Сочинение на тему фольклорные мотивы в поэзии Генриха Гейне: сочинение

Сочинение на тему фольклорные мотивы в поэзии Генриха Гейне: сочинение

Автор: Изгнанная Юлия

ФОЛЬКЛОРНАЯ ЛИНИЯ В ПОЭЗИИ Г. ГЕЙНЕ

«Я никогда не придавал большого значения славе поэта и меня мало беспокоит, хвалят или проклинают мои песни. Но на мой гроб вы должны возложить меч, ибо я был храбрым солдатом в войне за освобождение человечества!»

Выдающийся немецкий поэт, представитель завершающего этапа развития европейского романтизма, Генрих Гейне вошел в историю мировой поэзии как непревзойденный лирик, певец любви и борьбы. Две главные черты определяют характер его мировосприятия: постоянное внимание к судьбе страждущего и униженного народа и решительное стремление бороться за утверждение идеалов равенства, добра и справедливости.

В литературу он пришел на рубеже 20-х годов ХІХ ст., когда еще были известными и действенными традиции раннего романтизма, и его поэтическое творчество, в основном, развивалась в направлении, проложенном фольклорно-народной течению.

Лирические стихи раннего периода творчества Гейне составили целую книгу «Книга песен» (1827). Эта поэтический сборник принесла ему признание в Германии, а впоследствии и во всем мире. При жизни автора она издавалась 13 раз; многие стихи были положены на музыку Г. Шуманом, Ф. Шубертом, И. Брамсом, П. Чайковским, Г. Штраусом, Если первые циклы «Книги песен» написаны по традиции немецкой романтической лирики, то впоследствии своеобразие поэтического таланта Гейне встала со всей яркостью. Он умеет причудливо сочетать романтические сны с точностью и ясностью реалистической детали. Он мастерски пользуется иронией как средством разоблачения несбыточных иллюзий, вымыслов, но снова и снова сам возвращается в романтических образов. Значительное влияние на поэтическое творчество Гейне произвела немецкая народная песня, на образцах которой он учился мастерству непосредственного, искреннего Е.Грігом и др.

Гейне начинал писать в то время, когда в Германии лирическая поэзия переживала расцвет.

Его поэзия стала высшим достижением немецкого романтизма. Гейне отбрасывал устаревшие поэтические условности, говоря о своих чувствах без риторики и поэтики, а иногда позволял себе даже иронизировать над страстью своих чувств. Простота, естественность, импровизационность его поэзии покорили тогдашнего читателя. Гейне способствовал «упрощению» лирики, но от этого она не перестала быть искренней и значительной.

ФОЛЬКЛОРИЗМ В ЛИРИКЕ Г. ГЕЙНЕ

Лирическая поэзия Гейне очень разнообразна, имеет отличные друг от друга сюжеты, образы, описания. Но некоторая соединенная между собой наличием такой характерной признаки как фольклор, что в некоторой степени было свойственно стилю автора. Но для того, чтобы убедиться в этом, необходимо определить что такое фольклор.

Фольклор (англ. folklore), народное творчество – художественная коллективная творческая деятельность народа, отражающая его жизнь, воззрения, идеалы. Фольклор – это созданные народом и бытующие в народных массах поэзия (предания, песни, сказки, эпос), музыка (песни, инструментальные наигрыши и пьесы), театр (драмы, сатирические пьесы, театр кукол), танец. Отсюда, фольклоризм – наличие фольклорных элементов в литературном произведении. Проявляется на разных функциональных срезах: через сюжетное заимствование, введение в текст отдельных фольклорных мотивов или образов, символическое переосмысление фольклорных мифологических первоэлементов. Выделяют такие основные этапы освоения литературой фольклора: стилизацию, психологическую интерпретацию фольклорных мотивов, переосмысление народной мифологии. В период романтизма произошло сближение фольклорной и литературной традициям, что выражалось в стилизации текстов под фольклорные образцы, взятые фольклорных сюжетов и символов [2, ст. 699]. То есть, фольклор, результат народного творчества, которую автор может использовать для написания собственного произведения, для того, чтобы подчеркнуть и лучше передать идею, главную мысль произведения. Этим воспользовался и Гейне в своей лирике.

Весной 1823 г. печатается вторая книга поэта, сборник стихов с двумя драматическими произведениями – «Трагедии с лирическим интермеццо». Эти две трагедии, «Альмансор» и «Уильям Раткліф», на сюжеты из истории арабской Испании и Шотландии, является своеобразным обрамлением этой лирической сборки. Критики считают, что эти трагедии – это скорее драматизированные лирические баллады, чем действительно драматические произведения [3, ст. 119]. В 1826 г. Гейне публикует свой первый значительный прозаическое произведение, «Путешествие на Гарц», которым открывается его сборник прозы «Путевые картины». «Путешествие на Гарц» – это описание путешествия в горы, которую автор осуществил в 1824 г.. Автор рисует сатирические картины провинциальных немецких городков, высмеивает мещанский быт, псевдонауку, что процветает в университетах, противопоставляет серому существованию обывателей величество природы и трудовую жизнь скромных жителей горных поселков. Проза здесь чередуется со стихами, написанными в форме народных песен, сказаний, баллад.

Через год появилась известная поэтический сборник «Книга песен», самое совершенное творение Гейне, только при его жизни переиздавалась двенадцать раз и принесла ему славу, и которая состоит из четырех циклов – «Страдания юности», «Лирическое интермеццо», «Снова на родине» и «Северное море», а как отдельное подразделение в нее включены стихи из «Путешествия на Гарц» [3, ст. 61]. Лирические стихи Гейне насыщены признаками повседневности, которые заставляют поверить в искренность чувств. Благодаря иронии Гейне поднимается над своим лирическим героем, автор всегда мудрее, чем тот, о ком он пишет. Названием «Книги песен» Гейне определил жанр и традицию своей лирики: поэт в первой своей книге следовал традиции немецкого фольклора. Он взял некоторые темы и мотивы из устного народного творчества, форма многих его стихов близка к песне. Подобно немецкой песни стихи Гейне часто похожи на лирический монолог, а явления природы и чувства героя образуют параллель. Жанровое своеобразие песни обусловила свободную и поэтическую форму, чем автор и руководствуется. Вместе с тем в «Книгу песен» вошло много стихов, которые были написаны в строгих канонических жанрах сонета, баллады, романса. Молодой Гейне пытался использовать свой поэтический талант в разных жанрах, которые варьировали изменения настроения лирического героя. В этой книге подавляющее большинство стихов ориентирована на народную поэзию, на ритмомелодику, образность и стиль немецких народных песен. Здесь произведения поэта находятся под влиянием немецкого народно-фольклорного романтизма, сторонниками которого были гейдельбергские романтики, Гейне продолжает традицию Брентано, Ейхендорфа, В.Мюллера и других поэтов. Как и в народных песнях, сопровождаемых музыкальным исполнением, в стихах «Книги песен» будто воплощено музыку, они очень мелодичные и этим объясняется их огромный успех среди композиторов.

Конечно, можно считать, что в «Книге песен» Гейне воплощены черты народно-фольклорного романтизма. Но, в отличие от сторонников Гейдельберзької школы или В.Мюллера, Гейне не старался пронять свои произведения народным мировосприятием, на уровне содержания он далеко удаляется от него. Сам он писал об этом так в письме к В.Мюллера: «Какие чистые, ясные ваши песни, и все они – песни народные. В моих стихах, наоборот, в определенной степени народная только форма, а их содержание принадлежит «цивилизованному» обществу, скованному условностями» [4, ст. 102].

В отличие от первого цикла «Книги песен», в цикле «Лирическое интермеццо» любовь не является фатальным и иррациональным, которое приносит страдания, мучения, смерть, а предстает здесь как настоящее человеческое чувство, которое приносит и счастье, и муки [1, ст. 278]. Хотя ориентация на народнопісенну поэтику и определяет пределы расширения темы любви, оно, то есть любви, изображенное как динамичное, яркое чувство, конкретизированное и приближено к жизненным созерцаний. Лирический герой отдается чувствам, страдает от любви и остается одиноким. А образ любимой является более условным и обобщенным, он создан в стиле народной поэзии, поэтому лишен конкретных черт: у нее нежное и очаровательное личико, глаза как фиалки, лилейные руки, но все это фольклорные характеристики, которые не составляют живого индивидуального, конкретного образа. Здесь также важное значение приобретает природа, изображенная как образ, заимствованный из фольклорно-образной системы, хотя особого единства ее с героем здесь не наблюдается.

В цикле «Опять на родине» произошли изменения в содержании и проявлении элементов, свидетельствующих о переходе к реализму. Но Гейне не отошел от романтического движения, что, возможно, и не проявляется во всех стихотворениях цикла, но ярким свидетельством проявления лиризма и перепевки является стихотворение «Не знаю, что стало со мною. », или «Лорелея», мотив которой введен в немецкую литературу К.Бретано. Здесь поэт, использовав мотив баллады, передал глубокий лиризм и состояние души человека.

