Тематика и герои юмористических рассказов А.П.Чехова (на примере двух-трех рассказов).: сочинение

Тематика и герои юмористических рассказов А.П.Чехова (на примере двух-трех рассказов)

Антон Павлович Чехов глубоко видел ложь и неправильность жизни, он высмеивал не отдельных людей с их индивидуальными недостатками, а стремился к глубоким обобщениям. В его рассказах действуют не люди, а чины и состояния — доктора, репортеры, чиновники и т. д. Поэтому рассказ «Смерть чиновника» производит комическое впечатление — умирает не человек (тогда смех был бы кощунственным), а всего лишь чиновник. Классическая русская литература всегда жалела слабых и униженных. Для Чехова же те, кто добровольно становится рабом, привыкает унижаться, так же смешны и ничтожны, как сильные мира сего. Чиновник, герой чеховского рассказа, сам отвык видеть в себе человека и сам старательно поддерживает привычный для него порядок жизни. В конце концов достаточно доброжелательного и либерального генерала он своей навязчивостью раба превращает в «грозного начальника» и от этого умирает.

То же самое характерно для героя рассказа «Унтер Пришибеев» — человека маленького и пришибленного, бывшего швейцара, который сейчас нигде не служит. Он попал под суд, его нужно было бы пожалеть, но никакого сочувствия к нему у Чехова нет. Он попал под арест за то, что переборщил в своем стремлении защитить власть от «непорядков», он добровольный— что самое страшное — доносчик и кляузник. Пришибеев тупой и ограниченный человек, однако знает, что по отношению к начальству он должен быть почтительным и угодливым, а по отношению к народу может себе позволить быть держимордой. Самодурство и холуйство — две равновеликие стороны пршпибеевщины.

Подобные человеческие типы Чехов часто сравнивал с животными, рыбами, насекомыми. Особое место в этом ряду занимает герой рассказа «Хамелеон», полицейский надзиратель Очуме-лов. Это величественный страж порядка с начальственной осанкой, отрывистой, маловразумительной речью. Логика его рассуждений проста — кто сильнее, тот и прав. И этот герой тоже может мгновенно перейти от угодничества к самоуправству и обратно. Комизм рассказа строится на том, что «начальственную горд ость» Очумел ову приходится показывать тогда, когда он сам безумно боится то важного генерала, то толпы, которая вдруг перестанет считать его страшным и грозным. Укушенный мастер Хрюкин — такой лее хамелеон, да и зрители, наблюдающие эту сцену, недалеко ушли.

П. Чехова «Вишневый сад». Роль символики и подтекста в чеховской драматургии.

Глубокие философские основы чеховских размышлений о вишневом саде и его судьбе ведут к главному в этой пьесе – к мысли о людях, их жизни в прошлом, настоящем и будущем. История вишневого сада, отношение к нему героев выявляет и объясняет их характеры и психологию.

Прошлое и настоящее – весьма значительные категории в «Вишневом саде». Философское содержание пьесы заключено в прощании новой, молодой, завтрашней страны с прошлой, отживающей Россией. Можно сказать, что вся пьеса «Вишневый сад» устремлена к будущему родины.

Прошлое, настоящее и будущее в пьесе олицетворяют персонажи «Вишневого сада». Каждый из них живет в настоящем, но для одних это – завершающий этап жизненного пути (пути, по которому идет Россия). Таковыми являются Раневская, ее брат Гаев, их преданный старый слуга Фирс. Для этих героев все самое лучшее осталось в прошлом. Для других (Аня, Петя Трофимов) это – только начало прекрасного будущего, новой жизни, с новыми целями, новым счастьем, новой страной.

В пьесе возвращение от настоящего к прошлому связывается не только с некоторыми героями, но и со многими деталями произведения. О седой старине нам напоминают старые камни, столетний шкаф, вишня, с которой сейчас не знают, что делать, а вот сорок-пятьдесят лет назад она приносила большой доход. Кроме того, в пьесе упоминается, что шесть лет назад умер муж и утонул сын Раневской, уже три года бормочет слепой Фирс и т.д. От настоящего в будущее в «Вишневом саде» открывается дорога только для Ани, Вари, Пети и Лопахина. «Да, время идет», – замечает сам Лопахин.

