Гоголевский смех сквозь слезы в поэме Мертвые души: сочинение

Тема: – Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”

–>Просмотров : 285 | –>Добавил : AlaEva (18.04.2019) (Изменено: 18.04.2019)

Обсуждение вопроса:

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смех… Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.

Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям.

Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя. Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами.

Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов. Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки -“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, но… Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?!

Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века. Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь. Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич, живоглот и “кулак”, которому “не разогнуться в ладонь”. Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов? Смех Гоголя – не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах – надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И “как бойкая необгонимая тройка”, несется Русь, “вдохновенная богом”, и “косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.

Сочинение: Смех сквозь слезы в поэме Гоголя “Мертвые души”

Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”.

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смех… Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.

Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям.

Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя.

Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов.

Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки –“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, но… Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века.

Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь.

Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич, живоглот и “кулак”, которому “не разогнуться в ладонь”. Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов?

Смех Гоголя – не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах – надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И “как бойкая необгонимая тройка”, несется Русь, “вдохновенная богом”, и “косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.

Гоголевский смех сквозь слезы в поэме Мертвые души: сочинение

Классическая литература

Зарубежная литература

Одной из главных особенностей творчества Н. В. Гоголя является юмор. Луначарский назвал Гоголя «царем русского смеха». Отвергая «беспутный» смех, рождающийся «от бездельной пустоты праздного времени», Гоголь признавал лишь смех, «родившийся от любви к человеку». Смех — великое орудие воспитания человека. Гоголь поэтому считал, что смеяться должно не над «кривым носом человека», а над его «кривою душою».

Смех в поэме «Мертвые души» — беспощадное орудие зла. Такой смех, обладавший огромным нравственным потенциалом, Гоголь называл «восторженным». Сам Гоголь, оценивавший главную черту своего таланта, видел ее в способности «озирать всю громаднонесущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы». Белинский писал, что комизм Гоголя является следствием «грустного взгляда на жизнь, что в его смехе много горечи и горести». Вот почему произведения Гоголя — это «сначала смешно, потом грустно».

В «Мертвых душах» смешное по своему характеру трагично, то есть как в жизни: серьезное слилось со смешным, трагическое с комическим, ничтожное с пошлым, великое и прекрасное с обыденным. Это переплетение отразилось в определении Гоголем жанра произведения и его названия: с одной стороны, это поэма, то есть возвышенное восприятие и изображение жизни, с другой стороны — название произведения на уровне фарса, пародии. Все персонажи даются в двух измерениях: сначала мы видим их такими, какими они кажутся самим себе, а потом мы их же видим такими, какими видит их писатель. Характеристика каждого персонажа обязательно дается через определенный круг вещей: Манилов неотделим от беседки с голубыми колоннами и надписью «Храм уединенного размышления»; Коробочка обязательно в окружении множества маленьких пестрядевых мешочков с монетами; Ноздрев с постоянно сбивающейся с одной музыки на другую шарманкой, которую невозможно остановить; Собакевич, напоминающий средней величины медведя в окружении громоздкой мебели, имеющей странное сходство с ним; Чичиков, обладатель тысячи крестьян, в рваном халате и странном колпаке на голове. Поэма начинается с характеристики брички, в которой приехал Чичиков, и читателю уже кое-что становится известно об этом герое. Гоголь придавал большое значение всем этим мелочам быта, считая, что в них отражается характер человека.

Все характеристики персонажей сопровождаются авторским комментарием, который обязательно заставляет читателя иронично улыбнуться. Так, Манилов при разговоре о мертвых душах делает такое выражение, «какого, может быть, и не видано было на человеческом лице, разве только у какого-нибудь слишком умного министра да и то в минуту самого головоломного дела». У Коробочки в споре с Чичиковым, говорит Гоголь, неожиданно появляется «поворот мыслей»: вдруг они (мертвые души) «в хозяйстве-то какнибудь под случай понадобятся». А Собакевич, когда понял, о чем идет речь, спросил Чичикова «очень просто, без малейшего удивления, как бы речь шла о хлебе».