В цикле «Северное море» доминирует тема природы. Здесь Гейне изображает картины и образы, наделяет душой, характеристиками живого существа, пишет стихи, которым присущ антропоморфизм, заложенный еще в мифологическом восприятии людей. Примерами таких стихов является: «Сияло в небесах», «Верное супружество», «Бог-солнце, и богиня-Селена», «Их маленькие безгрешные дети» [5]. А уже в последнем цикле «Книги песен» поэт отказывается от народнопесенных форм, размеров и образов и обращается к верлібра, что является более приемлемым для свободного высказывания мнений, поэтому фольклорные мотивы здесь не проявляются [4, ст. 104].

Сборник стихов «Романсеро» состоит из трех частей: «Истории», «Ламентации» и «Еврейские мелодии». Относительно названия сборника, то она, по словам Гейне, «появилась потому, что тон романса доминирует в стихах, которые здесь собраны [5]». До первого цикла стихов сборник вошли баллады, написанные на мифологические, исторические, современные сюжеты («Царь Давид», «Карл i», «Шельм фон Берген»). Во втором помещены стихи-воспоминания о прошлой жизни и грустные размышления о современности («В октябре 1849 г.», «Enfant perdu» и др.). В третьем цикле Гейне обращается к мотивам еврейского фольклора и сюжетов из еврейской истории («Иегуда бен Галеви», «Диспут» и др.).

Итак, фольклорные элементы в поэзии Гейне нашли свое важное место, несмотря на разницу во взглядах поэта в разные периоды своей жизни.

Творческое развитие Гейне как лирика проходит в «Книге песен» сложным, полным противоречий путем. Он широко использует элементы немецкой народной песни, делая тем самым шаг вперед в развитии одного из основных принципов романтической поэзии в Германии. Значительное влияние на формирование лирики Гейне производят средства немецкой народной баллады. В своих стихах поэт высказывал то, что его больше всего волновало и больше всего ему болело. Но средствами выражения были не только его собственные слова и образы, но и заимствованные из фольклорной традиции характеры, мотивы, образы, жанровая специфика.

«Книга песен» Генриха Гейне стала выдающимся явлением немецкого романтизма, а ее создатель справедливо заслужил наивысшей оценки как лирический поэт, певец любви. Мало кому из поэтов удавалось так тонко передать страдания души, печаль, унылость, органично соединив фольклорную традицию с мировосприятием современного ему человека.

Сборник Гейне «Книга песен» больше всего насыщена элементами народного творчества. Поэт использует для написания собственных стихов такие жанры, как баллада, народная песня, сказание. Также обращается к иронии и использует особенности антропоморфизма, то есть, оживляет картины и образы природы. Да и сама природа выступает в поэзии Гейне как живой образ, наделенный в некоторой степени характеристиками человека, она очень близка к человеку и одновременно выступает как декорация. Использовав, такое многообразие фольклора в своих произведениях, Гейне передает нам свои мысли так, будто всю жизнь его – поэзия.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гейне Г. О художественном творчестве. – К. : Искусство, 1988. – 351 С.

2. Литературоведческий словарь-справочник /под ред. Р.Т. Гром’яка, Ю.И. Ковалева, В.И. Теремка. – К.: ВЦ «Академия», 2007. – 752 С. (Nota bene)

3. Матузова Н. Генрих Гейне. Очерк жизни и творчества. – К.: Днепр, 1984. – 175 С.

4. Наливайко Д.С., Шахова К.О. Зарубежная литература ХІХ века. Эпоха романтизма: Учебник. – К.: Завещание, 1997. – 464 С.

Творчество Генриха Гейне

В творчестве Генриха Гейне (1797-1856) отразился процесс эволюции немецкого романтизма. Со многими сложностями этого процесса связана и глубокая противоречивость творческого метода писателя, что, в частности, получило выражение в связях романтика Гейне с эстетическими принципами ранних немецких романтиков, по отношению к которым он был не только критиком и ниспровергателем, но и достойным воспреемником.

Величие Гейне-художника определяется тем, что выдающуюся творческую одаренность он сочетал с широтой общественного кругозора. Объявляя себя приверженцем «вольной песни романтизма», он давал трезвую аналитическую оценку своему времени, в своем творчестве отражал важнейшие его закономерности.

В «Книге песен» (1816-1827), над которой Гейне работал более десяти лет, отразился процесс развития общественного сознания поэта, формирования его творческого метода, обогащения и индивидуализации его лирической палитры. Опираясь на наиболее жизненные традиции раннего романтизма, связанные с фольклорной поэзией, с лирикой Бюргера и Гёте, Гейне сохраняет в «Книге песен» основы романтического мировосприятия. Для него остается в силе один из основополагающих романтических принципов – антитеза «Я» и «не-Я». Любовь является первоосновой бытия для автора «Книги песен», но эта первооснова трактуется им не столько в общефилософском, сколько в индивидуально-событийном, субъективно-романтическом плане.

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

    Аудирование Грамматика Речь Письмо

Вместе с тем Гейне внес в романтическую лирику совершенно новые элементы в расширении тематического диапазона, в трактовке традиционных тем романтиков (любовь, природа), в идейно-эстетическом осмыслении фольклора и, наконец, в самой художественной манере.

«Книга песен» состоит из нескольких стихотворных циклов: «Юношеские страдания» (1816-1821; в этот цикл входят следующие группы стихотворений: «Сновидения», «Песни», «Романсы», «Сонеты»); «Лирическое интермеццо» (1822-1823); «Опять на родине» (1823- 1824); «Из путешествия по Гарцу» (1824); «Северное море» (1825-1826). При существенных “-художественных различиях этих циклов они представляют собой идейно-стилевое единство как лирическая исповедь, раскрывающая формирование и развитие личности поэта.

Наибольшую близость к традиционному поэтическому миру романтиков Гейне обнаруживает в «Сновидениях». Он широко использует фантастику, через ее посредство выражая свое ощущение враждебной ему действительности. Но земная реальность ощутимо дает себя знать и в фантастических видениях Гейне, в которых постоянно проступает реальный поэтический образ любимой, конкретный земной идеал. ^

Наиболее характерными для романтической любовной лирики поэта являются циклы «Лирическое интермеццо» и «Опять на родине». В этих циклах четко определяются принципы восприятия песенного фольклора в лирике Гейне, в значительной степени обусловившие характер новаторства его «Книги песен».

Гейне критикует эстетические концепции и творческую практику многих немецких романтиков за их связь с идеологией абсолютизма и католической церкви, в сущности, преувеличивая их значение. Такая характеристика романтической школы, в целом лежит в основе оценки и отдельных писателей-романтиков, например, творчества Новалиса, Арнима.

«Атта Тролль» (1843).

Узнай стоимость написания работы Получите ответ в течении 5 минут . Скидка на первый заказ 100 рублей!

Поэма создавалась в пору ожесточенных нападок на ее автора со стороны немецких либералов и радикалов. В авторском предисловии к ней сам Гейне упоминал о граде гнилых яблок, которые сыпались на него в то время. Эта длительная травля, конечно, ожесточила поэта и усилила его вражду к немецкой буржуазной оппозиции. Как художник Гейне вместе с тем особенно остро ощущал пустое фразерство значительной части литературы буржуазного радикализма, бездарность «политической поэзии», которую он зло высмеял в предисловии к поэме «Атта Тролль».

Замечательным образцом поэзии Гейне последнего этапа является сборник стихов «Романсеро», составленный преимущественно из стихотворений 1848- 1851 гг. Наряду с «Книгой песен» и поэмой «Германия» этот сборник занимает заметное место в творческом наследии поэта. В ряде поэм этого сборника («Испанские Атриды», «Фицлипуцли», «Диспут», «Иегуда бен Галеви», «Биминии», «Поэт Фирдоуси» и др.) поэт выступил в новом жанре – в жанре исторической реалистической повести в стихах, своеобразной исторической стихотворной новеллистики.

Гейне-поэт оказал мощное и непреходящее воздействие на немецкую литературу, увлекая и задушевностью своей поэзии, и разящей силой своей сатиры, и искусством иронии, и боевым пафосом революционных стихов. Не менее значительно влияние Гейне на немецкую реалистическую прозу.

Реферат: Генрих Гейне

Реферат Цареградского Евгения

МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ

ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА И БИЗНЕСА

Генрих Гейне (1797-1856 гг.)