Итак, «Вишневый сад» – пьеса о прошлом, настоящем и будущем России. Будущее предстает перед нами в образе прекрасного сада. «Вся Россия наш сад», – говорит Трофимов во втором действии, а в финальном акте Аня произносит: «Мы насадим новый сад, роскошнее этого…»

Вообще, образ вишневого сада играет в пьесе большую, многостороннюю роль. Прежде всего, это символ уходящей старой жизни, уходящей дворянской культуры, уходящей России: «Владеть живыми душами – ведь это переродило всех вас, живших раньше и теперь живущих… Ведь так ясно, чтобы начать жить в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое, покончить с ним…» – произносит в своем монологе Петя Трофимов. Именно в этих словах заключается идея пьесы. Конец прошлому – вот ее основной смысл. С этим в «Вишневом саде» связан мотив близости счастья. Обращаясь к Ане, Трофимов зовет ее к красоте будущего: «Я предчувствую счастье, Аня, я уже вижу его… Вот оно, счастье, вот оно идет, подходит все ближе, я уже слышу его шаги. И если мы не увидим, не узнаем его, то что за беда? Его увидят другие!»

Вообще, символика и подтекст играют в пьесах Чехова огромную роль. Этим произведения Чехова близок такому направлению искусства, как модернизм. Именно символика и подтекст выражают авторскую позицию, «предсказывают» развитие сюжета, создают определенную атмосферу. Так, на протяжении всей пьесы за сценой раздается стук топора, символизирующий неминуемую гибель старой России. Кроме того, о невозможности возврата прошлого говорит то, что в конце пьесы в заколоченном доме забывают старика Фирса, который там и умирает. Символично, что вишневый сад продают именно на торгах, с молотка. Это говорит об отношении противоречивом отношении автора к новому времени.

Все герои в «Вишневом саде» четко делятся на две группы, которые как будто не слышат друг друга, не могут найти общий язык. Неудивительно: ведь одни из них остались в прошлом, другие шагают в будущее. Неумолимое время разделяет их. На самом деле, время – еще одно действующее лицо, может быть, самое главное в пьесе. Оно незримо, но тем больше его значение. Время не стоит на одном месте, ему свойственно движение. Движение свойственно и историческому процессу, жизни. Это значит, что Россия пойдет вперед. Во всяком случае, вера в это очевидна в пьесе. Очевидно, поскольку сам А.П. Чехов осознавал, что «все давно состарилось, отжило» и все только ждет «начала чего-то молодого, свежего».

В помощь ученикам

Для сочинений, докладов, рефератов

Тематика и герои юмористических рассказов А.П. Чехова

Значительное место в творчестве А.П. Чехова занимают рассказы, совсем небольшие по объему, но глубокие по содержанию. Рассказы эти юмористические. Читая их, понимаешь, почему с таким нетерпением ждали читатели рассказики, подписанные Антошей Чехонте. Удивляет лаконизм чеховской прозы, его умение одной деталью обрисовывать характер, ситуацию или внешность человека. Толстый и тонкий из одноименного рассказа, поднятый палец Хрюкина, лысина чиновника — детали, которые порой стоят больших и многословных описаний. Над рассказами молодого Чехова всегда смеешься и одновременно грустишь. Ведь в этих коротеньких вещицах автор высмеивает все дурное, мешающее людям жить честно и справедливо: лицемерие, грубость, чинопочитание, пошлость. Как тут не вспомнить гоголевское: «Скучно на этом свете, господа!» Особенно беспощаден был писатель к обывателям и пошлякам, которые не только смешны, но и страшны.

Рассказ «Смерть чиновника» производит комическое впечатление — умирает не человек (тогда смех был бы кощунственным), а всего лишь чиновник. Фабула этой предельно динамичной краткой новеллы получила широкую известность. Некто Червяков, мелкий чиновник, будучи в театре, нечаянно чихнул на лысину сидящего впереди генерала Бризжалова, тем самым «посягнув» на «святыню» чиновничьей иерархии. Бедолага страшно перепугался, попробовал оправдаться, не поверил тому, что генерал не придал этому событию никакого значения, стал надоедать, ввёл генерала в гнев – и сразу же по приезду домой умер от ужаса. Чеховым была переосмыслена ситуация, выходящая к Гоголевской «Шинели»: маленький чиновник в столкновении с начальством, «значительным лицом». Тот же тип героя – маленького человека, униженного своей социальной ролью, разменявшего собственную жизнь на страх перед сильными мира сего. Однако Чехов по – новому решает излюбленный в нашей классике конфликт самодура и жертвы. Если генерал ведёт себя в высшей степени «нормально», то поведение «жертвы» неправдоподобно, Червяков преувеличенно глуп, труслив и назойлив – так в жизни не бывает. В рассказе показан пример преклонения перед званиями, способного в прямом смысле уничтожить человека.

