Романтизм великого французского писателя: сочинение

Романтизм великого французского писателя

Ударим молотом по теориям, поэтикам и системам. Собьем эту старую штукатурку, скрывающую фасад искусства! Виктор Гюго Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго родился в г. Безансоне в семье офицера.

Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет. Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную знать, прославлял религию и средневековье. Но проходит

Гюго восклицает: “Нет ни правил, ни образцов, или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету”. Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реформы. В 1830 г. он писал: “Литературная свобода – дочь свободы политической.

Молодая полуобнаженная женщина, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, высоко подняв трехцветное знамя. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно передает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавроша в “Отверженных” Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве – мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго: Мужчины, женщины и дети встали разом. Кто мог владеть рукой, в ком сердце есть и разум, Сбежались, притекли.

Весь город, как река, На королевские обрушился войска. Талант Гюго – поэта, романиста, драматурга – раскрывается именно в эти годы. Его драмы “Эрнани”, “Король забавляется”, “Рюи Блаз” отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев.

Положительные герои драм Гюго – смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями. Первый исторический роман Гюго – “Собор Парижской богоматери”. Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо.

Таков широкий круг образов, которые предстают перед читателем. Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, квартал воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим – тяжелая громада собора, мрачный и вместе с тем величественный символ средневековья, – все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот “местный колорит”, воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.

Виктор Гюго сумел не только дать колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.

Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из главных персонажей – архидьякон собора Клод Фролло – воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием.

Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему выйти за ее пределы. Он испытывал “ужас и изумление служителя алтаря” перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девушка цыганка.

Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие. Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина. В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды.

Это красивая девушка, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ.

Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации.

Такова, например, встреча Эсмеральды с родной матерью накануне казни. Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами этот простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло. Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за границу.

Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов “Возмездие”, который представлял собой вершину политической лирики Гюго.

Наполеон представлен здесь мартышкой, которая “в шкуру льва нахально облеклась”. На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана, Взглянул и вымолвил: “Ты только обезьяна”. Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой “монета-бог”: Превыше всяких благ для них купон и рента… Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворении “Веселая жизнь”: Ну, живо!

Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник,- Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег! Всем будет место здесь! Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?

А глупый наш народ на пышном сем спектакле К услугам вашим – весь! Кто бы мог подумать, что эти строки вполне будут приложимы к российской действительности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая “ребенку грудь подносит, где нету молока”, миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.

Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда еще с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры – гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. “Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода”, – заявил Гюго.

В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни – роман “Отверженные”. В центре этого большого повествования – люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей. Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое время на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства.

Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении делать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.

Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины – честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочь Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете. Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, – человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье.

Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное государство. Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и вызвать в читателе горячую симпатию к обездоленным.

В этом романе Виктор Гюго посвящает вдохновенные страницы изображению республиканского восстания 1832 года. Благороден образ республиканского вождя Анжольраса, мужественного борца за интересы народа. Любимым героем молодых читателей на долгие годы стал Гаврош – маленький защитник баррикады, павший смертью героя. Роман “Отверженные” произвел большое впечатление во Франции и за ее пределами.

Роман быстро приобрел широкую популярность в России; его очень любил Л. Н. Толстой. Гюго писал: “Пока на земле царит нищета и невежество, книги, подобные этой, не могут быть бесполезными”.

Романтизм великого французского писателя

Ударим молотом по теориям, поэтикам и системам.
Собьем эту старую штукатурку, скрывающую фасад искусства!
Виктор Гюго

Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго (1802—1885) родился в г. Безансоне в семье офицера. Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет.
Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную знать, прославлял религию и средневековье. Но проходит всего несколько лет, и Гюго меняется. Он публикует литературный документ — предисловие к драме «Кромвель», где излагает программу романтизма. Гюго восклицает: «Нет ни правил, ни образцов, или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету».
Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реформы. В 1830 г. он писал: «Литературная свобода — дочь свободы политической. Этот принцип есть принцип века, и он восторжествует». Июльская революция 1830 г. покончила с реакционным режимом Реставрации. Народ Парижа проявил в июльские дни мужество и энтузиазм. События во Франции нашли горячий отклик далеко за ее пределами.
Замечательная картиной Эжена Делакруа ‘Свобода на баррикадах’ как нельзя лучше отражает умонастроения того времени. Молодая полуобнаженная женщина, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, высоко подняв трехцветное знамя. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно передает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавроша в «Отверженных» Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве — мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго:

Мужчины, женщины и дети встали разом.
Кто мог владеть рукой, в ком сердце есть и разум,
Сбежались, притекли. Весь город, как река,
На королевские обрушился войска.

