Три важнейшие стихии в творчестве Гоголя: сочинение

Сочетание реального и фантастического в произведениях Н. В. Гоголя

Н.В ГОГОЛЬ

РУССКАЯ ФАНТАСТИКА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 19 ВЕКА

Общая характеристика творчества Н.В. Гоголя

Н. В. Гоголь — первый крупный русский писатель-прозаик. В этом качестве он, по мнению многих совре­менников, стоял выше самого Пушкина, которого при­знавали прежде всего как поэта. Например, Белинский, похвалив пушкинскую «Историю села Горюхина», сде­лал оговорку: «. Если бы в нашей литературе не было повестей Гоголя, то мы ничего лучшего не знали бы».

С Гоголем и «гоголевским направлением» (более поз­дний термин русской критики, введен Н. Г. Чернышев­ским ) обычно связывают расцвет реализма в русской прозе. Для него характерно особое внимание к социаль­ной проблематике, изображение (нередко сатирическое) социальных пороков николаевской России, тщательное воспроизведение социально и культурно значимых дета­лей в портрете, интерьере, пейзаже и других описаниях;

обращение к темам петербургской жизни, изображение судьбы мелкого чиновника. Белинский считал, что в произведениях Гоголя отражается дух «призрачной» дей­ствительности тогдашней России. Белинский же подчер­кивал, что творчество Гоголя нельзя сводить к социаль­ной сатире (что касается самого Гоголя, то он никогда не считал себя сатириком).

В то же время реализм Гоголя совершенно особого рода. Некоторые исследователи (например, писатель В. В. Набоков) вообще не считают Гоголя реалистом, другие называют его стиль «фантастическим реализ­мом». Дело в том, что Гоголь — мастер фантасмагории . Во многих его сюжетах присутствует фантастический элемент. Создается ощущение «смещенной», «искрив­ленной» реальности, напоминающей кривое зеркало. Это связано с гиперболой и гротеском — важнейшими элементами эстетики Гоголя. Многое связывает Гоголя и с романтиками (например, с Э. Т. Гофманом, у кото­рого фантасмагория часто переплетается с социальной сатирой). Но, отталкиваясь от романтических традиций, Гоголь направляет заимствованные из них мотивы в но­вое, реалистическое русло.

В произведениях Гоголя много юмора. Не случайно статья В. Г. Короленко о творческой судьбе Гоголя на­зывается «Трагедия великого юмориста». В гоголевском юморе преобладает абсурдное начало. Традиции Гоголя унаследовали многие русские юмористы конца XIX и XX в., а также те писатели, которые ориентировались на эстетику абсурда (например, «обэриуты»: Д. Хармс, А. Введенский и др.).

Сам Гоголь был в некотором роде идеалистом и стра­стно желал «научиться» изображать положительно-прекрасный мир, подлинно гармонические и возвышенно-героические характеры. Склонность изображать только смешное и безобразное психологически тяготила писа­теля, он испытывал чувство вины за то, что показывает только гротескные, карикатурные персонажи. Гоголь не­однократно признавался, что передавал этим героям свои собственные душевные пороки, начинял их своей «дрянью и гадостью». Особенно остро эта тема звучит, например, в начале главы VII «Мертвых душ» (найдите ее), а также в публицистике (см. «Четыре письма к раз­ным лицам по поводу «Мертвых душ» из цикла «Вы­бранные места из переписки с друзьями»). В поздние годы творчества Гоголь переживал глубокий душевный кризис и был на грани психического расстройства. В эти годы писатель давал своим ранее написанным произве­дениям неожиданную парадоксальную трактовку. Нахо­дясь в тяжелой депрессии. Гоголь уничтожил второй и третий тома поэмы «Мертвые души», и одной из причин этого поступка было болезненное неприятие писателем своего творчества.

Реальное в сюжетах Гоголя соседствует с фантастиче­ским на протяжении всего творчества писателя. Но это явление претерпевает некоторую эволюцию — роль, ме­сто и способы включения фантастического элемента не всегда остаются одинаковыми.

В ранних произведениях Гоголя («Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий») фантастическое выходит на пе­редний план сюжета (чудесные метаморфозы, появление нечистой силы), оно связано с фольклором (малороссий­ские сказки и легенды) и с романтической литературой, которая тоже заимствовала такие мотивы из фольклора.

Отметим, что одним из «любимых» персонажей Гого­ля является «чорт». Различная нечистая сила часто появ­ляется в сюжетах «Вечеров на хуторе близ Диканьки» в лубочно-фарсовой, не страшном, а скорее смешном виде (есть и исключения, например, демонический кол­дун в «Страшной мести»). В произведениях более позд­него периода сильнее чувствуется мистическая тревога автора, ощущение присутствия чего-то зловещего в ми-. ре, страстное желание победить это смехом. Д. С. Ме­режковский в своей работе «Гоголь и чорт» выражает эту мысль удачной метафорой: цель творчества Гоголя — «высмеять чорта».

В петербургских повестях фантастический элемент резко отодвигается на второй план сюжета, фантастика как бы растворяется в реальности. Сверхъестественное присутствует в сюжете не прямо, а косвенно, опосре­дованно, например, как сон («Нос»), бред («Записки сумасшедшего»), неправдоподобные слухи («Шинель»). Только в повести «Портрет» происходят действительно сверхъестественные события. Не случайно Белинскому не понравилась первая редакция повести «Портрет» именно из-за чрезмерного присутствия в ней мистиче­ского элемента.

Наконец, в произведениях последнего периода («Ре­визор», «Мертвые души») фантастический элемент в сю­жете практически отсутствует. Изображаются события не сверхъестественные, а скорее странные и необычай­ные (хотя в принципе возможные). Зато манера повест­вования (стиль, язык) становится все более причудли­во фантасмагорической. Теперь ощущение кривого зер­кала, «смещенного» мира, присутствия зловещих сил возникает не благодаря волшебно-сказочным сюжетам, а через посредство абсурда, алогизмов, иррациональных моментов в повествовании. Автор исследования «Поэти­ка Гоголя» Ю. В. Манн пишет, что гротеск и фантастика у Гоголя постепенно переходят из сюжета в стиль.