Значительное место в рассказах Чехова занимает тема приспособленчества, хамелеонства. Обратимся к рассказу «Хамелеон». «Через базарную площадь идет полицейский надзиратель Очумелов в новой шинели и с узелком в руке», – так предстает перед читателем герой рассказа. Новая шинель в летнюю жару, узелок в руке и решето с конфискованным крыжовником в руках городового, сопровождающего Очумелова – символы власти. Полицейский надзиратель Очумелов — воплощение готовности пресмыкаться перед высшими и помыкать низшими, подличать, выслуживаться. И Хрюкин, и толпа обывателей тоже ведут себя по-хамелеонски, меняя свое поведение в зависимости от обстоятельств. И всё же главный хамелеон – это Очумелов, человек униженный, готовый лебезить даже не перед генералом, а перед его собачонкой. А как меняется его взгляд на справедливость в зависимости от того, чей «белый борзой щенок с острой мордой и желтым пятном на спине»! Если это просто собака, то правильным Очумелов считает истребить ее. Но если это генеральская собака, то правильнее будет поступить по-другому. Для него не важна истина, важнее преклонение перед сильными мира сего, потому что от этого зависит дальнейшая карьера.

Обличение чинопочитания – этой общественной «болезни» – достигло своего апогея в знаменитом рассказе «Толстый и тонкий». В этом рассказе на борьбу с чинопочитанием Чехов поднял всю силу своей уничтожающей сатиры. Случайно встречаются на вокзале друзья детства. Униженный чиновник, «тонкий» Порфирий, как только узнает, что его старый гимназический друг Миша дослужился до тайного советника, имеет две звезды, «вдруг побледнел, окаменел». Он начинает лебезить, унижаться, угодничать. Автор едко высмеивает его. Грустно, когда встреча двух школьных друзей становится встречей чинов.

Читайте также:  Дефицит человечности в рассказе А. П. Чехова Тоска: сочинение

«Смеясь над порядком, с тупой механической силой разъединяющим людей на разряды, ставящим одних в полурабскую зависимость от других. Чехов с грустью напоминает о забытом человеческом достоинстве» (3. Паперный).

Чехов убеждает в том, что достоинства людей не должны определяться их положением в обществе. Читая о забавном поведении многих героев чеховских рассказов («Толстый и тонкий», «Хамелеон», «Злоумышленник» и др.), в словах автора постоянно ощущаешь какую-то печаль, грусть и даже жалость к этим людям. Чехов никогда не смеется над своими героями, он только сожалеет, что они поступают таким образом, не имея возможности посмотреть на себя со стороны. И он дает им эту возможность. В этом проявляется не только мастерство Чехова как писателя, но и чуткость, отзывчивость, доброта Чехова-человека.

Драма крушения человеческой личности в рассказе А. П. Чехова “Ионыч”

Школьное сочинение

В 90-е годы XIX века основной темой произведений А.П. Чехова стала тема интеллигенции, причем его интересовало общественное поведение этого слоя, его умственное и психологическое состояние. В целом ряде произведений писатель подвергает критике общественную пассивность, пошлость, равнодушие, отсутствие общественных. запросов среди интеллигенции. Чехов вскрыл и показал такое явление среди интеллигенции, как футлярность, которая является особым состоянием души, свойством человеческого характера, заключающимся в желании не вмешиваться в жизнь, в энергичной защите от внешнего мира. Таким футляром может быть наука, семейное гнездо, собственность, материальное благополучие.

Обратившись к одной из острых проблем современности, Чехов предметом изображения делает внешне незаметные внутренние изменения в мыслях, настроениях человека, в оценках себя и окружающего мира. Своеобразие творческой манеры Чехова в том, что социальные противоречия он осознает как кризисное состояние человека, из которого он или стремится выйти, или, наоборот, подчиняется и дает поглотить себя мелкой, пошлой жизни.