Генрих Гейне – современник двух эпох. Родившись в 1797 году, он, если полагаться на его собственные утверждения, видел в своем родном Дюссельдорфе императора Наполеона во всем блеске его славы; юношей он учился у Августа Вильгельма Шлегеля, теоретика немецкой романтической школы, и у Гегеля, в учении которого нашла свое завершение немецкая классическая философия; он посылал свои стихи уже старому Гете и посетил его однажды в Веймаре. Десятилетием позже он вращался в Париже в кругу учеников социалиста-утописта Сен-Симона, спорил с Бальзаком и дружил с Жорж Санд; по прошествии еще одного десятилетия он познакомился с Карлом Марксом, Фридрихом Энгельсом, позднее с их соратником поэтом Георгом Веертом. А его последние произведения, которые он диктовал уже больным в годы, последовавшие за европейскими революциями 1848-1849 годов, появлялись почти одновременно с первыми произведениями Бодлера во Франции, Ибсена в Норвегии, Толстого в России. Чтобы понять причину того воздействия, которое творчество Гейне оказывало в Германии и во многих других странах со времени выхода его первого большого сборника стихов и вплоть до сегодняшнего дня, надо ясно себе представить, что в личности поэта нашли отражение, с одной стороны, эпоха Великой французской революции и то огромное влияние, которое она оказала на духовную жизнь, а с другой стороны – эпоха господства буржуазии, эпоха бурного развития капитализма, и те глубокие социальные противоречия, которые она с собой принесла. В его творчестве продолжают жить философские, политические и эстетические идеи революционной эпохи, эпохи Просвещения, эпохи немецкой классики, стремление преодолеть устаревшие отношения, мечта о царстве разума и человеческом счастье, мысль о способности человека к совершенствованию. Но по мере того, как идеальное царство гармонии превращалось в дисгармоническую реальность буржуазного мира, эти идеи уже не способствовали ни пониманию, ни освоению действительности, и у Гейне еще на раннем этапе можно наблюдать отход от просветительских идеалов и возрастание роли субъективного чувства, индивидуального самоутверждения во враждебном косном мире, что было характерно и для немецкого романтизма.

Страстные поиски такого миропорядка, при котором социальная справедливость сочеталась бы с неограниченными возможностями развития личности, заставили Гейне обратиться к современным социальным идеям и привели его к мысли о том, что устранение всякой “эксплуатации человека человеком” (его собственные слова) должны быть целью социального движения, которое может стать жизненным делом поэта.

Гейне – поет. Его значение, его мировая слава определяется, прежде всего, лирикой, и даже не всей лирикой, а лишь любовными стихами, написанными главным образом до 1830 года. Они собраны в первом большом сборнике его стихов, в “Книге песен”, увидевшей свет в 1827 году, в цикле “Новая весна”, включенном затем в сборник “Новые стихотворения” (1844). Циклы составляющие “Книгу песен”, – “Юношеские страдания” (1817-1821), “Лирическое интермеццо” (1822), “Опять на родине” (1823-1824) и “Северное море” (1825-1826), – отражают поэтическое развитие Гейне. Читая эти стихи, замечешь, что на протяжении более десяти лет любовная тема занимала в них, бесспорно, первое место. Судя по этим стихам, между восемнадцатым и двадцать восьмым годом жизни все желания поэта, все его счастье – весь смысл жизни заключался в том, ответит ли взаимностью боготворимая им женщина, и поэт с тем большим упорством цеплялся за эту надежду, чем больше она ускользала от него. Он мечтает в стихах о гармонии идеальной любви – и рисует, как обманывает каждый раз эта мечта. Мечта эта наталкивается на непреодолимые препятствия, враждебные силы проникают даже в сновидения поэта, разлучая его с любимой. Если сравнить эти стихи, например, с любовными стихами Гете, то различие сразу бросается в глаза. Торжествующему оптимизму и цельности мировосприятия лирического героя у молодого Гете противостоит у молодого Гейне меланхолия и отсутствие цельности или, выражаясь языком того времени, “разорванность” и “мировая скорбь”. С самого начала в лирике Гейне есть ощущение неразрешимых противоречий, которые и определяют отношение поэта к окружающему миру, а тем самым и его личность. Именно сильному и яркому выражению этого ощущения лирика Гейне обязана в значительной степени своей популярностью.

В жизни поэта легко найти основания для такого мировосприятия. После окончания школы он приезжает в Гамбург к своему дяде Соломону Гейне – одному из самых богатых гамбургских банкиров. Здесь он обучался торговому делу, когда же обнаружилось отсутствие у него таланта и склонности к коммерции, он получил разрешение и финансовую помощь дяди для изучения юриспруденции (в Геттингене, Бонне, Берлине и снова Геттингене, где он в 1825 г. завершил свое юридическое образование). Еще будучи учеником в торговом деле, он влюбился в свою кузину Амалию, дочь Соломона Гейне, и одновременно начал писать стихи. Уже в первых же письмах того периода драматически выражены противоречия его положения. В семье его дяди увлечение поэзией было встречено с презрением и расценено как нечто неподобающее, способно лишь повредить его репутации в “обществе”. Амалия, очевидно, разделяла взгляды своей семьи и не отвечала взаимностью поэту. Равнодушие любимой, ее холодность лишили поэта веры в людей, в близость между ними. Идеал красоты и добра, воплощенный в облике возлюбленной, представляется ему не только недостижимым, но подчас и не безупречным. Он часто рисует ее неверной и демонической, привлекательной и одновременно опасной носительницей злых чар.

Одна мысль чаще всего тревожила Гейне даже в счастливые часы наедине с любимой, как он об этом признается в своих стихах тридцатых годов, – это мысль о родине. Гейне прожил во Франции четверть века, за это время лишь дважды побывав в Германии (в 1843 и в 1844 гг.). В своих стихах, посвященных Германии, Гейне часто возвращается к противоречию между чувством неразрывной связи с родиной и критическим отношением; близость и отталкивание тесно переплетаются между собой. Он воспевает Германию так, как десятилетие назад он воспевал в “книге песен” возлюбленную (“О Германия, моя недосягаемая возлюбленная!”). Родина занимает теперь место недоступной красавицы, которая отворачивается от него, не понимая его глубочайших чувств, и которая на самом деле не так уж достойна поклонения, как кажется охваченному любовью поэту. Чувство это представляется самому поэту неразумным и сумасбродным, – и все же непреодолимым. Стихотворение “И я когда-то знал край родимый. “, одно из самых прекрасных у Гейне, – выдержано целиком в образном ключе “Книги песен”, и только формы прошедшего времени указывают на то, что поэт отошел от настроений тех лет. В стихотворении “Ночные мысли”, написанном в 1843 году, до первой поездки на родину, это элегическое чувство к прошлому, к Германии достигает своей вершины.

Сборник “Новые стихотворения”, как и “Книга песен”, содержит раздел “Романсы”. Начиная с последней трети XVIII века – со времен Бюргера, Гете и Шиллера – в Германии возникла богатая романсная и балладная поэзия. Но уже в творчестве романтиков баллада в известной степени утратила свое демократическое содержание и связь с актуальными вопросами современности. Гейне восстановил эту утраченную связь. Для ранней баллады “Гренадеры” он заимствовал сюжет из живой современности, что было в то время чем-то необычным. Поскольку на всем европейском континенте победа над Наполеоном означала реставрацию феодализма и затухание революционного пламени, всякий , кто обнаруживал симпатии к Наполеону, считался притаившимся якобинцем. Говоря от имени двух солдат разбитой наполеоновской армии, мечтающих о возвращении императора, Гейне выступал тем самым против существующих порядков. Баллада почти открыто звучала как политическое стихотворение.

В других балладах Гейне использовал исторические сюжеты, античные сказания и легенды, переосмысливая их в соответствии со своими идеями о революции. На протяжении всего своего творчества Гейне интересовался народной песней, легендой, сказкой и обстоятельно раскрыл свое понимание народного творчества в прозаических произведениях; в безымянных памятниках народного творчества поэт видел неофициальную культуру немецкого народа, существование которой свидетельствовало о том, что народ не полностью подчинился христианской идеологии. В образах сказок – великанов и гномов, русалок и эльфов – продолжали жить языческие традиции: фольклорные образы, по мнению Гейне, вели свое происхождение от античных богов и полубогов, обреченных на подпольное существование, превращенных в эпоху христианского средневековья в злых духов и чертей. Борьба между христианским и языческим мировоззрением, запечатленная в древних сказаниях, имела для Гейне величайшее актуальное значение. Язычество означало приятие жизни, стремление к земному счастью, христианство – отрицание жизни, аскетизм, надежду на лучшее в ином мире. Поскольку же вера в потусторонний, лучший мир являлась существенным препятствием к тому, чтобы народ осознал свои возможности, и предъявил свои права на лучшую жизнь, преодоление христианского аскетизма было важнейшей предпосылкой для социального освобождения. Так называемая “эмансипация плоти” не имела у Гейне ничего общего с пассивным эпикуреизмом, наоборот, она была существенным элементом и его сенсуалистической, близкой к материализму философии. Таким образом, баллады Гейне, раскрывая его понимание прошлого, вместе с тем всегда актуальны. Речь идет о праве на земное счастье и тогда, когда поэт рассказывает о том, как рыцарь Олаф, несломленный, принимает смерть, насладившись любовью дочери короля (“Рыцарь Олаф”); и тогда, когда поэт описывает раскаяние мужа, убившего изменницу-жену, покорившуюся силе песнопения (“Фрау Метта”). Язычество и христианство сталкиваются в поэме “Тангейзер” – свободном переложении старой немецкой народной баллады. Здесь Гейне особенно сильно модернизирует исходный сюжет, превращая поэму в политическую сатиру на современную Германию. Тем самым поэма “Тангейзер” предваряет политическую лирику Гейне сороковых годов. Правда, политические стихотворения Гейне писал во все времена творчества. В юные годы он воспевал в еще беспомощных традиционных стихах освободительную войну 1813 года; в двадцатых годах он высмеивал национализм “брудершафтов”, спесь прусских лейтенантов и филистерскую узость бюргеров.

