много! Ты полюбишь этих прекрасных людей, которые спокойно и сосредоточенно трудятся, чтобы когда-нибудь написать хорошую историю германской поэзии».

Второй и третий тома «Волшебного рога мальчика» были подготовлены уже при участии братьев Гримм и выпущены в 1808 году.

Как-то во время пребывания Вильгельма Гримма на курорте в Галле появился Брентано и пригласил его от имени фон Арнима отправиться вместе в Берлин. Арним писал, что, уж коли Вильгельм находится недалеко от Берлина, он должен навестить его. Вначале Вильгельм сомневался: только что он заплатил за ванны и врачу, и у него оставалось всего 18 талеров. Но Брентано не принял всерьез финансовую стесненность Вильгельма и сердито заявил, что у него достаточно денег для этой поездки. Если же Вильгельм не хочет взять деньги в подарок, то, может быть, не откажется в счет будущих гонораров? Вильгельму не хотелось расстраивать друга, а кроме того, нельзя же упускать такую возможность в спокойной обстановке поработать в библиотеке фон Арнима.

Читайте также:  Мечта могучая творящая сила (По повести-феерии А. Грина Алые паруса): сочинение

В сентябрьские дни 1809 года Арним «очень ласково и тепло» принимал Брентано и Вильгельма Гримма. Здесь, в Берлине, он представил своих гостей друзьям, Вильгельм познакомился со многими интересными людьми — актерами, художниками, писателями, со знатоками старонемецкой литературы. С одним из них, Фридрихом фон дер Хагеном, Вильгельм вел долгие споры о возникновении «Песни о Нибелунгах». Ходили в театр. Пьеса «Гёц фон Берлихинген» Гёте очень понравилась Вильгельму. Большой город произвел на него сильное впечатление. «Берлин самый прекрасный город, который когда-нибудь я видел, — писал он тетушке Циммер, — так же прекрасен Потсдам, который по большей части состоит из одних дворцов. Замок огромен и великолепен, как и Сан-Суси, где жил Фридрих Великий, но в этих огромных дворцах ничего не слышно, кроме собственных шагов и собственного голоса, так они и стоят безлюдные и заброшенные, и я не могу Вам даже сказать, как странно и печально себя здесь чувствуешь. Местность некрасивая — весь Берлин расположен на большой плоской песчаной равнине, и только с одной его стороны находится большой вырубленный лес, который называется Тиргартен и в котором, в общем, довольно красиво».

Из тех недель, что Вильгельм пробыл в Берлине, большую часть времени он провел в трудах. Забранные решетками окна его рабочей комнаты выходили во двор. Он сидел в окружении книг, и ему хотелось все это самым тщательным образом проработать. Он хотел привезти в Кассель что-нибудь важное, чтобы показать брату, что его поездка в Берлин была полезной и в литературном плане. На столе среди других книг лежал толстенный том песен мейстерзингеров.

Конечно, Вильгельма интересовало, над чем работают его друзья. Брентано был увлечен «Романсами о четках», а Арним заканчивал первую часть пьесы «Галле и Иерусалим». Вильгельм Гримм считал это произведение прекрасным, от него «веяло ароматом и свежестью».

В Берлине Вильгельму работалось хорошо — ведь королевский двор все еще пребывал в Кенигсберге, и не было обычной для этого города дворцовой суеты. Из всех членов королевской семьи в Берлине осталась лишь гессенская наследная принцесса Августа, сестра прусского короля и невестка королевы Луизы, получившая впоследствии титул курфюрстины Гессенской. Она занимала часть замка. Вильгельм Гримм засвидетельствовал свою преданность королевской фамилии — посетил наследную принцессу и выразил свое искреннее почтение женщине, чей ум, образованность и убеждения он глубоко уважал.

Пребывание Вильгельма в Берлине было интересным и полезным. Дружба братьев Гримм с романтиками Арнимом и Брентано после этой поездки стала еще теснее. Правда, с годами Брентано от них отдалился, но Арним остался им верен до самой смерти. Тогда же творческие интересы братьев Гримм перекликались с интересами обоих поэтов-романтиков.

В ноябре 1809 года Вильгельм, закончив лечение в Галле и погостив в Берлине, должен был наконец возвращаться домой, в Кассель. Арним тепло попрощался со своим гостем. Три ночи и два дня Вильгельму пришлось без отдыха трястись в почтовой карете. Уже наступили холода. Путь из Берлина до Галле, где экипаж сделал первую остановку, был нелегок. Дальше дорога шла на Веймар. И снова Вильгельм отсчитывает дни — теперь уже морозные, декабрьские — то в открытой для всех ветров коляске, то в закрытом почтовом экипаже.

В Веймаре у него было два дела. Прежде всего он хотел засвидетельствовать свое почтение Гёте. Вильгельм, как и его брат, испытывал глубочайшее уважение к этому человеку, еще будучи студентом, преклонялся перед великим веймарцем.

А еще Вильгельм собирался поискать в Веймаре и в расположенной неподалеку Йене старинные рукописи для брата.