Главы, характеризующие героев, как правило, заканчиваются развернутым авторским комментарием, который снимает серьезность и вносит сатирическую струю. Так, размышляя о характере Ноздрева, которого за жульничество и вранье уже не раз «тузили», однако после этого все с ним встречались «как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего». Такое странное дело, заканчивает Гоголь, «может только на одной Руси случаться». О Собакевиче он замечает как-то вскользь: «Казалось, в этом теле совсем не было души или она у него была, но вовсе не там, где следует». Характеристику Плюшкина Гоголь заканчивает разговором с воображаемым требовательным и недоверчивым читателем: «И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! Мог так измениться! И похоже это на правду?» И автор горестно отвечает: «Все похоже на правду, все может статься с человеком». Характеристики чиновников и дам города NN более обобщенные. Объектом сатиры здесь становились как бы не личности, а социальные пороки общества. Мы видим просто губернатора, который любит выпивать; прокурора, который постоянно моргает; дам — просто приятных и дам — приятных во всех отношениях. Больше всех от Гоголя-сатирика достается прокурору, который, узнав о назначении нового губернатора, пришел домой и отдал богу душу. Гоголь иронизирует: теперь только и спохватились, что у прокурора была душа, «хотя он по скромности своей никогда ее не показывал».

Помещичий и чиновничий мир населен мерзавцами, пошляками, бездельниками, которых Гоголь выставил на всеобщее осмеяние. Гоголевский «смех сквозь слезы» расширил границы юмора. Смех Гоголя возбуждал отвращение к пороку, он обнажал всю неприглядность полицейско-бюрократического режима, подрывал уважение к нему, наглядно раскрывая его гнилость, несостоятельность, и воспитывал презрение к этому режиму.

Простой человек переставал с почтительной опаской смотреть на сильных мира сего. Смеясь над ними, он начинал сознавать свое моральное превосходство. Некрасов через несколько дней после смерти Гоголя посвятил ему стихотворение, которое очень точно определяет личность Гоголя как писателя:

Гоголевский смех сквозь слезы в поэме «Мертвые души»

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: «смех сквозь слезы». Гоголевский смех. Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в «Сорочинской ярмарке», одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В. Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору «Мертвых душ».

Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на «только что снесенное яичко»; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича — более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов. Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки -«рыболова-нищего», распустившиеся в душе Плюшкина, — все это удивительно остроумно и смешно, ноЕ Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: «прореха на человечестве»! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное «нет» Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства — жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, — типичное явление для русского общества середины XIX века. Гоголь — резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах «Мертвых душ». Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово «осуждение» как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в «храме уединенного размышления» и «почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице», не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь. Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, «дубиноголовая» и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще «исторический человек», и Собакевич, живоглот и «кулак», которому «не разогнуться в ладонь». Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов? Смех Гоголя — не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах — надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И «как бойкая необгонимая тройка», несется Русь, «вдохновенная богом», и «косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».

Школяру.ру | В помощь школьнику

Одной из главных особенностей творчества Н. В. Гоголя является юмор. Луначарский назвал Гоголя «царем русского смеха». Отвергая «беспутный» смех, рождающийся «от бездельной пустоты праздного времени», Гоголь признавал лишь смех, «родившийся от любви к человеку». Смех — великое орудие воспитания человека. Гоголь поэтому считал, что смеяться должно не над «кривым носом человека», а над его «кривою душою».

Смех в поэме «Мертвые души» — беспощадное орудие зла. Такой смех, обладавший огромным нравственным потенциалом, Гоголь называл «восторженным». Сам Гоголь, оценивавший главную черту своего таланта, видел ее в способности «озирать всю громаднонесущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы». Белинский писал, что комизм Гоголя является следствием «грустного взгляда на жизнь, что в его смехе много горечи и горести». Вот почему произведения Гоголя — это «сначала смешно, потом грустно».