После Июльской революции политические мотивы начинают звучать все более отчетливо благодаря сопоставлению Германии и Франции. Но по сравнению с прозой Гейне – “Путевыми картинками”, “Французскими делами”, “Романтической школой”, “Историей религии и философии в Германии” и различных предисловий к его книгам, – где он смело, остроумно, ярко высмеивал теперешнюю Германию и пропагандировал новый путь развития, в его лирике прямых политических выпадов до сих пор было меньше. Положение изменилось с начала 1840 года, и тем самым начался новый этап в творчестве Гейне.

Толчком послужило начало оппозиционного движения либеральной буржуазии и демократических слоев мелкой буржуазии в Пруссии. В результате промышленного подъема (центром промышленного развития стала Рейнская область) были выдвинуты, приуроченные к смене царствования, требования свободы печати и конституции для Пруссии; усилились нападки на господство дворян, церкви и бюрократии. Правительство пыталось справиться с этим режимом с помощью усиления репрессий. Буржуазные газеты, выражавшие оппозиционные настроения, запрещались и возникали вновь; издатели и книготорговцы измышляли все новые и новые уловки, чтобы обойти цензуру; листовки напоминали о том, что в 1813 году правивший король, который нуждался в своем народе для победы над Наполеоном, обещал конституцию, но обещания не сдержал. Наряду с этим движением возникла философская оппозиция (младогегельянцы, Л. Фейербах, молодые Маркс и Энгельс), большая политическая литература и политическая лирика. Молодые поэты воспевали немецкое единство и свободу, обращаясь к прусскому королю и к народу; многие их стихи звучали так, точно величие Германии уже достигнуто, а завоевание свободы не представляет особых трудностей.

Гейне не присоединился к этому хору. Некоторое время он относился довольно скептически как к этому движению, так и к его литературному выражению. Классической страной революции для него оставалась Франция; жители Парижа неоднократно доказывали, выходя на улицы и строя баррикады, что не намерены вечно терпеть угнетение. С 1840 года Гейне снова стал публиковать в газетах статьи, посвященные общественной жизни Франции (он издал их позднее отдельной книгой под заглавием “Лютеция”); в этих статьях он с еще большей настойчивостью, чем прежде, говорил о социальных противоречиях и грядущих битвах. Он писал о рабочих клубах, в которых обсуждаются социалистические и коммунистические сочинения; о том громадном впечатлении, какое произвели на него исполненные грозной силы песни, которые распевались в мастерских. Все это, происходившее вне официальной общественной жизни, казалось ему более важным для будущего, нежели рассчитанные на внешний эффект парламентские дебаты или правительственные распоряжения, о которых писала пресса и говорили в салонах. Именно это и составило для него современную политическую и общественную жизнь. Что касается самой Германии, то поначалу Гейне сомневался в том, что “в этой стране филистеров”, стране “чистой теории” может возникнуть серьезное политическое движение. Поэтому он сомневался и в ценности тех политических стихов, в которых с воодушевлением воспевалась наступающая “весна народов” и победившая свобода. Особенно фальшиво звучали для его ушей националистические, то есть антифранцузские ноты в воспевании “свободного немецкого Рейна” и немецкого единства под эгидой Пруссии. Риторическое, высокопарное выражение либеральных идей – со всеми, свойственными им иллюзиями, со всей их оригинальностью – претило ему как с политической, так и с художественной точки зрения. Поэтому он выступал в стихах и в прозе с серьезной критикой, а чаще с ироническими или откровенно насмешливыми замечаниями в адрес современной “тенденциозной поэзии”. Так, он спрашивал юного Георга Гервега, одного из самых популярных в те годы певцов свободы: действительно ли миновала зима и Германия предстала в весеннем уборе? Не цветет ли эта весна лишь в воображении поэта? (“Георгу Гервегу”). Или иронически советовал немецким поэтам не воспевать больше своих возлюбленных, а будить трубным гласом народ, употребляя при этом только общие слова (“Тенденция”). О стихах Гофмана фон Фаллерслебена Гейне говорил: они годятся лишь для того, чтобы филистеру слаще казались еда и табак в его привычном кабачке.

Но Гейне недолго находился в оппозиции к оппозиции. Когда борьба обострилась, когда, например, Гервег и Фрейлиграт вынуждены были покинуть Германию (1843 и 1844 гг.); когда восстание силезских ткачей (1844 г.) возвестило начало открытых боев между буржуазией и пролетариатом, – тогда для Гейне его противоречия с либералами, с мелкобуржуазными демократами отошли на задний план и он направил острие своей критики против господствующих немецких подрядчиков. Политические стихи, которые он вновь начал писать, свидетельствовали о превосходстве его позиции и его поэтического таланта. Когда он выступал против прусского короля, то вовсе не для того, чтобы, подобно Гервегу и другим, поучать его или убеждать в преимуществах свободы, а для того, чтобы отучить немецкий народ раз и навсегда от почтения к королям “божьей милостью”. Гейне так высмеял короля, что умеренные либеральные круги поторопились отмежеваться от него. Не больше, чем прусскому королю Фридриху-Вильгельму IV, посчастливилось баварскому королю, – Гейне написал “Хвалебные песни королю Людвигу” для “Немецко-французского ежегодника”, издававшегося Марксом и Руге; за это поэт оказался в списке лиц, подлежащих аресту. С тех пор Гейне никогда уже не решался ступить на прусскую землю. Он едва избежал высылки из Франции, которой добивались у французского правительства прусские власти. В это время Гейне создает свое замечательное произведение “Германия. Зимняя сказка” (1844) – поэтически свободное повествование о поездке в Германию. Он описывает “старую” Германию такой, какой он ее нашел, но при этом говорит, часто используя фольклорные мотивы, о своих надеждах на грядущую немецкую революцию.

Именно в том, что поэт не только сатирически рисует явления, которые он не приемлет, но и раскрывает собственную позицию в общественной борьбе, дает себя знать новый этап его творчества. Впервые Гейне чувствует, что он не одинок в своих взглядах, что он не одинок в своих взглядах, что они в согласии с определенным политическим и идейным движением.

Лишь некоторую часть написанных в это время политических стихотворений Гейне включил в раздел “Современные стихотворения” книги “Новые стихотворения”, чтобы не дать слишком очевидных причин для запрещения книги. Поэтому некоторые из наиболее значительных и острых стихотворений появились в сборнике “Посмертные стихотворения”, составленном более или менее удачно издателем его сочинений.

Годы 1843-1846 – время наибольшего участия Гейне-лирика в борьбе, предшествовавшей революции. Во время самой революции Гейне почти не выступал с новыми произведениями, в дни революционного подъема во Франции и в Германии болезнь окончательно сразила его. Он уже давно испытывал недомогание, теперь же болезнь полностью вступила в свои права, и последние восемь лет жизни (Гейне умер в 1856 году) он был прикован к постели. Терзаемый страданиями, мучимый заботами об удобной квартире, лечении, деньгах, он не в состоянии был следить за бурными событиями 1848-1849 годов; об этом свидетельствуют его письма. То, что немцы совершили революцию, казалось ему более удивительным, чем самые фантастические события “Тысячи и одной ночи”, а историческое восстание парижского пролетариата июне 1848 года, отголоски которого доходили до его дома, оставалось ему не понятным. Лишь к концу революции Гейне смог в какой-то мере справиться со своим положением, чтобы опять выступить с поэтическими произведениями. Два больших лирических сборника – “Романсеро” (1851) и “Стихотворения 1853 и 1854 годов”, а также стихотворения, опубликованные посмертно, – свидетельствовали об этом.

Предпосылкой и содержанием поздней, послереволюционной лирики Гейне явилось поражение революции в Европе, победа ненавистного старого порядка и, не в последнюю очередь, стремительное развитие капитализма – все это, увиденное с точки зрения человека, для которого осуществление его идеалов, его революционных чаяний оказалось отодвинутым в далекое будущее, но который, тем не менее, не отказался от борьбы против эксплуатации и угнетения.

Надежду на продолжение и победоносное завершение борьбы за свободу Гейне, несмотря на некоторые оговорки, связывал с пролетариатом и с коммунизмом. Об этом – и о том, какие противоречивые чувства это в нем вызывает, поэт сказал ясно и определенно.

Мировая общественность признала за творчество Гейне почетное место, которое по праву принадлежит ему в истории человеческой культуры.

Большая Советская Энциклопедия. – М. : Советская энциклопедия, 1970.

Библиотека всемирной литературы. Том 72. Генрих Гейне. Стихотворения, поэмы, проза. – М.: Художественная литература, 1971.

Рассел Б. История западной философии. – Новосибирск: НГУ, 1997.

Реферат: Генрих Гейне

Генрих Гейне

Реферат Цареградского Евгения

МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ

ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА И БИЗНЕСА

Киев 1999

Генрих Гейне (1797-1856 гг.)

