Образ ночи в лирике А.А. Фета: сочинение

Тема любви в лирике А.А. Фета

1. Вступление. Основные темы лирики Фета.

2. Основная часть. Тема любви в поэзии Фета.

? Характерные черты любовной лирики поэта.

? Тема любви в ранней лирике. Стихотворение «Не отходи от меня…».

? Отражение в любовной лирике импрессионистического мироощущения.

? Фрагментарность лирических сюжетов Фета.

3. Заключение. Своеобразие развития любовной темы в лирике поэта.

Современные А.А. Фету критики отмечали, что поэт почти никогда не откликался на происходящие исторические события, на насущные общественные вопросы современности. Природа, любовь, прошлое, порою философское осмысление мира – вот основные темы поэта. Попробуем выделить характерные черты любовной лирики поэта.

Исследователи отмечали, что Фет нигде не изображает «страсти в момент сильной нравственной борьбы. Он знает сердечное влечение лишь в его робком, первичном виде или, напротив того, в пору пережитого страдания, как светлое воспоминание о невозвратно минувшем счастии. В этом выборе для изображения моментов любви наш поэт резко отличается от Пушкина и Лермонтова, поэтов страсти кипучей, трагической, и опять сближается с Жуковским, при той… разнице, что у Жуковского больше сосредоточенности в самом чувстве, тогда как у Фета ярче краски и образы»[105 – Майков А.Н. Творчество Фета. – Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин). Его жизнь и сочинения. Сборник ист. – лит. статей. Составил В. Покровский. М., 1911, с. 34.]. Любовная лирика поэта, как правило, не сюжетна. Обычно Фет фиксирует какой-то один момент или эпизод в развитии чувства. Любовное переживание часто обозначается через восприятие поэтом природы. Характерно, что в этих стихотворениях нигде не обозначен подробно образ героини. Как отмечали критики (Боткин), женщина у поэта – только часть той природы, тот предмет внешнего мира, который способен пробудить в душе особенные чувства.

Такого рода произведения мы встречаем в раннем творчестве поэта. Обратимся к стихотворению «Не отходи от меня…». Первая строфа здесь – это просьба и признание поэта, обращенные к любимой женщине:

Не отходи от меня,
Друг мой, останься со мной!
Не отходи от меня:
Мне так отрадно с тобой…

Искренность и настойчивость чувств поэта подчеркнуты здесь повтором первой строчки: «Не отходи от меня…». Вторая строфа – это своеобразный анализ чувств поэта и характера его отношений с Ней. Образ же самой героини здесь не обрисован.

Ближе друг к другу, чем мы,
Ближе нельзя нам и быть;
Чище, живее, сильней
Мы не умеем любить.

Третья строфа тематически вновь возвращает нас к началу стихотворения. Последняя строчка повторяет первую, замыкая кольцо:

Если же ты – предо мной,
Грустно головку склоня, —
Мне так отрадно с тобой:
Не отходи от меня!

В стихотворении «Я полон дум, когда закрывши вежды…» поэт признается в том, что все его мысли, ожидания и чаяния в любое мгновение жизни обращены к любимой женщине:

Я все с тобой, когда рука неволи
Владеет мной —
И целый день, будь ясно ли, темно ли —
Я все с тобой.

Признаваясь в любви, Фет предстает перед нами как поэт-импрессионист. Так, в стихотворении «Я пришел к тебе с приветом…» радостными чувствами героя окрашен весь утренний весенний пейзаж. Картина природы здесь полностью растворяется в настроении:

Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало;

Рассказать, что лес проснулся,
Весь проснулся, веткой каждой,
Каждой птицей встрепенулся
И весенней полон жаждой…

Лес, деревья, солнце и птицы – все находится в удивительной гармонии с душевным состоянием человека. Каждая следующая строфа повторяет глагол «рассказать». Поэт хочет не только открыть сердце любимой женщине, но и всей окружающей природе поведать о своем счастье, которым переполнена душа его:

Рассказать, что отовсюду
На меня весельем веет,
Что не знаю сам, что буду
Петь, – но только песня зреет.

В этом стихотворении Фет, безусловно, выступает как поэт-импрессионист. «Подобного лирического весеннего чувства природы мы не знаем во всей русской поэзии! В этих немногих стихах чувствуется то ликующее праздничное, чем именно дышит ясное весеннее утро…», – писал В.П. Боткин[106 – Боткин В.П. Картины природы в произведениях Фета. – Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин). Его жизнь и сочинения. Сборник ист. – лит. статей. Составил В. Покровский. М., 1911, с. 80.].

Лирические сюжеты любовных стихотворений Фета отличаются беглостью, фрагментарностью. Однако беглое переживание раскрывает у поэта глубину чувств. Так, в стихотворении «Еще акация одна…» любовь раскрывается в желании задержать время, остановить его:

Я говорить хотел – и вдруг,
Нежданным шорохом пугая,
К твоим ногам, на ясный круг,
Спорхнула птичка полевая.

С какой мы робостью любви
Свое дыханье затаили!
Казалось мне, глаза твои
Не улетать ее молили.

Сказать «прости» чему ни будь
Душе казалося утратой…
И, собираясь упорхнуть,
Глядел на нас наш гость крылатый.