11 декабря, устроившись в гостинице и переодевшись, он сразу же попросил проводить его в дом Гёте и передал рекомендательное письмо от Арнима. Но Гёте чувствовал еще недомогание после только что перенесенной болезни и не мог принять в этот день своего юного посетителя. Однако он был настолько внимателен, что предложил Вильгельму свою ложу в театре, где шла пьеса Коцебу «Жители маленького города».

На следующий день Вильгельм был приглашен на квартиру Гёте. Возможно, Гёте не только от Арнима, но и от других, может быть от Савиньи, слышал о братьях Гримм, об их великолепных коллекциях и глубоких познаниях в области древненемецкой литературы.

Слуга встретил Вильгельма в прихожей, украшенной скульптурами и портретами в нишах. По широкой парадной лестнице поднялись на второй этаж. У входа на полу черными буквами выложено: «Salve» — «Приветствую». Сбоку величественно застыл огромный канделябр. Через комнату, увешанную картинами, Вильгельма провели в кабинет хозяина: всюду рисунки и резьба по дереву. Двери окрашены в матовый коричневый цвет, золотые ручки в виде львиных голов — все производило впечатление необыкновенной строгости и чистоты. Вильгельму пришлось немного подождать, пока вышел сам Гёте. Он был одет торжественно — в черное, с двумя орденами.

«Я часто видел его портрет, — рассказывал Вильгельм брату о своем визите, — изучил его до малейших черточек, и тем не менее я был поражен величием, совершенством черт, простотой и добротой его лица. Он любезно пригласил меня сесть и начал дружескую беседу».

Со своим молодым гостем Гёте вел разговор как с равным. Говорили о «Песне о Нибелунгах», о северной поэзии, об Эдде 1 и древних датских героических песнях, которые Вильгельм Гримм только что перевел. Зашел разговор и о произведениях немецкой прозы прошлых лет, в частности о «Симплициссимусе». Вильгельм был растроган тем, что этот великий человек так проникновенно и заинтересованно разговаривал с молодым, неизвестным еще юношей. Во время разговора в течение часа Гёте не позволил себе даже намека на заносчивость или снисходительность, чем еще больше укрепил симпатии молодого человека.

А на другой день Вильгельма пригласили к обеду, от часу до четырех. Во время обеда Гёте удивил гостя еще одним талантом — замечательного хозяина. «Обед был на редкость приятен, — писал Вильгельм, — паштеты из гусиной печенки, зайчатина и тому подобные блюда. Он (Гёте) был еще приветливее, говорил довольно много и все время приглашал меня выпить, указывая на бутылку и тихо что-то бормоча, что он вообще часто делал; было славное красное вино. »

За столом сидели также Христиана Вульпиус, жена Гёте, которую Вильгельм нашел весьма милой, и секретарь поэта. Поговорили о портрете Беттины Брентано, который сделал Людвиг Эмиль Гримм. Гёте хвалил гравюру, считая, что тонкий резец художника создал портрет, весьма близкий к оригиналу и притом замечательный по композиции.

По вечерам Вильгельм ходил в театр, обычно сидел в ложе Гёте. Он еще не раз навестил писателя, и всегда его принимали тепло, приглашали к обеду. Проявляя особый интерес к исследованиям братьев Гримм, Гёте помог Вильгельму получить ряд рукописей из библиотеки герцога.

В Веймаре Вильгельм не только наносил визиты, он, как и хотел, тщательно перерыл все библиотеки в городе и в Йене в поисках памятников средневековой немецкой поэзии, перелистал пергаментные рукописи, тщательно просматривая страницу за страницей. Перебирая пожелтевшие манускрипты, подобно золотоискателю, открывал несметные сокровища — забытые старые тексты.

Вильгельм был доволен своей поездкой в Веймар — ведь, кроме исследований, он лично познакомился с Гёте, и у него сложилось собственное представление об этом человеке: «Я думаю, увидеть его собственными глазами невероятно полезно для понимания его стихов. В них то же соединение прекраснейшей, чистейшей и благороднейшей натуры, которую здравомыслящий человек сразу же распознает и начинает уважать, и той в высшей степени своеобразной, особенной культуры. Удивительный взгляд его глаз вызывает полнейшее доверие, хотя и удерживает нас на расстоянии». Вильгельм всю жизнь хранил преданность таланту Гёте, который, по его словам, «представлял собой характер народа в полном его расцвете».

Со своей стороны, и Гёте был настолько тронут скромными и самоотверженными усилиями братьев Гримм, что вскоре после пребывания Вильгельма в Веймаре направил Якобу нужные ему рукописи и письмо, в котором, в частности, было написано: «Мне будет очень приятно, если в этих томах Вы найдете интересные, значительные вещи, расшифруете и опубликуете их. Тем самым Вы еще больше обяжете всех нас и еще больше умножите Ваши заслуги в этом жанре литературы».