Талант Гюго — поэта, романиста, драматурга — раскрывается именно в эти годы. Его драмы «Эрнани», «Король забавляется», «Рюи Блаз» отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев. Положительные герои драм Гюго — смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями.
Первый исторический роман Гюго — «Собор Парижской богоматери». Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо.

анцию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо. Таков широкий круг образов, которые предстают перед читателем.
Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, квартал воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим — тяжелая громада собора, мрачный и вместе с тем величественный символ средневековья, — все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот «местный колорит», воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.
Виктор Гюго сумел не только дать колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.
Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из главных персонажей — архидьякон собора Клод Фролло — воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием. Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему выйти за ее пределы. Он испытывал «ужас и изумление служителя алтаря» перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девушка цыганка. Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие.
Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина.
В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды. Это красивая девушка, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ. Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации. Такова, например, встреча Эсмеральды с родной матерью накануне казни.
Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами этот простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло.
Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В.

контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за границу. Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов «Возмездие», который представлял собой вершину политической лирики Гюго.
Наполеон представлен здесь мартышкой, которая «в шкуру льва нахально облеклась». На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник

И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана,
Взглянул и вымолвил: «Ты только обезьяна».

Читайте также:  Лингвистический анализа текста поэмы Данте Алигери: сочинение

Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой «монета—бог»:

Превыше всяких благ для них купон и рента.
(«Буржуа у себя дома»)

Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворении «Веселая жизнь»:

Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник,—
Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег!
Всем будет место здесь!
Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?
А глупый наш народ на пышном сем спектакле
К услугам вашим — весь!

Кто бы мог подумать, что эти строки вполне будут приложимы к российской действительности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая «ребенку грудь подносит, где нету молока», миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.
Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда еще с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры — гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. «Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода», — заявил Гюго.
В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни — роман «Отверженные». В центре этого большого повествования — люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей.
Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое время на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства. Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении делать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.
Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины — честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук.

росил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочь Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете.
Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, — человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье. Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное государство.
Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и вызвать в читателе горячую симпатию к обездоленным.
В этом романе Виктор Гюго посвящает вдохновенные страницы изображению республиканского восстания 1832 года. Благороден образ республиканского вождя Анжольраса, мужественного борца за интересы народа. Любимым героем молодых читателей на долгие годы стал Гаврош — маленький защитник баррикады, павший смертью героя.
Роман «Отверженные» произвел большое впечатление во Франции и за ее пределами. Роман быстро приобрел широкую популярность в России; его очень любил Л. Н. Толстой. Гюго писал: «Пока на земле царит нищета и невежество, книги, подобные этой, не могут быть бесполезными».

Мир сочинений – это сайт, где можно найти и скачать бесплатно сочинения про любые темы. например: Сочинения. Романтизм великого французского писателя – сочинение скачать бесплатно, готовые сочинения по русскому языку и по русской литературе, полное собрание сочинений, а также рефераты по литературе и сочинения за 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 класс бесплатно.

Романтизм великого французского писателя

Сочинение “Романтизм великого французского писателя”

Ударим молотом по теориям, поэтикам и системам.

Собьем эту старую штукатурку, скрывающую фасад искусства! Виктор Гюго
Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго (1802—1885) родился в г. Безансоне в семье офицера. Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет.

Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную ведать, прославлял религию и средневековье. Но проходит всего несколько лет, и Гюго меняется. Он публикует литературный протокол — предисловие к драме “Кромвель”, где излагает программу романтизма. Гюго восклицает: “Нет ни правил, ни образцов, или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету”.

Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реорганизации. В 1830 г. он писал: “Литературная свобода — дочка свободы политической. Этот принцип есть принцип века, и он восторжествует”. Июльская революция 1830 г. покончила с реакционным режимом Реставрации. Народ Парижа проявил в июльские дни мужество и энтузиазм. События во Франции нашли знойный отклик неблизко за ее пределами.

Замечательная картиной Эжена Делакруа “Свобода на баррикадах” как нельзя лучше отражает умонастроения того времени. Молодая полуоб наженная леди, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, приподнято подняв трехцветное полотнище стяга. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно сообщает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавро-ша в “Отверженных” Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве — мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго:

Мужчины, женщины и дети встали разом.

Кто мог обладать рукой, в ком сердце есть и разум,

Сбежались, притекли. Весь городишко, как река,

На королевские обрушился войска.

Талант Гюго — поэта, романиста, драматурга — раскрывается как раз в эти годы. Его драмы “Эрнани”, “Король забавляется”, “Рюи Блаз” отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев. Положительные герои драм Гюго — смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями.

Первый исторический роман Гюго — “Собор Парижской богоматери”. Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо. Таков просторный круг образов, которые предстают перед читателем.

Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, микрорайон воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим — тяжелая громада собора, мрачный и сообща с тем величественный символ средневековья, — все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот “местный колорит”, воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.

Виктор Гюго сумел не только вручить колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.

Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из первостепенных персонажей — архидьякон собора Клод Фролло — воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием. Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему вылезти за ее пределы. Он испытывал “ужас и удивление служителя алтаря” перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девица цыганка. Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие.

Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина.

В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды. Это красивая девица, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ. Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации. Такова, например, саммит Эсмеральды с родной матерью накануне казни.

Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами тот самый простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло.

Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за рубеж. Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов “Возмездие”, который представлял собой вершину политической лирики Гюго.

Наполеон представлен в этом месте мартышкой, которая “в шкуру льва нахально облеклась”. На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник

И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана,

Взглянул и вымолвил: “Ты только обезьяна”.

Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой “монета—бог”:

Превыше всяких благ для них купон и рента.

(“Буржуа у себя дома”)

Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворении “Веселая жизнь”:

Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник,—

Садитесь вкруг стола, толпитесь вблизи денег!

Всем будет место здесь!

Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?

А глупый наш народ на пышном сем спектакле

К услугам вашим — весь!

Кто бы мог поразмыслить, что эти строки совершенно будут приложимы к российской реальности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая “ребенку грудь подносит, где нету молока”, миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.

Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда ещё с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры — гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. “Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода”, — рассказал Гюго.

В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни — роман “Отверженные”. В центре этого большого повествования — люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей.

Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое пора на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства. Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении совершать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.

Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины — честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочка Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете.

Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, — человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье. Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное страна.

Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и побудить в читателе горячую симпатию к обездоленным.

В этом романе Виктор Гюго посвящает вдохновенные страницы изображению республиканского восстания 1832 года. Благороден образ республиканского вождя Анжольраса, мужественного борца за интересы народа. Любимым героем молодых читателей на долгие годы стал Гаврош — маленький защитник баррикады, павший смертью героя.

Роман “Отверженные” произвел большое ощущение во Франции и за ее пределами. Роман быстро приобрел широкую популярность в России; его очень любил Л. Н. Толстой. Гюго писал: “Пока на земле царит нищета и невежество, книги, подобные этой, не могут быть бесполезными”.

Вы прочли сочинение Романтизм великого французского писателя

Сочинение Тема сочинения – Романтизм великого французского писателя Виктора Гюго

Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго (1802-1885) родился в г. Безансоне в семье офицера. Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет. Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную знать, прославлял религию и средневековье. Но проходит всего несколько лет, и Гюго меняется. Он публикует литературный документ – предисловие к драме «Кромвель», где излагает программу романтизма. Гюго восклицает: «Нет ни правил, ни образцов, или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету».

Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реформы. В 1830 г. он писал: «Литературная свобода – дочь свободы политической. Этот принцип есть принцип века, и он восторжествует». Июльская революция 1830 г. покончила с реакционным режимом Реставрации. Народ Парижа проявил в июльские дни мужество и энтузиазм. События во Франции нашли горячий отклик далеко за ее пределами.

Замечательная картиной Эжена Делакруа ‘Свобода на баррикадах’ как нельзя лучше отражает умонастроения того времени. Молодая полуоб наженная женщина, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, высоко подняв трехцветное знамя. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно передает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавро-ша в «Отверженных» Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве – мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго:

Читайте также:  Лингвистический анализа текста поэмы Данте Алигери: сочинение

Мужчины, женщины и дети встали разом.Кто мог владеть рукой, в ком сердце есть и разум,Сбежались, притекли. Весь город, как река,На королевские обрушился войска.

Талант Гюго – поэта, романиста, драматурга – раскрывается именно в эти годы. Его драмы «Эрнани», «Король забавляется», «Рюи Блаз» отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев. Положительные герои драм Гюго – смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями.

Первый исторический роман Гюго – «Собор Парижской богоматери». Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо. Таков широкий круг образов, которые предстают перед читателем.

Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, квартал воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим – тяжелая громада собора, мрачный и вместе с тем величественный символ средневековья, – все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот «местный колорит», воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.

Виктор Гюго сумел не только дать колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.

Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из главных персонажей – архидьякон собора Клод Фролло – воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием. Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему выйти за ее пределы. Он испытывал «ужас и изумление служителя алтаря» перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девушка цыганка. Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие.

Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина.

В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды. Это красивая девушка, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ. Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации. Такова, например, встреча Эсмеральды с родной матерью накануне казни.

Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами этот простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло. Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за границу. Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов «Возмездие», который представлял собой вершину политической лирики Гюго.

Наполеон представлен здесь мартышкой, которая «в шкуру льва нахально облеклась». На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник

И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана,Взглянул и вымолвил: «Ты только обезьяна».

Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой «монета – бог»:

Превыше всяких благ для них купон и рента…(«Буржуа у себя дома»)

Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворении «Веселая жизнь»:

Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник,Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег!Всем будет место здесь!Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?А глупый наш народ на пышном сем спектаклеК услугам вашим – весь!

Кто бы мог подумать, что эти строки вполне будут приложимы к российской действительности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая «ребенку грудь подносит, где нету молока», миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.

Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда еще с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры – гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. «Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода», – заявил Гюго.

В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни – роман «Отверженные». В центре этого большого повествования – люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей. Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое время на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства. Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении делать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.

Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины – честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочь Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете.

Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, – человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье. Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное государство.

Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и вызвать в читателе горячую симпатию к обездоленным.

Сочинения » Сочинение на тему Краткое содержание » Сочинение Тема сочинения – Романтизм великого французского писателя Виктора Гюго

Сочинение: Романтизм как литературное направление в произведениях А.С.Пушкина

1. Что такое романтизм?

2. Причины возникновения романтизма.

3. Основной конфликт романтизма.

4. Эпоха романтизма.

5. Пушкин – пролагатель новых путей русской литературы.

6. “Евгений Онегин” – изображение современной действительности.

Романтизм (от франц. Romantisme) – идейное и художественное направление, которое возникает в конце XVIII века в европейской и американской культуре и продолжается до 40-х годов XIX века. Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и буржуазном прогрессе, романтизм противопоставил утилитаризму и нивелированию личности устремленность к безграничной свободе и “бесконечному”, жажду совершенства и обновления, пафос личности и гражданской независимости.

Мучительный распад идеала и социальной действительности – основа романтического мировосприятия и искусства. Утверждение самоценности духовно-творческой жизни личности, изображение сильных страстей, одухотворенной и целительной природы, соседствует с мотивами “мировой скорби”, “мирового зла”, “ночной” стороны души. Интерес к национальному прошлому (нередко – его идеализация), традициям фольклора и культуры своего и других народов, стремление издать универсальную картину мира (прежде всего истории и литературы) нашли выражение в идеологии и практике Романтизма.

Романтизм наблюдается в литературе, изобразительном искусстве, архитектуре, поведении, одежде и психологии людей.

