Строки, рвущиеся из сердца (по поэзии М. Цветаевой): сочинение

Трагическая судьба Цветаевой

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 27 Октября 2014 в 16:00, контрольная работа

Краткое описание

Русская поэзия – наше великое духовное достояние, наша национальная гордость. Но многих поэтов и писателей забыли, их печатали, о них не говорили. В последнее время, в нашем обществе многие несправедливо забытые имена стали к нам возвращаться, их стихи и произведения стали печатать. Среди них и Марина Цветаева.

Содержание

Введение…………………………………………………………………………. 3
1. Трагическая судьба Марины Цветаевой………………………………….5
2. Основные мотивы поэзии М. Цветаевой………………………………….8
2.1. Строки, рвущиеся из сердца………………………………………. 8
2.2. Москва в произведениях М. Цветаевой…………………………..12
2.3. Лирический герой…………………………………………………..15
2.4. Тема поэта и поэзии в творчестве М. Цветаевой………………. 16
2.5. Посвящения…………………………………………………………19
2.6. Революция в жизни М. Цветаевой………………………………. 21
Заключение……………………………………………………………………….27
Список использованной

Вложенные файлы: 1 файл

Трагическая судьба Цветаевой.doc

  1. Трагическая судьба Марины Цветаевой………………………………….5
  2. Основные мотивы поэзии М. Цветаевой………………………………….8
    1. Строки, рвущиеся из сердца………………………………………. 8
    2. Москва в произведениях М. Цветаевой…………………………..12
    3. Лирический герой…………………………………………………..15
    4. Тема поэта и поэзии в творчестве М. Цветаевой………………. 16
    5. Посвящения…………………………………………………… ……19
    6. Революция в жизни М. Цветаевой………………………………. 21

Список использованной литературы…………………………………………. 30

Моим стихам, как драгоценным винам

Настанет свой черед.

Русская поэзия – наше великое духовное достояние, наша национальная гордость. Но многих поэтов и писателей забыли, их печатали, о них не говорили. В последнее время, в нашем обществе многие несправедливо забытые имена стали к нам возвращаться, их стихи и произведения стали печатать. Среди них и Марина Цветаева.

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года. По происхождению, семейным связям, воспитанию принадлежала к трудовой научно-художественной интеллигенции. Если влияние отца, Ивана Владимировича, университетского профессор; создателя одного из лучших московских музеев (ныне музея Изобразительных Искусств), до поры до времени оставалось скрыть подспудным, то мать, Мария Александровна, страстно и бурно занималась воспитанием детей до самой своей ранней смерти, – по выражению дочери завила их музыкой: «После такой матери мне осталось только одно стать поэтом.Чтобы избыть ее дар – мне, который бы задушил или – превратил меня в преступителя всех человеческих законов». Характер у Марины Цветаевой был трудный, неровный, неустойчивый. Илья Эренбург, хорошо знавший ее в молодости, говорил «Марина Цветаева совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, пиетет перед гармонией и любовью к душевному косноязычию, предельную гордость и предельную простоту. Ее жизнь была клубком прозрений и ошибок».

Однажды Цветаева случайно обмолвилась по чисто литературному поводу: «Это дело специалистов поэзии. Моя же специальное – Жизнь». Жила она сложно и трудно, не знала и не искала покоя, ни благоденствия, всегда была в полной неустроенности, искренне утверждала, что «чувство собственности» у нее «ограничивается детьми и тетрадями». Жизнью Марины с детства и до кончины, правило воображение. Воображение, взросшее на книгах.

День был субботний:

Детство, юность и молодость Марины Ивановны прошли в Москве и в тихой подмосковной Тарусе, отчасти заграницей. Учила она много, но, по семейным обстоятельствам, довольно бессистемно. Стихи начала писать рано.

  1. Трагическая судьба Марины Цветаевой

Все наше достоинство заключено в мысли. Не пространство и не время, которых мы не можем заполнить, возвышают нас, а именно она, наша мысль. Будем же учиться хорошо мыслить: вот основной принцип морали.

Марина Ивановна Цветаева, поэтесса и прозаик, родилась двадцать шестого сентября 1892 года. Родители – Иван Владимирович и Мария Александровна Цветаевы принадлежали к интеллигенции. Отец – филолог, профессор Московского Университета и работник музея, после смерти жены в 1906 году в одиночку занимался воспитанием дочери.

Юная поэтесса начала писать первые стихи в возрасте шести лет, при этом на нескольких языках сразу (французский, немецкий и русский). Трагическая судьба Цветаевой Первые известные произведения Цветаева написала в 1906-1907 гг. (рассказ «Четвёртые», перевод драмы «Орлёнок»). В печати творчество Цветаевой появилось лишь в 1910 году, сборник «Вечерний альбом» был издан на средства самой писательницы. Это был её первый сборник, который хорошо оценили критики за новизну тона и эмоциональную передачу.

В 1911 году Цветаева знакомится с Сергеем Эфроном, за которого выходит замуж уже через год, в этом же году у них родилась дочь Ариадна. 2-я книга Марины Ивановны («Волшебный фонарь») вышла в 1912 году, после чего на протяжении периода 1913-1915 гг. поэтесса меняет свою поэтическую манеру: на место нежного детского быта приходит описание повседневных деталей и возвышение старины. В 1915-1916 оттачивается, переформируется и вырастает «поэтическая» личность Цветаевой. В 1913 году издаётся третий сборник Цветаевой — «Из двух книг». В середине 1916 года Цветаева переезжает к сестре Анастасии Цветаевой, проживающей с мужем Маврикием и сыном Андреем. В доме сестры был написан целый цикл произведений («Стихи о Москве», «К Ахматовой» и др.) Октябрьская революция застала Цветаеву в Крыму, куда вскоре приехал и Сергей Эфрон, её муж. В ноябре 1917г. Мария Ивановна уезжает в Москву, где забирает детей – Алю и восьмимесячную Ирину. В это время ёё муж, поддерживая сторону Временного правительства, встал на путь борьбы с большевиками.

В 1919-1920 голод и нищета заставили Цветаеву отдать дочерей в Кунцевенский детский приют. Но вскоре, узнав о тяжёлом состоянии дочерей в приюте, Марина Ивановна забирает домой Алю, к которой была сильно привязана и очень любила, вторая дочь умерла в приюте в начале 1920 года. Вскоре Цветаева получает письмо от мужа, эвакуировавшегося в Константинополь и перебравшегося потом в Прагу.

После изнурительных попыток Цветаева покидает родину в 1922 году. За границей она отдаёт в печать свой новый сборник «Ремесло» и поэму «Царь-девица». Муж Сергей Эфрон приезжает к Цветаевой в Берлин, откуда они перебираются в Прагу, где муж поступает учиться. В Чехии у них родился сын Георгий (домашнее имя – Мур).