Нужно сказать, что в то время братья Гримм не опубликовали еще ни одной книги. Но их статьи уже обращали на себя внимание. Конечно, разница в возрасте была слишком большой, чтобы между Гёте и братьями Гримм могли установиться более тесные личные контакты. К тому времени Гёте уже написал большую часть своих творений, а братья Гримм только-только готовились печататься. Позже, желая и надеясь на дальнейшее внимание Гёте к их творчеству, они неоднократно посылали ему свои книги. Сами же на протяжении всей жизни были не только почитателями, но и прилежными читателями произведений Гёте.

Уходя корнями в романтизм, братья Гримм навсегда сохранили признание классического духа, который так полно олицетворяло собой все творчество Гёте.

Примечания

1. Эдда — один из величайших памятников мирового эпоса. Различаются две Эдды: Старшая, или стихотворная, и Младшая, или прозаическая.

Сочинение: Романтизм как литературное направление в произведениях А.С.Пушкина

1. Что такое романтизм?

2. Причины возникновения романтизма.

3. Основной конфликт романтизма.

4. Эпоха романтизма.

5. Пушкин – пролагатель новых путей русской литературы.

6. “Евгений Онегин” – изображение современной действительности.

Романтизм (от франц. Romantisme) – идейное и художественное направление, которое возникает в конце XVIII века в европейской и американской культуре и продолжается до 40-х годов XIX века. Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и буржуазном прогрессе, романтизм противопоставил утилитаризму и нивелированию личности устремленность к безграничной свободе и “бесконечному”, жажду совершенства и обновления, пафос личности и гражданской независимости.

Мучительный распад идеала и социальной действительности – основа романтического мировосприятия и искусства. Утверждение самоценности духовно-творческой жизни личности, изображение сильных страстей, одухотворенной и целительной природы, соседствует с мотивами “мировой скорби”, “мирового зла”, “ночной” стороны души. Интерес к национальному прошлому (нередко – его идеализация), традициям фольклора и культуры своего и других народов, стремление издать универсальную картину мира (прежде всего истории и литературы) нашли выражение в идеологии и практике Романтизма.

Романтизм наблюдается в литературе, изобразительном искусстве, архитектуре, поведении, одежде и психологии людей.

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РОМАНТИЗМА.

Непосредственной причиной, вызвавшей появление романтизма, была Великая французская буржуазная революция. Как это стало возможно?

До революции мир был упорядочен, в нем существовала четкая иерархия, каждый человек занимал свое место. Революция перевернула “пирамиду” общества, новое еще не было создано, поэтому у отдельного человека возникло чувство одиночества. Жизнь – поток, жизнь – игра, в которой кому-то повезет, а кому-то нет. В литературе возникают образы игроков – людей, которые играют с судьбой. Можно вспомнить такие произведения европейских писателей, как “Игрок” Гофмана, “Красное и черное” Стендаля (а красное и черное – это цвета рулетки!), а в русской литературе это “Пиковая дама” Пушкина, “Игроки” Гоголя, “Маскарад” Лермонтова.

ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТ РОМАНТИЗМА

Основным является конфликт человека с миром. Возникает психология бунтующей личности, которую наиболее глубоко отразил Лорд Байрон в произведении “Путешествие Чайльд-Гарольда”. Популярность этого произведения была так велика, что возникло целое явление – “байронизм”, и целые поколения молодых людей старались подражать ему (таков, например, Печорин в “Герое нашего времени” Лермонтова).

Романтических героев объединяет чувство собственной исключительности. “Я” – осознается как высшая ценность, отсюда эгоцентризм романтического героя. Но сосредоточившись на себе, человек вступает в конфликт с действительностью.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ – мир странный, фантастический, необыкновенный, как в сказке Гофмана “Щелкунчик”, или уродливый, как в его сказке “Крошка Цахес”. В этих сказках происходят странные события, предметы оживают и вступают в пространные беседы, основной темой которых становится глубокий разрыв между идеалами и действительностью. И этот разрыв становится основной ТЕМОЙ лирики романтизма.

Перед писателями начала XIX века, творчество которых складывалось после Великой французской революции, жизнь поставила иные задачи, чем перед их предшественниками. Им предстояло впервые открыть и художественно сформировать новый материк.

Читайте также:  Сочинение по прочитанной книге (по повести А.Грина Алые паруса): сочинение

Мыслящий и чувствующий человек нового века имел за плечами долгий и поучительный опыт предшествующих поколений, он был наделен глубоким и сложным внутренним миром, перед его взором витали образы героев французской революции, наполеоновских войн, национально-освободительных движений, образы поэзии Гете и Байрона. В России Отечественная война 1812 года сыграла в духовном и нравственном развитии общества роль важнейшего исторического рубежа, глубоко изменив культурно-исторический облик русского общества. По своему значению для национальной культуры он может быть сопоставлен с периодом революции XVIII века на Западе.

И в эту эпоху революционных бурь, военных потрясений и национально-освободительных движений, возникает вопрос, может ли на почве новой исторической действительности возникнуть новая литература, не уступающая по своему художественному совершенству наиболее великим явлениям литературы древнего мира и эпохи Возрождения? И может ли в основе ее дальнейшего развития быть “современный человек”, человек из народа? Но человек из народа, который участвовал во французской революции или на плечи которого легла тяжесть борьбы с Наполеоном, не мог быть обрисован в литературе средствами романистов и поэтов предыдущего столетия, – он требовал для своего поэтического воплощения иных методов.