В 90-е годы Чехов главной творческой задачей делает испытание героя на прочность, на право быть личностью, умение остаться самим собой, уметь противостоять среде. Чехов не принимает формулу “среда заела”. Он считает, что человек должен уметь противостоять среде, пошлости, иначе он сам становится олицетворением мещанства, косности и гибнет как личность. В рассказе “Ионыч” как раз и представлен процесс изменения героя, духовная деградация личности, превращение из доброго человека, не лишенного даже поэтической жилки, в холодного дельца, в котором материальное полностью вытеснило духовное.

Перед читателем проходит путь главного героя Дмитрия Ионыча Старцева, показана постепенная неизбежная утрата живого восприятия жизни, потребности в человеческом общении, а вместо всего этого — “обретение”: жажда накопительства — когда материальное благополучие становится футляром, в котором герой замыкается, опошление, физическое и духовное ожирение.

В этом рассказе воплощается одна из главных черт художественной манеры Чехова — умение коротко говорить о значительных проблемах. Предметом небольшого по объему произведения стал большой отрезок жизни героя. Коротко рассказать об эволюции героя Чехову позволили художественные средства, которыми он пользовался: ступенчатость раскрытия жизненного пути героев. В жизни Старцева автор выделил четыре этапа: первый — приезд в город и знакомство с семьей Туркиных, второй — через год — роман с Котиком, третий — через четыре года — новая встреча с Котиком, и последний, четвертый — через несколько лет — окончательная деградация. В раскрытии этих этапов Чехов предельно лаконичен, но, тем не менее, перед читателем предстает процесс обнищания духа героя, ослабление его воли, силы сопротивления.

На первом этапе Дмитрий Старцев — молодой человек, только что назначенный земским врачом и поселившийся в Дялиже, недалеко от губернского города С. Он энергичен, полон сил, увлечен работой настолько, что даже в праздники не имеет свободного времени. Молодость и энергия подчеркнуты одной красноречивой деталью: “. Пройдя девять верст и потом ложась спать, он не чувствовал ни малейшей усталости”. В это время герой знакомится с семьей Туркиных, “самой образованной и талантливой” в городе. Но одни и те же шутки изо дня в день, пошлые анекдоты хозяина, однообразные развлечения, приевшиеся и всем надоевшие, говорят о том, что на самом деле жизнь этой семьи заурядна и типична. Старцев видит всю эту серость, даже пытается бороться с ней, но. влюбляется в Котика, и на глаза его словно падают розовые очки.

На втором этапе Старцев, хоть и работает, но уже меньше занят, появляется большая заинтересованность в личном благополучии. Герой еще способен по-молодому, свежо и непосредственно любить, но, получив отказ, довольно быстро успокаивается. Он прячется в “футляр”, отгораживается от всего мира, — обыватели еще раздражают его своими взглядами на жизнь, и у него пока нет близких друзей. Старцев прекрасно понимает, в какую трясину погружается, но даже не пытается сопротивляться обстоятельствам. Здесь Чехов делает акцент на одной, но очень важной детали: у Старцева появилась пара лошадей и кучер Пантелеймон в бархатной жилетке. Доктор перестает ходить пешком, страдает одышкой, любит закусить, а главным развлечением, в которое “он втянулся незаметно, мало-помалу”, становится любование добытыми практикой зелеными и белыми бумажками.

На третьем этапе — через четыре года — Дмитрий Старцев уже забывает о деятельности в земской больнице, у него большая частная практика. Главный его интерес — деньги, которые он с наслаждением пересчитывает по вечерам. Старцев еще больше полнеет, еще сильнее страдает одышкой, а “выезжает” уже “не на паре лошадей, а на тройке с бубенцами”.

Чехов не рассуждает о душевных качествах Ионыча в этот период, но обращает внимание на одну деталь, которая по своей значимости в раскрытии внутреннего мира героя равна целым авторским рассуждениям: это огонек, который на мгновение затеплился в душе Старцева под влиянием встречи с Котиком. Но и этот огонек при воспоминании об ассигнациях тут же погас. На последнем этапе — через несколько лет — мы видим, как в результате утраты смысла, цели жизни разрушается личность. Доктор Старцев окончательно превращается в Ионыча. Его одолела жадность; увлечение любимым делом, желание приносить общественную пользу вырождается в эгоистические хлопоты, интерес к людям превращается в высокомерие. Жизнь героя опустошена и обеднена окончательно.