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РОМАНТИЗМА.

Непосредственной причиной, вызвавшей появление романтизма, была Великая французская буржуазная революция. Как это стало возможно?

До революции мир был упорядочен, в нем существовала четкая иерархия, каждый человек занимал свое место. Революция перевернула “пирамиду” общества, новое еще не было создано, поэтому у отдельного человека возникло чувство одиночества. Жизнь – поток, жизнь – игра, в которой кому-то повезет, а кому-то нет. В литературе возникают образы игроков – людей, которые играют с судьбой. Можно вспомнить такие произведения европейских писателей, как “Игрок” Гофмана, “Красное и черное” Стендаля (а красное и черное – это цвета рулетки!), а в русской литературе это “Пиковая дама” Пушкина, “Игроки” Гоголя, “Маскарад” Лермонтова.

ОСНОВНОЙ КОНФЛИКТ РОМАНТИЗМА

Основным является конфликт человека с миром. Возникает психология бунтующей личности, которую наиболее глубоко отразил Лорд Байрон в произведении “Путешествие Чайльд-Гарольда”. Популярность этого произведения была так велика, что возникло целое явление – “байронизм”, и целые поколения молодых людей старались подражать ему (таков, например, Печорин в “Герое нашего времени” Лермонтова).

Романтических героев объединяет чувство собственной исключительности. “Я” – осознается как высшая ценность, отсюда эгоцентризм романтического героя. Но сосредоточившись на себе, человек вступает в конфликт с действительностью.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ – мир странный, фантастический, необыкновенный, как в сказке Гофмана “Щелкунчик”, или уродливый, как в его сказке “Крошка Цахес”. В этих сказках происходят странные события, предметы оживают и вступают в пространные беседы, основной темой которых становится глубокий разрыв между идеалами и действительностью. И этот разрыв становится основной ТЕМОЙ лирики романтизма.

Перед писателями начала XIX века, творчество которых складывалось после Великой французской революции, жизнь поставила иные задачи, чем перед их предшественниками. Им предстояло впервые открыть и художественно сформировать новый материк.

Мыслящий и чувствующий человек нового века имел за плечами долгий и поучительный опыт предшествующих поколений, он был наделен глубоким и сложным внутренним миром, перед его взором витали образы героев французской революции, наполеоновских войн, национально-освободительных движений, образы поэзии Гете и Байрона. В России Отечественная война 1812 года сыграла в духовном и нравственном развитии общества роль важнейшего исторического рубежа, глубоко изменив культурно-исторический облик русского общества. По своему значению для национальной культуры он может быть сопоставлен с периодом революции XVIII века на Западе.

И в эту эпоху революционных бурь, военных потрясений и национально-освободительных движений, возникает вопрос, может ли на почве новой исторической действительности возникнуть новая литература, не уступающая по своему художественному совершенству наиболее великим явлениям литературы древнего мира и эпохи Возрождения? И может ли в основе ее дальнейшего развития быть “современный человек”, человек из народа? Но человек из народа, который участвовал во французской революции или на плечи которого легла тяжесть борьбы с Наполеоном, не мог быть обрисован в литературе средствами романистов и поэтов предыдущего столетия, – он требовал для своего поэтического воплощения иных методов.

ПУШКИН – ПРОЛАГАТЕЛЬ РОМАНТИЗМА

Только Пушкин первый в русской литературе XIX века смог и в стихах и в прозе найти адекватные средства для воплощения разностороннего духовного мира, исторического облика и поведения того нового, глубоко мыслящего и чувствующего героя русской жизни, который занял в ней центральное место после 1812 года и в особенности после восстания декабристов.

В лицейских стихотворениях Пушкин еще не мог, да и не решался сделать героем своей лирики реального человека нового поколения со всей присущей ему внутренней психологической сложностью. Пушкинское стихотворение представляло как бы равнодействующую двух сил: личного переживания поэта и условной, “готовой”, традиционной поэтической формулы-схемы, по внутренним законам которой оформлялось и развивалось это переживание.

