Общий замысел «Вечеров на хуторе близ Диканьки»: сочинение

«Общий замысел «Вечеров на хуторе близ Диканьки»»

Светлые по своему настроению произведения чередуются в цикле с повестями, отличающимися суровым колоритом; повести, отмеченные преобладанием лирики и быта, перемежаются с произведениями, насыщенными фантастикой. Рядом с солнечной, пронизанной юмором «Сорочинской ярмаркой» мы видим «Вечер накануне Ивана Купала» с его остро драматическим развитием действия. Вслед за этой повестью читатель знакомится с глубоко лирической и жизнерадостной «Майской ночью». Открывающая вторую часть цикла «Ночь перед Рождеством», проникнутая чудесным комизмом, находится в соседстве со «Страшной местью». После этой повести с ее демонологией и героикой помещена реально-бытовая повесть «Шпопька».

Раскрывая высокий строй души народных героев и сопоставлении с бытовой повседневностью, чуждыми им силами, широко используя народные легенды, Гоголь строит развитие действия в своих повестях на резких переходах, на неожиданных переключениях его из одного плана в другой. Мы уже отмечали такие резкие сюжетные повороты в «Сорочинской ярмарке». Это характерно и для других повестей. «Ночь перед Рождеством» открывается картиной, в которой фантастика и быт преднамеренно слиты воедино. Описание полета ведьмы па метле сопровождается «деловыми» рассуждениями о сорочинском заседателе, который, наверно, приметил бы ее, «потому что от со-рочинского заседателя пи одна ведьма на свете не ускользнет». Рассказ о «похождениях» ведьмы и черта включает в себя раскрытие обыденных, повседневных мотивов их действий.

Вторая картина, посвященная Чубу, переключает повествование в реально-бытовой план; основное здесь – изображение прозаического героя. Но уже совсем иной характер имеет следующая сцепа, рисующая встречу Оксаны и Вакулы. Сцена эта овеяна лиризмом, соединенным с доброй улыбкой. Картина четвертая, рассказывающая о Солохе, в известной мере, так же как и начальная сцена повести, представляет собой сплав фантастики и обыденности. А затем вновь переплетаются картины комединно-бытовые с лирическими – сначала дана сцена с Чубом, который ищет свою хату, а затем развернута картина, в которой вновь выступают Оксана и Вакула. Непосредственно за этим следует комедийная сцепа «приема» Солохой своих обожателей, завершающаяся появлением Вакулы, который уносит мешки со спрятанными в них обожателями; сцепа эта сменяется широким лирическим описанием гуляния парубков и девиц. В этой новой картине Оксана еще раз бросает «вызов» Вакуле.

В дальнейшем развитии повествования действие из лирического плана вновь переключается в сферу фантастики сцены с Пацюком и с чертом. Завершаются эти сцены диалогом: «Куда!» – произнес печальный черт. «В Петербург, прямо к царице!» – и кузнец обомлел от страха, чувствуя себя подымающимся на воздух». Но прежде чем описать путешествие Вакулы, писатель возвращается к Оксане: «Долго стояла Оксана, раздумывая о странных речах кузнеца». Л затем идут сцепы, изображающие комическое положение обожателей Солохи. И лишь после этого Гоголь дает описание фантастического «прибытия» Вакулы в Петербург, посещения им царского дворца. Петербургские картины кончаются словами: «Выноси меня отсюда скорей!» – и вдруг очутился над шлагбаумом», а следующие за ними сцены в Диканьке начинаются словами: «Утонул! ей-богу, утонул! вот: чтобы я не сошла с этого места, если не утонул!» – лепетала толстая ткачиха». Намеренно «замедляя» рассказ, писатель сопоставляет феерический успех героя с мнимой трагичностью его судьбы. Описание счастливого сватовства Вакулы завершает основную линию развития действия. Однако писатель дает еще эпилог повести, который интересен тем, что здесь находит свое завершение линия фантастики, с которой начинается произведение.