В стихотворениях Фета «нам являются не цельные, законченные чувства или настроения, но минуты, мгновения душевной жизни, для которых нет слова в языке, нет образа в сознании, которые пришли неизвестно откуда и исчезнут навсегда, быть может, не оставив после себя никакого следа в жизни, даже воспоминания. Это «неясный бред» души всегда живой, всегда деятельной, но не всегда сознающей себя»[107 – Дистерло Р.А. Поэзия Фета – выразительница легких, едва уловимых движений души, движений минутных, мгновенных, остановившихся. – Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин). Его жизнь и сочинения. Сборник ист. – лит. статей. Составил В. Покровский. М., 1911, с. 63.]. Одно из таких стихотворений – «Шепот сердца, уст дыханье…». Это произведение, положившее начало известности Фета и оставшееся навсегда для многих читателей символом всей его поэзии. Сюжет стихотворения – ночное свидание влюбленных. В этом сюжете присутствует недоговоренность, размытость красок, встреча героев окутана какой-то тайной. Вероятно, отношения их еще не устойчивы, чувства неопределенны, быть может, они боятся еще идти навстречу своему счастью. Поэт здесь передает тончайшие движения души, сливающиеся с легкими звуками ночной природы:

Шепот сердца, уст дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья.

Во второй строфе продолжает разворачиваться таинственный ночной пейзаж. Здесь же легкими штрихами намечается и потрет героини:

Свет ночной. Ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица…

Весенняя ночь коротка, но очень многое вместила в себя эта встреча. Целый спектр чувств и эмоций пережили герои. «Сдержанная речь, сдержанное волнение заставляли в слова, не имеющие смысла для постороннего слушателя, влагать понятное только для того, кому они сказаны; заставляли меняться в лице от отчаяния и безнадежности, переходящих в уверенность; от уверенности, легкомысленно разбитой внезапною шуткою, – к горю, от горя и шутки, спугнувшей попытку робких объятий, – к новой надежде! А луна сквозь листву бросала свои отблески на лица, смотрящие с надеждой, с желанием, с порывом друг на друга. Сделала, однако, свое дело весенняя ночь. Не даром «волшебны» были изменения милого лица. Волшебство совершилось, объятия раскрылись, а тут незаметно подкрался и рассвет радостного утра, вослед радостной таинственной ночи».[108 – Стечкин Н.Я. Музыка любви в поэзии Фета. – Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин). Его жизнь и сочинения. Сборник ист. – лит. статей. Составил В. Покровский. М., 1911, с. 94.]

Бледный блеск и пурпур розы,
Речь не говоря,
И лобзания, и слезы,
И заря, и заря.

Третья строфа является кульминацией в сцене этого свидания. Душа человека в такие минуты отрешается от повседневности, от скуки и однообразия жизни.

Таким образом, любовная лирика поэта своеобразна. Тончайшие душевные движения сливаются у него с неуловимой жизнью природы. «В изображении чувства Фета увлекает фиксация деталей, тонких оттенков, неясных, неопределенных эмоций. Чувство… обычно раскрывается не в обобщенном виде, а как результат более или менее длительных переживаний, единство и смысл которых осознаны переживающим: Фет фиксирует отдельные душевные движения, настроения, оттенки чувств»[109 – Бухштаб Б.Я. А.А. Фет. Очерк жизни и творчества. Л., 1990, с. 76.]. Стихотворения Фета о любви представляют собой своеобразные лирические фрагменты, в котором обозначена лишь эмоция или ощущение героя. Образ героини, как мы уже отмечали выше, в произведениях поэта не обозначен.

Лирический герой Афанасия Фета. Анализ стихотворений. (ЕГЭ по литературе)

Каков лирический герой стихотворений Афанасия Фета? С одной стороны, он тонко чувствующий, умеющий видеть и ценить красоту вокруг себя, но с другой стороны, это грустный, тоскливый, страдающий персонаж. Лирический герой Фета – обладатель сложного внутреннего мира, анализирующий свои переживания, чувства.

В стихотворении «На заре ты ее не буди…» лирический герой наблюдает за спящей девушкой. Она кажется ему прекрасной, когда спит, поэтому он не хочет, чтобы кто-то тревожил ее сон. Образ девушки в данном стихотворении – воплощение гармонии, душевного спокойствия.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Вокруг девушки создается невидимый ореол красоты, слияния с миром. Поэт с помощью олицетворения («утро дышит») и эпитетов («и горяч утомительный сон») поэт описывает красоту и гармонию, царивших вокруг девушки. Используя анафору, Фет делает акцент на значимых для понимания смысла стихотворения словах.

«На заре ты ее не буди,

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у ней на груди,

Ярко пышет на ямках ланит.»

Лирический герой замечает красоту спящей девушки, ее гармонию с миром вокруг. Возможно, он понимает, что жизнь приносит девушке страдания и муки, поэтому пытается уберечь ее от боли. Лирический герой чувствует переживания девушки, он восхищается ее единством с природой и понимает: если ее разбудить, страдания и муки наполнят сердце героини.

«И чем ярче играла луна,

И чем громче свистал соловей,

Все бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,

На ланитах так утро горит.

Не буди ж ты ее, не буди.

На заре она сладко так спит!»

Стихотворение «Ночь. Не слышно городского шума…», написанное в 1843 году, описывает переживания лирического героя. Он увидел в ночном небе звезду, зародившую в нем «прозрачную» светлую думу. Это дума не тяжела, герой испытывает легкую грусть. Лирический герой не понимает, какие чувства он переживает. Любовь? Радость? Утрата? Однако он надеется на то, что эта дума откроет для него новые горизонты его чувств. Лирический герой в данном произведении печален, озадачен легкими раздумьями, в то же время он испытывает сильные душевные волнения, которые сам не понимает. Единственное, в чем он уверен – это чувство «так пламенно, так свято», что лирический герой готов благодарить высшие силы. Ночной пейзаж в изображении природы играет важную роль. Он помогает лирическому герою обрести гармонию с миром и душевное спокойствие, понять свои чувства и переживания.

«Тихо все, покойно, как и прежде;

Но рукой незримой снят покров

Темной грусти. Вере и надежде

Грудь раскрыла, может быть, любовь?»

Лирический герой поэзии Фета неоднозначен. В одном стихотворении можно наблюдать его гармонию с природой, светлые чувства, любовь к ближнему, в другом – неожиданно увидеть образ тоскующего, грустного и томившегося своими думами героя. Однако Фет умело использует такой противоречивый образ в своих стихотворениях, за что его по праву можно назвать одним из лучших поэтов золотого века.