Генрих Гейне – современник двух эпох. Родившись в 1797 году, он, если полагаться на его собственные утверждения, видел в своем родном Дюссельдорфе императора Наполеона во всем блеске его славы; юношей он учился у Августа Вильгельма Шлегеля, теоретика немецкой романтической школы, и у Гегеля, в учении которого нашла свое завершение немецкая классическая философия; он посылал свои стихи уже старому Гете и посетил его однажды в Веймаре. Десятилетием позже он вращался в Париже в кругу учеников социалиста-утописта Сен-Симона, спорил с Бальзаком и дружил с Жорж Санд; по прошествии еще одного десятилетия он познакомился с Карлом Марксом, Фридрихом Энгельсом, позднее с их соратником поэтом Георгом Веертом. А его последние произведения, которые он диктовал уже больным в годы, последовавшие за европейскими революциями 1848-1849 годов, появлялись почти одновременно с первыми произведениями Бодлера во Франции, Ибсена в Норвегии, Толстого в России. Чтобы понять причину того воздействия, которое творчество Гейне оказывало в Германии и во многих других странах со времени выхода его первого большого сборника стихов и вплоть до сегодняшнего дня, надо ясно себе представить, что в личности поэта нашли отражение, с одной стороны, эпоха Великой французской революции и то огромное влияние, которое она оказала на духовную жизнь, а с другой стороны – эпоха господства буржуазии, эпоха бурного развития капитализма, и те глубокие социальные противоречия, которые она с собой принесла. В его творчестве продолжают жить философские, политические и эстетические идеи революционной эпохи, эпохи Просвещения, эпохи немецкой классики, стремление преодолеть устаревшие отношения, мечта о царстве разума и человеческом счастье, мысль о способности человека к совершенствованию. Но по мере того, как идеальное царство гармонии превращалось в дисгармоническую реальность буржуазного мира, эти идеи уже не способствовали ни пониманию, ни освоению действительности, и у Гейне еще на раннем этапе можно наблюдать отход от просветительских идеалов и возрастание роли субъективного чувства, индивидуального самоутверждения во враждебном косном мире, что было характерно и для немецкого романтизма.

Страстные поиски такого миропорядка, при котором социальная справедливость сочеталась бы с неограниченными возможностями развития личности, заставили Гейне обратиться к современным социальным идеям и привели его к мысли о том, что устранение всякой “эксплуатации человека человеком” (его собственные слова) должны быть целью социального движения, которое может стать жизненным делом поэта.

Гейне – поет. Его значение, его мировая слава определяется, прежде всего, лирикой, и даже не всей лирикой, а лишь любовными стихами, написанными главным образом до 1830 года. Они собраны в первом большом сборнике его стихов, в “Книге песен”, увидевшей свет в 1827 году, в цикле “Новая весна”, включенном затем в сборник “Новые стихотворения” (1844). Циклы составляющие “Книгу песен”, – “Юношеские страдания” (1817-1821), “Лирическое интермеццо” (1822), “Опять на родине” (1823-1824) и “Северное море” (1825-1826), – отражают поэтическое развитие Гейне. Читая эти стихи, замечешь, что на протяжении более десяти лет любовная тема занимала в них, бесспорно, первое место. Судя по этим стихам, между восемнадцатым и двадцать восьмым годом жизни все желания поэта, все его счастье – весь смысл жизни заключался в том, ответит ли взаимностью боготворимая им женщина, и поэт с тем большим упорством цеплялся за эту надежду, чем больше она ускользала от него. Он мечтает в стихах о гармонии идеальной любви – и рисует, как обманывает каждый раз эта мечта. Мечта эта наталкивается на непреодолимые препятствия, враждебные силы проникают даже в сновидения поэта, разлучая его с любимой. Если сравнить эти стихи, например, с любовными стихами Гете, то различие сразу бросается в глаза. Торжествующему оптимизму и цельности мировосприятия лирического героя у молодого Гете противостоит у молодого Гейне меланхолия и отсутствие цельности или, выражаясь языком того времени, “разорванность” и “мировая скорбь”. С самого начала в лирике Гейне есть ощущение неразрешимых противоречий, которые и определяют отношение поэта к окружающему миру, а тем самым и его личность. Именно сильному и яркому выражению этого ощущения лирика Гейне обязана в значительной степени своей популярностью.

В жизни поэта легко найти основания для такого мировосприятия. После окончания школы он приезжает в Гамбург к своему дяде Соломону Гейне – одному из самых богатых гамбургских банкиров. Здесь он обучался торговому делу, когда же обнаружилось отсутствие у него таланта и склонности к коммерции, он получил разрешение и финансовую помощь дяди для изучения юриспруденции (в Геттингене, Бонне, Берлине и снова Геттингене, где он в 1825 г. завершил свое юридическое образование). Еще будучи учеником в торговом деле, он влюбился в свою кузину Амалию, дочь Соломона Гейне, и одновременно начал писать стихи. Уже в первых же письмах того периода драматически выражены противоречия его положения. В семье его дяди увлечение поэзией было встречено с презрением и расценено как нечто неподобающее, способно лишь повредить его репутации в “обществе”. Амалия, очевидно, разделяла взгляды своей семьи и не отвечала взаимностью поэту. Равнодушие любимой, ее холодность лишили поэта веры в людей, в близость между ними. Идеал красоты и добра, воплощенный в облике возлюбленной, представляется ему не только недостижимым, но подчас и не безупречным. Он часто рисует ее неверной и демонической, привлекательной и одновременно опасной носительницей злых чар.

Одна мысль чаще всего тревожила Гейне даже в счастливые часы наедине с любимой, как он об этом признается в своих стихах тридцатых годов, – это мысль о родине. Гейне прожил во Франции четверть века, за это время лишь дважды побывав в Германии (в 1843 и в 1844 гг.). В своих стихах, посвященных Германии, Гейне часто возвращается к противоречию между чувством неразрывной связи с родиной и критическим отношением; близость и отталкивание тесно переплетаются между собой. Он воспевает Германию так, как десятилетие назад он воспевал в “книге песен” возлюбленную (“О Германия, моя недосягаемая возлюбленная!”). Родина занимает теперь место недоступной красавицы, которая отворачивается от него, не понимая его глубочайших чувств, и которая на самом деле не так уж достойна поклонения, как кажется охваченному любовью поэту. Чувство это представляется самому поэту неразумным и сумасбродным, – и все же непреодолимым. Стихотворение “И я когда-то знал край родимый. “, одно из самых прекрасных у Гейне, – выдержано целиком в образном ключе “Книги песен”, и только формы прошедшего времени указывают на то, что поэт отошел от настроений тех лет. В стихотворении “Ночные мысли”, написанном в 1843 году, до первой поездки на родину, это элегическое чувство к прошлому, к Германии достигает своей вершины.

Сборник “Новые стихотворения”, как и “Книга песен”, содержит раздел “Романсы”. Начиная с последней трети XVIII века – со времен Бюргера, Гете и Шиллера – в Германии возникла богатая романсная и балладная поэзия. Но уже в творчестве романтиков баллада в известной степени утратила свое демократическое содержание и связь с актуальными вопросами современности. Гейне восстановил эту утраченную связь. Для ранней баллады “Гренадеры” он заимствовал сюжет из живой современности, что было в то время чем-то необычным. Поскольку на всем европейском континенте победа над Наполеоном означала реставрацию феодализма и затухание революционного пламени, всякий , кто обнаруживал симпатии к Наполеону, считался притаившимся якобинцем. Говоря от имени двух солдат разбитой наполеоновской армии, мечтающих о возвращении императора, Гейне выступал тем самым против существующих порядков. Баллада почти открыто звучала как политическое стихотворение.

В других балладах Гейне использовал исторические сюжеты, античные сказания и легенды, переосмысливая их в соответствии со своими идеями о революции. На протяжении всего своего творчества Гейне интересовался народной песней, легендой, сказкой и обстоятельно раскрыл свое понимание народного творчества в прозаических произведениях; в безымянных памятниках народного творчества поэт видел неофициальную культуру немецкого народа, существование которой свидетельствовало о том, что народ не полностью подчинился христианской идеологии. В образах сказок – великанов и гномов, русалок и эльфов – продолжали жить языческие традиции: фольклорные образы, по мнению Гейне, вели свое происхождение от античных богов и полубогов, обреченных на подпольное существование, превращенных в эпоху христианского средневековья в злых духов и чертей. Борьба между христианским и языческим мировоззрением, запечатленная в древних сказаниях, имела для Гейне величайшее актуальное значение. Язычество означало приятие жизни, стремление к земному счастью, христианство – отрицание жизни, аскетизм, надежду на лучшее в ином мире. Поскольку же вера в потусторонний, лучший мир являлась существенным препятствием к тому, чтобы народ осознал свои возможности, и предъявил свои права на лучшую жизнь, преодоление христианского аскетизма было важнейшей предпосылкой для социального освобождения. Так называемая “эмансипация плоти” не имела у Гейне ничего общего с пассивным эпикуреизмом, наоборот, она была существенным элементом и его сенсуалистической, близкой к материализму философии. Таким образом, баллады Гейне, раскрывая его понимание прошлого, вместе с тем всегда актуальны. Речь идет о праве на земное счастье и тогда, когда поэт рассказывает о том, как рыцарь Олаф, несломленный, принимает смерть, насладившись любовью дочери короля (“Рыцарь Олаф”); и тогда, когда поэт описывает раскаяние мужа, убившего изменницу-жену, покорившуюся силе песнопения (“Фрау Метта”). Язычество и христианство сталкиваются в поэме “Тангейзер” – свободном переложении старой немецкой народной баллады. Здесь Гейне особенно сильно модернизирует исходный сюжет, превращая поэму в политическую сатиру на современную Германию. Тем самым поэма “Тангейзер” предваряет политическую лирику Гейне сороковых годов. Правда, политические стихотворения Гейне писал во все времена творчества. В юные годы он воспевал в еще беспомощных традиционных стихах освободительную войну 1813 года; в двадцатых годах он высмеивал национализм “брудершафтов”, спесь прусских лейтенантов и филистерскую узость бюргеров.