Однако постепенно поэт освобождается от власти канонов и в его стихотворениях перед нами предстает уже не юный “философ”-эпикуреец, обитатель условного “городка”, а человек нового века, с его богатой и напряженной интеллектуальной и эмоциональной внутренней жизнью.

Аналогичный процесс происходит в творчестве Пушкина в любых жанрах, где условные образы персонажей, уже освященные традицией, уступают место фигурам живых людей с их сложными, разнообразными поступками и психологическими мотивами. Сначала это еще несколько отвлеченные Пленник или Алеко. Но вскоре их сменяет вполне реальные Онегин, Ленский, молодой Дубровский, Герман, Чарский. И, наконец, самым полным выражением нового типа личности станет лирическое “Я” Пушкина, сам поэт, духовный мир которого представляет собой наиболее глубокое, богатое и сложное выражение жгучих моральных и интеллектуальных вопросов времени.

Одним из условий того исторического переворота, который Пушкин совершил в развитии русской поэзии, драматургии и повествовательной прозы, был осуществленный им принципиальный разрыв с просветительски-рационалестическим, внеисторическим представлением о “природе” человека, законах человеческого мышления и чувствования.

Сложная и противоречивая душа “молодого человека” начала XIX века в “Кавказском пленнике”, “Цыганах”, “Евгении Онегине” стала для Пушкина объектом художественно-психологического наблюдения и изучения в ее особом, специфическом и неповторимом историческом качестве. Ставя своего героя каждый раз в определенные условия, изображая его в различных обстоятельствах, в новых отношениях с людьми, исследуя его психологию с разных сторон и пользуясь для этого всякий раз новой системой художественных “зеркал”, Пушкин в своей лирике, южных поэмах и “Онегине” стремится с различных сторон приблизиться к пониманию его души, а через нее – дальше к пониманию отраженных в этой душе закономерностей современной ему общественно-исторической жизни.

Историческое понимание человека и человеческой психологии начало зарождаться у Пушкина в конце 1810 – начале 1820-ых годов. Первое отчетливое выражение его мы встречаем в исторических элегиях этой поры (“Погасло дневное светило…” (1820), “К Овидию” (1821) и др.) и в поэме “Кавказский пленник”, главный герой которой был задуман Пушкиным, по собственному признанию поэта, как носитель чувств и настроений, характерных для молодежи XIX века с ее “равнодушием к жизни” и “преждевременной старостью души” (из письма к В.П. Горчакову, октябрь-ноябрь 1822г.)

“ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН” – изображение современной действительности

Возникнувший впервые в период южных поэм, исторический подход Пушкина к пониманию “законов” души и сердца человека – прошлого и современного – получит вскоре последовательное выражение в “Евгении Онегине” и “Борисе Годунове”. Проводимое Пушкиным в “Евгении Онегине” сопоставление социально-бытового и нравственно-психологического облика двух поколений – Онегина с его отцом и дядей, Татьяны с ее родителями – свидетельство исключительного по своей глубине, тончайшего понимания зависимости человеческой психологии от бытовой и культурно-исторической атмосферы времени. В отличие от главных героев в произведениях его предшественников и старших современников, в том числе героев Карамзина и Жуковского, Онегин и Татьяна – люди, весь психологический и нравственный облик которых пронизан отражениями интеллектуальной и нравственной жизни из времени.

Читайте также:  Лингвистический анализа текста поэмы Данте Алигери: сочинение

Как прекрасно понимает Пушкин, отец Онегина и Ларина-мать, оказавшись в положении Евгения и Татьяны, вели себя иначе, так как их времени были свойственны другие идеалы и другие нравственные представления, а вместе с тем – и иной строй чувства, иной жизненный ритм. Молодой человек, выросший в Петербурге, воспитанный гувернером-французом и читавший Адама Смита, мыслит иначе, чем его недалекий, воспитанный еще во нравах прошлого века, “благородно” служивший и промотавшийся отец. Поколение, кумирами которого были ловеласы и грандисоны, чувствовало не так, как поколение, зачитывающееся Байроном, Бенжаменом Констаном и мадам де Сталь. Сопоставляя характеры Онегина и Татьяны с характерами людей прошлого поколения, Пушкин показывает, как в реальном процессе жизни складываются новые, исторически неповторимые свойства души людей XIX века. Свойства эти определяют особые черты всей жизни – внешней и внутренней – молодого поколения, принципиально, качественно отличной от жизни “отцов”, таящей в себе новые, не известные прежней литературе сложные нравственно-психологические проблемы.