Читайте также:  Детские годы. Афанасий Афанасьевич Фет: сочинение

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id32580

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Откроется после 5 декабря. –>

Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Сочинение: Афанасий фет – Основные мотивы и образы поэзии а. а. фета

Афанасий фет – Основные мотивы и образы поэзии а. а. фета

Афанасий Афанасьевич Фет – поэт, воспевающий прекрасное. В этом он видел задачу творца. В лирике Фета звучат возвышенные мотивы, он создает образы, завораживающие своей красотой и изяществом. Основные темы его поэзии – природа, любовь, творчество.
Поэт – тонкий лирик. Он умеет передавать едва уловимое как в человеке, так и в окружающем мире. Особенно это заметно в стихах, посвященных природе. Фет обожает переходы от одного времени года к другому. У него нет статичных пейзажей. Динамика – вот главное свойство поэтических образов Фета:
Еще весны душистой нега
К нам не успела низойти,
Еще овраги полны снега,
Еще зарей гремит телега
На замороженном пути.
Перед нами не зима и не весна. Это межсезонье – любимая картина поэта. Фет был импрессионистом, выражение сиюминутного, изменчивого настроения в лирическом произведении было для него самым важным. Стихотворения о природе у поэта переполнены целой гаммой различных эмоций:
Какая ночь! На всем какая нега!
Благодарю, родной полночный край!
Из царства льдов, из царства вьюг и снега
Как свеж и чист твой вылетает май!
Нет, никогда нежней и бестелесней
Твой лик, о ночь, не мог меня томить!
Опять к тебе иду с невольной песней,
Невольной – и последней, может быть.
В этих строчках звучат и восторг, и упоение красотой майской ночи, и счастье от ощущения полноты бытия, и благодарность родному краю, и трепет, и томление от ночной неги, и наконец отчаяние, что, возможно, такое больше не повторится. Что ни строчка – то чувство, и какой плавный переход от одного контрастного понятия к другому!
Поэтические образы весны и ночи – излюбленные у Фета. Они очень таинственны, позволяют человеку раствориться в своей стихии и благоговейно ожидать чуда:
Жду я, тревогой объят,
…Слух, раскрываясь, растет,
Как полуночный цветок.
Тихо под сенью лесной
Спят молодые кусты…
Ах, как пахнуло весной.
Это, наверное, ты!
С подобными образами связана другая заветная тема в лирике Фета – любовь. Выражение ее у поэта уникально. Практически все стихотворения о любви Фет посвятил Марии Лазич, своей трагически погибшей подруге. Образ возлюбленной – центральный в этих произведениях. Лирическая героиня здесь светла и прекрасна, она по-прежнему нежно любит своего поэта, дарит ему покой, спасает от житейской суеты, вдохновляет:
Как гений ты, нежданный, стройный,
С небес слетела мне светла,
Смирила ум мой беспокойный,
На лик свой очи привлекла.
Возлюбленная в лирике Фета – это образ-воспоминание. Марию не вернуть, но в стихах она оживает, вновь и вновь пробуждая в поэте глубокое, сильное чувство. Фет остался верен ей навсегда:
Нет, я не изменил. До старости глубокой
Я тот же преданный, я раб твоей любви…
Поэт канонизирует образ возлюбленной, принявшей мученическую смерть. Она – «ангел кротости и грусти». Творец благоговейно трепещет перед ней:
Пред тенью милою коленопреклоненный,
В слезах молитвенных я сердцем оживу
И вновь затрепещу, тобою просветленный, –
Но все тебя не назову.
Фет видел свою вину в том, что не смог предотвратить гибель Марии, поэтому в его любовной лирике очень силен мотив раскаяния. Герой здесь называет себя «несчастным палачом»: ведь, погубив возлюбленную, поэт сломал и собственную жизнь. Теперь ему остались лишь сны и грезы о Марии, а еще мелодия, которую когда-то написал для девушки Ференц Лист:
Какие-то носятся звуки
И льнут к моему изголовью.
Полны они томной разлуки,
Дрожат небывалой любовью.
Судьба отняла у Фета любимую девушку, но вознаградила даром поэта. Тема искусства также проходит через многие его произведения. Основной образ здесь – красота. Она одна дает нам истинную жизнь в страшном сне бытия:
…Пусть по воле рока
Истерзана, обижена глубоко,
Душа порою в сон погружена;
Но лишь краса душевная коснется
Усталых глаз – бессмертная проснется
И звучно затрепещет, как струна.
Миссия творца-поэта у Фета заключается в преодолении жизненных страданий. Подобный человек, по его мнению, должен очистить себя от всего низменного и пробудить свою душу «для вдохновенья, для звуков сладких и молитв», как писал А. С. Пушкин. Фет берет эти слова эпиграфом к своему поэтическому манифесту «Муза». Здесь он говорит о поэте так:
Пленительные сны лелея наяву,
Своей Божественною властью
Я к наслаждению высокому зову
И к человеческому счастью.
Фет понимал, что жизнь тяжела и полна страданий. Но люди рождены для счастья. Где же его взять? В природе, общаясь с ней, в любви, в творчестве. Три этих «вершины» и стали основой его «поэтического пространства», объединив все мотивы и образы.