После Июльской революции политические мотивы начинают звучать все более отчетливо благодаря сопоставлению Германии и Франции. Но по сравнению с прозой Гейне – “Путевыми картинками”, “Французскими делами”, “Романтической школой”, “Историей религии и философии в Германии” и различных предисловий к его книгам, – где он смело, остроумно, ярко высмеивал теперешнюю Германию и пропагандировал новый путь развития, в его лирике прямых политических выпадов до сих пор было меньше. Положение изменилось с начала 1840 года, и тем самым начался новый этап в творчестве Гейне.

Толчком послужило начало оппозиционного движения либеральной буржуазии и демократических слоев мелкой буржуазии в Пруссии. В результате промышленного подъема (центром промышленного развития стала Рейнская область) были выдвинуты, приуроченные к смене царствования, требования свободы печати и конституции для Пруссии; усилились нападки на господство дворян, церкви и бюрократии. Правительство пыталось справиться с этим режимом с помощью усиления репрессий. Буржуазные газеты, выражавшие оппозиционные настроения, запрещались и возникали вновь; издатели и книготорговцы измышляли все новые и новые уловки, чтобы обойти цензуру; листовки напоминали о том, что в 1813 году правивший король, который нуждался в своем народе для победы над Наполеоном, обещал конституцию, но обещания не сдержал. Наряду с этим движением возникла философская оппозиция (младогегельянцы, Л. Фейербах, молодые Маркс и Энгельс), большая политическая литература и политическая лирика. Молодые поэты воспевали немецкое единство и свободу, обращаясь к прусскому королю и к народу; многие их стихи звучали так, точно величие Германии уже достигнуто, а завоевание свободы не представляет особых трудностей.

Гейне не присоединился к этому хору. Некоторое время он относился довольно скептически как к этому движению, так и к его литературному выражению. Классической страной революции для него оставалась Франция; жители Парижа неоднократно доказывали, выходя на улицы и строя баррикады, что не намерены вечно терпеть угнетение. С 1840 года Гейне снова стал публиковать в газетах статьи, посвященные общественной жизни Франции (он издал их позднее отдельной книгой под заглавием “Лютеция”); в этих статьях он с еще большей настойчивостью, чем прежде, говорил о социальных противоречиях и грядущих битвах. Он писал о рабочих клубах, в которых обсуждаются социалистические и коммунистические сочинения; о том громадном впечатлении, какое произвели на него исполненные грозной силы песни, которые распевались в мастерских. Все это, происходившее вне официальной общественной жизни, казалось ему более важным для будущего, нежели рассчитанные на внешний эффект парламентские дебаты или правительственные распоряжения, о которых писала пресса и говорили в салонах. Именно это и составило для него современную политическую и общественную жизнь. Что касается самой Германии, то поначалу Гейне сомневался в том, что “в этой стране филистеров”, стране “чистой теории” может возникнуть серьезное политическое движение. Поэтому он сомневался и в ценности тех политических стихов, в которых с воодушевлением воспевалась наступающая “весна народов” и победившая свобода. Особенно фальшиво звучали для его ушей националистические, то есть антифранцузские ноты в воспевании “свободного немецкого Рейна” и немецкого единства под эгидой Пруссии. Риторическое, высокопарное выражение либеральных идей – со всеми, свойственными им иллюзиями, со всей их оригинальностью – претило ему как с политической, так и с художественной точки зрения. Поэтому он выступал в стихах и в прозе с серьезной критикой, а чаще с ироническими или откровенно насмешливыми замечаниями в адрес современной “тенденциозной поэзии”. Так, он спрашивал юного Георга Гервега, одного из самых популярных в те годы певцов свободы: действительно ли миновала зима и Германия предстала в весеннем уборе? Не цветет ли эта весна лишь в воображении поэта? (“Георгу Гервегу”). Или иронически советовал немецким поэтам не воспевать больше своих возлюбленных, а будить трубным гласом народ, употребляя при этом только общие слова (“Тенденция”). О стихах Гофмана фон Фаллерслебена Гейне говорил: они годятся лишь для того, чтобы филистеру слаще казались еда и табак в его привычном кабачке.

Но Гейне недолго находился в оппозиции к оппозиции. Когда борьба обострилась, когда, например, Гервег и Фрейлиграт вынуждены были покинуть Германию (1843 и 1844 гг.); когда восстание силезских ткачей (1844 г.) возвестило начало открытых боев между буржуазией и пролетариатом, – тогда для Гейне его противоречия с либералами, с мелкобуржуазными демократами отошли на задний план и он направил острие своей критики против господствующих немецких подрядчиков. Политические стихи, которые он вновь начал писать, свидетельствовали о превосходстве его позиции и его поэтического таланта. Когда он выступал против прусского короля, то вовсе не для того, чтобы, подобно Гервегу и другим, поучать его или убеждать в преимуществах свободы, а для того, чтобы отучить немецкий народ раз и навсегда от почтения к королям “божьей милостью”. Гейне так высмеял короля, что умеренные либеральные круги поторопились отмежеваться от него. Не больше, чем прусскому королю Фридриху-Вильгельму IV, посчастливилось баварскому королю, – Гейне написал “Хвалебные песни королю Людвигу” для “Немецко-французского ежегодника”, издававшегося Марксом и Руге; за это поэт оказался в списке лиц, подлежащих аресту. С тех пор Гейне никогда уже не решался ступить на прусскую землю. Он едва избежал высылки из Франции, которой добивались у французского правительства прусские власти. В это время Гейне создает свое замечательное произведение “Германия. Зимняя сказка” (1844) – поэтически свободное повествование о поездке в Германию. Он описывает “старую” Германию такой, какой он ее нашел, но при этом говорит, часто используя фольклорные мотивы, о своих надеждах на грядущую немецкую революцию.

Именно в том, что поэт не только сатирически рисует явления, которые он не приемлет, но и раскрывает собственную позицию в общественной борьбе, дает себя знать новый этап его творчества. Впервые Гейне чувствует, что он не одинок в своих взглядах, что он не одинок в своих взглядах, что они в согласии с определенным политическим и идейным движением.

Лишь некоторую часть написанных в это время политических стихотворений Гейне включил в раздел “Современные стихотворения” книги “Новые стихотворения”, чтобы не дать слишком очевидных причин для запрещения книги. Поэтому некоторые из наиболее значительных и острых стихотворений появились в сборнике “Посмертные стихотворения”, составленном более или менее удачно издателем его сочинений.

Годы 1843-1846 – время наибольшего участия Гейне-лирика в борьбе, предшествовавшей революции. Во время самой революции Гейне почти не выступал с новыми произведениями, в дни революционного подъема во Франции и в Германии болезнь окончательно сразила его. Он уже давно испытывал недомогание, теперь же болезнь полностью вступила в свои права, и последние восемь лет жизни (Гейне умер в 1856 году) он был прикован к постели. Терзаемый страданиями, мучимый заботами об удобной квартире, лечении, деньгах, он не в состоянии был следить за бурными событиями 1848-1849 годов; об этом свидетельствуют его письма. То, что немцы совершили революцию, казалось ему более удивительным, чем самые фантастические события “Тысячи и одной ночи”, а историческое восстание парижского пролетариата июне 1848 года, отголоски которого доходили до его дома, оставалось ему не понятным. Лишь к концу революции Гейне смог в какой-то мере справиться со своим положением, чтобы опять выступить с поэтическими произведениями. Два больших лирических сборника – “Романсеро” (1851) и “Стихотворения 1853 и 1854 годов”, а также стихотворения, опубликованные посмертно, – свидетельствовали об этом.

Предпосылкой и содержанием поздней, послереволюционной лирики Гейне явилось поражение революции в Европе, победа ненавистного старого порядка и, не в последнюю очередь, стремительное развитие капитализма – все это, увиденное с точки зрения человека, для которого осуществление его идеалов, его революционных чаяний оказалось отодвинутым в далекое будущее, но который, тем не менее, не отказался от борьбы против эксплуатации и угнетения.