(См. также сквозную тему: «Роль фантастического элемента в русской литературе».)

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Природа в творчестве Гоголя

Существенную часть в творчестве Гоголя составляют описания природы. Обыкновенно Гоголь идеализирует природу Малороссии. Этого не следует понимать в том смысле, что он изображает ее чертами, в действительности ей не свойственными. Природа Малороссии на самом деле такова, какой ее изображает Гоголь, но только он рисует по преимуществу одни положительные, светлые черты, старательно затушевывая отрицательные, хотя они тоже заключаются в украинской природе.

Первый рассказ «Вечеров», «Сорочинская ярмарка», начинается великолепным описанием летнего дня в Малороссии. «Как упоителен, как раскошен летний день в Малороссии! Как томительно жарки те часы когда полдень блещет в тишине и голубой, неизмеримый океан, сладострастным куполом нагнувшийся над землею, кажется, заснул, весь потонувши в неге, обнимая и сжимая прекрасную в воздушных объятиях своих.

На нем ни облака. В поле ни речи. Все как будто умерло; вверху только, в небесной глубине, дрожит жаворонок, и серебряные песни летят по воздушным ступеням на влюбленную землю, да изредка крик чайки или звонкий голос перепела отдается в степи.

Лениво и бездушно, будто гуляющие без цели, стоят подоблачные дубы, и ослепительные удары солнечных лучей зажигают целые живописные массы листьев, накидывая на другие темную, как ночь, тень, по которой только при сильном ветре прыщет золото.

Изумруды, топазы, яхонты эфирных насекомых сыплются над пестрыми огородами, осеняемыми статными подсолнечниками. Серые стоги сена и золотые снопы хлеба станом располагаются в поле и кочуют по его неизмеримости. Нагнувшиеся от тяжести плодов широкие ветви черешен, слив, яблонь, груш; небо, его чистое зеркало — река, в зеленых, гордо поднятых рамах … как полно сладострастия и неги малороссийское лето».

В приведенном описании бросается в глаза явная идеализация украинской при роды. Автор своим восклицанием как бы хотел выразить, что в летнем дне Украины ничего другого нет, кроме упоения и роскоши. Однако он упустил из виду то множество мух, комаров и оводов, которое так характерно для летнего дня всей России и Малороссии.

Эти насекомые, как известно, носятся целыми стаями, жалят не только животных, но и людей, так что летний день теряет значительно в своей упоительности и роскоши. Человек избегает показываться наружу днем и ждет с нетерпением вечерней прохлады. Гоголь, правда, упоминает о насекомых, но он переносит их только на огороды и при этом опять-таки идеализирует, говоря, что «изумруды, топазы, яхонты эфирных насекомых сыплются над пестрыми огородами … ».

Совершенно упустил Гоголь В этом же описании и убийственный зной малороссийского летнего дня, который так расслабляет человека, ту страшную жажду, которую он вызывает у живых существ и вследствие чего впечатление получается не столь упоительное.

Далее автор в описании упускает из виду такую характерную сторону летнего дня, как пыль, которая тучами носится в воздухе, засыпает глаза, рот и уши и не дает ни человеку, ни животному свободно дышать и двигаться. Одного этого достаточно бы было, чтобы летний день потерял в описании добрую половину своей роскоши.

Автор, упоминая о пыли, значительно смягчил ужас представления о ней своим добродушным юмором. «Одиноко в стороне тащился на истомленных волах воз, наваленный мешками, пенькою, полотном и разною домашнею поклажею, за которым брел, в чистой полотняной рубашке и запачканных полотняных шароварах, его хозяин.

Ленивою рукою обтирал он катившийся градом пот со смуглого лица и даже капавший с длинных усов, напудренных тем неумолимым парикмахером, который без зову является и к красавице, и к уроду, и насильно пудрит несколько тысяч уже лет весь род человеческий».

Шутливым сравнением пыли с пудрой Гоголь невольно достигает того, что представление об ужасной пыли несколько сглаживается.

Эти патетические пассажи еще раз подчеркивают общую светлую тональность, свойственную повестям «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Конечно, можно найти в них и трагические ситуации, и образы мрачной природы. Но даже в страшных повестях («Вечер накануне Ивана Купала», «Страшная месть») обнаруживается больше поэзии красоты, чем трагизма.

Белинский считал одним из главных достоинств повестей Гоголя их лиризм: «Описывает ли он юную красоту — сколько упоения, восторга в его описании! Описывает ли он красоту своей родной, своей возлюбленной Малороссии — это сын, ласкающийся к обожаемой матери! Помните ли вы его описание безбрежных степей днепровских? Какая широкая размашистая кисть! Какой разгул чувства! Какая роскошь и простота в этом описании! Черт вас возьми, степи, как вы хороши у Гоголя!»- восклицает великий критик.

В «Вечерах» картины природы и веселой народной жизни, за которой пока не видно трудов и лишений, поражают своим красноречием.

Например, как нежно и страстно описывает автор украинскую ночь. «Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее: с середины неба глядит месяц; необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее; горит и дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный воздух и прохладно душен, и полон неги, и движет океан благоуханий.

Божественная ночь! Очаровательная ночь! Недвижно, вдохновенно стали леса, полные мрака, и кинули огромную тень от себя. Тихи и спокойны эти пруды; холод и мрак вод их, угрюмо заключён в темно-зеленые стены садов.

Девственные чащи черемух и черешен пугливо протянули корни в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда прекрасный ветреник, ночной ветер, подкравшись мгновенно, целует их. Весь ландшафт спит. А на душе и необъятно и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в ее глубине. Божественная ночь! Очаровательная ночь!