Татьяна встречает Онегина. В жанре сентиментальной повести такая встреча была бы описана как встреча двух возвышенных сердец, в романтической поэме – двух избранных, хотя и различных по своему складу, высоких, поэтических натур, противопоставленных поэтом окружающей действительности и превосходящих других, обыденных людей по силе своих чувств и стремлений. Другое мы видим у Пушкина. И Татьяна и Онегин представляются Пушкиным не как вариации готовых, повторяющихся типов, а как диалектически сложные человеческие характеры, каждый из которых несет на себе отпечаток условий его жизни, своего особого душевного опыта. Несходными обстоятельствами развития героев романа определен и характер того психологического преломления, которое образ каждого из них получает, отражаясь в сознании другого.

Как показывает читателю Пушкин, любовь Татьяны составляет психологическое отражение (и выражение) всей ее предшествующей жизни (материальных и духовных факторов): русская природа, общение с няней, восприятие народной жизни. И, наконец, вся окраска любовного чувства Татьяны к Онегину была бы иной, если бы она не пропустила его образ сквозь призму героев и сюжетов своих любовных романов, не ассоциировала его с ними.

Изображение Пушкиным детства и зрелого возраста Онегина и Татьяны, их отношение к природе, людям, окружающим их предметам быта – есть взаимосвязанные, переходящие друг в друга моменты единого процесса социально-бытового и психологического развития героев. А характеристика отца Онегина, его дяди, учителей, описание его образа жизни в Петербурге создают яркую картину русской дворянской жизни начала XIX века. Знакомство с воспитанием и образом жизни главного героя до встречи с Татьяной объясняет читателю его реакцию на встречу в героиней и не ее письмо. А описание этой реакции является новым дальнейшим этапом более углубленного знакомства читателя с героем, дает новый материал для проникновения в характер и психологию “молодого человека” XIX века.

Таким образом, все отдельные эпизоды в романе оказываются не безразличными друг к другу, а внутренне связанные между собой. Причем не только окружающая обстановка и внешние факторы жизни помогают объяснить и понять внутренний мир персонажей, но и сам этот мир приобретает огромное, исключительное значение в изображении современной действительности того времени.

Историческое понимание не только внешней среды и обстановки, в которой живут и действуют люди, но и самого строя их чувств и нравственной жизни, не менее отчетливо выражено в пушкинской прозе – от “Арапа Петра Великого” до “Пиковой дамы”, “Капитанской дочки” и “Египетских ночей”.

В произведения Пушкина вместе с переменой “духа времени” меняются не только общественные нравы, характеры и моды, но также и отношения, складывающиеся между людьми: любовь средневекового паладина или “рыцаря бедного” принципиально, качественно отличается от любви молодых людей XIX века. Поэтому и в литературе XVIII века “рыцаря бедного” вытеснил кавалер Фоблас, а уже полвека спустя “Фобласов обветшала слава”, и их место заняли Онегин и Чайльд-Гарольд.

Особенность всякого произведения искусства и литературы состоит в том, что оно не умирает вместе со своим создателем и своей эпохой, но продолжает жить и позднее, причем в процессе этой позднейшей жизни исторически закономерно вступает в новые отношения с историей. И эти отношения могут осветить произведение для современников новым светом, могут обогатить его новыми, не замеченными прежде смысловыми гранями, извлечь из его глубины на поверхность такие важные, но еще не сознававшиеся прежними поколениями моменты психологического и нравственного содержания, значение которых впервые и могло быть по-настоящему оценено лишь в условиях доследующей, более зрелой эпохи. Так произошло и с творчеством Пушкина. Опыт исторической жизни XIX и XX веков и творчество наследников великого поэта раскрыли в его произведениях новые важные философские и художественные смыслы, часто еще недоступные ни современникам Пушкина, ни его первым ближайшим, не посредственным преемникам, в том числе Белинскому. Но так же как творчество учеников и наследников Пушкина помогает сегодня лучше понять произведения великого поэта и оценить по достоинству все скрытые в них семена, получившие развитие в будущем, так и анализ художественных открытий Пушкина позволяет литературной науке глубже проникнуть в последующие открытия русской литературы XIX и XX веков. Это подчеркивает глубокую, органическую связь между новыми путями, проложенными в искусстве Пушкиным, и всем позднейшим развитием русской литературы вплоть до наших дней.