Таким образом, расставляя временные вехи, указывая на этапы материального обогащения героя, которые воплощены в таких художественных деталях, как средства передвижения, используя художественные детали, помогающие раскрыть внутренний мир героя, Чехов лаконично представляет историю падения человека.

Показывая постепенное превращение Старцева в обывателя, Чехов разоблачает не только его, но и окружающую среду. В этом отношении интересна семья Туркиных. Описывая эту семью, Чехов сосредоточивает внимание на главной общей черте всех Туркиных — самолюбовании, претенциозности. Раскрывая эту черту в различных ее проявлениях, Чехов словами Старцева окончательно развенчивает всех Туркиных: “Если самые талантливые так бездарны, то каков же должен быть город!”

Какая же сила губит Старцева? Сила воистину страшная своей обыденностью — это всего-навсего стремление к сытости и покою, подавляющее другие, более высокие стремления. Чехов не осуждает само по себе желание “дьячковского сына” обрести благополучие, но раскрывает катастрофические последствия подмены гуманных идеалов стяжательскими. Процесс духовного умирания Старцева тем тягостнее, что он вполне сознает, в какое мерзкое болото погружается, но не пытается бороться или хотя бы бежать, а предпочитает жить по законам этого болота.

Рассказ “Ионыч” — это повествование о человеке, в чьей душе внутренний диалог превратился в обывательский монолог, из которого загорелся было “светлый огонек” и погас, вместе с любовью возникла и какая-то другая жизнь, но она исчезла, как мираж. Это не только история о том, как “среда заела человека”, но и беспощадный рассказ о человеке, который, перестав сопротивляться влиянию духовно обнищавшего общества, утратил все человеческое.

В рассказе “Ионыч” звучит голос самого Чехова, обращенный к читателям: не поддавайтесь губительному влиянию уродливой среды, вырабатывайте в себе силу сопротивления обстоятельствам, не предавайте светлых идеалов молодости. Берегите в себе человека!

Тематика и герои юмористических рассказов А. П. Чехова (на примере двух-трех рассказов)

Антон Павлович Чехов глубоко видел ложь и неправильность жизни, он высмеивал не отдельных людей с их индивидуальными недостатками, а стремился к глубоким обобщениям. В его рассказах действуют не люди, а чины и состояния – доктора, репортеры, чиновники и т. д. Поэтому рассказ “Смерть чиновника” производит комическое впечатление – умирает не человек (тогда смех был бы кощунственным), а всего лишь чиновник. Классическая русская литература всегда жалела слабых и униженных. Для Чехова же те, кто добровольно становится рабом, привыкает

Значение эпилога в пьесе “Дядя Ваня” В пьесе Чехова “Дядя Ваня” ис­пользуется кольцевая композиция: окончание произведения как бы возвращает нас к его началу. Напомним авторскую ремарку в конце первого действия: “Телегин бьет по струнам и иг­рает.

Сюжетно композиционные особенности пьесы “Вишневый сад” План сочинения 1. Вступление. Художественное своеобразие пьесы. 2. Основная часть. Сюжетно-композиционная структура комедии. – Время сценического действия в пьесе. Экспозиция. – Раневская как центральный образ первого действия пьесы. Завязка сюжета.

Женские характеры Удивительно тонкий и внимательный художник – А. П. Чехов не обошел в своем творчестве создания современных ему женских характеров. Совсем короткий промежуток времени отделяет произведения И. С. Тургенева и Чехова.

Беликов БЕЛИКОВ – герой рассказа А. П.Чехова “Человек в футляре” (1898), учитель греческого языка. Образ Б. стал символом боязни жизни, олицетворением сакраментального “как бы чего не вышло”. Не имеющий в рассказе.

Читайте также:  К чему стремятся и в чём разочаровываются героини пьесы А. П. Чехова Три сестры?: сочинение

Литературность “Чайки” Образ чайки превращался в широкий символ чего-то бессмысленно загубленного п бездушно забытого,-символ, относящийся не к определенной человеческой судьбе, а ко всей жизни, развертывающейся в пьесе. Символический смысл имеет и образ.