В разных своих формах принцип неожиданного переключения повествования из одного плана в другой применяется писателем и в других повестях. Внутренняя «многоплановость» «Вечеров на хуторе близ Диканьки» ясно сказывается и в их языке. Специфическими особенностями словесной структуры выделяется патетико-лирическая манера повествования, о которой мы уже говорили ранее. Существенной ее стороной является использование лексики, передающей красочность, величие описываемых явлений, событий. «Недвижно, вдохновенно стали леса, полные мрака, и кинули огромную течи, от себя. Тихи и покойны эти пруды; холод и мрак вод их угрюмо заключен в темно-зеленые стены садов. Девственные чащи черемух и черешен пугливо протянули свои корпи в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда прекрасный ветреник- ночной ветер, подкравшись мгновенно, целует их. Весь ландшафт спит. А вверху все дышит, все дивно, все торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в ее глубине. Божественная ночь! Очаровательная ночь!» Писатель густо насыщает поэтическую речь эпитетами, чаще всего парными, носящими «эмоциональный» характер, подчеркивающими значительность, силу тех черт, которые присущи описываемому явлению – «недвижно, вдохновенно стали леса», «холод и мрак вод их», «все дивно, торжественно», «божественная ночь, очаровательная ночь».

Рядом с этим здесь отчетливо ощущается мелодическое звучание поэтической речи; она не только богата красками, но и «напевна». Эта напевность неотделима от того внутреннего ритма, который ясно выражен в данном повествовательном эпизоде, как и во многих других местах «Вечеров».

Тема Вечеров на хуторе близ Диканьки Гоголя (главная мысль)

Циклом своих произведений «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголь знакомит нас с множеством народных поверий, делает нас невольными участниками сказочных событий и фантастических историй. Сборник содержит два тома по четыре повести. Все они написаны в направлении романтизма.

Николай Васильевич искренне верил в то, что добро всегда одолевает зло. Поэтому в основу своих произведений положил борьбу белого и черного, используя все возможные художественные методы, чтобы наиболее полно это продемонстрировать.

Примером героев произведений автор показал, что материальные блага не всегда приносят счастье и удовлетворение, земные утехи делают из людей заложников темноты, а порядочность и настоящая вера и любовь всегда помогут даже в самой тяжелой ситуации.

Действующие лица повестей разделяются на хороших и плохих относительно. Но, в то же время, они своеобразные и смешные, волшебные и праздничные. Даже нечисть милая и скромная, управляемая обычной властной женщиной.

Основной мыслью сборника повестей автор провел линию между добром и злом, показав, что тайна всегда становится явью, и расплата за зло не заставит себя долго ждать. Автор высмеивает людей, которые потакают своим низким желаниям. С помощью юмора писатель доносит нам, что человек будет недосягаем для чертовщины, если станет жить в соответствии с законами совести, любить ближнего и сострадать людям.

Читайте также:  Воспитание и образование Чичикова: сочинение

Вечер является пограничным временем между днем и ночью, а ночь, особенно предпраздничная – это время волшебства. Вареники сами прыгают в рот, сидя верхом на черте можно собирать звезды в мешок, черт крадет месяц для своей женщины, два кума заблудились из-за происков беса. Очень четко просматривается борьба добра и зла. Но, так как в нашей повести добро побеждает зло, все заканчивается счастьем главного героя.

Описания украинских злачных мест имели точную конструкцию и поставленный порядок героев. Они в полной мере отображены в повести Гоголя: Солоха – женщина средних лет, хитрая и смекалистая. Вакула – казак, кузнец, сильный и трудолюбивый, как художник ценил красоту, отважный и самоотверженный. Дьяк – двуличный и слабовольный трус, потакающий своим желаниям. Голова – высокомерный, чувствующий свою важность, но боящийся за свою репутацию. Оксана – красивая девушка, вначале капризна и неприступна, а в конце добра, отзывчива и способна любить. Черт – вредный, глупый и хитрый. Казак Чуб – упрямый и чудаковатый, но всей душой любящий свою дочь. Пацюк – ленивый, но проницательный. Царица – щедрая и добрая. Из этого мы видим, что Гоголь наделил своих героев общепринятыми характеристиками.

Даже божественное присутствует в этой повести, когда крестная сила помогает кузнецу справиться с нечистью. Это еще одно подтверждение торжества добра над злом.

Также читают:

Картинка к сочинению Тема Вечеров на хуторе близ Диканьки

Популярные сегодня темы

Конечно, природа очень щедра и наградила нас, наслаждением и созерцанием дивными цветами и растениями, и каждый по-своему любим. Кому-то нравятся полевые цветы, кому-то специально выращенные в оранжереях. Большинству нравятся розы.

Сочинение будет посвящено детству Чичикова, которое нельзя отнести к безмятежным и радостным, наполненным веселыми играми, воспоминаниями о теплых семейных праздниках, веселых моментах.