В 1925 году Цветаева переезжает в Париж, куда к рождеству 1926 года приезжает и муж с детьми. Там она заканчивает знаменитую поэму «Крысолов». Позже, она создаёт там ещё несколько поэм: «Новогоднее», поэма «Воздуха» (1927 год). Переезд во Францию не улучшил материальное состояние семьи Цветаевой и не облегчил ей жизнь. Марину Ивановну печатали мало, зачастую исправляя её тексты, муж зарабатывал «копейки». Трагическая судьба Цветаевой – это впоследствии и привело к глубокому творческому кризису. Кроме того, муж и дочь настаивали на возвращение в СССР, из-за чего в их семье были постоянные конфликты. В 1937 муж Цветаевой был вынужден вернуться в СССР, куда вслед за ним уехала и дочь Ариадна. Поэтесса осталась в Париже с сыном, мечтая воссоединиться с семьёй. В июне 1939 года она всё же вернулась с сыном на родину.

На родине мужа и дочь Цветаевой арестовывают, а Цветаева долго скитается. От неё все отворачивались, считая женой «врага народа», стихи Цветаевой и её сборники не печатались вообще, денег не хватало ни на что. В конце концов, 31 августа 1941г. Цветаева заканчивает жизнь самоубийством, оставив ряд предсмертных записок. Трагическая судьба Цветаевой

Где нравы без просвещения или просвещение без нравов, там невозможно долго наслаждаться счастьем и свободой.

  1. Основные мотивы поэзии М. Цветаевой

Стихи Цветаева начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски, по-немецки), печататься – с шестнадцати. Герои и события поселились в душе Цветаевой, продолжали в ней свою «работу». Маленькая, она хотела, как всякий ребенок, «сделать это сама». Только в данном случае «это» было не игра, не рисование, не пение, а написание слов. Самой найти рифму, самой записать что-нибудь. Отсюда первые наивные стихи в шесть – семь лет, а затем – дневники и письма. В тринадцать лет она пережила кратковременное увлечение революционной романтикой, и ее героем стал лейтенант Шмидт, имя которого в 1905 году было у всех на устах. Ему на смену пришел Наполеон и его незадачливый сын, герцог Рейхштадтский. Марина Цветаева вообразила себя бонапартистской, повесила у себя в комнате портреты своих кумиров, а в 16 лет даже поехала в Париж, где прослушала в Сорбонне летний курс истории старофранцузской литературы.

В жизни Марины Цветаевой были и другие герои – реальные и придуманные, которых, впрочем, объединяло одно общее качество: все они были страстными, ищущими натурами – бунтарями, как и она сама.

В 1910 году еще не сняв гимназической формы, тайком от семьи, выпускает довольно объемный сборник «Вечерний альбом». Одним из первых на «Вечерний альбом» откликнулся Валерий Брюсов. Он писал: «Стихи Марины Цветаевой… всегда отправляются от какого-нибудь реального факта, от чего-нибудь действительно пережитого». Строгий Брюсов, особенно похвалил её за то, что она безбоязненно вводит в поэзию «повседневность», «непосредственные черты жизни» предостерегая ее, впрочем, опасности впасть в «домашность» и разменять свои темы на «милые пустяки»: «Несомненно талантливая Марина Цветаева может дать нам настоящую поэзию интимной жизни и может, при той легкости, с какой она, как кажется, пишет стихи, растратить все свои дарования на ненужные, хотя бы и изящные безделушки».

Ещё более решительно приветствовал появление цветаевской книги поэт, критик и тонкий эссеист Максимилиан Волошин, живший в то время в Москве. Он даже счел необходимым посетить Цветаеву у нее дома. Непринужденная и содержательная беседа о поэзии положило начало их дружбе – несмотря на большую разницу в возрасте. В декабре 1910 года Волошин адресовал юной поэтессе преувеличенно восторженное послание.

К Вам душа так радостно влекома.

О, какая веет благодать

От страниц «Вечернего альбома»!

Кто Вам дал такую ясность красок?

Кто Вам дал такую точность слов?

Ваша книга – это весть «оттуда»,

Утренняя, благостная весть.

Я давно уж не приемлю чуда.

Но как сладко слышать: «Чудо есть!»

«Вечерний альбом» – это скрытое посвящение. Перед каждым разделом – эпиграф, а то и по два: из Ростана и Библии. Таковы столпы первого возведенной Мариной Цветаевой здания поэзии. Какое оно еще пока ненадежное, это здание; как зыбки его некоторые части, сотворенные полудетское рукой

Но некоторые стихи уже предвещали будущего поэта. В первую очередь – безудержная и страстная «Молитва», написание поэтессой в день семнадцатилетия, 26 сентября 1909 года:

Христос и Бог! Я жажду чуда

Теперь, сейчас, в начале дня!

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня.

Ты мудрый, ты не скажешь строго:

«Терпи, еще не кончен срок».

Ты сам мне подал – слишком много!

Я жажду сразу – всех дорог!

Люблю и крест, и шелк, и каски,

Моя душа мгновений след.

Ты дал мне детство – лучше сказки

И дай мне смерть – в семнадцать лет!

Она вовсе не хотела умереть в этот момент, когда писала эти строки; они – лишь поэтический прием. Марина была очень жизнестойким человеком («Меня хватит еще на 150 миллионов жизней!»). Она жадно любила жизнь и, как положено поэту-романтику, предъявляла ей требования громадные, часто – непомерные.

В стихотворении «Молитва» скрытое обещание жить и творить: «Я жажду всех дорог!». Они появятся во множестве – разнообразные дороги цветаевского творчества.

В стихах «Вечернего альбома» рядом с попытками выразить детские впечатления и воспоминания соседствовала недетская сила, которая пробивала себе путь сквозь немудрёную оболочку зарифмованного детского дневника московской гимназистки. «В Люксембургском саду», наблюдая с грустью играющих детей и их счастливых матерей, завидует им: «Весь мир у тебя», – а в конце заявляет:

. Я женщин люблю, что в бою не робели,

Умевших и шпагу держать, и копье,

-Но знаю, что только в плену колыбели

Обычное – женское – счастье мое!

В «Вечернем альбоме» Цветаева много сказала о себе, о своих чувствах к дорогим ее сердцу людям; в первую очередь о маме и о сестре Асе.

Раннее стихотворение, опубликованное в ее первом сборнике, ясно показывает ее восприятие поглощенности матери своим миром.

Строки, рвущиеся из сердца

Моим стихам, как драгоценным винам

Настанет свой черед.