Сочинение по рассказу А. П. Чехова “Дом с мезонином” К рассказам А. П. Чехова как нельзя лучше подходят слова В. Г. Белинского, сказанные о малой прозе, Писатель словно “дробит жизнь по мелочи я вырывает листки из великой книги этой.

Герои юмористических рассказов А. П. Чехова(2) Антон Павлович Чехов – мастер рассказа, признанный во всем мире. Его коротенькие истории имеют, в основном, незамысловатый сюжет, но наполнены глубоким смыслом. Главные герои в них – люди различных профессий.

Мастерство художественной детали в рассказах А. П. Чехова “Смерть чиновника” и “Человек в футляре” А. П. Чехов вошел в русскую литературу как мастер короткого рассказа, новеллы-миниатюры. Это ему принадлежит знаменитое высказывание: “Краткость – сестра таланта”. Писатель считал, что одна деталь может рассказать о человеке.

Основная проблематика драмы Чехов “Дядя Ваня” 1. Пьеса “Дядя Ваня” как продолжение и усугубление темы. 2. Новый тип драмы. 3. Тема мещанства и пошлости в драме. 4. Мечта Чехова о внутреннем освобождении личности. В человеке должно.

О символическом смысле названия пьесы “Вишневый сад” Герои пьесы “Вишневый сад” не несут никакой символической нагрузки. Чехов переносит метафорическое ударение на предмет неодушевленный – сад, который приобретает символический смысл. Сад в этой пьесе не декорация, а сценический.

Водевиль Чехова Чехов-драматург не только автор больших пьес, но и непревзойденный мастер малых форм, водевилей. “Из меня водевильные сюжеты прут как нефть из бакинских недр”, – говорил он в одном из писем.

Роль художественной детали в рассказе А. П. Чехова “Хамелеон” Чехов по праву считается мастером короткого рассказа. За долгие годы работы в юмористических журналах автор научился в небольшой объем вкладывать максимум содержания. В маленьком рассказе невозможны обширные, подробные описания, длинные.

Анализ идейно художественного своеобразия рассказа А. П. Чехова “Человек в футляре” Тема “футлярного человека” считается сквозной в творчестве А. П. Чехова. Писатель выступал против казенщины, бездушности, правильности, серости, скуки, страха, которые омертвляют человеческую душу и губят творческое начало. Как писал о.

Осуждение чинопочитания в рассказе А. П. Чехова “Толстый и тонкий” (1) В словаре литературных терминов говорится, что сценка – Это зарисовка, картинка с натуры, короткий юмористический рассказ, комизм которого состоит в передаче разговора персонажей. Рассказ русского прозаика и драматурга Антона Павловича.

Новаторство А. П. Чехова Пьеса Чехова “Вишневый сад” появилась в 1903 году, на рубеже веков, когда не только общественно-политический мир, но и мир искусства начал ощущать потребность в обновлении, появлении новых сюжетов, героев, приемов.

Нежная душа или хищный зверь При создании пьесы “Вишневый сад” А. П. Чехов большое внимание уделял образу Лопахина как одному из центральных образов комедии. В раскрытии авторского замысла, в решении основного конфликта именно Лопахину принадлежит.

Сочинение на тему произведения “Палата № 6” В одном из писем Чехов сознается, что толстовская философия с ее теорией непротивления владела им лет шесть-семь. Однако уже в начале 90-х годов Чехов не только бесповоротно порывает с толстовством.

Чехов мастер малого жанра Сочинение по рассказам Чехов П. Чехов по праву считается мастером малого жанра – короткого рассказа, новеллы миниатюры. Как никто другой, он умеет вложить в минимум текста максимум информации и нравственный.

Творчество Чехова в 1898 году В 1898 году были написаны “Человек в футляре”, “Крыжовник”, “Ионыч”, “Душечка”. Если в начале своего творческого пути Чехов смеялся над духовным убожеством мещанина, то в этих произведениях ОБ обличает обывательщину.