И вдруг все ожило: и леса, и пруды, и степи. Сыплется величественный гром украинского соловья; и чудится, что и месяц заслушался его посреди неба. Как очарованное, дремлет на возвышении село. Еще более, еще лучше блестят при месяце толпы хат; еще ослепительнее вырезываются из мрака низкие стены их. Песни умолкли. Все тихо. Благочестивые люди уже спят. Где-где только светятся узенькие окна. Перед порогами иных только хат запоздалая семья совершает свой поздний ужин».

В описании вечных красот природы Гоголь является сыном юга, с любовью наслаждающимся ими.

Читайте также:  Чичиков у Коробочки в роль эпизода в поэме Мертвые души.: сочинение

В первой части «Вечеров» талант Гоголя, как живописателя природы, проявлялся с особенным блеском в «Майской ночи», во второй – в «Ночи перед Рождеством».

В «Майской ночи» невыразимое обаяние чувствуется в двух-трех предложениях, рисующих негу весеннего вечера. «Было то время, когда, утомленные дневными трудами и заботами, парубки и девушки шумно собирались в кружок, в блеске чистого вечера, выливать свое веселье в звуки, всегда неразлучные с унынием. И задумавшийся вечер мечтательно обнимал синее небо, превращая все в неопределенность и даль». Здесь описание природы находится в прекрасной гармонии с внутренним миром человека.

Особенного совершенства достигает Гоголь в «Ночи перед Рождеством», где перед глазами ночь, дышится здоровым морозным воздухом и чувствуется во всех жилах веселье и бодрость.

«Чудно блещет месяц! Трудно рассказать, как хорошо потолкаться в такую ночь между кучею хохочущих и поющих девушек и между парубками, готовыми на все шутки и выдумки, какие может только внушить весело смеющаяся ночь. Под плотным кожухом тепло; от мороза еще живее горят щеки, на шалости сам лукавый подталкивает сзади». Все это действительно как будто «живет и движется перед нами».
При изображении картин природы в «Вечерах» особенно ярко проявляется лирическое настроение Гоголя. Его знаменитые описания украинской ночи («Майская ночь») или Днепра («Страшная месть»), эти чудные картины, невольно поднимаются над землею подобно неуловимому идеалу.

Вот летний день. Неизмеримый голубой океан, который сладострастно сжимает в своих объятиях влюбленную землю; а на земле недвижно стоят подоблачные дубы, и ослепительные удары солнечных лучей зажигают на них целые живописные массы листьев: куда достигнут они, там прыщет золото; куда не проникнут, там лежит темная как ночь тень … Какие краски и какие контрасты!

А вот летняя ночь. Необъятный небесный свод, он горит и дышит; в этом необъятном своде движется океан благоуханий; под ним лежит земля, вся в серебряном свете, а на этом громадном море серебряного света лежит огромная тень полных мрака лесов … Какие могучие штрихи!

Или вот величественный Днепр. Днем это голубая зеркальная дорога, без меры в ширину, без конца в длину, реющая по зеленому миру; никто, кроме солнца и голубого неба, не глядит в середину этого необъятного зеркала. Ночью это бесконечное темное лоно, в котором отдались разом все звезды, осыпавшиеся с Божьей ризы. В бурю это — водяные холмы, ударяющиеся о прибрежные горы, над которыми, горами же по нему ходят черные тучи …

А вот, наконец, гоголевская степь. Это опять зелено-золотой океан, по нем брызнули миллионы разных цветов, а над ним — тысячи птичьих голосов.

Читая эти описания, не столько видишь самые картины, сколько переживаешь какое-то чудное настроение. И невольно хочется воскликнуть, как восклицает Гоголь в одном из этих описаний («Майская ночь»): «А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно встают в ее глубине» …

Но картины природы у Гоголя не только величественны: они еще и живы. Все его громадные силуэты живут самой полной жизнью. Необъятный небесный свод горит и дышит, земля нежится в его объятиях, леса толпятся к зеркалу Днепра и любуются своим светлым зраком; даже необъятный простор Руси глядит на поэта полными ожидания очами!

Иногда эти живые силуэты принимают самый фантастический вид. «Любо глянуть с середины Днепра», говорил Гоголь («Страшная месть»), «на высокие горы, на широкие луга, на зеленые леса!

Горы те — не горы: подошвы у них нет; внизу их, как и вверху, острая вершина, и под ними и над ними высокое небо. Те леса, что стоят на холмах, не леса: то волосы, поросшие на косматой голове лесного деда. Под нею в воде моется борода, и под бородою и над волосами высокое небо.

Те луга — не луга: то зеленый пояс, перепоясавший по середине круглое небо; и в верхней половине прогуливается месяц». Сколько тут величественной, мифологической фантазии!

Подобные описания показывают: Гоголь любил свою родную природу и созерцал ее с благоговейным восторгом и настоящим энтузиазмом влюбленного, для которого нет в любимом предмете ни контуров, ни деталей, а есть только один полный обаяния и отторгнутый от земли образ. Восторженное настроение поэта создавало идеальный образ, а романтизм давал этому образу соответствующую форму.

Сочинение на тему «Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя».

Перед вами сочинение, в котором раскрывается роль фантастики и гротеска в творчестве любимого всеми нами Н. В. Гоголя. Анализ фантастических и гротескных мотивов идет на примере «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и «Петербургских повестей».

Давайте перейдем к тексту сочинения.

Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя

Впервые мы встречаемся с фантастикой и гротеском в творчестве Николая Васильевича Гоголя в одном из первых его произведений «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Русская общественность во времена Гоголя проявляла большой интерес к Украине, ее нравам, быту, литературе, фольклору. Н.В. Гоголь смело откликнулся на читательскую потребность в украинской тематике написанием «Вечеров…».

В начале 1829 года Гоголь начинает писать «Вечера…», вобравшие сочные черты украинского характера, духовные и моральные правила, нравы, обычаи, быт, поверья украинского крестьянства, казачества. Удачно выбираются места и временные периоды повествования – «Сорочинская ярмарка», «Вечер накануне Ивана Купалы», «Майская ночь».