В «Мертвых душах» смешное по своему характеру трагично, то есть как в жизни: серьезное слилось со смешным, трагическое с комическим, ничтожное с пошлым, великое и прекрасное с обыденным. Это переплетение отразилось в определении Гоголем жанра произведения и его названия: с одной стороны, это поэма, то есть возвышенное восприятие и изображение жизни, с другой стороны — название произведения на уровне фарса, пародии. Все персонажи даются в двух измерениях: сначала мы видим их такими, какими они кажутся самим себе, а потом мы их же видим такими, какими видит их писатель. Характеристика каждого персонажа обязательно дается через определенный круг вещей: Манилов неотделим от беседки с голубыми колоннами и надписью «Храм уединенного размышления»; Коробочка обязательно в окружении множества маленьких пестрядевых мешочков с монетами; Ноздрев с постоянно сбивающейся с одной музыки на другую шарманкой, которую невозможно остановить; Собакевич, напоминающий средней величины медведя в окружении громоздкой мебели, имеющей странное сходство с ним; Чичиков, обладатель тысячи крестьян, в рваном халате и странном колпаке на голове. Поэма начинается с характеристики брички, в которой приехал Чичиков, и читателю уже кое-что становится известно об этом герое. Гоголь придавал большое значение всем этим мелочам быта, считая, что в них отражается характер человека.

Все характеристики персонажей сопровождаются авторским комментарием, который обязательно заставляет читателя иронично улыбнуться. Так, Манилов при разговоре о мертвых душах делает такое выражение, «какого, может быть, и не видано было на человеческом лице, разве только у какого-нибудь слишком умного министра да и то в минуту самого головоломного дела». У Коробочки в споре с Чичиковым, говорит Гоголь, неожиданно появляется «поворот мыслей»: вдруг они (мертвые души) «в хозяйстве-то какнибудь под случай понадобятся». А Собакевич, когда понял, о чем идет речь, спросил Чичикова «очень просто, без малейшего удивления, как бы речь шла о хлебе».

Главы, характеризующие героев, как правило, заканчиваются развернутым авторским комментарием, который снимает серьезность и вносит сатирическую струю. Так, размышляя о характере Ноздрева, которого за жульничество и вранье уже не раз «тузили», однако после этого все с ним встречались «как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего». Такое странное дело, заканчивает Гоголь, «может только на одной Руси случаться». О Собакевиче он замечает как-то вскользь: «Казалось, в этом теле совсем не было души или она у него была, но вовсе не там, где следует». Характеристику Плюшкина Гоголь заканчивает разговором с воображаемым требовательным и недоверчивым читателем: «И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! Мог так измениться! И похоже это на правду?» И автор горестно отвечает: «Все похоже на правду, все может статься с человеком». Характеристики чиновников и дам города NN более обобщенные. Объектом сатиры здесь становились как бы не личности, а социальные пороки общества. Мы видим просто губернатора, который любит выпивать; прокурора, который постоянно моргает; дам — просто приятных и дам — приятных во всех отношениях. Больше всех от Гоголя-сатирика достается прокурору, который, узнав о назначении нового губернатора, пришел домой и отдал богу душу. Гоголь иронизирует: теперь только и спохватились, что у прокурора была душа, «хотя он по скромности своей никогда ее не показывал».

Помещичий и чиновничий мир населен мерзавцами, пошляками, бездельниками, которых Гоголь выставил на всеобщее осмеяние. Гоголевский «смех сквозь слезы» расширил границы юмора. Смех Гоголя возбуждал отвращение к пороку, он обнажал всю неприглядность полицейско-бюрократического режима, подрывал уважение к нему, наглядно раскрывая его гнилость, несостоятельность, и воспитывал презрение к этому режиму.