Стихи Цветаева начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски, по-немецки), печататься – с шестнадцати. Герои и события поселились в душе Цветаевой, продолжали в ней свою “работу”. Маленькая, она хотела, как всякий ребенок, “сделать это сама”. Только в данном случае “это” было не игра, не рисование, не пение, а написание слов. Самой найти рифму, самой записать что-нибудь. Отсюда первые наивные стихи в шесть – семь лет, а затем – дневники и письма. В тринадцать лет она пережила кратковременное увле-чение революционной романтикой, и ее героем стал лейтенант Шмидт, имя которого в 1905 году было у всех на устах. Ему на смену пришел Наполеон и его незадачливый сын, герцог Рейхштадтский. Марина Цветаева вообразила себя бонапартистской, повесила у себя в комнате портреты своих кумиров, а в 16 лет даже поехала в Париж, где прослушала в Сорбонне летний курс истории старофранцузской литературы.

Читайте также:  Образ России в поэзии М. Цветаевой: сочинение

В жизни Марины Цветаевой были и другие герои — реальные и придуманные, которых, впрочем, объединяло одно общее качество: все они были страстными, ищущими натура-ми — бунтарями, как и она сама.

В 1910 году еще не сняв гимназической формы, тайком от семьи, выпускает довольно объемный сборник “Вечерний альбом”. Одним из первых на “Вечерний альбом” откликнулся Валерий Брюсов. Он писал: “Стихи Марины Цветаевой… всегда отправляются от какого-нибудь реального факта, от чего-нибудь действительно пережитого ”. Строгий Брюсов, особенно похвалил её за то, что она безбоязненно вводит в поэзию «повседневность», «непосредственные черты жизни» предостерегая ее, впрочем, опасности впасть в «домашность» и разменять свои темы на «милые пустяки»: «Несомненно талантливая Марина Цветаева может дать нам настоящую поэзию интимной жизни и может, при той легкости, с какой она, как кажется, пишет стихи, растратить все свои дарования на ненужные, хотя бы и изящные безделушки».

Ещё более решительно приветствовал появление цветаевской книги поэт, критик и тонкий эссеист Максимилиан Волошин, живший в то время в Москве. Он даже счел необходимым посетить Цветаеву у нее дома. Непринужденная и содержательная беседа о поэзии положило начало их дружбе – несмотря на большую разницу в возрасте. В декабре 1910 года Волошин адресовал юной поэтессе преувеличенно восторженное послание.

К Вам душа так радостно влекома.

О, какая веет благодать

От страниц «Вечернего альбома»!

Кто Вам дал такую ясность красок?

Кто Вам дал такую точность слов?

Ваша книга – это весть «оттуда»,

Утренняя, благостная весть.

Я давно уж не приемлю чуда.

Но как сладко слышать: «Чудо есть!»

“Вечерний альбом” – это скрытое посвящение. Перед каждым разделом – эпиграф, а то и по два: из Ростана и Библии. Таковы столпы первого возведенной Мариной Цветаевой здания поэзии. Какое оно еще пока ненадежное, это здание; как зыбки его некоторые части, сотворенные полудетское рукой

Но некоторые стихи уже предвещали будущего поэта. В первую очередь – безудержная и страстная “Молитва”, написание поэтессой в день семнадцатилетия, 26 сентября 1909 года:

Христос и Бог! Я жажду чуда

Теперь, сейчас, в начале дня!

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня.

Ты мудрый, ты не скажешь строго:

“Терпи, еще не кончен срок”.

Ты сам мне подал – слишком много!

Я жажду сразу – всех дорог!

Люблю и крест, и шелк, и каски,

Моя душа мгновений след.

Ты дал мне детство – лучше сказки

И дай мне смерть – в семнадцать лет!

Она вовсе не хотела умереть в этот момент, когда писала эти строки; они – лишь поэтический прием. Марина была очень жизнестойким человеком (“Меня хватит еще на 150 миллионов жизней!”). Она жадно любила жизнь и, как положено поэту-романтику, предъявляла ей требования громадные, часто – непомерные.

В стихотворении “Молитва” скрытое обещание жить и творить: “Я жажду всех дорог!”. Они появятся во множестве – разнообразные дороги цветаевского творчества.

В стихах “Вечернего альбома” рядом с попытками выразить детские впечатления и воспоминания соседствовала недетская сила, которая пробивала себе путь сквозь немудрёную оболочку зарифмованного детского дневника московской гимназистки. “В Люксембургском саду”, наблюдая с грустью играющих детей и их счастливых матерей, завидует им: “Весь мир у тебя”, – а в конце заявляет:

. Я женщин люблю, что в бою не робели,

Умевших и шпагу держать, и копье,

-Но знаю, что только в плену колыбели

Обычное – женское – счастье мое!

В “Вечернем альбоме” Цветаева много сказала о себе, о своих чувствах к дорогим ее сердцу людям; в первую очередь о маме и о сестре Асе.

Раннее стихотворение, опубликованное в ее первом сборнике, ясно показывает ее восприятие поглощенности матери своим миром.

Сдавленный шепот. Сверканье кинжала.

–«Мама, построй мне из кубиков домик!»

Мама взволнованно к сердцу прижала

Гневом глаза загорелись у графа:

«Здесь я, княгиня, по благости рока!»

«Мама, а в море не тонет жирафа?»

Мама душою — далеко!

«Мама, смотри: паутинка в котлете!»

В голосе детском упрек и угроза.

Мама очнулась от вымыслов: дети

С ранних лет нам близок, кто печален.

Скучен смех и чужд домашний кров.

Наш корабль не в добрый миг отчален

И плывет по воле всех ветров!

Всё бледней лазурный остров — детство,

Мы одни на палубе стоим.

Видно грусть оставила в наследство

Ты, о мама, девочкам своим!

Глупую куклу со стула

Я подняла и одела.

Куклу я на пол швырнула:

В маму играть — надоело!

Не поднимаясь со стула,

Долго я в книгу глядела.

Книгу я на пол швырнула:

В папу играть — надоело!

Таковы они: маме интересно только «одевание» кук-лы; папа прячется за своими книгами. Ни эмоциональ-ной близости, ни связей с жизнью. Скука, которую видит Марина в жизни родителей, страшит ее больше всего.

“Вечерний альбом” завершается стихотворением “Еще молитва”. Цветаевская героиня молит создателя послать ей простую земную любовь.

В лучших стихотворениях первой книги Цветаевой уже угадываются интонации главного конфликта ее любовной поэзии: конфликта между “землей” и “небом”, между страстью и идеальной любовью, между стоминутным и вечным и – мире – конфликта цветаевской поэзии: быта и бытия.