Рассказ идет от первого лица. В самом начале мы знакомимся с человеком, который отправился в путешествие по родным краям. С собой у него имеется только старая карта. Спустя время уже многое изменилось

Вначале своего сочинения по теме Доктор Живаго необходимо подчеркнуть, что помимо Пастернака упоминают тему личности и революции другие писатели. Эта проблематика тревожила всех литераторов двадцатого столетия.

Александр Сергеевич Пушкин по сей день остается великим классиком русской литературы. Ведь темы, затронутые в его произведениях, актуальны сегодня, пусть и в другой интерпретации. И хотя нынешняя молодежь считает

Анализ «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголь

Цикл повестей Николая Васильевича Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки» представляет сборник уникальных произведений, наполненных народными поверьями, сказочными событиями и фантастическими историями. Предлагаем ознакомиться с литературным анализом произведения по плану, который будет полезен ученикам 5 класса при подготовке к уроку по литературе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Ночь перед Рождеством.

Год написания – 1829-1832 годы.

История создания – К написанию «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Гоголь был вынужден прибегнуть из-за тяжелого финансового положения. Первый том цикла был издан в 1831 году, а второй – год спустя. Произведения Гоголя сразу же приобрели большую популярность.

Тема – Искренняя вера в то, что добро всегда побеждает зло.

Композиция – Цикл состоит из двух томов, каждый из которых включает по 4 повести. В основе композиции лежит противодействие добра и зла, и все художественные средства, используемые автором, призваны максимально это подчеркнуть.

Жанр – Повесть.

Направление – Романтизм.

История создания

Во время своего пребывания в Санкт-Петербурге Гоголь служил в Департаменте государственного хозяйства. Однако денег катастрофически не хватало, и молодой человек был вынужден подрабатывать сочинительством.

Заметив повышенный интерес передовой питерской публики к народным темам, Гоголь решил написать несколько повестей об украинском селе. Со сбором необходимого материала ему помогали мать и сестры, присылавшие детальные описания обычаев, обрядов, быта и нарядов разношерстной сельской публики.

В 1831 году Николай Васильевич отдал свои первые повести в типографию на Большой Морской, и в сентябре того же года книга оказалась на прилавках питерских книжных лавок. Гоголь очень переживал из-за возможной критики в свой адрес. Однако успех молодого автора был ошеломительным – его произведения читались легко, весело, на одном дыхании, выгодно отличаясь искрометным юмором, непринужденностью и народным колоритом.

Вдохновленный первым успехом, Гоголь, не мешкая, приступил к работе над вторым томом. В феврале 1832 года Николай Васильевич был приглашен на званый обед к крупному издателю и книготорговцу, где имел счастье познакомиться с Александром Пушкиным. Великий поэт очень тепло отозвался о творчестве юного писателя, чем несказанно воодушевил его. Спустя месяц Гоголь закончил свою работу над вторым томом своих удивительных «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Посмотрите, что еще у нас есть:

Центральная тема, объединяющая все повести цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки» – неизменное торжество добра над злом.

На примере своих героев Гоголь показывает, что деньги далеко не всегда являются синонимом счастья, земные страсти делают из человека заложником темных сил, а добродетель и искренняя вера всегда спасут даже в самой сложной жизненной ситуации.

Основная мысль произведения достаточно проста и понятна – все тайное, так или иначе, становится явным, а за содеянное зло неизменно придет расплата. При этом автор не осуждает героев, чей смысл жизни заключается в потакании своим низменным страстям, поскольку все они уже наказаны по заслугам и высмеяны.

Именно юмор помогает автору в легкой и ненавязчивой форме донести до читателя прописную истину – жить нужно по совести, в любви и сострадании к ближним, и тогда никакая темная сила не причинит вреда, а чертовщина пройдет стороной.

Композиция

Проводя в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» анализ произведений, следует отметить, что все повести построены на контрасте: в них самым гармоничным образом переплетены радость и безудержное веселье с трагизмом и печалью.

Повести служат своеобразной ареной для борьбы добра и зла, христианского начала и бесовского отродья. Максимальная контрастность достигается благодаря фантастическим сценками, народным легендам и преданиям, которыми так богаты гоголевские повести.

Цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки» состоит из двух томов, каждый из которых содержит по 4 повести. Рассказчиком является выдуманный персонаж – издатель Рудый Панько, который в своеобразной манере вводит читателя в самобытный и невероятно колоритный мир украинского села.