ПУШКИН – ПРОЛАГАТЕЛЬ РОМАНТИЗМА

Только Пушкин первый в русской литературе XIX века смог и в стихах и в прозе найти адекватные средства для воплощения разностороннего духовного мира, исторического облика и поведения того нового, глубоко мыслящего и чувствующего героя русской жизни, который занял в ней центральное место после 1812 года и в особенности после восстания декабристов.

В лицейских стихотворениях Пушкин еще не мог, да и не решался сделать героем своей лирики реального человека нового поколения со всей присущей ему внутренней психологической сложностью. Пушкинское стихотворение представляло как бы равнодействующую двух сил: личного переживания поэта и условной, “готовой”, традиционной поэтической формулы-схемы, по внутренним законам которой оформлялось и развивалось это переживание.

Однако постепенно поэт освобождается от власти канонов и в его стихотворениях перед нами предстает уже не юный “философ”-эпикуреец, обитатель условного “городка”, а человек нового века, с его богатой и напряженной интеллектуальной и эмоциональной внутренней жизнью.

Аналогичный процесс происходит в творчестве Пушкина в любых жанрах, где условные образы персонажей, уже освященные традицией, уступают место фигурам живых людей с их сложными, разнообразными поступками и психологическими мотивами. Сначала это еще несколько отвлеченные Пленник или Алеко. Но вскоре их сменяет вполне реальные Онегин, Ленский, молодой Дубровский, Герман, Чарский. И, наконец, самым полным выражением нового типа личности станет лирическое “Я” Пушкина, сам поэт, духовный мир которого представляет собой наиболее глубокое, богатое и сложное выражение жгучих моральных и интеллектуальных вопросов времени.

Одним из условий того исторического переворота, который Пушкин совершил в развитии русской поэзии, драматургии и повествовательной прозы, был осуществленный им принципиальный разрыв с просветительски-рационалестическим, внеисторическим представлением о “природе” человека, законах человеческого мышления и чувствования.

Сложная и противоречивая душа “молодого человека” начала XIX века в “Кавказском пленнике”, “Цыганах”, “Евгении Онегине” стала для Пушкина объектом художественно-психологического наблюдения и изучения в ее особом, специфическом и неповторимом историческом качестве. Ставя своего героя каждый раз в определенные условия, изображая его в различных обстоятельствах, в новых отношениях с людьми, исследуя его психологию с разных сторон и пользуясь для этого всякий раз новой системой художественных “зеркал”, Пушкин в своей лирике, южных поэмах и “Онегине” стремится с различных сторон приблизиться к пониманию его души, а через нее – дальше к пониманию отраженных в этой душе закономерностей современной ему общественно-исторической жизни.

Историческое понимание человека и человеческой психологии начало зарождаться у Пушкина в конце 1810 – начале 1820-ых годов. Первое отчетливое выражение его мы встречаем в исторических элегиях этой поры (“Погасло дневное светило…” (1820), “К Овидию” (1821) и др.) и в поэме “Кавказский пленник”, главный герой которой был задуман Пушкиным, по собственному признанию поэта, как носитель чувств и настроений, характерных для молодежи XIX века с ее “равнодушием к жизни” и “преждевременной старостью души” (из письма к В.П. Горчакову, октябрь-ноябрь 1822г.)

“ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН” – изображение современной действительности

Возникнувший впервые в период южных поэм, исторический подход Пушкина к пониманию “законов” души и сердца человека – прошлого и современного – получит вскоре последовательное выражение в “Евгении Онегине” и “Борисе Годунове”. Проводимое Пушкиным в “Евгении Онегине” сопоставление социально-бытового и нравственно-психологического облика двух поколений – Онегина с его отцом и дядей, Татьяны с ее родителями – свидетельство исключительного по своей глубине, тончайшего понимания зависимости человеческой психологии от бытовой и культурно-исторической атмосферы времени. В отличие от главных героев в произведениях его предшественников и старших современников, в том числе героев Карамзина и Жуковского, Онегин и Татьяна – люди, весь психологический и нравственный облик которых пронизан отражениями интеллектуальной и нравственной жизни из времени.

Как прекрасно понимает Пушкин, отец Онегина и Ларина-мать, оказавшись в положении Евгения и Татьяны, вели себя иначе, так как их времени были свойственны другие идеалы и другие нравственные представления, а вместе с тем – и иной строй чувства, иной жизненный ритм. Молодой человек, выросший в Петербурге, воспитанный гувернером-французом и читавший Адама Смита, мыслит иначе, чем его недалекий, воспитанный еще во нравах прошлого века, “благородно” служивший и промотавшийся отец. Поколение, кумирами которого были ловеласы и грандисоны, чувствовало не так, как поколение, зачитывающееся Байроном, Бенжаменом Констаном и мадам де Сталь. Сопоставляя характеры Онегина и Татьяны с характерами людей прошлого поколения, Пушкин показывает, как в реальном процессе жизни складываются новые, исторически неповторимые свойства души людей XIX века. Свойства эти определяют особые черты всей жизни – внешней и внутренней – молодого поколения, принципиально, качественно отличной от жизни “отцов”, таящей в себе новые, не известные прежней литературе сложные нравственно-психологические проблемы.