В «Вечерах…» слились религиозно-фантастические представ­ления героев, основанные на языческих и христианских верованиях. Отношение автора к сверхъестественным явлениям ироническое, естественно, что в рассказах о недавних событиях, о современности — демонические силы воспринимаются как суеверие («Сорочинская ярмарка»). Высокая гражданская позиция, стремление показать реальные характеры, заставляют писателя подчинить фольклорно-­этнографические материалы задаче воплощения духовной сущности, нравственно-психологического облика народа, как положительного героя его произведений. Их гротесково-фантастически образы сродни образам сказок и басен и несут отчасти ту же смысловую нагрузку. Волшебно-сказочные герои, как правило, не мистические, а, согласно народным представлениям, более или менее очеловечены. Чертям, ведьмам, русалкам свойственны вполне реальные, конкретные человеческие черты. Черт из повести «Ночь перед рождеством» «спереди — совершенный немец», а «сзади — губернский стряпчий в мундире», ухлестывая за Солохой, он нашептывал ей на ухо «то самое, что обыкновенно нашептывают всему женскому роду».

Фантастика, вплетенная в реальную жизнь, приобретает прелесть народного сказительства. Поэтизируя народный быт, Гоголь не был атеистом и его произведения – это не сатира на религиозные темы, напротив, религиозность его самого нашла отражение в вере в победу «православного» героя. Более полно, нежели в других произведениях, она выразилась в повести «Страшная месть». Образ колдуна, созданный в мистическом духе, олицетворяет дьявольскую силу, но этой страшной силе противостоит православная религия, вера во всепобеждающую власть божественного провидения. Произведение проявляет мировоззрение самого Гоголя.

«Вечера…» украшены картинами природы, величественной и прекрасной. Писатель награждает ее самыми превосходными сравнениями: «Снег… обсыпался хрустальными звездами» («Ночь перед рождеством») и эпитетами: «Земля вся в серебряном свете», «Божественная ночь!» («Майская ночь, или Утопленница»), Пейзажи подчеркивают характеры положительных героев, их единство с природой, и в то же время резко очерчивают обезображенность отрицательных персонажей. Природа принимает индивидуальную окраску в каждом произведении соответствуя его идейному замыслу.

Жизнь Гоголя в Петербурге вызвала глубокие, негативные впечатления и размышления, в значительной мере отразившиеся в «Петербургских повестях», написанных в 1831—1841 годах. Через все повести проходит общность проблемной ориентации (власть чинов и денег), общественное положение героя (разночинца, «маленького» человека), всепожирающая алчность общества (развращающая сила денег, разоблачение вопиющей несправедли­вости общественной системы). Правдиво воссоздавая картину жизни Петербурга 30-х годов, писатель отражает социальные про­тиворечия, свойственные всей тогдашней жизни страны.

Сатирический принцип изображения, положенный Гоголем в основу всего своего повествования, особенно часто перерастает в «Петербургских повестях» в мистическую фантастику и излюбленный прием гротескового контраста: «истинный эффект заключен в резкой противоположности». Но мистицизм здесь подчинен реализму изображаемых событий и характеров.

Гоголь в «Невском проспекте» показал шумную, суетливую толпу людей различных сословий, контраст между возвышенной мечтой и пошлостью действительности, противоречия безумной роскоши единиц и ужасающей бедности миллионов. В повести «Нос», Гоголь искусно использует фантастику, через которую отображается власть чиномании и чинопочитания, нелепости человеческих взаимоотношений на фоне чиновничьего бюрократизма и субординации, когда личность в обществе теряет свое исконное значение.

«Петербургские повести» эволюционируют от социально-бытовой сатиры к гротесковой социально-политической памфлетности, от романизма к реализму.

В состоянии беспамятства, в бреду, герой повести «Шинель», Башмачкин выказывает свое недовольство значительными лицами, “Начальством”, грубо его принижавшими и оскорблявшими. Автор, приняв сторону героя, защищая его, выражает свой протест в фантастическом продолжении повести. Значительное лицо, смертельно напугавшее Акакия Акакиевича, ехало по неосвещенной улице после выпитого у приятеля на вечере шампанского, и ему, в страхе, могло привидеться что угодно, даже мертвец.

Гоголь поднял критический реализм на новую высшую ступень по сравнению со своими предшественниками, обогащая его атрибутами романтизма, создавая сплав сатиры и лирики, анализа действительности и мечты о прекрасном человеке и будущем страны.

Надеюсь, предложенное сочинение «Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя» оказалось для вас полезным.

Петербург в жизни и творчестве Гоголя сочинение

В сознании величайшего классика Николая Васильевича Гоголя всегда присутствовал созданный лично яркий образ идеального для него города, который имел приятную атмосферу и радовал душу. Главными местами на протяжении всей жизни для поэта были Петербург и Рим, но остановиться стоит на первом из них.

Ещё со времён школьной скамьи драматург бредил Петербургом и во сне, и наяву. Побывав впервые в городе-мечте в далёкой юности, Гоголь столкнулся с многочисленными трудностями на и без того нелёгкой стезе писателя. После жизни в Украине, озарённой в его воображении солнечными лучами, Петербург казался безжизненно серым и тусклым, а сам поэт смотрел на город уставшими глазами, провожая взглядом копошащихся людей, ассоциирующихся с муравейником. Спустя года у поэта всё же сложилось, по меньшей мере, чёткое впечатление о городе, атмосфера которого была не из лучших, но Петербург словно манил Гоголя и завораживал.

Затуманенный город в голове поэта преобразился, заполнив собой ключевые моменты творчества. Практически во всех произведениях Гоголя имеется хотя бы одно упоминание о нём, от “Мёртвых душ” до “Вечеров на хуторе. “. Описывался Петербург так, как виделся поэту ещё в минуты юности: город с царицей, которая исполняет желания, объятый невиданными ранее чудесами. Одновременно с этим, Петербург предстаёт перед глазами читателя призрачным городом, вобравшим в себя как прекрасное, так и безобразное, не имеющее даже чётких границ и очертаний.

В произведениях Николая Васильевича также есть место реализму, где Питер выступает в качестве города, охваченного правлением чиновников, существующих, ведя образ жизни бюрократов. Здесь поэту на помощь в подаче приходила сатира.