В личности Афанасия Фета удивительным образом сошлись два абсолютно разных человека: огрубелый, сильно тёртый, битый жизнью практик и вдохновенный, неутомимый буквально до последнего вздоха (а умер он в возрасте 72 лет) певец красоты и любви.
Сын мелкого немецкого чиновника, Фет был за взятку записан сыном орловского помещика Шеншина, который увез мать поэта от его отца. Но обман раскрылся, и Фет в течение многих лет испытывал на себе, что значит быть незаконнорожденным. Главное, что он лишился при этом статуса дворянского сына. Он пытался “выслужить” дворянство, но 13 лет армейской и гвардейской лямки ничего не дали. Тогда он женился по расчету на старой и богатой, стал жестоким и прижимистым сельским хозяином-эксплуататором. Революционерам и даже либералам Фет никогда не сочувствовал и, чтобы достичь желаемого дворянства, долго и громко демонстрировал свои верноподданнические чувства. И только когда Фету было уже 53 года, Александр II изложил благоприятную резолюцию на его прошение. Доходило до смешного: если тридцатилетний Пушкин считал оскорбленнием пожалование ему царем камер-юнкерского звания (это придворный чин, обычно даваемый молодым людям до 20 лет), то этот русский лирик специально выхлопотал себе камер-юнкерство уже в 70 лет?
И при этом Фет писал божественные стихи. Вот стихотворение 1888 года:
“Полуразрушенный, полужилец могилы,
О таинствах любви зачем ты нам поешь?
Зачем, куда тебя домчать не могут силы,
Как дерзкий юноша, один ты нас зовешь?
_ Томлюся и пою. Ты слушаешь и млеешь;
В напевах старческих твой юный дух живет. Цыганка старая одна еще поет”.
То есть буквально два человека жили в одной, кстати весьма неприятной на вид, оболочке. Но какая сила чувства, мощь поэзии, какое страстное, юношеское отношение к красоте, к любви!
Поэзия Фета недолго имела успех у современников в 40-е годы, а в 70- 80-х годах это был успех весьма камерный, отнюдь не массовый. Но массам Фет был знаком, хотя они не всегда знали, что популярные романсы, которые они распевают (в том числе и цыганские), _ на слова Фета. “О, долго буду я в молчаньи ночи тайной”, “Какое счастие! и ночь и мы одни”, “Сияла ночь. Луной был полон сад”, “Давно в любви отрады мало”, “В дымке-невидимке” и, конечно, “Я тебе ничего не скажу” и “На заре ты ее не буди” _ вот лишь немногие стихотворения Фета, положенные на музыку разными композиторами.
Лирика Фета тематически крайне бедна: красота природы и женская любовь _ вот и вся тематика. Но какой огромной мощи достигает Фет в этих узких пределах. Вот стихотворение 1883 года:
“Только в мире и есть, что тенистый Дремлющих кленов шатер.
Только в мире и есть, что лучистый
Детски задумчивый взор.
Только в мире и есть, что душистый
Милой головки убор.
Только в мире и есть этот чистый
Влево бегущий пробор”.
Это своеобразная онтология (философское учение о бытии) Фета, хотя философской его лирику назвать трудно. Мир поэта очень узкий, но какой же прекрасный, полный изящества. Грязь жизни, проза и зло жизни не проникали в его поэзию никогда. Прав ли он в этом? Видимо, да, если видеть в поэзии искусство по преимуществу. Красота и должна быть главным в ней.
Гениальна лирика природы Фета: “Я пришел к тебе с приветом”,
“Шепот. Робкое дыханье”, “Какая грусть! Конец аллеи”, “Это утро, радость эта”, “Жду я, тревогой объят” и множество других лирических миниатюр. Они разнообразны, непохожи, каждая являет собой неповторимый шедевр. Но есть общее: во всех них Фет утверждает единство, тождество жизни природы и жизни человеческой души. И поневоле задумываешься: где источник, откуда эта красота? Творение ли это Отца небесного? Или источник всего этого _ сам поэт, его умение видеть, его светлая, открытая красоте душа, каждое мгновение готовая восславить окружающую красоту? В своей лирике природы Фет выступает как антинигилист: если для тургеневского Базарова “природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник”, то для Фета природа _ единственно храм, храм и фон прежде всего любви, роскошная декорация для тончайших сюжетных изгибов любовного чувства, а во-вторых, храм для вдохновения, умиления и молитвы красоте.
Если для Пушкина была проявлением высшей полноты жизни, то для
Фета любовь есть единственное содержание человеческого бытия, единственная вера. Эту мысль он утверждает в своих стихах с такой силой, что заставляет усомниться, не язычник ли он. У него и сама природа любит _ не вместе, а вместо человека (“В дымке-невидимке”).
В то же время вполне в христианском духе Фет считает человеческую душу частицей небесного огня, божьей искрой (“Не тем, господь, могуч, непостижим”), ниспосланной человеку для откровений, дерзаний, вдохновения (“Ласточки”, “Учись у них _ у дуба, у березы”). Удивительны поздние стихи Фета, 80-90-х годов. Дряхлый старик в жизни, в поэзии он превращается в горячего юношу, все мысли которого об одном _ о любви, о буйстве жизни, о трепете молодости (“Нет, я не изменил”, “Моего тот безумства желал”, “Люби меня! Как только твой покорный”, “Еще люблю, еще томлюсь”).
Разберем стихотворение “Я тебе ничего не скажу”, датированное 2 сентября 1885 года. В нем выражена часто встречающаяся у романтиков мысль о том, что языком слов нельзя передать жизнь души, тонкости чувства. Например, стихотворение Фета “Как мошки зарею” (1844) кончается мечтой “О, если б без слова/ Сказать душой было можно!”. Поэтому любовное свидание, как всегда, в окружении роскошной природы, (открывается молчанием: “Я тебе ничего не скажу. “. Романтики не доверяли языку слов как средству выражения души человека, тем более поэта. Впрочем, назвать Фета романтиком затруднительно: очень уж он “земной”. Тем не менее уделом героя стихотворения остается “молча твердить” слова любовного признания.
И этот оксюморон (сочетание контрастных по смыслу слов) становится главным словесно-художественным образом стихотворения. Но все-таки почему он молчит? Какая мотивировка дается этому? Вторая строка уточняет: “Я тебя не встревожу ничуть”. Да, как свидетельствуют другие стихотворения, его любовь может и встревожить, взволновать девственную душу его избранницы своими “томленьями” и даже “содроганьями”. Есть и другое объяснение, оно в последней строке второй строфы: его “сердце цветет”, подобно ночным цветам, о которых сообщается в начале строфы. Вот тождество человеческой души и природы, выраженное, как и во многих других произведениях Фета, с помощью особого художественного приема, называемого психологическим параллелизмом. К тому же грудь, т.е. вместилище эмоционально-духовного начала, героя “больная, усталая” (первая строка третьей, последней строфы). “Я дрожу” – от ночного ли холодка или от каких-то внутренних душевных причин. И поэтому конец стихотворения зеркально повторяет начало: “Я тебя не встревожу ничуть. Я тебе ничего не скажу”.
Трехстопный анапест стихотворения звучит напевно: “Я тебе ничего не скажу” неоднократно вдохновляло многих композиторов.
Стихотворение привлекает тонкостью и изяществом выраженных в нем чувств и естественностью, негромкой простотой их словесного выражения.