Татьяна встречает Онегина. В жанре сентиментальной повести такая встреча была бы описана как встреча двух возвышенных сердец, в романтической поэме – двух избранных, хотя и различных по своему складу, высоких, поэтических натур, противопоставленных поэтом окружающей действительности и превосходящих других, обыденных людей по силе своих чувств и стремлений. Другое мы видим у Пушкина. И Татьяна и Онегин представляются Пушкиным не как вариации готовых, повторяющихся типов, а как диалектически сложные человеческие характеры, каждый из которых несет на себе отпечаток условий его жизни, своего особого душевного опыта. Несходными обстоятельствами развития героев романа определен и характер того психологического преломления, которое образ каждого из них получает, отражаясь в сознании другого.

Как показывает читателю Пушкин, любовь Татьяны составляет психологическое отражение (и выражение) всей ее предшествующей жизни (материальных и духовных факторов): русская природа, общение с няней, восприятие народной жизни. И, наконец, вся окраска любовного чувства Татьяны к Онегину была бы иной, если бы она не пропустила его образ сквозь призму героев и сюжетов своих любовных романов, не ассоциировала его с ними.

Изображение Пушкиным детства и зрелого возраста Онегина и Татьяны, их отношение к природе, людям, окружающим их предметам быта – есть взаимосвязанные, переходящие друг в друга моменты единого процесса социально-бытового и психологического развития героев. А характеристика отца Онегина, его дяди, учителей, описание его образа жизни в Петербурге создают яркую картину русской дворянской жизни начала XIX века. Знакомство с воспитанием и образом жизни главного героя до встречи с Татьяной объясняет читателю его реакцию на встречу в героиней и не ее письмо. А описание этой реакции является новым дальнейшим этапом более углубленного знакомства читателя с героем, дает новый материал для проникновения в характер и психологию “молодого человека” XIX века.

Таким образом, все отдельные эпизоды в романе оказываются не безразличными друг к другу, а внутренне связанные между собой. Причем не только окружающая обстановка и внешние факторы жизни помогают объяснить и понять внутренний мир персонажей, но и сам этот мир приобретает огромное, исключительное значение в изображении современной действительности того времени.

Историческое понимание не только внешней среды и обстановки, в которой живут и действуют люди, но и самого строя их чувств и нравственной жизни, не менее отчетливо выражено в пушкинской прозе – от “Арапа Петра Великого” до “Пиковой дамы”, “Капитанской дочки” и “Египетских ночей”.

В произведения Пушкина вместе с переменой “духа времени” меняются не только общественные нравы, характеры и моды, но также и отношения, складывающиеся между людьми: любовь средневекового паладина или “рыцаря бедного” принципиально, качественно отличается от любви молодых людей XIX века. Поэтому и в литературе XVIII века “рыцаря бедного” вытеснил кавалер Фоблас, а уже полвека спустя “Фобласов обветшала слава”, и их место заняли Онегин и Чайльд-Гарольд.

Особенность всякого произведения искусства и литературы состоит в том, что оно не умирает вместе со своим создателем и своей эпохой, но продолжает жить и позднее, причем в процессе этой позднейшей жизни исторически закономерно вступает в новые отношения с историей. И эти отношения могут осветить произведение для современников новым светом, могут обогатить его новыми, не замеченными прежде смысловыми гранями, извлечь из его глубины на поверхность такие важные, но еще не сознававшиеся прежними поколениями моменты психологического и нравственного содержания, значение которых впервые и могло быть по-настоящему оценено лишь в условиях доследующей, более зрелой эпохи. Так произошло и с творчеством Пушкина. Опыт исторической жизни XIX и XX веков и творчество наследников великого поэта раскрыли в его произведениях новые важные философские и художественные смыслы, часто еще недоступные ни современникам Пушкина, ни его первым ближайшим, не посредственным преемникам, в том числе Белинскому. Но так же как творчество учеников и наследников Пушкина помогает сегодня лучше понять произведения великого поэта и оценить по достоинству все скрытые в них семена, получившие развитие в будущем, так и анализ художественных открытий Пушкина позволяет литературной науке глубже проникнуть в последующие открытия русской литературы XIX и XX веков. Это подчеркивает глубокую, органическую связь между новыми путями, проложенными в искусстве Пушкиным, и всем позднейшим развитием русской литературы вплоть до наших дней.

1. “Литература в Движении Времени”, Фридлендер Г.М.

2. “Жизнь и творчество А.С.Пушкина”, Кулешов В.И.

3. “Проза Пушкина: Пути эволюции”, Томашевский Б.В.