Вслед за “Вечерним альбомом” появилось еще два стихотворных сборника Цветаевой: “Волшебный фонарь” (1912г.) и “Из двух книг” (1913г.) – оба под маркой издательства “Оле – Лукойе”, домашнего предприятия Сергея Эфрона, друга юности Цветаевой, за которого в 1912 году она выйдет замуж. В это время Цветаева – “великолепная и победоносная” – жила уже очень напряженной душевной жизнью.

Устойчивый быт уютного дома в одном из старомосковских переулков, неторопливые будни профессорской семьи – все это было поверхностью, под которой уже зашевелился “хаос” настоящей, не детской поэзии. В тому времени Цветаева уже хорошо знала себе цену как поэту (уже в 1914г. она записывает в своем дневнике: “В своих стихах я уверена непоколебимо”), но ровным счетом ничего не делала для того чтобы наладить и обеспечить свою человеческую и литературную судьбу.

Поэзия Цветаевой — повесть о себе

Школьное сочинение

Птица феникс — я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю и горю дотла!

И да будет вам ночь — светла!

Марина Цветаева. Трудно встретить человека, в душе которого это имя не пробуждало бы ярких чувств, чье сердце не загоралось бы трепетным огнем от первой же строчки любого из стихотворений этой удивительной поэтессы.

Кем она была? Какую жизнь прожила? О чем мечтала? Кого любила? Как любила? На все эти вопросы можно найти ответы в поэзии самой Цветаевой. Загадка? Тайна? Или откровенность? Чем стали ее стихи для нас? Это зависит от того, насколько мы способны проникнуться высокими чувствами поэтессы. Она раскрыла перед нами свою душу, свою жизнь, — ничего не тая и ничего не приукрашивая, — раскрыла саму себя. Но жизнь ее была сложна, а сердце пылало безудержным, мятежным огнем. Отдавая дань таланту Марины Цветаевой, ее мастерству, силе ее поэтического слова, мы должны были бы называть ее Поэтом, но столько в ее произведениях женственности, столько тем, мотивов, переживаний, близких и понятных прежде всего женщине, что невольно произносишь “Поэтесса”, но обязательно о большой буквы, преклоняясь и восхищаясь.

Писать Марина Цветаева начала очень рано — в шесть лет (когда еще “не знала”, что “поэт”). Она просто прислушивалась к самой себе, пропуская через свою душу весь огромный, еще не познанный мир. И в этой пылкой душе сами собой рождались поэтические строки:

Ах, золотые деньки!

Где уголки потайные,

Где вы, луга заливные

Юная Цветаева еще не познала горечи разочарований, которые ждали ее впереди. Потому ее ранние стихотворения еще наполнены светом и теплотой, восторгом перед жизнью и окружающим миром. Но ей, к сожалению, недолго суждено было наслаждаться этой радостью и светом. Холод и голод, война и неустроенность быта заставили быстро повзрослеть саму поэтессу и наполнили высокой трагедийной напряженностью “сердечной смуты” ее поэзию.

Для чувственной и тонкой души Марины Цветаевой юность стала той гранью, которая разделяет сказку и жестокую реальность. И перейти через эту черту — значит потерять, оставить все теплое и нежное, связанное с детством.

Христос и Бог! Я жажду чуда

Теперь, сейчас, в начале дня!

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня.

Эти слова написаны семнадцатилетней девушкой. Здесь Цветаева словно проводит черту: ее детство закончилось, она стоит на пороге взрослой жизни. “Детство — лучшие сказки” — это время, когда весь мир видится в розовом свете, когда в душе рождаются светлые, восторженные мечты и сердце искренне верит в их исполнение. Но взрослая жизнь не будет похожа на сказку. Впереди столкновение с суровой реальностью, разрушающей фантазии, ломающей крылья. Драматическое ощущение мира и себя в этом мире постепенно растет в сознании Марины Цветаевой, и она признается:

Захлебываясь от тоски,

Иду одна, без всякой мысли,

И опустились и повисли

Две тоненьких моих руки.

Время, эпоха отражались с необычайной точностью в душе поэтессы. Она не хотела принимать мир таким, каким он был, но понимала, что не в силах что-либо изменить. Единственное, что она могла, — выражать себя, а вместе с тем и эпоху, в пламенных строках своих стихов, чтобы открыть этот мир окружающим, чтобы высказать все самое сокровенное, важное, личное, все, что происходило в ее душе. “Равенство дара души и глагола — вот поэт”, — считала Цветаева и как никто другой соответствовала этому определению. Ее “душа родилась крылатой”, ее дар слова шел из глубины души.

Я счастлива жить образцово и просто:

Как солнце — как маятник — как календарь.

Быть светской пустынницей стройного роста,

Премудрой — как всякая божия тварь.

Знать: Дух — мой сподвижник, и Дух — мой вожатый!

Ходить без докладу, как луч и как взгляд.

Жить так, как пишу: образцово и сжато, —

Как Бог повелел и друзья не велят.

Стихотворения Марины Цветаевой отличает потрясающая искренность. Она всегда отталкивается от реальных фактов, от пережитого впечатления или чувства. Валерий Брюсов писал: “Не боясь вводить в поэзию повседневность, она берет непосредственно черты жизни, и это придает ее стихам жуткую интимность. Когда читаешь ее книгу, минутами становится неловко, словно заглянул нескромно через полузакрытое окно в чужую квартиру и подсмотрел сцену, видеть которую не должны были посторонние”. Поэзия Цветаевой действительно является отражением всей ее жизни, от внешнего окружения до внутренних недугов, от мелочей до глобальных событий и переживаний. Она не стремилась скрыть свою жизнь от окружающих, напротив, она сама открывала настежь “дверь”. Не потому ли поэтессу многие не понимали и не принимали при жизни? Тем не менее, сама она была твердо уверена, что просто жизнь еще не доросла до ее стихов, но когда-нибудь это обязательно произойдет:

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я — поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет.

. Моим стихам о юности и смерти

. Настанет свой черед.

Это стихотворение, проникнутое оптимистическим настроением, оказалось пророческим: настал “черед”, настало время, когда каждая написанная Цветаевой строка нашла живой отклик в сердцах людей, прозвучала натянутой струной, позволив лучше понять душу и характер поэтессы. Французский философ Ларошфуко считал, что у каждого человека не один характер, а три: желаемый, кажущийся и действительный. Желаемый — то, как человек воспринимает себя. Цветаева воспринимала себя яркой, дерзкой, смелой. Потому и поэзия ее — “как искры из ракет”. Кажущийся характер — это тот, который видят окружающие. А поскольку окружающие тогда не могли по-настоящему разглядеть Цветаеву, то до определенного срока ее стихам суждено было оставаться “нечитанными”. В действительности же она — настоящий поэт: мудрец, являющий нам истину, волшебник, способный простыми словами ввести читателя в мир гармонии, искренности, красоты. И когда пройдет это бурное, кровавое время, когда люди откроют глаза и души и вспомнят о вечном, — ее поэзии “настанет свой черед”.