В одной из многочисленных повестей Николая Васильевича “Невский проспект”, Гоголь описывает Петербург, раскрывая две его стороны и “два лика”. Начиная повествование, заявляет, подобно впервые увидевшему город-гигант деревенщине: «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере, в Петербурге. », когда по серому проспекту движутся безликие люди, односторонняя красота Питера выставляется вперёд, а за её очертаниями скрывается пустота и бездуховность, вперемешку с грязью.

Читайте также:  Тип делового человека произведениях А. С. Грибоедова и Н. В. Гогоя: сочинение

Драматург выражает согласие с таким фактом, что город живёт по собственноручно созданным законам пафоса, трагедии, наигранности, фарса, а, завершая своё повествование, с уверенностью повидавшего многое в своей многогранной жизни человека, делает предупреждение будущему читателю: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нём, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!».

Исходя из творчества драматурга, можно сделать вывод: Петербург поэт связывает с людьми, потерявшими истинный свой лик, с нереальностью и, порой, аморальностью всех событий в городе, владычество мёртвого над ныне живущим периодически мелькает в произведениях, а иллюзорность всего описанного – подтекст каждой из строчек.

Сочинение Петербург в творчестве Гоголя

Николай Васильевич Гоголь – известнейший русский писатель, который подарил мировой и отечественной литературе уйму гениальных произведений, что продолжают читаться и по сей день. В своем творчестве Николай Васильевич поднимал большое количество разнообразных проблем, бередивших его сознание и умы молодого поколения той эпохи. Крепостничество, заевшаяся бюрократия, несправедливость власти, народ – вот темы гоголевских произведений.

Отдельное внимание писатель уделяет в своих повестях, романах и пьесах городу, который при его жизни являлся столицей России, города Невы, Петра, дождя, культуры – городу Петербургу.

О том, каким предстает этот город в произведениях Николая Васильевича Гоголя, написано в данной статье.

Николай Васильевич рисует Петербург городом зыбким, с элементами фантастики, нереальности, городом-призраком. В нем ничто не постоянно, а изменчиво и переменчиво. В некоторой степени он даже парадоксален. Здесь сочетается несочетаемое: фантастика и обыденность, красота и уродство, богатство и нищета… И так со всеми сферами жизни. Тут происходят самые невероятные события. К примеру, в произведении «Нос» действия описываются в этом городе. Нос ведет свою жизнь параллельно с хозяином.

К тому же Гоголь рисует перед читателем и реальный Питер. Здесь царствуют чиновники, которые высасывают средства из умирающих от голода и бедности людей. Их на улицах грязного города много. К примеру, есть такой герой, как Башмачкин. Мелкий чиновник, что стал совершенно тупым от своего образа жизни. Теперь его главной задачей является скопить немного денег на шинель, чего ему не удается достигнуть. В результате произведения герой умирает из-за того, что попадает под колеса машина иного важного представителя власти.

В гоголевском понимании Петербург – это город многогранный. Здесь есть и бедные, и богатые. В одном ряду находятся и роскошь, и грязь. На самом деле, это пугает и угнетает.

При описании города Николай Васильевич прибегает к использованию такого литературного приема, как сатира.

Интерес вызывает повесть «Невский проспект». Автор вначале воспевает часть города, находящуюся в названии. Притом, он пишет, что по улице идут и перемещается все, что только можно: усы и платья дам, но никак не лица. На это стоит обратить внимания. Автор делает акцент, снова же, на призрачности города и его тленности. Он призывает не верить проспекту и населенному пункту.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что город Петербург в произведениях данного автора – это уничтожение всего, что живет и дышит, а также власть умершего над существующим.

3 вариант

Петербург – особенный город. О нем писали многие русские писатели и поэты. Каждый автор выражал свое мнение об этом величественном городе. Для кого-то Петербург – это символ новой России, символ ее мощи и нового блестящего и яркого будущего. А для других авторов этот город олицетворяет холодный и жестокий мир, где маленький человек совсем ничего не значит, и никому нет до него никакого дела.

В одних произведениях Петербург изображен серым, холодным и тусклым. А в других Петербург показан пышным и величественным.

Одним из первых авторов, который смог изобразить двойственный облик этого города, был А.С. Пушкин. Именно поэма «Медный всадник» стала наглядным примером противоречивости города.

После Пушкина эту линию блестяще развил Н.В. Гоголь. Автору удалось создать такой художественный образ столицы России, в котором царит острое социальное неравенство. В произведениях «Нос», «Шинель», «Невский проспект», «Записки сумасшедшего» автор рисует нищий Петербург, это город нищих чиновников и мастеров, бедных людей. Такой Петербург значительно отличается от красоты и блеска знаменитого Невского проспекта.

Именно в Петербурге художник Пискарев решает закончить свою жизнь самоубийством. Художник Чартков решает отказаться от своего любимого дела, которое не приносит ему никаких средств для какого-либо существования. Герой меняет свой талант на кошелек, набитый деньгами.

Однако, тяжелее всего в Петербурге живется «маленькому человеку». В произведении «Записки сумасшедшего» Поприщин начинает сходить с ума от атмосферы безразличия и жестокости, которая царит в городе. Сознание героя настолько искалечено, что в своих мечтах он хочет стать таким же мучителем, из-за которых страдают чиновники. Герой тоже хочет, чтобы ему было все дозволено, и чтобы он мог распоряжаться чужими жизнями.

На примере Акакия Акакиевича мы видим весь ужас этого холодного города, в котором царит полное человеческое равнодушие. Для героя самая главная цель его жизни – это покупка новой шинели. Ради этой покупки герой ведет полуголодное существование. Акакий Акакиевич был безмерно счастлив, когда наконец-то новая шинель была у него в руках. Но радость его была недолгой, ночью героя ограбили. Герой искал помощи у разных людей, он даже дошел до «значительного лица», чтобы просить помощи. Но все напрасно. Все отвергли героя, никто ему не посочувствовал, не захотел помочь. Вскоре герой, которого довели до полного отчаяния, умирает от простуды. Но причина его болезни кроется не в холоде, а в равнодушии людей. Бессердечие Петербурга убивает героя.