Любовь сильнее смерти (по рассказу А. И. Куприна “Гранатовый браслет”)

Школьное сочинение

У каждого художника можно всегда подметить излюбленную тему, и есть такая тема и у Куприна, ее он подчеркнул, может быть, излишне резко, в рассказе “Гранатовый браслет”. Это гамсуновская тема о “неразделенной, невознагражденной, мучительной любви “, тема о той большой любви, которая приходит раз в сто лет, о которой любят так красиво мечтать женщины и герои-романтики у Куприна, да и он сам.

Тема любви, настоящей, возвышенной, идеальной, не требующей ответа и награды, звучит во многих произведениях А. И. Куприна. Именно любовь, по твердому убеждению писателя, делает человека сильным, решительным, смелым, благородным. Она помогает преодолеть любые преграды и невзгоды, помогает сопротивляться несправедливости и жестокости, которые так часто встречаются в жизни, сопротивляться бездуховности окружающего мира, общепринятой обывательской морали современного общества. Сопротивляться и побеждать — пусть даже ценой собственной жизни.

Любовь — это спасительная сила, сберегающая человека и само человечество от нравственного вырождения. На такую любовь способны далеко не все. Она благословляет только лучших из людей, только людей с открытой, неиспорченной душой, с добрым, отзывчивым сердцем. Именно такими и являются герои лучших повестей и рассказов А. И. Куприна (“Олеся”, “Поединок”, “Суламифь”).

Писатель обращается к теме любви как к одной из величайших загадок бытия. И, наверное, именно поэтому в его произведениях настоящая любовь всегда идет рядом со смертью. Смерть во имя спасения — любимого, себя, своего чувства. Нежная и самоотверженная Олеся полюбила “доброго, но только слабого” Ивана Тимофеевича и ради него совершила настоящий подвиг любви. “Чистый и добрый” Ромашов без малейшего сомнения пожертвовал собой ради расчетливой Шурочки Николаевой. Трепетная Суламифь отдала жизнь за своего любимого. Все эти герои вызывают истинное восхищение — восхищение силой характера, глубиной чувств, богатством духовного мира. Их истории проникают в самые глубины сердца, заставляя нас задумываться над тем, что же такое настоящая любовь, какую невероятную силу таит она в себе.

Особенно впечатляет и волнует история романтической любви, описанная в рассказе “Гранатовый браслет”. Как обычно в произведениях Куприна, эта любовь заканчивается трагически — не найдя понимания в сердце любимой женщины — гордой и прекрасной княжны Веры, требующей “прекратить как можно скорее” навязчивые ухаживания, Желтков находит единственное возможное для себя решение — уходит из жизни. Но этот факт только подчеркивает истинность любви героя, которая, по словам генерала Аносова, всегда “должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире!” Любовь должна быть возвышенной и бескорыстной, “дивной, всепрощающей, на все готовой, скромной и самоотверженной”. Ее не должны касаться “никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы”. О такой любви слагают стихи поэты, ей посвящают свои творения художники и музыканты, о такой любви “грезят женщины”. Именно такой была любовь Желткова, но, к сожалению, такая любовь почти исчезла из реальной жизни. Как утверждает автор, “виноваты мужчины. неспособные к сильным желаниям, к героическим поступкам, к нежности и обожанию”.

Читайте также:  Сочинение по прочитанной книге (по повести А.Грина Алые паруса): сочинение

Читая рассказ Куприна, начинаешь верить, что и в наши дни еще можно — пусть и редко — встретить такую любовь. Подтверждением этому является тот факт, что история, положенная в основу “Гранатового браслета”, взята автором из жизни. Рассказанная хорошими знакомыми писателя, семьей Любимовых, в реальной жизни она не имела такого трагического продолжения, но реальный Желтиков был таким же простым служащим, как и Желтков Куприна. И точно так же в свое время испытывал чистую, искреннюю и бескорыстную любовь, подлинное восхищение и преклонение перед любимой женщиной. Любовь, не ставшую разделенной, но не утратившую от этого своей прелести и величия.

Внешний облик, социальное положение, манера поведения героя рассказа “Гранатовый браслет” соответствуют образу “маленького человека”. Но этого “маленького” человека можно назвать “великим “: нас покоряет богатство его внутреннего мира, благородство его души, глубина и сила его чувства. Его любовью не могут управлять ни он сам, ни, тем более, внешние обстоятельства. Лишить его главного чувства в жизни не способны ни уговоры, ни угрозы. Уходя из жизни, чтобы освободить от своего внимания княгиню Веру Николаевну, Желтков пишет ей последнее письмо. Герой не упрекает свою возлюбленную, наоборот, он благодарен ей за то, что она была в его жизни единственной радостью. И даже просит у нее прощения: “Я не виноват, Вера Николаевна, что Богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что. для меня вся жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это”.

Просить прощения за любовь, за то, что именно эта женщина оказалась одной из немногих “избранных”, удостоенных такого всепоглощающего чувства?! Думаю, на такое способны только по-настоящему сильные личности. “В первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет никого похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли”.