Читайте также:  Поэзия Серебряного века (на примере лирики М. Цветаевой): сочинение

А пока это время не настало, сердце Цветаевой разрывается от горечи и растерянности от происходящих в современном ей мире событий, от насилия, террора, несправедливости и жестокости. Болью отзывается жизнь в душе поэтессы, и она не может молчать об этих горьких чувствах:

Горечь! Горечь! Вечный привкус

На губах твоих, о страсть!

Горечь! Горечь! Вечный искус –

В стихотворениях Цветаевой все чаще звучит мотив смерти. Она призывает смерть, предчувствует ее. В смерти она видит единственный выход — единственную возможность уйти от этого кошмара, из этого безумного мира, в котором больше не могла находиться. Нет, она не отказывалась жить — она любила жизнь. Но она отказывалась так жить:

В бедламе нелюдей

С волками площадей

С акулами равнин

Вниз — по теченью спин.

Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один — отказ.

От радости — к драме, от гармонии — к бездне и отчаянию — таков путь лирической героини Марины Цветаевой. Таков жизненный путь и самой поэтессы, путь, полный надежд и разочарований, любви и разлук, мечтаний о счастье и гармонии и боли от утраты иллюзий. Тот, кто, прочитав ее стихотворения, сможет до конца понять душевный мир ее лирической героини, тому откроется душевный мир и самой Цветаевой. Он сможет заглянуть в ее душу и увидеть и оценить все многообразие ее переживаний, ощутить силу эмоционального напряжения.

В достаточно узких рамках стихотворения Марина Цветаева умела передать и выразить мысли и чувства общечеловеческого характера, отражающие реальный мир чувств и стремлений и вместе с тем открывающие мир стремлений и переживаний личных. Она писала о вечном, о дорогих ее сердцу вещах и событиях. А это были вещи и события, близкие и понятные каждому: любовь, дружба, верность; душа, жизнь, мечты. Она писала повесть о себе — искренне, открыто, ничего не скрывая и не боясь. Потому что искренность была неотъемлемой частью ее души. Потому что иначе она не могла.

Цветаева не мечтала о славе — но она надеялась, что когда-нибудь случайный прохожий прочтет ее стихотворение и вспомнит о ней с благодарностью и теплотой.

Все таить, чтобы люди забыли.

Как растаявший снег и свечу?

Быть в грядущем лишь горсточкой пыли

Под могильным крестом? Не хочу!

Ее не забыли. Снова и снова, следуя за лирической героиней, мы читаем автобиографию в стихах яркой, и неповторимой личности. Мы узнаем поэтессу в созданных ею образах, учимся сравнивать ее и ее героев, учимся любить и дружить, хранить верность, мечтать, стремиться к добру, ценить искренность и красоту человеческих отношений, учимся жить открыто и честно, в гармонии с самими собой и окружающим миром.

Сочинение по произведению на тему: Строки, рвущиеся из сердца (по поэзии М. Цветаевой)

Стихи М. Цветаевой узнаешь безошибочно среди множества других — по непонятным ритмам, по афористичности формулировок, по особой интонации — стремительной, страстной, напряженной, как биение человеческого пульса. «Я не верю стихам, которые льются. Рвутся — да!» — восклицала М. Цветаева. Действительно, ее строки рвутся прямо из сердца.

Стихия М. Цветаевой — постоянное душевное горение, безмерность чувств, выходящих за всяческие пределы («на смех и на зло здравому смыслу»). Свобода и своеволие «души, не знающей меры», — ее вечная самая дорогая ей тема. Она безмерно дорожит этой прекрасной, окрыляющей свободой:

Не разведенная чувством меры —

Вера! Аврора! Души-лазурь!

Дура-душа, но какое Перу

Не уступалось — души за дурь?

В поэзии М. Цветаевой нет и следа покоя, умиротворенности, созерцательности. Она вся — в буре, в вихревом движении, в действии и поступке. Всякое чувство М. Цветаева понимала только как активное действие: «Любить — знать, любить — мочь, любить — платить по счету».

Недаром любовь у М. Цветаевой, как у Ф. Тютчева, стихи которого она любила, — «поединок роковой», всегда спор, конфликт и чаще всего — разрыв. В ее стихах о любви — голос раненого сердца, неистово страдающего и глубоко одинокого:

Где бы ты ни был — тебя настигну,

Выстрадаю — и верну назад.

Перестрадай же меня!

Зори и руды я, хлеб и вздох,

Есть я и буду я, и добуду

Губы — как душу добудет бог.

Огромность чувств, волнующих душу поэта, их глубина и трагедийность властно выводят эту душу за пределы обыденности. «Я всюду», — пишет М. Цветаева, но это именно означает бесконечное одиночество и роковую обреченность быть изгоем и пасынком. Свой удел поэт прекрасно понимает и говорит об этом с бесконечной горечью:

Что же мне делать, певцу и первенцу,

В мире, где наичернейший — сер!

Где вдохновенье хранят, как в термосе!

С этой безмерностью в мире мер?!

В юности М. Цветаева написала: «Чтобы нас было только двое: я и мир». В этом ощущении, возможно, зародыш трагедии поэта. Сердце поэта равновелико мирозданию, но жить поэту приходится не в мироздании, а в жизни. И весь напор, вся страсть цветаевских стихов — от стремления выйти за пределы жизни — в мир. Пример тому — первое стихотворение цикла «Жизни»:

Не возьмешь моего румянца —

Сильного — как разливы рек!

Ты охотник, но я не дамся,

Ты погоня, но я есмь бег.

Не возьмешь мою душу живу!

Так, на полном скаку погонь —

Приближающийся — и жилу

Перекусывающий конь Аравийский.

Такова судьба поэта. М. Цветаевой всегда было свойственно романтическое представление о творчестве как о бурном порыве, захватывающем художника: «К искусству подхода нет, ибо оно захватывает», «Состояние творчества есть состояние наваждения». Поэт и дело поэта воплощались для нее вначале в образе «легкого огня» и несгорающей птицы Феникс, позже — в образе «не предугаданный календарем» беззаконной кометы, в образах «взрыва» и «взлома». Писать стихи — это все равно, что «вскрыть жилы», из которых не остановимо и невосстановимо хлещут «жизнь» и «стих».