Сочинение на тему: ЛИРИКА Афанасия Фета

ЛИРИКА Афанасия Фета

В 1842-1843 годах русские журналы «Москвитя­нин» и «Отечественные записки» открыли для читаю­щей публики нового поэта. Он оказался лириком в са­мом полном смысле слова. Кроме того, во многих стро­ках проглядывало его тяготение к сельскому быту.

Афанасий Фет начал писать стихи раньше, чем его заметила общественность, — будучи студентом Мос­ковского университета. Еще студентом он выпустил свой первый поэтический сборник, который был подпи­сан всего лишь инициалами, а не полным именем.

Поэзию Фета называли «благоуханно-свежей», и это определение как нельзя более подходило к ней, — действительно пронизанной кипучим духом жизни и любви. Любовь оказалась в центре, стала невидимой героиней подавляющего большинства стихотворений поэта, она становилась неотъемлемой частью пейзаж­ных описаний и природных стихий, человеческих страстей и размышлений о жизни. Любовь пронизы­вала все:

Если зимнее небо звездами горит И мечтательно светит Луна,

Предо мною твой образ, твой дивный скользит, Словно ты из лучей создана.

Молодость поэта нельзя назвать легкой. Будучи незаконнорожденным, оторванным от семьи, он долгое время предавался терзаниям, но даже неурядицы мо­лодости не смогли истребить его оптимизма и энер­гичности.

Впрочем, А. Фет всю жизнь выглядел в глазах мно­гих как человек, не очень соответствующий характеру своей поэзии. Стихи его брызжут каскадом образов и чувств, они пьянят и освежают. А сам поэт был чело­веком здравым и даже порой жестковатым. Контраст между Фетом и его творчеством часто подмечали со­временники.

В фетовской поэзии присутствовало ни с чем не сравнимое весеннее чувство. Он был настоящим ху­дожником, в котором способность, а главное, стремле­ние творить светлое победили жизненные трудности. Помимо творчества, защитой от жизненных невзгод Фету служило равнодушие. Проявлялось оно зачастую ко всему, кроме способности творить. Тем сильнее бы­ли его стихи, как будто в глубине равнодушия и жест­кости они проходили очищение и появлялись на свет уже кристально чистыми.

Весне Фет посвятил очень большое количество сти­хотворений. Для него это была особенная, волшебная пора, когда просыпалась не только природа, но проис­ходила масса изменений в человеческом сознании. По­этому многие строки, посвященные весне, пронизаны едва заметной, но осязаемой тайной:

Что ж молчим мы? Или самовластно Царство тихой, светлой ночи майской?

Иль поет и ярко так, и страстно Соловей над розою китайской?

Здесь мы видим не только восхищение поздней весной — прекрасным временем соловьиных песен, но и любовь к ночи — еще одну страсть всех лириков и А. Фета, в частности.

Среди стихов молодого автора был целый цикл, который назывался «Вечера и ночи». В него вошли произведения, воспевшие это прекрасное время суток. И здесь стоит обратить внимание на то, насколько ча­сто А. Фет использует образ соловья. Действительно, эта птица является неотъемлемым украшением ве­сенней ночи, ее голосом и мелодией. Возможно ли представить себе май без соловьев? И поэт вновь и вновь рассказывает об этой птице, усиливающей своим хрустальным голосом лирическую красоту ве­сенних ночей.

Другим неотъемлемым элементом описания ночи являются, безусловно, луна или месяц, это украшение небес, Луна — холодная жемчужина, создающая своим блеском ту неповторимую атмосферу, которой живет каждая ночь. Луна — это не только красивое небесное тело, она молчаливый свидетель переживаний и чувств лирических героев, она — маяк, который заставляет пылкую душу парить в небесах… Луна — один из лю­бимых объектов описания ночи у А. Фета:

Любо мне в комнате ночью стоять у окошка

в потемках,

Если луна с высоты прямо глядит на меня

И, проникая стекло, нарисует квадраты лучами

По полу, комнату всю дымом прозрачным поя.

Однако только одной ночью ограничиваться невозмож­но. Фет рисует нам не менее прекрасные дневные карти­ны, в которых мы можем найти уже другие образы.

Дневным вестником счастья в лирике Фета зачас­тую является пчела. Она символизирует страстную чувственность. Гудение пчел, их неустанное, старатель­ное мелькание меж цветов кружат голову и еще больше пропитывают разум легким сумасшествием, так свойст­венным природе во время ее пробуждения.

Одним из прекраснейших произведений поэта яв­ляется небольшая поэма «Соловей и роза», которая по­вествует о любви друг к другу двух символов весны и чувственности. Изначально они были лишены счас­тья любить, оставаясь всего-навсего вестниками пре­красного чувства:

Но там же, в саду мирозданья,

Где радость и счастье — привычка,

Забыты, отвергнуты счастьем Кустарник и серая птичка.