Гоголь сумел мастерски подчеркнуть двойственность северной столицы. Петербург – это одновременно величественный, красивый, холодный, равнодушный и мрачный город. Город, который поглотил много людских судеб.

Также читают:

Картинка к сочинению Петербург в жизни и творчестве Гоголя

Популярные сегодня темы

Манилов и Обломов – герои произведений разных авторов, но во многом схожи. Они оба – помещики, которые не занимаются хозяйственными делами, не ведут книгу приходов. Оба довели свои имения до запустения.

Герой романа И. А. Гончарова «Обломов», Андрей Иванович Штольц, является довольно интересной личностью. Как он сам признавался, труд – это образ, содержание, стихия и цель его жизни

Фёдор Александрович Абрамов, написал произведение «О чём плачут лошади?» в не таком далёком 1973 году. Автор был обыкновенным человеком из крестьянской семьи, но с большим талантом и желанием творить что-то новое

Основную мысль произведения Грибоедов отобразил с помощью названия. Он пытался показать роль в обществе человека образованного, здравого, небезразличного к жизни других. В произведении таким героем выступает Чацкий

В основном Тютчев известен стихами о природе, а также циклом любовной поэзии и политическими стихами. Однако в любой из этих тем прослеживается философское начало.

Сочинение по творчеству Гоголя Н. В.

Творчество Николая Васильевича Гоголя далеко выходит за национальные и исторические рамки. Его произведения открыли широкому кругу читателей сказочный и светлый мир героев повестей из сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки», суровые и вольнолюбивые характеры «Тараса Бульбы», приоткрыли завесу загадочности русского человека в поэме «Мертвые души». Далекий от революционных идей Радищева, Грибоедова, декабристов, Гоголь между тем всем своим творчеством выражает резкий протест самодержавно-крепостному строю, калечащему и уничтожающему человеческое достоинство, личность, саму жизнь подневольных ему людей. Силой художественного слова Гоголь заставляет биться в унисон миллионы сердец, зажигает в душах читателей благородный огонь милосердия.

В 1831 году выходит первый сборник его повестей и рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки». В него вошли «Вечер накануне Ивана Купала», «Майская ночь, или Утопленница», «Пропавшая грамота», «Сорочинская ярмарка», «Ночь перед Рождеством». Со страниц его произведений встают живые характеры веселых украинских парубков и дивчат. Свежесть и чистота любви, дружбы, товарищества являются их замечательными качествами. Написанные в романтическом стиле на основе фольклорных, сказочных источников, гоголевские повести и рассказы воссоздают поэтическую картину жизни украинского народа.

Счастью влюбленных Грицько и Параски, Левко и Ганны, Вакулы и Оксаны мешают силы зла. В духе народных сказок писатель воплотил эти силы в образах ведьм, чертей, оборотней. Но, как бы ни злобствовали злые силы, народ одолеет их. И поэтому кузнец Вакула, сломив упрямство старого черта, заставил его везти себя в Петербург за черевичками для любимой Оксаны. Старый запорожец из повести «Пропавшая грамота» перехитрил ведьм.

В 1835 году выходит второй сборник повестей Гоголя «Миргород», куда вошли повести, написанные в романтическом стиле: «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». В «Старосветских помещиках» и «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» писатель вскрывает ничтожество представителей класса крепостников, которые жили только ради желудка, предавались бесконечным дрязгам и ссорам, в сердцах которых вместо благородных гражданских чувств жили непомерно мелкая зависть, своекорыстие, цинизм. И совершенно в другой мир переносит читателя повесть «Тарас Бульба», в которой отображена целая эпоха в национально-освободительной борьбе украинского народа, его братская дружба с великим русским народом. Перед написанием повести Гоголь много работал над изучением исторических документов о народных восстаниях.

В образе Тараса Бульбы воплощены лучшие черты свободолюбивого украинского народа. Всю свою жизнь он посвятил борьбе за освобождение Украины от угнетателей. В кровавых схватках с врагами он личным примером учит казаков, как нужно служить родине. Когда его родной сын Андрий изменил священному делу, у Тараса не дрогнула рука, чтобы убить его. Узнав о том, что враги захватили Остапа, Тарас сквозь все преграды и опасности пробирается в самый центр вражеского стана и, глядя на страшные муки, которые переносит Остап, беспокоится больше всего о том, как бы его сын во время истязаний не проявил малодушия, ибо тогда враг может утешиться слабостью русского человека.
В своем выступлении перед казаками Тарас Бульба говорит: «Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать,- так никому ж из них не доведется так умирать. Никому, никому!» И когда враги схватили старого Тараса и повели его на страшную казнь, когда они, привязав его к дереву, разложили под ним костер, не о своей жизни думал казак, а до последнего дыхания он был вместе с товарищами по борьбе. «Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!» — восклицает восторженно писатель.

Вслед за сборником «Миргород» Гоголь издает «Арабески», где были помещены его статьи по вопросам литературы, истории, живописи и три повести — «Невский проспект», «Портрет», «Записки сумасшедшего»; позже печатаются еще «Нос», «Коляска», «Шинель», «Рим», отнесенные автором к «петербургскому циклу».

В повести «Невский проспект» писатель утверждает, что в северной столице все дышит ложью, а самые высокие человеческие чувства и порывы попирает сила и власть денег. Примером тому служит печальная судьба героя повести — художника Пискарева. Показу трагической судьбы народных талантов в крепостной России посвящена повесть «Портрет».

В «Шинели», одном из самых замечательных произведений Гоголя, писатель продолжает тему, поднятую Пушкиным в «Станционном смотрителе», тему «маленького человека» в самодержавной России. Мелкий чиновник Акакий Акакиевич Башмачкин долгие годы не разгибая спины переписывал бумаги, не замечая ничего вокруг. Он беден, узок его кругозор, у него единственная мечта — приобрести новую шинель. Какая радость озарила лицо чиновника, когда он, наконец, надел новую шинель! Но случилось несчастье — грабители отняли у Акакия Акакиевича его «сокровище». Он ищет защиту у начальства, но везде наталкивается на холодное равнодушие, презрение и непонимание.