Да, такие слова, наверное, могли бы растопить даже самое черствое и гордое сердце. А Вера, на мой взгляд, не была черствой. В ее душе жила нежность, “которой она в себе не ожидала”. Жаль, что только прочитав прощальное письмо, она увидела и поняла всю силу, все бескорыстие любви Желткова к ней, все величие души человека, который столько времени был для нее лишь поводом для досады и негодования.

Уходя, этот человек говорит: “Да святится имя Твое”. Эти слова звучат как гимн любви, гимн величию человеческой души, гимн самой жизни. Герой умирает, но чувство его живо. До последней минуты Желтков остается сильным, безмерно любящим и благодарным жизни. Его любовь оказалась “сильна как смерть”. Она оказалась даже сильнее смерти. Это была любовь, для которой совершить любой подвиг, пойти на мучение или гибель вовсе не труд, а великая радость. Эта любовь побеждает смерть, потому что тот, кто любит, не боится гибели. Он продолжает славить и благодарить возлюбленную. Эта любовь сильнее всего на свете. И эта сила еще больше подчеркивается музыкой Бетховена, которая звучит в финале рассказа. Музыка великого композитора вызывает в душе героини, да и в наших тоже, такое смятение чувств, что невольно верится в бессмертие души, в великую силу любви, дающей вдохновение мастерам искусства и оставляющей вечную память о себе. А если остается жива память об этой любви, то жива и сама любовь, в людской памяти продолжает жить человек, который оказался способным на такое сильное чувство.

Почти век назад великий мастер художественного слова А. И. Куприн поставил важнейшие жизненные вопросы — о смысле человеческой жизни, о силе характера, о достоинстве и справедливости, об истинных чувствах, о любви и смерти. Ответы на эти вопросы искали многие поколения читателей. Продолжаем искать их и мы. А произведения писателя, наполненные неповторимым светом, оптимизмом, волшебством и нереальной красотой, помогают нам следовать в этих поисках по правильному пути. И верить, что обязательно найдем то, что ищем, когда найдем — испытаем, встретим ту единственную, настоящую, истинную любовь, которая способна победить все. Даже смерть!

Черты романтизма в романе Герой нашего времени Лермонтова

Роман «Герои нашего времени» написан М.Ю.Лермонтовым в реалистическом стиле. Но временами там проявляется и романтизм, который показывает главного героя как разностороннюю личность.

Главным образом романтизм проявляется в описании природы, рассказывая о красотах и опасностях гор Кавказа. В действиях каждого героя понимание красоты окружающего мира меняется, в зависимости от персонажа. Например, страстные герои, как Максим Максимович и Бэла, видят природу иначе, и при их описании она играет яркими красками. Для других же, персонажей с нищей душой, все происходящее вокруг лишь фон, не представляющий ничего необычного.

В природе вдохновение черпает и главный герой романа – Григорий Александрович Печорин. Несмотря на образ одинокого, загадочного и скучающего человека, в некоторых главах произведения четко видны его романтические черты. В части «Тамань» он предстает, как романтический юноша, склонный к предрассудкам. Его встреча с контрабандистами, нарушившая их планы, наполнена реализмом. Но то, как описывается море и паруса, является полноправными чертами романтизма.

Также реализм и романтизм переплетаются в главе «Максим Максимович». Здесь Печорин выступает как реалистический персонаж, переживая одиночество и разочарование в жизни. Но ему противостоит полный романтических качеств Максим Максимович – друг главного героя.

В главе «Бэла» полностью преобладает романтизм. В ней главного героя переполняет восхищение горами Кавказа. Такая романтическая атмосфера способствовала влюбленности Печорина в экзотическую Бэлу. Но вскоре он разочаровался в ней, не найдя в отношениях с дикаркой никакого отличия от любви знатной особы.

Кульминационной главой, наполненной романтизмом, становится «Фаталист». В ней главный герой ставит на кон собственную жизнь, проявляя такие романтические черты, как жертвенность и игры со смертью.

Наиболее ярко романтизм прослеживается в записях, которые Печорин делает в своем дневнике. Там он открыто и честно излагает свои мысли, наполненные искренними чувствами, без приукрашивания и притворства. Там он рассказывает о чувствах к княжне, которые считает лишь пустым звуком, признается, что играет с любовью девушки. Пустыми и лишними чувствами он называет и дружбу. Эти мысли создают вокруг персонажа атмосферу романтики, мятежности и грусти.

В других моментах романа Печорин поступает как настоящий реалист, разрушая романтические представления других героев. В одной его личности уживаются как романтические позывы, так и пороки общества, бессердечность к окружающим и безжалостный эгоизм. Романтизм является преградой для трезвого и четкого восприятия действительности.

2 вариант

Яркое выражение в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» получило одно из самых сложных направлений в художественной литературе – романтизм.