По воле провидения они, влюбленные друг в друга, получают возможность говорить между собой, рассказы­вая о своих переживаниях и чувствах. Поэт разворачи­вает перед нами удивительный по лиричности и красоте диалог. Будучи совершенно разными по своей сущности, соловей и роза находят прекраснейшие слова и воспева­ют не себя, а свою любовь. Перед нами проходят и восхи­щение, и легкая тень сомнений, и ласка… Вновь идет кас­кад образов — луна, вечер, роса и весна. Торжество люб­ви, способной перекинуть мосты даже через пропасть между, казалось бы, несовместимыми понятиями, воспе­вает А. Фет в одном из самых фееричных своих произве­дений. Поэма заканчивается на светлой и радостной но­те, и у читателя остается не душе такой же теплый след. «Соловей и роза» — это гимн настоящей любви, не знаю­щей никаких преград и способной найти дорогу к сердцу милого даже там, где дороги не может быть. Любовь ее проложит — настолько велика ее сила:

Отчего ж от навесом прохлады

Раздается так голос певца?

Роза! песни не знают преграды:

Без конца твои сны, без конца!

Традиционно любовь неотъемлемо связывается с тайной. Она приходит всегда внезапно и неизвестно откуда. Неудивительно, что поэт относится к любви, как к некоему проявлению волшебства, красиво и по­этично передавая свои ощущения в стихотворном цик­ле «Гадания». Эти пять небольших стихотворений про­низаны колдовством святочных вечеров, когда моло­дежь пыталась предугадать будущую любовь, увидеть своего суженого или суженую. Это интересно и немно­го страшно, потому что считалось, что гадание связано с появлением нечистого, а такое видение не предвеща­ло ничего хорошего. В «Гаданиях» молодой Фет прояв­ляет себя как истинный художник, способный не толь­ко красиво показать событие, но пропитать его образ настоящими эмоциями. Читатель не просто видит про­исходящее, не просто сопереживает ему — он как бы сам становится его участником.

Особое чувство поэты испытывают также и к смер­ти. Она неизбежна как любовь, но гораздо более непо­стижима. Разумеется, нельзя обойти ее своим внима­нием. В творчестве Фета мотивы смерти встречаются неоднократно. Иногда это прямые обращения и посвя­щения, иногда присутствие смерти ощущается как элемент окружающего мира.

Но и в отношении к смерти Фет остается верным себе. Свое творчество он никогда не делал мрачным, и смерть в его стихах скорее напоминает долгождан­ный сон после тяжелого дня, причем сон, который не­сет настоящее примирение. Фет некоторыми своими строками не просто восхищается смертью, он в полный голос воспевает ее величие:

Слепцы напрасно ищут, где дорога,

Доверясь чувств слепым поводырям;

Но если жизнь — базар крикливый Бога,

То только смерть — его бессмертный храм.

Этими строчками Фет ставит любовь и смерть на одну ступеньку, уравновешивает их. Обе эти стихии непостижимы и прекрасны — каждая по-своему.

Многие стихи Фета по строению похожи на антич­ные поэтические образцы. Это чувствовалось и в рит­мах, и в образах, и в восприятии тех явлений мира, ко­торым данное стихотворение посвящено. Во времена поэта античная эпоха считалась неким прекрасным зо­лотым веком, когда человечество процветало. Поэтому многие авторы в своих произведениях прибегали к ан­тичным образам. Эллада и Рим были романтическими образами из невообразимо далекой старины. Фет не просто писал стихи в античном стиле, он придавал им свою, неповторимую образность, как бы порождая соб­ственный пласт античной поэзии:

Вечно, вечно,

Как бы ни мчался ты, брат мой,

Крылья мои зашумят, и орлиный Голос к тебе зазвучит по эфиру: «Здравствуй, Нептун!»

От прочих стихотворений Фета его «античные» произведения отличаются легкой задумчивостью, яв­ляются почти незаметной вуалью философских размы­шлений. Античное время кануло в прошлое, и именно поэтому в его изображении наблюдаются печаль и ду­мы о том, что ждет поэта в будущем.

Близость античных образов многим авторам-современникам Фета и ему самому объясняется еще и тем, что поэты наделены даром чувствовать природу во всей ее полноте, совершенстве и божественности. Об­разы древних богов служили прежде всего олицетво­рением восхищения перед многогранностью мира, бла­гоговения перед его тайнами и красотами.

По мере того как Фет мужал, переходил от одного возрастного рубежа к другому, все чаще появлялись в его творчестве картины осени. Осень по традиции считается временем увядания природы. Она не менее прекрасна, чем любая другая пора, но так ли много лю­дей задумывается об осени, когда вокруг буйствует весна? Осень — символ старости.

Поздние стихи Фета часто погружают нас в атмо­сферу приближения некоей развязки, финальной чер­ты долгой и прекрасной дороги:

Опавший лист дрожит от нашего движенья,

Но зелени еще свежа над нами тень,

А что-то говорит средь радости сближенья,

Что этот желтый лист — наш следующий день.

В фетовском ожидании осени нет ни грусти, ни стра­ха. Это тоже прекрасная пора, и ее тоже необходимо прожить с открытым сердцем, чтобы не угаснуть бес­смысленно. Фетовская осень очаровывает не меньше, чем весна, но по-другому. Она красива спокойной и плавной прелестью, от которой тепло на душе.

Единственное, о чем жалеет уже старый Фет, — это о том, что осень, а с ней старость, не могут тянуть­ся долго. Рано или поздно они закончатся. И только об этом окончании жизни стоит немного взгрустнуть:

И болью сладостно-суровой Так радо сердце вновь заныть,

И в ночь краснеет лист кленовый,

Что, жизнь любя, не в силах жить.