Но вихревая исступленность сочеталась у Цветаевой с упорной работой над поэтическим словом. Гениальность поэта, по ее мнению, — это одновременно и «высшая степень подверженности», и «управа с этим наитием». Таким образом, дело поэта предполагает не только согласие со свободной стихией творчества, но и овладение ремеслом:

Я знаю, что Венера — дело рук,

Ремесленник — и знаю ремесло!

Поэтому наряду с буйством и хмелем в стихах М. Цветаевой жила железная дисциплина художника, умеющего работать «до седьмого пота». «Творческая воля есть терпение», — заметила М. Цветаева. Чем сильнее напор, порыв, воплощаемый в поэтической строке, тем сильнее творческая воля, направленная на овладение этим порывом.

Поэзия М. Цветаевой широкомасштабна, гиперболична, неистова. В ее стихах звучит голос человека XX столетия, неравнодушного свидетеля грандиозных исторических потрясений и перемен.

Сочинение: О поэзии М. Цветаевой

О Марине Цветаевой .

Замечательная русская поэтесса принадлежала к одной из самых интеллигентных семей, и это, естественно, наложило отпечаток на воспитание и формирование ее поэтического дара.

В поэзию она вошла хрупкой и нежной девушкой. Мы знаем, что в двадцатые годы появилось много талантливых поэтов. На моей книжной полке рядом стоят томики стихов любимых поэтов : Николая Гумилева, Осипа Мандельштама, Анны Ахматовой , Марины Цветаевой . Читая их, я стараюсь понять авторов как личностей, представить то нелегкое время, когда они жили. Их произведения заставляют нас думать, размышлять, сопоставлять, а это, по-моему, самое главное для человека.

Однажды мне посчастливилось услышать песню в исполнении моего одного из любимых артистов о любви :

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывёт под нашими ногами .

Так великая поэтесса вошла в мою жизнь. Мною было прочитано много её стихов. Меня заинтересовала не только её поэзия, но и жизнь.

В истории русской литературы М. Цветаева появилась как талантливая поэтесса. Для ее творчества характерны жизненная сила, потребность в духовной красоте.

Своё появление на свет в тысяча восемьсот девяносто втором году позднее она описала несколькими строчками :

Итак, бесстрашная и безоглядная правдивость и искренность во всем были всю жизнь её радостью и горем, её крыльями, её волей и пленом, её небесами и преисподней ..

Меня глубоко взволновало самое первое её красноречивое стихотворение «Молитва».Сколько лихорадочной, страстной жажды жизни в этих удивительных строках!

Я между сразу всех дорог!

Всего хочу : с душой цыгана

Идти под песни на разбой,

За всех страдать под звук органа

И амазонкой мчаться в бой ;

Гадать по звездам в черной башне,

Вести детей вперед, сквозь тень ..

Чтоб был легендой день вчерашний,

Чтоб был безумным каждый день !

Какой удивительной вдохновенной силы и любви исполнена лирическая героиня !

Прочитав эти строки, я понял , что встреча с поэтессой – огромная радость для меня. В сердце Марины Цветаевой горит «душевный и творческий костер любви к людям, к жизни, к природе».

Самые радостные события в жизни поэтессы – это свадьба в тысяча девятьсот двенадцатом году и рождение дочурки Али. Новый поток душевных сил выливается в прекрасные стихи, посвященные мужу, Сергею Эфрону :

Я с вызовом ношу это кольцо!

Да, в вечности -жена ,

С весны тысяча семнадцатого года для Марины Цветаевой наступил трудный период. Беззаботные, быстро промчавшиеся времена, когда можно было себе позволить жить тем, чем хотелось, отступали всё дальше, в прошлое .

Начинаются её хождения по мукам : рождение второй дочери ( впоследствии она умирает от истощения ), разлука с любимым мужем.

Тяжелое события в жизни поэтессы не сломали её. Никогда не писала Марина Цветаева так вдохновенно, напряженно и разнообразно.

С тысяча девятьсот семнадцатого по тысяча девятьсот двадцатых годов она успела создать больше трёхсот стихотворений, поэму- сказку «Царь – Девица»,шесть романтических пьес. В этот же период в лирике Марины Цветаевой появились стихи о высоком предназначении и долге поэта.

В черном небе слова начертаны,

И ослепшие глаза прекрасные ..

И не страшно нам ложе смертное,

И не сладко нам ложе страстное.

Суровая человеческая верность, дружба, преданность, аскетизм творческого самосожжения – главные темы поэзии М. Цветаевой. В тысяча девятьсот двадцать первом году её стихотворение стало «классикой» и широко известно.

Марина Цветаева шла навстречу своей ломающейся судьбе, не переставая ощущать себя нерасторжимо слитой с русскими поэтами, все время мысленно с ними общаясь. На смерть А. Блока откликнулась в августе и ноябре тысяча девятьсот двадцать первого года торжественным реквиемом, в котором хотела передать скорбь всей России :

Не свой любовный произвол

Пою – своей отчизны рану..

Стихи продолжали рваться из души поэтессы. В них звучали тоска и боль расставания с исстрадавшейся родиной. В них она предстала как бы святой мученицей.

Наступили долгие годы разлуки М. Цветаевой с родиной. Пребывание в Праге поэтессе доставляло только радость. Жизнь в чешских деревнях позволила ей глубже познать людей, природу и ярко выразить свои мысли в стихах.

Много лет провела Цветаева далеко от родины, за границей, но в её сердце не переставала жить любовь в родному краю, родной земле.

Все-таки волею судьбы она вернулась на родину и, казалось, была счастлива. Но это продолжалось недолго. Вскоре арестовали её мужа и дочь. Она осталась с сыном. В этот самый момент Марина Цветаева была доведена до отчаяния, ей не хотелось жить, так как не могла понять, в чем смысл её существования. Дальнейшая жизнь ей казалась бесперспективной. и она добровольно ушла из жизни, оставив нам свои изумительные по содержанию стихотворения. Сколь бы ни была трагичной судьба талантливой поэтессы, она прекрасна.

Марина Цветаева отдала нам самое большое, что у неё было – свои мысли, чувства, сердцем прожитые дни жизни. Её поэзия помогает нам отвечать на многие жизненные вопросы, помогает находить друзей,

единомышленников, учит нас проникновению в самые сокровенные стороны духовной жизни человека.

Строки, рвущиеся из сердца

Стихи М. Цветаевой узнаешь безошибочно среди множества других – по непонятным ритмам, по афористичности формулировок, по особой интонации – стремительной, страстной, напряженной, как биение человеческого пульса. “Я не верю стихам, которые льются. Рвутся – да!” – восклицала М. Цветаева. Действительно, ее строки рвутся прямо из сердца.

Стихия М. Цветаевой – постоянное душевное горение, безмерность чувств, выходящих за всяческие пределы . Свобода и своеволие “души, не знающей меры”, – ее вечная самая дорогая ей тема.