Надежду на продолжение и победоносное завершение борьбы за свободу Гейне, несмотря на некоторые оговорки, связывал с пролетариатом и с коммунизмом. Об этом – и о том, какие противоречивые чувства это в нем вызывает, поэт сказал ясно и определенно.

Мировая общественность признала за творчество Гейне почетное место, которое по праву принадлежит ему в истории человеческой культуры.

Список литературы

Большая Советская Энциклопедия. – М. : Советская энциклопедия, 1970.

Библиотека всемирной литературы. Том 72. Генрих Гейне. Стихотворения, поэмы, проза. – М.: Художественная литература, 1971.

Рассел Б. История западной философии. – Новосибирск: НГУ, 1997.

Сочинение на тему фольклорные мотивы в поэзии Генриха Гейне: сочинение

Во многих стихах есть характерная гейневская ироничная концовка; часто она подобна взрыву, что сбрасывает читателя из голубого тумана романтических мечтаний в прозаическую реальность:

  • Неужели ты не сказал
  • Ей о беззаветной страсти?
  • И в глазах ее неужели
  • Не прочитал любви соответствующей?
  • Неужели не увидел
  • Глубь души ее в глазах ты?
  • Ведь ослом будто не был
  • Когда-то, друг, в таких делах ты
  • Перевод Т. Сильман

В «Лирическом интермеццо» и «Снова на родине» более заметными становятся фольклорные влияния, они проявляются в мотивах, образах, ритмике гейневской лирики. Здесь мы встречаемся со знаменитой «Лорелеей», что стало народной песней. Лорелея – рейнская сирена, заманивающая пловцов. На этот сюжет писали стихи и другие немецкие поэты. «Лорелею» Гейне отличает особая поэтическая глубина при внешней простоте звучания:

  • Не знаю, что стало со мной,
  • Печалью душа смущена
  • Мне все не дает покоя
  • Старинная сказка одна
  • Прохладный воздух, темнеет,
  • И Рейн уснул во мгле
  • Последним лучом полум’яніє
  • Запад на прибрежной скале
  • Там девушка, песнь распевая,
  • Сидит на вершине крутой
  • Одежда на ней золота,
  • И гребень в руке – золотом
  • И кис ее золото вьется,
  • И чешет их гребнем она,
  • И волшебная песня льется,
  • Неизвестной силы полная
  • Охваченный безумной тоскою,
  • Гребец не смотрит на волну,
  • Не видит скалы перед собой,
  • Он смотрит туда, ввишину.
  • Я знаю, река, лютішаючи,
  • Навеки сомкнется над ним,
  • И это все Лорелея
  • Сделала пеньем своим
  • Перевод В, Львиная

Еще в «Юношеских страданиях» Гейне широко использовал фольклорные мотивы как форму поэтического обобщения, сравнивая судьбу своего невезучего в любви героя с судьбой героев народных песен и сказок («Бедный Петер» и другие стихи). Теперь он говорит об изначальной трагичности судьбы его лирического героя:

  • Девушку юноша любит,
  • А ей по сердцу другой,
  • Другой полюбил другую,
  • И ему стала женой
  • И девушка сразу, с досады,
  • Идет, невпопад и невзапас,
  • За первого встречного замуж
  • Перевод В. Зоргенфрея

Но лирический герой Гейне знает также, что

  • . и песни, и звезды, и месяц,
  • И глазки, и солнечный свет, и весна,
  • Как бы ими не полнились грудь,
  • В этом мире – не вся еще суть
  • Перевод В. Зоргенфрея

Как не поэт скорбит о счастью, не произошло, его глазам все полнее открывается реальная жизнь в ее живой и прекрасной конкретности. В стихотворении «Снова на родине» есть короткие бытовые зарисовки («О сердце мое, ты грустно. », «Прекрасная погода»), появляется картина бушующего моря, непосредственно не связана с любовными переживаниями героя, возникает образ красавицы рибачки, рядом с которой герой хотел бы посидеть на морском берегу. В «Северном море», заключительном цикле «Книги песен», тема несчастной любви оттесняется мотивом единения с безбережною морской стихией и философски окрашенными размышлениями о человеке и человечестве. Эти стихи написаны в свободной и поднятом ритме, подобно гимнам Гете («Прометей», «Ганимед» и др.) и стихам Гельдерлина. Здесь тоже появляется гейневская ироничная концовка, как, например, в стихотворении «Вопросы», где изображен юноша, вопрошает вечное море о смысле жизни.

Ироническая концовка отнюдь не умаляет величия бесконечной природы, утверждаемого Гейне в «Северном море». Она означает лишь, что ответы на вопросы о смысле жизни человеку следует искать не в природе, а в самого себя. Это и есть главный вывод, что лирический герой вытаскивает из своих юношеских страданий.

20. Позднее творчество Гейне: «Германия. Зимняя сказка», «Романцеро»

Название: Генрих Гейне
Раздел: Биографии
Тип: реферат Добавлен 18:02:40 24 февраля 2003 Похожие работы
Просмотров: 366 Комментариев: 14 Оценило: 4 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать
Читайте также:  Эстетический критерий творчества Гарди: сочинение
скачать
20. Позднее творчество Гейне: «Германия. Зимняя сказка», «Романцеро»

Основные особенности творчества Гейне:

1. Мировоззренческим основанием гейневского творчества выступает идея «сенсуализма» – принцип посюстороннего самоосуществления человеческой личности и представление о праве каждого индивидуума на земное, прижизненное счастье. Жизнеутверждающая, «языческая» логика сенсуализма, восходящая к идеям Возрождения, эстетике Гете-классика и теориям сен-симонистов, противопоставляется у Гейне храстианскому и иудейскому «спиритуализму» и абстрактности идеалистической философии. Характерны в связи с этим подобные восклицания: «При жизни счастья нам подавай! // Довольно слез и муки!» (из «Германии. Зимней сказки»)

2. Гейне-писатель жил острым ощущением конца «старой» литературы, связанной с романтизмом и веймарским классицизмом, и насущной потребностью в новых формах художественного осмысления жизни. О себе Гейне так говорил: «на мне кончается старая немецкая лирическая школа; в то же время я открываю новую школу современной немецкой лирики».

3. В центре эстетики Гейне стоит свободная эмансипированная личность, критически оценивающая окружающую действительность и стремящаяся к построению собственного, индивидуально окрашенного поэтического мира. О современной ему поэзии Гейне говорил: «ныне господствуют индивидуальность и скепсис… Поэзия уже более не объективна, не эпична и не наивна, но субъективна, лирична и рефлективна». Традиционные художественные элементы (романтизма, классицизма, сентиментализма) входят в художественный строй лейневской лирики и прозы – нередко чтобы быть тут же «обесцененными» горькой иронией или острой сатирой.

4. Отношение к романтизму (основной вопрос, заботящий гейневедов). По мнению Тынянова, Гейне – одновременно «канонизатор» и «разрушитель» романтизма. Апология человеческой индивидуальности, культ свободной, независимой личности – момент, объединяющий Гейне с романтиками. Культ Наполеона и характерная для Гейне тема «мировой скорби» роднит его с Байроном (которого кстати, называл ласково «двоюродным братом»). Как и Байрон, Гейне остается в рамках положительного отношения к провозглашенной «мечте», которая однако чаще всего не успевает оформиться у Гейне, как уже ставится под сомнение или даже убивается все той же иронией и скепсисом. Кроме того, Гейне отказывается от романтического универсализма. Он конкретен, политичен, социален (поздний – в особенности). И ирония Гейне при всем родстве с «романтической иронией» Ф.Шлегеля – уже не «самая свободная из всех вольностей», а, скорее, инструмент «самозащиты» личности, не видящей для себя позитивной опоры ни в идеалах прошлого, ни в современной действительности.

5. В литературном контексте эпохи Реставрации Гейне занимает особое место. Имея что-то общее со многими литературными течениями 1815-1848 гг., он не принадлежит ни к одному из них, оставаясь носителем собственной, индивидуальной творческой манеры.

Тремя «столпами» своей литературной славы сам поэт считал:

1. сборник ранней лирики «Книга песен» (1817-1827)

2. написанные в жанре путевых заметок «Путевые картины» (1824-1831)

3. позднюю книгу стихов «Романцеро» (1848-1851)

этот список необходимо дополнить лиро-эпическими поэмами «Атта Тролль» (1842) и «Германия. Зимняя сказка» (1844), эссеистикой парижского периода и новеллой «Флорентийские ночи».

Поздний Гейне (1848-1856) отличается от раннего и часто противопоставляется ему. Причин для такого разделения много. Позднее творчество – это Париж, глубокий духовный кризис, обусловленный и тяжелой болезнью (сухотка спинного мозга, повлекшая за собой в 1845 г. прогрессивный паралич, с 1848 г. Гейне прикован к постели), и поражением революции 1848 г. (воспринял как трагедию), и разными другими трудностями в жизни (умирает родственник Соломон Гейне, от которого Гейне зависел материально).

Однако в эти годы «матрацной могилы» Гейне продолжает активно творить (создана треть всего его поэтического наследия). Зрелым Гейне написана поэма «Германия. Зимняя сказка» и сборник стихов «Романцеро».