Читайте также:  Тип делового человека в произведениях Грибоедова и Гоголя: сочинение

В 1835 году Гоголь заканчивает комедию «Ревизор», в которой он, по собственному признанию, смог собрать в одну кучу все дурное и несправедливое в тогдашней России и одним разом над всем этим посмеяться. Эпиграфом пьесы — «На зеркало неча пенять, коли рожа крива» — автор подчеркивает связь комедии с действительностью. Когда пьеса была поставлена на сцене, действительные прототипы ее героев, всех этих Хлестаковых и Держиморд, узнав себя в галерее мошенников, завопили, что Гоголь якобы возводит клевету на дворянство. Не выдержав нападок недоброжелателей, в 1836 году Николай Васильевич надолго уезжает за границу. Там он упорно работает над поэмой «Мертвые души». «Ни одной строки не мог посвятить я чужому,- писал он из-за границы.- Непреодолимою цепью прикован я к своему, и бедный неяркий мир наш, наши курные избы, обнаженные пространства предпочел я небесам лучшим, приветливее глядевшим на меня».

В 1841 году Гоголь привозит свое произведение в Россию. Но только через год писателю удалось напечатать главное творение жизни. Обобщающая сила созданной автором галереи сатирических образов — Чичикова, Манилова, Ноздрева, Собакевича, Плюшкина, Коробочки — была настолько впечатляющей и меткой, что поэма сразу вызвала возмущение и ненависть апологетов крепостничества и в то же время снискала горячие симпатии и восхищение со стороны передовых современников писателя. Истинное значение «Мертвых душ» раскрыл великий русский критик В. Г. Белинский. Он сравнил их с вспышкой молнии, назвал «истинно патриотическим» произведением.

Значение творчества Гоголя огромно, и не только для России. «Те же чиновники,- говорил Белинский, — только в другом платье: во Франции и в Англии они не скупают мертвых душ, а подкупают живые души на свободных парламентских выборах!» Жизнь подтвердила правоту этих слов.

2 вариант

Творчество великого писателя Н. В. Гоголя выходит далеко за исторические и национальные рамки. Читателю открывается светлый и сказочный мир повестей в сборнике «Вечера на хуторе близ Диканьки», вольнолюбивые и смелые герои «Тараса Бульбы», загадочность русского человека в поэме «Мертвые души».

Гоголь был далек от революционных идей декабристов, Грибоедова, Радищева, однако всем своим творчеством выразил резкое неприятие самодержавно-крепостного строя, который уничтожал человеческую личность, достоинство, и, в конце концов, жизнь подневольных людей. Используя силу слова, Гоголь заставил миллионы сердец биться в унисон, зажигая в душах огонь милосердия.

К примеру, образ Тараса Бульбы воплощает в себе лучшие черты украинского народа, жаждущего свободы. Всю жизнь он борется за освобождение родины от угнетателей. Пройдя множество кровавых схваток с врагами, Тарас личным примером учит молодых, как нужно служить своему делу. И даже когда его родной сын Андрий стал предателем, у старого казака не дрогнула рука и он убил его. Тарас не побоялся пробраться сквозь все опасности и преграды в самое сердце вражеского стана, чтобы спасти второго сына, плененного врагами. Но, увидев страшные истязания, которые приходится перенести Остапу, беспокоится о том, чтобы тот не проявил малодушия и не дал врагу утешиться своей слабостью. А когда сам Тарас оказывается на вражеском костре, то не о своей жизни думает он, а до последнего вздоха переживает о товарищах по борьбе.

Повесть «Невский проспект» показывает, как в Петербурге все пропитано ложью, а сила денег попирает самые светлые человеческие чувства. Печальная судьба художника Пискарева служит тому примером. Еще одна повесть «Портрет» показывает незавидную участь народного таланта в крепостной России.

Значение творчества Николая Васильевича сложно переоценить. Много поколений выросло на нем и много еще вырастет. Оно не поддается времени и остается актуальным по сегодняшний день.

Три важнейшие стихии в творчестве Гоголя: сочинение

Николай Васильевич Гоголь

Пропавшая грамота. Сборник

Составление, вступительная статья и комментарии В. С. Модестова.

Оформление художника С. Алимова.

Тексты печатаются по изданию: Н. В. Гоголь. Собрание сочинений в семи томах, т. 1–4. М., «Художественная литература», 1984-1985

© Составление, вступительная статья, комментарии В. Модестова, 2019

© Оформление С. Алимова, 2019

© Издательство «Художественная литература», 2019

Смеховая стихия Гоголя

О значении смеха в художественной литературе чаще говорят в деловито-практическом плане: на кого-то он «воздействует», кому-то «помогает», кого-то «исправляет»… И это верно, но только отчасти. Смех еще приносит неоценимую пользу тем, что дает людям своеобразное очищение души, возможность взглянуть на себя и окружающий мир критически, но с юмором, дарит им надежду, несет чувство легкости, раскованности, порождает то особое «карнавальное мироощущение», которое так замечательно охарактеризовал М. Бахтин[1].

«Смех – великое дело, – писал Гоголь, – он не отнимает ни жизни, ни имения, но перед ним виновный – как связанный заяц».

Смех Гоголя, в творчестве которого нашли отражение многие элементы народно-праздничной культуры, – смех особый, он несет катарсис – очищение духа светлой грустью и состраданием.

В первом сборнике рассказов Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1832) лукавый юмор и веселье «без жеманства, без чопорности» чередуются, по мнению А. Пушкина, с «лиризмом описания природы и чувств героев». Веселая праздничная атмосфера определяет сюжет, образы и тон этих рассказов. В них важную роль играют небывальщина и чертовщина, глубоко родственная по характеру, тону и функциям святочным видениям загробного мира (игра в «дурачка» в рассказе «Пропавшая грамота»).