Не разведенная чувством меры –

Вера! Аврора! Души-лазурь!

Дура-душа, но какое Перу

Не уступалось – души за дурь?

В поэзии М. Цветаевой нет и следа покоя, умиротворенности, созерцательности. Она вся – в буре, в вихревом движении, в действии и поступке. Всякое чувство М. Цветаева понимала только как активное действие: “Любить – знать, любить – мочь, любить – платить по счету”.

Недаром любовь у М. Цветаевой, как у Ф. Тютчева, стихи которого она любила, – “поединок роковой”, всегда спор, конфликт и чаще всего –

Где бы ты ни был – тебя настигну,

Выстрадаю – и верну назад…

Перестрадай же меня!

Зори и руды я, хлеб и вздох,

Есть я и буду я, и добуду

Губы – как душу добудет бог.

Огромность чувств, волнующих душу поэта, их глубина и трагедийность властно выводят эту душу за пределы обыденности. “Я всюду”, – пишет М. Цветаева, но это именно означает бесконечное одиночество и роковую обреченность быть изгоем и пасынком. Свой удел поэт прекрасно понимает и говорит об этом с бесконечной горечью:

Что же мне делать, певцу и первенцу,

В мире, где наичернейший – сер!

Где вдохновенье хранят, как в термосе!

С этой безмерностью в мире мер?!

В юности М. Цветаева написала: “Чтобы нас было только двое: я и мир”. В этом ощущении, возможно, зародыш трагедии поэта. Сердце поэта равновелико мирозданию, но жить поэту приходится не в мироздании, а в жизни.

И весь напор, вся страсть цветаевских стихов – от стремления выйти за пределы жизни – в мир. Пример тому – первое стихотворение цикла “Жизни”:

Не возьмешь моего румянца –

Сильного – как разливы рек!

Ты охотник, но я не дамся,

Ты погоня, но я есмь бег.

Не возьмешь мою душу живу!

Так, на полном скаку погонь –

Приближающийся – и жилу

Перекусывающий конь Аравийский.

Такова судьба поэта. М. Цветаевой всегда было свойственно романтическое представление о творчестве как о бурном порыве, захватывающем художника: “К искусству подхода нет, ибо оно захватывает”, “Состояние творчества есть состояние наваждения”. Поэт и дело поэта воплощались для нее вначале в образе “легкого огня” и несгорающей птицы Феникс, позже – в образе “не предугаданный календарем” беззаконной кометы, в образах “взрыва” и “взлома”.

Писать стихи – это все равно, что “вскрыть жилы”, из которых не остановимо и невосстановимо хлещут “жизнь” и “стих”.

Но вихревая исступленность сочеталась у Цветаевой с упорной работой над поэтическим словом. Гениальность поэта, по ее мнению, – это одновременно и “высшая степень подверженности”, и “управа с этим наитием”. Таким образом, дело поэта предполагает не только согласие со свободной стихией творчества, но и овладение ремеслом:

Я знаю, что Венера – дело рук,

Ремесленник – и знаю ремесло!

Поэтому наряду с буйством и хмелем в стихах М. Цветаевой жила железная дисциплина художника, умеющего работать “до седьмого пота”. “Творческая воля есть терпение”, – заметила М. Цветаева. Чем сильнее напор, порыв, воплощаемый в поэтической строке, тем сильнее творческая воля, направленная на овладение этим порывом.

Поэзия М. Цветаевой широкомасштабна, гиперболична, неистова. В ее стихах звучит голос человека XX столетия, неравнодушного свидетеля грандиозных исторических потрясений и перемен.

Похожие сочинения:

Анализ стихотворения Фета “Когда читала ты мучительные строки Афанасий Фет очень болезненно и мучительно переживал трагическую гибель своей возлюбленной Марии Лазич, которая стала жертвой неосторожного обращения с огнем. Девушка лежала на постели и курила, читая при этом книгу.

“Настоящий писатель – то же, что древний пророк: он видит яснее, чем обычные люди” (А. П. Чехов). Читая любимые строки русской поэзии. (По произведениям Н. А. Некрасова) Русская литература 2-й половины XIX века “Настоящий писатель – то же, что древний пророк: он видит яснее, чем обычные люди” (А. П. Чехов). Читая любимые строки русской поэзии. (По произведениям.

ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ М. ЦВЕТАЕВОЙ ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ М. ЦВЕТАЕВОЙ В1929 году в Медоне своему другу Марку Слониму М. Цветаева сказала: “Вот у Бодлера поэт – это альбатрос… ну какой же я.

ИСПОВЕДЬ ЖЕНСКОГО СЕРДЦА (по поэзии А. А. Ахматовой) ИСПОВЕДЬ ЖЕНСКОГО СЕРДЦА (по поэзии А. А. Ахматовой) Когда стихи А. Ахматовой впервые появились в печати, современники отметили какую-то особую непосредственность, почти дневниковость ее произведений. Казалось, что перед читателем не.

ЧУВСТВО РОДИНЫ В СТИХАХ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ “Родина не есть условность территории, а принадлежность памяти и крови, – писала Марина Цветаева. – Не быть в России, забыть Россию – может бояться только тот, кто Россию мыслит вне.

Поэзия Марины Цветаевой Марина Цветаева – яркая звезда на небосклоне российской поэзии Серебряного века. В ее творчестве на первое место выходят новые мотивы: состояние человеческой души, ощущение одиночества, печали. Творчество поэтессы – это.

“ВСЕ, ВСЕ, ЧТО ГИБЕЛЬЮ ГРОЗИТ, ДЛЯ СЕРДЦА СМЕРТНОГО ТАИТ НЕИЗЪЯСНИМЫ НАСЛАЖДЕНЬЯ…” “Пир во время чумы”, как и другие “маленькие трагедии”, А. С. Пушкин писал в 1830 году, во время своего пребывания в Болдине. Эту тему поэт избрал не случайно – его.

“УЖАСНЫЙ ВЕК, УЖАСНЫЕ СЕРДЦА!” Живя в обществе, построенном на эксплуатации человека человеком, Пушкин не Мог не замечать пороков этого общества. Деньги для людей становились главной ценностью в жизни, мерилом жизни, зависть запросто могла поднять.

Каспар Хаузер, или Леность сердца НЕМЕЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА Якоб Вассерман (Jakob Wassermann) Каспар Хаузер, или Леность сердца (Caspar Hauser oder Die Tragheit des Herzens) Роман (1908) У главного героя романа “Каспар Хаузер” был прототип – реально.