Читайте также:  Как Чичиков следует отцовскому наставлению в зрелую пору своей жизни?: сочинение

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Все произведения, которые вошли в цикл «Вечеров на хуторе близ Диканьки», написаны в жанре повести и направлении романтизма. Гоголем неслучайно была выбрана поэтическая проза – благодаря ей все повести приобрели удивительную мелодичность, лиричность. Они читаются на одном дыхании, будто легкое и изящное стихотворное произведение.

Наряду с высоким поэтическим слогом и романтическими элементами, Гоголь щедро «сдобрил» все произведения цикла живой разговорной речью. Это нисколько не испортило их, напротив, придало неповторимый колорит и народный характер.

Сюжет «Вечеров на хуторе близ Диканьки»

Публикация в 1831 году первой части «Вечеров на хуторе близ Диканьки», а в 1832 году — второй засвидетельствовала появление нового писателя — Н.В.Гоголя, вышедшего на авансцену русского и европейского романтизма. Неподражаемая оригинальность «Вечеров» на долгое время создала им репутацию художественного феномена, не имеющего аналогий. Белинский в 1840 году писал: «Укажите в европейской или русской литературе хоть что-нибудь похожее на эти первые опыты молодого человека, хоть что-нибудь, что бы могло натолкнуть на мысль писать так. Не есть ли это, напротив, совершенно новый, небывалый мир искусства?»

Созданное Гоголем, украинцем по происхождению, вливалось в русло широко распространившегося в русском обществе интереса к украинскому народному творчеству, быту, образу жизни. «Здесь так занимает всех все малороссийское», — писал автор в письме к матери. Публикации «Вечеров» вызвали открытый восторженный отзыв Пушкина. Дружба с великим поэтом стала счастьем для Гоголя и величайшей творческой удачей для всей русской литературы. В их духовной близости, в творческом содружестве выразился прекрасный закон преемственности в художественном процессе. Белинский охарактеризовал это так: «Главное влияние Пушкина на Гоголя заключалось в той народности, которая, по словам самого Гоголя, «состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа». Открытие Гоголя состояло в том, что он обнаружил поэзию естественной жизни в людях, наиболее близко стоявших у истоков природного бытия. Это была максимальная естественность.

В «Вечерах» — праздник народного духа. Но в них нет намека на наивный сентиментальный восторг. Достаточно обратить внимание на образ «издателя» Пасичника Рудого Панька, в сказовой интонации которого постоянно звучит ирония. Это — тот смех, где столько же простодушия, сколько и природной мудрости. «Веселое плутовство ума», которое Пушкин считал свойством народа, в «Вечерах» нашло многообразное выражение. Недаром почти в каждом рассказе свой повествователь, оригинальный художественный тип. Эта живописная пестрота стилей близка сложной и веселой гамме чувств и страстей украинских парубков, дивчин и их отцов, соединенных «Вечерами» в праздничный хоровод. Чувство гордости и восхищения своей родиной выражается писателем с исключительной проникновенностью, становится близким и общедоступным любому чуткому читателю, в любое историческое время.

Вспомним знаменитое начало одной из глав «Майской ночи»: «Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее». Уже много лет русский и европейский читатель с большой отзывчивостью вглядывается в юных героев «Сорочинской ярмарки», Параску и Грицько, напевающих друг другу на глазах всей толпы нежные и наивные песни. Невозможно оторваться от фольклорного сказа Фомы Григорьевича в «Вечере накануне Ивана Купала», где открытие Гоголя состоит в невиданной психологической сложности повествователя — простодушного дьячка и почти романтического поэта. Богат мир народного мышления. В нем фольклор совмещается с трезвостью в восприятии реального, бытовое начало не противоречит национально-историческому чувству.

Поэтому во второй части «Вечеров» совершенно естественно звучит тема освободительной борьбы. Конечно, «Страшная месть», где звучание это всего сильнее, по сюжету полулегенда, но благодаря образу Данилы Буруль- баша повесть претендует на вполне реалистическую трактовку темы. Но для полноты картины украинской ночи Гоголю нужна была в «Вечерах. » и такая повесть, как «Иван Федорович Шпонька и его тетушка». Настроение повести рождено народным мышлением, которое не может не заметить и соответственно оценить унылую пустопорожность прозаического прозябания. «Лукавство ума» здесь в метком 84 литература изображении типов, представляющих ничтожный помещичий быт. Так намечается эскиз «Мертвых душ». Время создания «Вечеров на хуторе близ Диканьки», их публикация и обсуждение среди читающей публики — счастливейшее в жизни Гоголя. Он полон грандиозных замыслов, многие из которых позже осуществились.