Вышедший через три года сборник «Миргород» знаменовал новый этап в творчестве Гоголя и его новое отношение к смеху уже как самостоятельному художественному образу. Со сменой персонажей и масок изменилась смеховая атмосфера повествования – веселую праздничность сменил «горький смех» над окружающим миром. Теперь герои его произведений заставляли читателей не просто смеяться, а «смеяться сквозь слезы грусти» (А. Пушкин). В «Миргороде» Гоголь расстался с образом простодушного рассказчика пасечника Рудого Панька и выступил перед читателями как художник, ставящий важные вопросы жизни, как художник-философ.

Белинский тонко и точно заметил, что «миргородские» повести Гоголя «смешны, когда вы их читаете, и печальны, когда вы их прочтете». Их смеховая стихия полна горькой иронии, а порой и сарказма. Объясняя гоголевский юмор, Белинский решительно возражал против попыток представить Гоголя комиком. «Комизм, – писал он, – слово узкое для выражения гоголевского таланта», Гоголю более присуще «комическое одушевление, всегда побеждаемое глубоким чувством грусти». Сила гоголевского юмора в «удивительной верности изображения жизни», в том, что писатель «представляет вещи не карикатурно, а истинно».

Гоголь глубоко чувствовал очистительный и оздоравливающий характер смеха и был не согласен с теми, кто отводил смеху «низкое», «низовое значение».

«Нет, смех значительней и глубже, чем думают, – писал Гоголь в “Театральном разъезде”. – Не тот смех, который порождается временной раздражительностью, желчным, болезненным расположением характера; не тот также легкий смех, служащий для праздного развлеченья и забавы людей, – но тот смех, который весь излетает из светлой природы человека, излетает из нее потому, что на дне ее заключен вечно биющий родник его… Нет, несправедливы те, которые говорят, будто возмущает смех. Возмущает только то, что мрачно, а смех светел. Многое бы возмутило человека, быв представлено в наготе своей; но, озаренное силою смеха, несет оно уже примиренье в душу…» Так смеются только боги в смеховой стихии древней народной комедии.

Основой эстетики Гоголя стала его знаменитая формула: «Озирать жизнь сквозь видимый миру смех и незримые, невидимые ему слезы».

Когда в Москве был задуман новый литературный журнал, Гоголь в письме к одному из его организаторов, публицисту М. Погодину, советовал, чтобы в нем было «как можно более разнообразия», и добавлял: «Да чтобы смеху, смеху, особенно при конце. Да и везде недурно нашпиговать им листки. И главное, никак не колоть в бровь, а прямо в глаз». В этих словах фактически выражена программа и творческое кредо самого Гоголя.

Тема Петербурга как особо важная философско-эстетическая тема была впервые выдвинута в русской литературе Пушкиным («Домик в Коломне», «Пиковая дама», «Медный всадник»). В творчестве Гоголя эта тема получает развитие в гротесковом ключе («Невский проспект», «Нос»), когда сочетание трагического и комического ведет писателя к философскому обобщению о превратностях мира, где «всё происходит наоборот» (витрины улыбаются, собаки разговаривают и даже переписываются, а носы становятся важными столоначальниками).

В «петербургских» повестях смех Гоголя более колючий, более едкий, более «злой» по отношению к представителям привилегированных сословий; это смех, пронизанный болью за «маленького человека», за людей, стоящих на низшей ступени общественной лестницы («Шинель»). Однако и здесь можно обнаружить веселые сюжеты и сценки.

Гоголь не скрывал, например, что идея написания повести «Нос» возникла у него на основе «шутливой» традиции довольно широко бытовавших в то время острот и каламбуров, на разные лады обыгрывавших ситуации, связанные с носом (чем не карнавальный прием!). Сам Пушкин отдал когда-то дань этому всеобщему увлечению. В 1815 году он записал в своем дневнике анекдот, родившийся в период войны с Наполеоном: «Давыдов является к Бенигсену: “Князь Багратион, говорит, прислал меня доложить вашему высокопревосходительству, что неприятель у нас на носу…” “На каком носу, Денис Васильевич? – спросил генерал. – Ежели на вашем, так он уже близко, если же на носу князя Багратиона, то мы успеем еще отобедать…”»[2].

Академик В. В. Виноградов в одной из своих ранних статей привел немало примеров, подтверждающих, что мотив носа обыгрывался в литературе 20-30-х годов XIX века неоднократно[3].

Гротеск у Гоголя – это отрицание всякого рода норм, претендующих на абсолютность и вечность. Он отрицает очевидность и мир «само собой разумеющегося» ради неожиданности и неожиданной правды. Он как бы говорит, что добра надо ждать не от устоявшегося, а потому привычного, а от «чуда». В нем заключена «народная обновляющая, жизнеутверждающая идея»[4].

В этом видится отблеск карнавального действа, которое Гоголь понимал не только как веселый праздник, но, прежде всего, как возможность в свободной уличной стихии проявить и выразить себя, прикрывая смущение или внутреннюю несвободу маской. Под масками люди скрывают собственные лица и истинные намерения (умный догадается, а дураку и знать не надо!); маски сбрасывают или публично срывают, чтобы явить миру правду во всей ее жестокой и смешной неприглядности.

Маски – важный элемент гротескной концепции человеческого тела, которой активно пользовался Гоголь: «Ив самом деле, каких нет лиц на свете. Что ни рожа, то уж, верно, на другую не похожа. У того исправляет должность командира нос, у другого губы, у третьего щеки, распространившие свои владения даже на счет глаз, ушей и самого даже носа, который через то кажется не больше жилетной пуговицы; у этого подбородок такой длинный, что он ежеминутно должен закрывать его платком, чтобы не оплевать. А сколько есть таких, которые похожи совсем не на людей. Этот – совершенная собака во фраке, так что дивишься, зачем он носит в руке палку; кажется, что первый встречный выхватит…»

Ссылка на основную публикацию
×
×