Певец родной природы (по поэзии А. А. Фета)

Школьное сочинение

Из слез моих много родится

Роскошных и пестрых цветов,

И вздохи мои обратятся

В полуночный хор соловьев.

Основное богатство творческого наследия замечательного русского поэта А. А. Фета составляет пейзажная лирика. В 1843 году в июльском номере “Отечественных записок” было напечатано стихотворение “Я пришел к тебе с приветом. “, которое можно считать поэтической декларацией Фета, его лирическим автопортретом. В четырех строфах он обозначил все то, о чем пришел рассказать в русской поэзии: о радостном блеске солнечного утра, о страстном трепете молодой весенней жизни и жаждущей счастья влюбленной душе, готовой слиться с весельем мира. “Подобного чувства весенней природы мы не имеем во всей русской поэзии”, — говорил об этих стихах литератор В. П. Боткин.

Природа, с ее постоянной изменчивостью, вдохновила Фета на создание сотен стихов и целых циклов, посвященных временам года: “Весна”, “Лето”, “Осень”, “Снега”. В основе этих пейзажных картин лежат впечатления от Орловщины, красота украинских степей и сумрачный облик Балтийского побережья, где проходила его служба, ландшафты Курской губернии, где он провел последние годы жизни. Но главное в стихах Фета не это. Главное — то, как поэт воспринимает и воссоздает окружающий мир.

В ранних произведениях основная тема — наслаждение красотой, которую поэт видит прежде всего в простых явлениях:

Несется с блестящей реки,

Трава при луне в бриллиантах,

На тмине горят светляки.

Свое наслаждение красотой природы он выражает прямым признанием доставляемой радости: “я люблю”, “любо мне”, “рад я”, “мне приятно”, “Здравствуй! Тысячу раз мой привет тебе, ночь. Опять и опять я люблю тебя. ” Многие из стихотворений начинаются именно с таких бесхитростных слов-признаний, которые на первый взгляд могут показаться наивными: “Я люблю многое, близкое сердцу. “, “Люблю я приют ваш печальный”, “Любо мне в комнате ночью стоять у окошка в потемках. “, “Рад я дождю” и т. п.

Одна из отличительных черт раннего Фета — точность и четкость в описании. Он любил описывать определенное время суток, приметы той или иной погоды, начало того или иного явления в природе, например дождя в стихотворении “Весенний дождь”. Описания эти всегда полны свежестью, непосредственностью и остротой восприятия. Поэта радовали и “месяца бледный восход”, и то, что “солнце встало”, что “теплым ветром потянуло” или что “знойный воздух холодает”, он восхищался вечерней и ночной порой: “Летний вечер так тих и ясен. “, “Что за ночь! Прозрачный воздух скован. “

Анализируя такие стихотворения, критики в свое время сделали вывод о “незначительности” тем фетовской поэзии. Но своеобразие его лирики как раз в том и заключается, что он умел подмечать новые черты в повседневном и обыденном: как “в росинке, чуть заметной” отражается солнце, как льются “порывистые трели” соловья. Об этой его особенности писал Аполлон Григорьев, и А.В. Дружинин отмечал у Фета “зоркость взгляда, разгадывающего поэзию в предметах самых обыкновенных”. Эти “обыкновенные” предметы и явления у Фета существуют не сами по себе, они — отражение чувств и состояний поэта. Он находит в природе отражение собственных ощущений и переживаний, радуется каждому проявлению жизни. И это лирическое волнение автора придает особый смысл явлениям природы, оживляет ее посредством эмоций. Так, в стихотворении “Солнце нижет лучами в отвес. ” эмоциональная возвышенность поэта передана обращениями к лесу, олицетворением, восклицаниями, использованием высокой лексики (“распахни мне объятья твои. густолистый развесистый лес”). Стихотворение “Чудная картина” в лаконичной форме передает многообразные впечатления поэта от зимнего утра. Всего восемь строк, простые назывные предложения, скупой рассказ о зимнем катании, но зарисовка “чудной картины” оказывается настолько выразительной, что мы видим ее и даже ощущаем динамику одинокого бега саней.

Фету была присуща удивительная тонкость чувств живописца, любующегося пейзажем. Несколько штрихов, несколько едва уловимых движений жизни, и перед нашим взором возникает не просто картина природы, а картина настроений, переживаний, ощущений, с которыми у нас ассоциируется время года или определенное время суток.

Например, в знакомом нам с детства стихотворении “Уж верба вся пушистая. ” кроме вербы и “станицы тучек” нет других примет весны, но есть ее ощущение, предчувствие ее прихода:

Какой-то тайной жаждою

И над душою каждою

Фет умел проникать взором, слухом и умом в сокровенный мир природы, передавать в стихах не только свое романтическое восхищение, свой диалог с нею, но и философские раздумья, рожденные созерцанием ее облика. Не случайно С. Я. Маршак назвал его пейзажи проникновенными.

На более позднем этапе творчества проявилось тяготение Фета к импрессионизму. Особенности этого направления и стиля выразились в улавливании игры света и тени, передаче неожиданного освещения, в необычных ракурсах и окраске, которые кажутся поэту истинными, а также в непосредственной передаче поэтом своих субъективных наблюдений и ощущений.

В стихотворении “Ярким солнцем в лесу пламенеет костер. ” отблески огня на стволах деревьев видятся поэту “пьяными гигантами “; треск сучьев кажется “столпившимся хором”, а ельник представляется шатающимися существами, раскрасневшимися от красно-желтого огненного вина. Воображение поэта разыгрывается среди “нахмурившейся” мглы, и в окружающем пейзаже происходят метаморфозы: ему кажется, будто холодная ночь стала жарким днем, а наступающий день представляется чем-то туманным, сумрачным и неясным.