«Германия. Зимняя сказка» (1844)

Гейне работал над поэмой в конце 1843 – начале 1844 г. Впервые она была опубликована в составе тома «Новых стихотворений» в 1844 г., а через месяц вышла отдельной книгой.

Поэма написана под впечатлением краткого путешествия на родину (Гейне c 1831 и до смерти в 1856 г. жил в эмиграции во Франции) в 1843 г., когда немецкие власти разрешили ему съездить в Гамбург повидаться с матерью и уладить издательские дела.

Поэма построена как рассказ о путевых впечатлениях от поездки на родину (ориентир – Стерн) и перекликается в этом смысле с «Путевыми картинами» (1826-31 г.), написанными под впечатлением путешествий к Северному морю, в Англию и Северную Италию. Поэма дает критическую картину царящей в Германии «политической зимы». Прошлое, настоящее и будущее Германии – главный предмет размышлений поэта.

В поэме лирические мотивы сочетаются с остро-сатирическими и гротескными. С одной стороны – любовь к родине:

И вот я увидел границу вдали,

И сразу так сладко и больно

В груди защемило. И что таить, –

Я прослезился невольно.

С другой – неприятие царящих в ней порядков, и стремление обличить и разоблачить, высмеять и поиздеваться. Объекты сатирического изображения: чиновники, военные («Смертельно тупой, педантичный народ!»), святоши (навязчивая идея Гейне – устроить из Кёльнского собора конюшню), ну и еще жители разных немецких земель (вестфальцы – «сентиментальные дэбы»), и сами эти земли, которые можно унести на подошвах башмаков («Клянусь, полкняжества Бюкебург // Мне облепило ноги»). Пародирует Гейне возвышенный стиль романтиков, которые идеализировали средневековую империю (эпизод встречи поэта с Фридрихом Барбароссой, который по преданию спит каменным сном в пещере горы Кифгайзер, чтобы однажды вернуться на германский престол. Поэт говорит ему:

Сиди же лучше в своей дыре,

Твоя забота – Каифгайзер.

А мы… если трезво на вещи смотреть,

На кой нам дьявол кайзер?»)

Еще насмехается над предметом гордости всех немцев – победой германцев под предводительством Арминия над римлянами в Тевтобургском лесу (в главе XI поэт размышляет, что было бы, если бы этой победы не было («Когда бы Герман не вырвал в бою // Победу своим блондинам, // Немецкой свободе был бы капут // И стал бы Рим господином» и т.д.)

Этой сатирически изображенной любимой родине Гейне противопоставляет еще более любимую, будущую, прекрасную, преображенную Германию, населенную новыми, прекрасными людьми: «Мы здесь, на земле, устроим жизнь // На зависть небу и раю» и «Растет поколенье новых людей // Со свободным умом и душою».

В поэме реальные факты путешествия поэта на родину и встречи с матерью переплетаются со снами, видениями, фантастическими эпизодами. С одной стороны – обилие реалистических деталей: особое внимание к описаниям приемов пищи (с перечислением блюд, съеденных в каждом из попавшихся по дороге трактиров), причем этим описаниям отдается демонстративное предпочтение перед размышлениями о серьезных вопросах: так, мать кормит поэта апельсинами и спрашивает о его политических взглядах, он отвечает: «Ах, матушка, апельсины все // Прекрасны без оговорки. // Я с наслаждением пью их сок // И оставляю корки». С другой стороны – множество фантастических и полуфантастических образов: разговор поэта с Рейном, уже упоминавшаяся встреча с Фридрихом Барбароссой, встреча с богиней Гаммонией (покровительницей Гамбурга), которая открывает поэту тайну будущего Германии. Кроме того, в поэме появляется важнейший романтический образ двойника «невидимого соглядатая»). Поэт вступает с ним в беседу, и тот признается, что он (двойник) – исполнитель его желаний. Двойник говорит поэту: «Ты мысль, я – действие твое» и «Да, ты – судья, а я палач». Восходит этот образ, кажется, к Гофману, а для последующей литературы (в том числе, русской) оч важен.

Один из центральных мотивов поэмы – вопрос о роли и назначении истинного поэта в современной действительности. Обязан ли поэт словом и делом отвечать за воспеваемые им идеалы, либо поэзия и жизнь не должны сливаться друг с другом до неразличимости? – вот вопрос так вопрос. В 12-й главе герой случайно встречается в лесу с «волчьей стаей», носительницей «коллективных» демократических общественных идеалов, и должен оправдываться в ответ на раздающиеся их «стаи» упреки в отходе из политики. Однозначного ответа тем не менее поэма не дает. Тут важен упоминавшийся уже образ двойника, который и есть «дело» (тогда как поэт – «слово»). Но с двойником поэт себя все же не идентифицирует. Он скорее настаивает на своей роли возмутителя общественного спокойствия, называет своим отцом Аристофана («На этой лире бряцал мой отец, // Творя для эллинской сцены, – // Покойный мастер Аристофан, // Возлюбленный Камены»), себя сравнивает с Одиссеем («Я – врач глазной, зовусь «Никто», // Срезаю гигантам бельмы») и вообще создает образ такого насмешливого и хитроумного обличителя, чье слово опаснее любого дела («Того, кто поэтом на казнь обречен, // И бог не спасет от пучины»).

Среди особенностей поэмы можно назвать явную ориентацию на народную поэзию. Поэма написана в разговорных интонациях, в песенно-повествовательной форме народной баллады. Следуя традиции народного стихосложения. Гейне оставляет нерифмованными первую и третью строки каждой строфы, что придает непринужденность поэтическому изложению. Ну и прозаическая обиходная лексика используется вовсю. И снижаются романтические образы.

Это сборник стихов, вышедший в 1851 г. и ставший заключительной «главой» лирической «автобиографии» поэта, своеобразной «трилогии страдания» (да, прям как у Блока, извините). «Романцеро» – это название сборника старинных испанских народных песен.

Ситуация «матрацной могилы», определившая настроение безысходности и отчаяния Гейне сочетается с крушением надежд на радикальные общественно-политические изменения в Германии после 1848 г. «Я теперь всего лишь бедный, смертельно больной еврей», – говорил о себе Гейне в это время (впрочем, не говорил, а, кажется, писал в каком-то письме).

Мироотношение Гейне в последние годы жизни в значительной мере определяется растущим интересом к «вере отцов» – иудаизму (Гейне еще в 1825 г. перешел из иудаизма в лютеранство, но для него это исключительно «входной билет в европейскую культуру»). В послесловии к «Романцеро» Гейне говорит о собственном религиозном «обращении», об обретении некоего позитивного религиозного начала, «личного бога». Не совпадая с традиционный иудаизмом, «личная вера» Гейне все же вбирает в себя многие его черты. В стихотворении «Иегуда Бен Галеви» проводится аналогия между ролью поэта в обществе и судьбой евреев в мировой истории. Многострадальность и богоизбранность в видении Гейне – два признаки, объединяющих иудаизм и поэтическое призвание.

Стихи разбиты на 3 книги по общности тематики и тональности:

^ 1 книга «Истории» – состоит преимущественно из баллад на исторические, мифологические и библейские сюжеты. На первый план выдвигаются трагические мотивы – неизбежность гибели героев в истории, торжество зла, победа темных сил. Действующие лица – короли, герои, поэты, ставшие когда-либо жертвами человеческой или божественной несправедливости.

^ 2 книга «Ламентации» – в основном, интимная лирика, стихотворения-исповеди, либо тексты общественно-политической тематики, нередко выдержанные в сатирическом тоне. Раздел завершает состоящий из 20-ти стихотворений центральный для творчества позднего Гейне цикл «Лазарь», являющий собой, вместе с тематически примыкающим к нему более поздним циклом «К Лазарю» (1853), своего рода лирическую исповедь умирающего поэта. Ведущий мотив обоих циклов – тема изначально несправедливого устройства мира, враждебного человеческому роду. Мировая несправедливость воспринимается Гейне через призму личного физического и душевного страдания, мучительного ощущение близости неотвратимой смерти. Типичный исход человеческой жизни – горькое разочарование, полное крушение всех надежд. Гейне корректирует образ библейского Лазаря, восставшего из гроба благодаря чудодейственному вмешательству Христа. Муки страдания и смерти не смягчаются у лирического героя гейневских циклов ни надеждой на чудесное исцеление, ни упованием на загробное блаженство. (В стихотворении «Воскресение» Гейне говорит о своем неверии в загробную жизнь).

Наряду с настроением полной безнадежности и отчаяния, присутствует мотив противодействия несправедливости, боли и смерти. Протест, бунт против враждебного человеку порядка вещей художественно конкретизируется в образе прикованного Прометея.

3 книга «Еврейские мелодии» – мотивы еврейского фольклора и темы истории еврейского народа, личные мотивы отступают на второй план.

Особенности сборника исчо – контрастное чередование реального и романтического мира. Фантазия и действительность, поэтические и прозаические ситуации остаются в неразрешимой напряженности. Контрастное противопоставление трагического о комического.

Ссылка на основную публикацию
×
×