1. “Литература в Движении Времени”, Фридлендер Г.М.

2. “Жизнь и творчество А.С.Пушкина”, Кулешов В.И.

3. “Проза Пушкина: Пути эволюции”, Томашевский Б.В.

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Тема сочинения – Романтизм великого французского писателя Виктора Гюго

Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго (1802-1885) родился в г. Безансоне в семье офицера. Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет. Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную знать, прославлял религию и средневековье. Но проходит всего несколько лет, и Гюго меняется. Он публикует литературный документ – предисловие к драме «Кромвель», где излагает программу романтизма. Гюго восклицает: «Нет ни правил, ни образцов, или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету».

Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реформы. В 1830 г. он писал: «Литературная свобода – дочь свободы политической. Этот принцип есть принцип века, и он восторжествует». Июльская революция 1830 г. покончила с реакционным режимом Реставрации. Народ Парижа проявил в июльские дни мужество и энтузиазм. События во Франции нашли горячий отклик далеко за ее пределами.

Замечательная картиной Эжена Делакруа ‘Свобода на баррикадах’ как нельзя лучше отражает умонастроения того времени. Молодая полуоб наженная женщина, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, высоко подняв трехцветное знамя. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно передает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавро-ша в «Отверженных» Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве – мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго:

  • Мужчины, женщины и дети встали разом.
  • Кто мог владеть рукой, в ком сердце есть и разум,
  • Сбежались, притекли. Весь город, как река,
  • На королевские обрушился войска.

Талант Гюго – поэта, романиста, драматурга – раскрывается именно в эти годы. Его драмы «Эрнани», «Король забавляется», «Рюи Блаз» отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев. Положительные герои драм Гюго – смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями.

Первый исторический роман Гюго – «Собор Парижской богоматери». Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо. Таков широкий круг образов, которые предстают перед читателем.

Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, квартал воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим – тяжелая громада собора, мрачный и вместе с тем величественный символ средневековья, – все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот «местный колорит», воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.

Виктор Гюго сумел не только дать колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.

Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из главных персонажей – архидьякон собора Клод Фролло – воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием. Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему выйти за ее пределы. Он испытывал «ужас и изумление служителя алтаря» перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девушка цыганка. Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие.

Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина.

В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды. Это красивая девушка, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ. Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации. Такова, например, встреча Эсмеральды с родной матерью накануне казни.

Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами этот простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло. Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за границу. Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов «Возмездие», который представлял собой вершину политической лирики Гюго.

Наполеон представлен здесь мартышкой, которая «в шкуру льва нахально облеклась». На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник

  • И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана,
  • Взглянул и вымолвил: «Ты только обезьяна».

Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой «монета – бог»:

  • Превыше всяких благ для них купон и рента…
  • («Буржуа у себя дома»)

Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворении «Веселая жизнь»:

  • Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник,
  • Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег!
  • Всем будет место здесь!
  • Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?
  • А глупый наш народ на пышном сем спектакле
  • К услугам вашим – весь!

Кто бы мог подумать, что эти строки вполне будут приложимы к российской действительности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая «ребенку грудь подносит, где нету молока», миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.

Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда еще с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры – гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. «Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода», – заявил Гюго.

В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни – роман «Отверженные». В центре этого большого повествования – люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей. Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое время на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства. Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении делать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.

Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины – честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочь Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете.

Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, – человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье. Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное государство.

Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и вызвать в читателе горячую симпатию к обездоленным.

Ссылка на основную публикацию
×
×