ДРАМА “ГОРЯЧЕГО СЕРДЦА” В ПЬЕСЕ А. Н. ОСТРОВСКОГО “БЕСПРИДАННИЦА” ДРАМА “ГОРЯЧЕГО СЕРДЦА” В ПЬЕСЕ А. Н. ОСТРОВСКОГО “БЕСПРИДАННИЦА” Никто не постарался заглянуть ко мне в душу, ни от кого я не видела сочувствия, не слыхала теплого… слова… так жить.

“НЕОСПОРИМО ПЕРВЕНСТВО МОСКВЫ…” (тема Москвы в поэзии М. Цветаевой) “НЕОСПОРИМО ПЕРВЕНСТВО МОСКВЫ…” (тема Москвы в поэзии М. Цветаевой) Жизнь М. Цветаевой была связана с Москвой так же, как жизнь А. Ахматовой с Петербургом. Родной город – одна из основных.

Дом, где разбиваются сердца АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Джордж Бернард Шоу (George Bernard Shaw) Дом, где разбиваются сердца Фантазия в русском стиле на английские темы (Heartbreak House) Пьеса (1917, опубл. 1919) Действие происходит сентябрьским вечером в.

Сердца трех АМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Джек Лондон (Jack London) Сердца трех (Hearts of Three) Роман (1916, опубл. 1919) Френсис Морган, богатый наследник владельца крупных предприятий Ричарда Генри Моргана, в ленивой праздности размышляет, чем.

Нетерпение сердца АВСТРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Стефан Цвейг (Stefan Zweig) Нетерпение сердца (Ungeduld des Herzens) Роман (1938) В 1938 г. рассказчик случайно познакомился с кавалером ордена Марии Терезии Антоном Гофмиллером, который поведал ему о.

Заблуждения сердца и ума, или Мемуары г-на де Мелькура ФРАНЦУЗСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Клод Проспер Жолио де Кребийон-сын (Claude-Prosper-Jolyot de Crébillon-fils) Заблуждения сердца и ума, или Мемуары г-на де Мелькура (Les Egarements du coeur et de l’esprit, ou Mémoires de M.

ПОЭЗИЯ ЦВЕТАЕВОЙ – ПОВЕСТЬ О СЕБЕ ПОЭЗИЯ ЦВЕТАЕВОЙ – ПОВЕСТЬ О СЕБЕ Творчество М. Цветаевой – одно из самых своеобразных явлений литературы Серебряного века. Оно отмечено прежде всего глубинным единством жизни и слова о ней, напряженной.

Образ души поэта в лирике М. Цветаевой План 1. Творчество М. Цветаевой. 2. Тема одиночества поэта в лирике М. Цветаевой. 3. Трагичность образа души поэта в лирике М. Цветаевой. Стихи Марины Цветаевой любимы многими поколениями читателей. Серебряный.

Анализ стихотворения Мандельштама “Нежнее нежного Летом 1915 года Осип Мандельштам познакомился в Коктебеле с Мариной Цветаевой. Это событие стало поворотным в жизни, поэта, так как он влюбился, как мальчишка. К тому времени Цветаева уже была.

ЛИРИКА МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ (вариант 1) Гений Марины Цветаевой – в ее силе и самобытности. В ее творчестве многое выходило за рамки привычных устоев, широко признаваемых литературных вкусов. То же можно сказать и о личности поэтессы.

Мой любимый поэт Марина Цветаева Кто создан из камня, кто создан из глины, – А я серебрюсь и сверкаю! Мне дело – измена, мне имя – Марина, Я – бренная пена морская. М. Цветаева В.

Анализ стихотворения Мандельштама “Я ненавижу свет Сложный жизненный и творческий путь, который довелось пройти Осипу Мандельштаму, нашел отражение в его необычных произведениях. Стихи этого поэта раскрывают удивительно тонкий и хрупкий внутренний мир человека, который далеко не.

“Стихи к Блоку” Обзор творчества М. И. Цветаевой. Стихотворения “Стихи к Блоку” (“Имя твое – птица в руке…”) Цикл “Стихи к Блоку” создавался в течение нескольких лет – с 1916 по 1921. Многое.

МОСКВА В ТВОРЧЕСТВЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ КЛАССИКА М. И. ЦВЕТАЕВА МОСКВА В ТВОРЧЕСТВЕ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ Марина Ивановна Цветаева родилась в 1892 году в Москве. Пожалуй, нет ни одного поэта, который бы столь сильно любил этот древний.

Анализ стихотворения Цветаевой “Душа и имя В 1912 году Цветаева выпустила в издательстве “Оле-Лукойе” второй сборник “Волшебный фонарь”, посвященный супругу Сергею Эфрону. Реакция многих критиков-современников на него оказалась более сдержанной, нежели на дебютную книгу “Вечерний альбом”.

Темы и образы лирики М. Цветаевой Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!) Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед. М. Цветаева План I. Трагичность судьбы поэта. II. Исповедальность.

Анализ стихотворения Цветаевой “Мы с тобою лишь два отголоска Лето 1910 года стало переломным для 17-летней Марины Цветаевой. Гостя на даче в Коктебеле у Максимилиана Волошина, она познакомилась с Сергеем Эфроном, который впоследствии стал ее мужем. Ему она посвящала.

ТРАГИЧНОСТЬ ПОЭТИЧЕСКОГО МИРА В ПОЭЗИИ ЦВЕТАЕВОЙ ТРАГИЧНОСТЬ ПОЭТИЧЕСКОГО МИРА В ПОЭЗИИ ЦВЕТАЕВОЙ Жизнь и творчество М. Цветаевой отмечены напряженной трагедийностью. Ее стихия – душевное горение, безмерность чувств, постоянный выход за пределы нормы, состояние конфликта с окружающим.

МОСКВА МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ В своих стихотворениях о Москве Марина Цветаева обращается к родному городу не просто как к отчему дому, где находит себе приют любой “бездомный”, живущий на Руси, но и как будто.

“ЕЩЕ МЕНЯ ЛЮБИТЕ” (лирика Марины Цветаевой) Я не верю стихам, которые льются. Рвутся – да! М. Цветаева Поэзия Марины Ивановны Цветаевой яркая, самобытная и неуемная, как и душа автора. Ее произведения напоминают корабли, штурмующие бурные воды.

Марков Сергей Николаевич Сергей Николаевич Марков родился 30 августа (12 сентября) 1906 года в посаде Парфентьеве Кологривского уезда Костромской губернии. Отец Сергея Николаевича Маркова был землеустроителем. Он проводил межевые работы в Костромской и.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: О поэзии М. Цветаевой
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 07:22:05 08 сентября 2005 Похожие работы
Просмотров: 703 Комментариев: 15 Оценило: 6 человек Средний балл: 4.7 Оценка: 5 Скачать