Простой человек переставал с почтительной опаской смотреть на сильных мира сего. Смеясь над ними, он начинал сознавать свое моральное превосходство. Некрасов через несколько дней после смерти Гоголя посвятил ему стихотворение, которое очень точно определяет личность Гоголя как писателя:

Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”

Неоднозначность произведений Гоголя, причины “смеха сквозь слезы” в “Сорочинской ярмарке”, “Мертвых душах”. Смех и отвращение в образе Плюшкина, вскрытие антисоциальности дворянства. Вера Гоголя в русский народ в “Мертвых душах”, осуждение дворянства.

Всего ответов: 3

РубрикаЛитература
Видсочинение
Языкрусский
Дата добавления25.03.2009
Размер файла8,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Гоголевский «смех сквозь слезы» в поэме «Мертвые души»

Подобные документы

Пушкинско-гоголевский период русской литературы. Влияние обстановки в России на политические взгляды Гоголя. История создания поэмы “Мертвые души”. Формирование ее сюжета. Символическое пространство в “Мертвых душах” Гоголя. Отображение 1812 года в поэме.

дипломная работа [123,9 K], добавлен 03.12.2012

Художественное своеобразие поэмы Гоголя “Мертвые души”. Описание необычайной истории написания поэмы. Понятие “поэтического” в “Мертвых душах”, которое не ограничено непосредственным лиризмом и вмешательством автора в повествование. Образ автора в поэме.

контрольная работа [26,4 K], добавлен 16.10.2010

Особенности бытового окружения как характеристика помещиков из поэмы Н.В. Гоголя “Мертвые души”: Манилова, Коробочки, Ноздрева, Собакевича, Плюшкина. Отличительные признаки данных усадеб, специфика в зависимости от характеров хозяев, описанных Гоголем.

курсовая работа [38,6 K], добавлен 26.03.2011

История создания поэмы “Мёртвые души”. Цель жизни Чичикова, завет отца. Первичный смысл выражения “мертвые души”. Второй том “Мертвых душ” как кризис в творчестве Гоголя. “Мертвые души” как одно из самых читаемых, почитаемых произведений русской классики.

реферат [23,6 K], добавлен 09.02.2011

Описание характера и внешности Плюшкина – одного из помещиков, представленных в “Мертвых душах” Н.В. Гоголя. Выявление причин духовного опустошения и моральной деградации героя. Раскрытие его главной черты – скупости в сцене купли-продажи мертвых душ.

презентация [1,1 M], добавлен 25.11.2015

Поэма, в которой явилась вся Русь – вся Россия в разрезе, все ее пороки и недостатки. Мир помещичьей России в поэме Н.В. Гоголя “Мертвые души” и сатира на страшную помещичью Русь. Крепостническая Русь. Судьба Родины и народа в картинах русской жизни.

реферат [51,7 K], добавлен 21.03.2008

Общая характеристика мифологемы “дом” как доминантной семантической составляющей национальной картины мира, сложившейся в русской классической литературе. Уничтожение духовного потенциала и перспективы его возрождения в мифическом образе дома Плюшкина.

статья [17,9 K], добавлен 29.08.2013

Художественный мир Гоголя – комизм и реализм его творений. Анализ лирических фрагментов в поэме “Мертвые души”: идейное наполнение, композиционная структура произведения, стилистические особенности. Язык Гоголя и его значение в истории русского языка.

дипломная работа [85,7 K], добавлен 30.08.2008

Творческая история поэмы Гоголя “Мертвые души”. Путешествие с Чичиковым по России – прекрасный способ познания жизни николаевской России: дорожное приключение, достопримечательности города, интерьеры гостиных, деловые партнеры ловкого приобретателя.

сочинение [21,0 K], добавлен 26.12.2010

Семантика литературного антропонима. Имена собственные и нарицательные. Связь антропонимической системы “Мертвых душ” с реальной картиной русского общества. Исследование взаимосвязи и противопоставления главных и второстепенных героев в произведении.

курсовая работа [41,4 K], добавлен 12.09.2011

Читайте также:  Остап и Андрий «Тарас Бульба»: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×