Центральное место занимает в романе образ Печорина. Автор представляет его сильной личностью, который во всем пытается противостоять законам общества, в котором он пребывает. Это одна из особенностей направления. Именно вокруг него, в первую очередь, определяются черты романтизма. Несмотря на постоянный контакт героя с окружающими его людьми, он остается в душе одиноким и несчастным. С одной стороны, Печориным управляют некоторые эмоции, которые иногда даже напоминают страсти. Однако восхищение женщинами, общение с товарищами – это лишь ложная видимая оболочка, которая его угнетает. Его разочарование жизнь неискоренимо, поэтому Печорин отдается течению жизни, продолжая гневаться, скучать и презирать остальных. Героя в обществе ждет только разлад, это приводит его к постоянным мучениям. Создается ощущение, что он постоянно играет с судьбой, безбоязненно относится к ее переменам.

Произведение наполнено эмоциональными состояниями героев, которые стремятся к счастью по-разному. Читатель не может не обратить внимание, что чувства в тексте занимают главное место. Они управляют героями, делая их несчастными или помогают приблизиться к мечте.

Внутренний мир каждого героя в романе имеет первостепенное значение. Их переживания, связанные с пробой своих чувств в разных ситуациях, являются показателем становления на протяжении определенного этапа души, формирования характеров. Стремление героев к идеалам присутствует на страницах романа с разной степенью проявления. Одни проявляют меньше эмоций, стараясь оставаться больше в тени, скрывая свои чувства. Другие идут к цели, идеалу через страдания других.

Детальное описание пейзажа в романе является чертой, характерной для романтизма. Созвучие с душевным состоянием героев становится обязательной особенностью направления. Освобождение мыслей от тревог происходит с Печориным в тот момент, когда он «с жадностью глотает благовонный воздух». Он непрестанно отмечает ароматы в воздухе, синеву небес. Каждая зарисовка будто вторит желаниям, мыслям героев, сопровождая их душевное состояние.

Сочинение Романтизм романа “Герой нашего времени”

В реалистическом романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» можно обнаружить немало романтических черт. Прежде всего, одной из них является образ главного героя.

Григорий Печорин – личность с романтическим воображением, человек страстей. На протяжении произведении читатель следит за последовательным разрушением романтических иллюзий героя. Молодой человек будто сошёл со страниц европейских романтических книг – одинокий, загадочный, страдающий, создающий впечатление изгнанника, что так притягивает светских барышень.

Каждая глава романа знакомит нас с определённой гранью характера молодого человека. В хронологически первой части, «Тамани», Печорин предстаёт юным романтиком, верящим в тайные знаки судьбы и склонным к предрассудкам. Ситуация со слепым мальчик манит его своей таинственностью, девушка-контрабандистка кажется ундиной из немецких баллад, а в возможности ввязаться в историю с преступниками герой слышит зов к приключениям. Романтический фон усиливает экзотический морской пейзаж. Правда оказывается прозаичной: бандиты хотят убрать Печорина как ненужного свидетеля.

В главе «Бэла» Печорин снова оказывается в центре романтической атмосферы. Окружающие горы, бесстрашные горцы – неудивительно, что в такой среде офицер влюбился в экзотичную Бэлу. Однако чувства дикарки ничем не отличаются от любви знатной барышни, и Печорин опять впадает в хандру.

Кульминационной становится глава «Фаталист», где Григорий Александрович вступает в схватку с судьбой. Герой ставит эксперимент над собой и Вуличем, проверяя существование рока. Однако ни та, ни другая ситуация не может подтвердить или опровергнуть его сомнения. Удачный захват пьяного казака можно трактовать и как благосклонность судьбы, и как хорошо продуманные действия.

В других эпизодах Печорин разрушает чужие романтические иллюзии – веру Максима Максимыча в дружбу, наивное представление княжны Мери о любви и браке. В романтичной личности героя рядом с благородными порывами соседствуют пороки общества, холодный эгоизм и бессердечное отношение к окружающим. Романтизм становится препятствием для здравого восприятия реальности, «розовый флёр», который нужно отдёрнуть. Это те самые «сласти», которыми так долго кормят людей, в то время как им нужны «горькие лекарства, едкие истины». Но автор только указывает на болезнь, а как её лечить – дело за читателем.

Также читают:

Картинка к сочинению Черты романтизма в романе Герой нашего времени

Популярные сегодня темы

Произведение под названием «Процесс» написано немецким писателем Францем Кафкой. Он создал по истине гениально произведение, когда читатель, погружаясь в мир Кафки, сможет прочувствовать все на своей коже.

Проблема бездомных животных очень актуальна в современном мире. Очень часто мы видим сюжеты с бездомными животными в фильмах и книгах. К сожалению, это стало привычным делом.

Михаил Зощенко, гениальный российский прозаик, написал детский рассказ под названием «Елка». В произведении главная роль отводится персонажу по имени Минька. Перейдем к его подробной характеристике.

Музыка очень плотно вошла в жизнь современного человека. Она окружает нас повсюду: в магазине, в метро, да и просто на улице можно услышать ее мотивы. Мы настолько привыкли к ней, что подчас она не только совпадает с нашим настроением, но и делает его.

Пушкин написал огромное количество разных произведений, которые стали известны на весь мир. Но самое первое произведение, которое завершил автор, называется «Повесть Белкина»

Ссылка на основную публикацию
×
×