Поэт стремился передать неповторимость каждого мгновения жизни, отсюда — использование своеобразных метафор, тяготение к передаче оттенков, нюансов предметов и настроений. Например, в стихотворении “Растут, растут причудливые тени. “: “перебежавший день” золотит ступени, лес “смолкает”, выси гор “потухли”, ночь “сыплет” “своей бездонной урной” “к нам мириады звезд”. Эта метафоричность придает его поэтическим строкам исключительную выразительность.

В таких произведениях, как “Скрип шагов вдоль улиц белых. “, “Это утро, радость эта. “, “Ярким солнцем в лесу пламенеет костер. ” особенно отчетливо проступает субъективное авторское восприятие окружающей природы. Поэт, словно художник-импрессионист, разбрасывает на полотне своего стихотворения яркие краски, любуется эффектами света и движения. В стихах Фета вообще много движения, и не просто движения, а своеобразного полета. Не случайно Н. Н. Страхов отмечал, что “каждый стих у него с крыльями, каждый сразу подымает нас в область поэзии”.

В своих произведениях Фет никогда не стремился к передаче жестоких реалий жизни. Он делал акцент на передаче прекрасного, изящного, гармонического, чувственного, ценил цельность, красоту и гармонию жизни. Все это он находил в богатом и многогранном мире природы.

Образы природы в лирике А. А. Фета

Название: Афанасий фет – Основные мотивы и образы поэзии а. а. фета
Раздел: Остальные рефераты
Тип: сочинение Добавлен 10:21:33 03 октября 2010 Похожие работы
Просмотров: 77 Комментариев: 10 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно Скачать
Скачать сочинение

А. А. Фет — поэт лирический, и только лирический, что было особенно ненавистно большинству его современников. И это удивляет, потому что при наличии самой развитой и передовой в мире литературы в России активно существовала самая реакционная и самая примитивная литературная критика. Единственное положение, которым руководствовался средний российский критик, — общественная полезность произведения; однако, несмотря на ругательные статьи, популярность Фета в России была чрезвычайно велика. Это свидетельствует как о большом его таланте, так и о необычайно высокоразвитом вкусе читающей публики. Содержанием поэзии Фета всегда была красота окружающего мира и природы и, конечно, любовь. В этом смысле действительно глубоко прав Писарев: стихи Фета бесполезны практически. В них ничего нет, кроме нежных движений человеческой души.

В моем саду, в тени густых ветвей
Поет в ночи влюбленный соловей.

У Фета в стихах есть все, что должно быть в поэзии: “любовь и кровь”, “морозы и розы”. Его природа персонифицирована и одухотворена — это роднит его с Тютчевым:

Как майский глубокий
Зефир, ты, мой друг, хороша.

У него все живо, все дышит, способно плакать, радоваться и грустить:

В небесах летают тучи,
На листах сверкают слезы,
До росы шипки грустили,
А теперь смеются розы.

Часто, чтобы ярче представить сущность жизни, поэты создают для нее специальные образы. Так, Данте выписал человеческое зло в девяти грандиозных кругах своего “Ада”, Полонский стянул и сжал обычное содержание человеческой жизни в тесный мирок насекомых. Для Фета жизнь — в медленном, но беспечном сосуществовании природы и человека:

Какой горючий пламень
Зари в такую пору!
Кусты и острый камень
Сквозят по косогору.
Ушли за днем послушно
Последних туч волокна.
О, как под кровлей душно,
Хотя раскрыты окна.

Поэзия для Фета — высший род художества. Она по-своему заключает в себе элементы всех других искусств. Как истинный поэт, он наделяет свое слово и музыкальными звуками и красками, и пластическими формами. У различных поэтов легко заметить преобладание того или другого из этих элементов. У Фета поэзия и живописна и музыкальна. Картины при роды, нарисованные Фетом в стихах, играют всеми цветами, а сами стихи звучат, как хорошо настроенный инструмент в руках мастера:

Смотри, красавица, — на матовом фарфоре
Румяный русский плод и южный виноград.
Как ярко яблоко на лиственном узоре!
Как влагой ягоды на солнышке горят.

Мастер рисует эту картину медленными, тягучими, густыми мазками. Огромное количество глухих согласных в каждой строфе замедляет речь, делает ее тягучей, созвучной поэтическому языку XX века. Стоит вспомнить мандельштамовское: “Золотистого меда струя из кувшина текла. ” — ритмический и музыкальный рисунок цитируемого стихотворения резонирует и совпадает с фетовской мелодикой и ритмикой.
Образы природы, нарисованные Фетом, завораживают. Они безупречны. Но эта безупречность тепла и полна скрытой жизни:

Уснули метели
С печальной зимой,
Грачи прилетели,
Пахнуло весной.
Широкая карта
Полночной земли
Чернеет, и марта
Ручьи потекли.
Для песни полночной
Отныне живи,
Душой непорочной
Предайся любви.

Даже запись в альбом, поэтический пустяк, он превращает в эстетическое событие: “Среди фиалок в царстве роз // Примите искренний поклон. ” Его, фетовские леса “благоуханны”, тропинки “желты”, растения он наделяет “царственной мудростью”, луговая трава в его стихах “осыпана жемчугом”, а не росой, ночь “сладострастна”, а еще:

На природе с каждой каплей
Зеленеет вся одежда,
В небе радуга сияет,
Для души горит надежда.

При всем различии разобранных здесь стихотворений они сходятся в том, что, по мысли и внутреннему чувству Фета, все значение поэзии — в безусловном, независимом от внешних или практических целей и намерений, самозаконном вдохновении, создающем то прекрасное, что по своему существу есть нравственное и доброе.
Этим достаточно определяется значение поэзии Фета, а содержание ее раскрывается при последовательном прочтении всего ряда его стихотворений.

9813 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу “одно сочинение в одну школу”:

Ссылка на основную публикацию
×
×