Следующее сочинение из данной рубрики: Книга про бойца «Василий Теркин»

Общий замысел «Вечеров на хуторе близ Диканьки» — Сочинение по произведению Н. В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»

Светлые по своему настроению произведения чередуются в цикле с повестями, отличающимися суровым колоритом; повести, отмеченные преобладанием лирики и быта, перемежаются с произведениями, насыщенными фантастикой. Рядом с солнечной, пронизанной юмором «Сорочинской ярмаркой» мы видим «Вечер накануне Ивана Купала» с его остро драматическим развитием действия. Вслед за этой повестью читатель знакомится с глубоко лирической и жизнерадостной «Майской ночью». Открывающая вторую часть цикла «Ночь перед Рождеством», проникнутая чудесным комизмом, находится в соседстве со «Страшной местью». После этой повести с ее демонологией и героикой помещена реально-бытовая повесть «Шпопька». Раскрывая высокий строй души народных героев и сопоставлении с бытовой повседневностью, чуждыми им силами, широко используя народные легенды, Гоголь строит развитие действия в своих повестях на резких переходах, на неожиданных переключениях его из одного плана в другой. Мы уже отмечали такие резкие сюжетные повороты в «Сорочинской ярмарке». Это характерно и для других повестей. «Ночь перед Рождеством» открывается картиной, в которой фантастика и быт преднамеренно слиты воедино. Описание полета ведьмы па метле сопровождается «деловыми» рассуждениями о сорочинском заседателе, который, наверно, приметил бы ее, «потому что от со-рочинского заседателя пи одна ведьма на свете не ускользнет». Рассказ о «похождениях» ведьмы и черта включает в себя раскрытие обыденных, повседневных мотивов их действий. Вторая картина, посвященная Чубу, переключает повествование в реально-бытовой план; основное здесь — изображение прозаического героя. Но уже совсем иной характер имеет следующая сцепа, рисующая встречу Оксаны и Вакулы. Сцена эта овеяна лиризмом, соединенным с доброй улыбкой. Картина четвертая, рассказывающая о Солохе, в известной мере, так же как и начальная сцена повести, представляет собой сплав фантастики и обыденности. А затем вновь переплетаются картины комединно-бытовые с лирическими — сначала дана сцена с Чубом, который ищет свою хату, а затем развернута картина, в которой вновь выступают Оксана и Вакула. Непосредственно за этим следует комедийная сцепа «приема» Солохой своих обожателей, завершающаяся появлением Вакулы, который уносит мешки со спрятанными в них обожателями; сцепа эта сменяется широким лирическим описанием гуляния парубков и девиц. В этой новой картине Оксана еще раз бросает «вызов» Вакуле. В дальнейшем развитии повествования действие из лирического плана вновь переключается в сферу фантастики сцены с Пацюком и с чертом. Завершаются эти сцены диалогом: «Куда!» — произнес печальный черт. «В Петербург, прямо к царице!» — и кузнец обомлел от страха, чувствуя себя подымающимся на воздух». Но прежде чем описать путешествие Вакулы, писатель возвращается к Оксане: «Долго стояла Оксана, раздумывая о странных речах кузнеца». Л затем идут сцепы, изображающие комическое положение обожателей Солохи. И лишь после этого Гоголь дает описание фантастического «прибытия» Вакулы в Петербург, посещения им царского дворца. Петербургские картины кончаются словами: «Выноси меня отсюда скорей!» — и вдруг очутился над шлагбаумом», а следующие за ними сцены в Диканьке начинаются словами: «Утонул! ей-богу, утонул! вот: чтобы я не сошла с этого места, если не утонул!» — лепетала толстая ткачиха». Намеренно «замедляя» рассказ, писатель сопоставляет феерический успех героя с мнимой трагичностью его судьбы. Описание счастливого сватовства Вакулы завершает основную линию развития действия. Однако писатель дает еще эпилог повести, который интересен тем, что здесь находит свое завершение линия фантастики, с которой начинается произведение. В разных своих формах принцип неожиданного переключения повествования из одного плана в другой применяется писателем и в других повестях. Внутренняя «многоплановость» «Вечеров на хуторе близ Диканьки» ясно сказывается и в их языке. Специфическими особенностями словесной структуры выделяется патетико-лирическая манера повествования, о которой мы уже говорили ранее. Существенной ее стороной является использование лексики, передающей красочность, величие описываемых явлений, событий. «Недвижно, вдохновенно стали леса, полные мрака, и кинули огромную течи, от себя. Тихи и покойны эти пруды; холод и мрак вод их угрюмо заключен в темно-зеленые стены садов. Девственные чащи черемух и черешен пугливо протянули свои корпи в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь

Читайте также:  «Мертвые души» — это не только помещики и чиновники: сочинение

Н.В. Гоголь “Вечера на хуторе близ Диканьки” анализ

Публикация в 1831 году первой части «Вечеров на хуторе близ Диканьки», а в 1832 году — второй засвиде­тельствовала появление нового писателя — Н.В.Гоголя, вышедшего на авансцену русского и европейского роман­тизма. Неподражаемая оригинальность «Вечеров» на дол­гое время создала им репутацию художественного феноме­на, не имеющего аналогий. Белинский в 1840 году писал: «Укажите в европейской или русской литературе хоть что-нибудь похожее на эти первые опыты молодого человека, хоть что-нибудь, что бы могло натолкнуть на мысль писать так. Не есть ли это, напротив, совершенно новый, небыва­лый мир искусства?» Созданное Гоголем, украинцем по происхождению, вливалось в русло широко распростра­нившегося в русском обществе интереса к украинскому народному творчеству, быту, образу жизни. «Здесь так занимает всех все малороссийское», — писал автор в пись­ме к матери.

Публикации «Вечеров» вызвали открытый восторжен­ный отзыв Пушкина. Дружба с великим поэтом стала счастьем для Гоголя и величайшей творческой удачей для всей русской литературы. В их духовной близости, в твор­ческом содружестве выразился прекрасный закон преемст­венности в художественном процессе. Белинский охарак­теризовал это так: «Главное влияние Пушкина на Гоголя заключалось в той народности, которая, по словам самого Гоголя, «состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа».

Открытие Гоголя состояло в том, что он обнаружил поэзию естественной жизни в людях, наиболее близко стоявших у истоков природного бытия. Это была макси­мальная естественность. В «Вечерах» — праздник народно­го духа. Но в них нет намека на наивный сентиментальный восторг. Достаточно обратить внимание на образ «издате­ля» Пасичника Рудого Панька, в сказовой интонации ко­торого постоянно звучит ирония. Это — тот смех, где столько же простодушия, сколько и природной мудрости. «Веселое плутовство ума», которое Пушкин считал свойст­вом народа, в «Вечерах» нашло многообразное выражение. Недаром почти в каждом рассказе свой повествователь, оригинальный художественный тип. Эта живописная пе­строта стилей близка сложной и веселой гамме чувств и страстей украинских парубков, дивчин и их отцов, соеди­ненных «Вечерами» в праздничный хоровод.

Чувство гордости и восхищения своей родиной выра­жается писателем с исключительной проникновенностью, становится близким и общедоступным любому чуткому читателю, в любое историческое время. Вспомним знаме­нитое начало одной из глав «Майской ночи»: «Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее».

Уже много лет русский и европейский читатель с большой отзывчивостью вглядывается в юных героев «Сорочинской ярмарки», Параску и Грицько, напевающих друг другу на глазах всей толпы нежные и наивные песни.

Невозможно оторваться от фольклорного сказа Фомы Григорьевича в «Вечере накануне Ивана Купала», где от­крытие Гоголя состоит в невиданной психологической сложности повествователя — простодушного дьячка и почти романтического поэта.

Богат мир народного мышления. В нем фольклор совмещается с трезвостью в восприятии реального, быто­вое начало не противоречит национально-историческому чувству.

Поэтому во второй части «Вечеров» совершенно есте­ственно звучит тема освободительной борьбы. Конечно, «Страшная месть», где звучание это всего сильнее, по сюжету полулегенда, но благодаря образу Данилы Бурульбаша повесть претендует на вполне реалистическую трак­товку темы.

Но для полноты картины украинской ночи Гоголю нужна была в «Вечерах. » и такая повесть, как «Иван Федорович Шпонька и его тетушка». Настроение повести рождено народным мышлением, которое не может не за­метить и соответственно оценить унылую пустопорожность прозаического прозябания. «Лукавство ума» здесь в метком изображении типов, представляющих ничтожный помещи­чий быт. Так намечается эскиз «Мертвых душ».

Время создания «Вечеров на хуторе близ Диканьки», их публикация и обсуждение среди читающей публики — счастливейшее в жизни Гоголя. Он полон грандиозных замыслов, многие из которых позже осуществились.

Ссылка на основную публикацию
×
×