Гуманистическая тема “маленького человека” в рассказах Чехова Гуманистическая тема “маленького человека”, волновавшая долгое время – от Пушкина до Достоевского – русскую литературу, приобретает у Чехова сатирическую направленность, воспринимается как тема не маленького, а мелкого человека, обывателя, уровень.

Сейчас вы читаете: Тематика и герои юмористических рассказов А. П. Чехова (на примере двух-трех рассказов)

Мастер коротких рассказов (Чехов А. П.)

Антон Павлович Чехов мастер коротких рассказов. В своих произведениях он раскрывает глобальные темы, поднимает актуальные до сих пор проблемы. В этом и состоит талант автора – в умении скрыть в небольшом коротком жанре глубокий смысл. И в каждом из своих рассказов в центр внимания он ставит людей – человека большого и маленького, запутавшегося и пытающегося найти выход, одинокого и окруженного обществом, человека, который просто живет в этом мире, пытаясь совладать с особенностями тяжелого и жестокого уклада жизни.

Так, некоторые его рассказы, “Маска”, “Толстый и Тонкий”, “Смерть чиновника”, “Хирургия”, сатиричны и обличительны.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Автор высмеивает человеческие пороки, такие, как, например, чинопочитание и невежество. Антон Павлович, прекрасно владея искусством слова, оживляет свои идеи в произведениях, из-за чего они становятся более понятными нам, читателям.

“Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее”

Он описывает мельчайшие, детально важные подробности в каждом из своих героев, и они – эти герои – будто вот-вот предстают перед нами со всеми своими особенностями и пороками, которые мы прекрасно замечаем, о которых мы должны задуматься.

Еще одной, не менее важной темой в чуть более позднем творчестве Чехова стала духовная деградация. Многие рассказы, “Учитель словесности”, “Крыжовник”, “Человек футляре”, “Душечка”, “Ионыч”, повествуют именно об омертвении души. Человек не может жить, полностью отрешившись от духовного мира. Любовь, искусство, стремление к высоким идеалам, умение заметить неладное и исправить направленное своего жизненного пути – это то, что должно делать человека Человеком, думающим и достойным. Духовная деградация приводит к более быстрой и физической смерти, люди, наделенные талантом, даром мысли, речи и возможности переворачивать мир, не могут быть заточены в рамки своих же пороков.

“Человеку нужен весь земной шар, где на просторе он мог бы проявить все свойства и особенности своего боевого духа”.

Так, например, в рассказе “Крыжовник” автор показывает “заточенного” в усадьбе персонажа, главной целью которого с самого детство было приобретение этого дома, где он может закрыться от окружающего его мира. И человек не должен ставить перед собой такие задачи, иначе – это ведет к его полной деградации.

В “Душечке” Чехов поднимает тему пустой души. В центре рассказа приятная на вид девушка, которая постоянно испытывает какие-то чувства к мужчинам (“Она постоянно любила кого-нибудь и не могла без этого”). Каждый из них становится ее идеалом – она полностью копирует стиль жизни и мысли своих новых избранников, не имея собственного слова (“Какие мысли были у мужа, такие и у нее”). Неспособная мыслить и анализировать, все, что могла дать Душечка – это полное подчинение. И рассказ о пустой внутренне, но притягательной снаружи даме имеет открытый финал не случайно – ее деградация прослеживается на протяжении всего рассказа и этим небольшим произведением, к сожалению, не ограничивается.

Антон Павлович Чехов умел не только видеть и обличать человеческие пороки, но еще и чувствовать, переживать героям. Его произведения “О любви” и “Дама с собачкой”, например, показывают внутренние переживания влюбленных друг в друга героев, которые по каким-то причинам не могут быть вместе. Их сковывает их же страх, они боятся выйти за рамки, боятся,

что их не поймет общество. Ограниченные чужим мнением, они могут совершить одну из самых больших ошибок – прожить всю жизнь без любимого человека.

“Ненужные дела и разговоры всё об одном отхватывают на свою долю лучшую часть времени, лучшие силы, и в конце концов остается какая-то куцая, бескрылая жизнь, какая-то чепуха, и уйти и бежать нельзя”.

Автор говорит о том, как важно не упускать счастье, которое когда-то было в руках. Нужно преодолевать себя, свои внутренние страхи, нужно не бояться быть непонятым.

Антон Павлович ставил в центр своего творчества человека, каким бы он ни был. Весь спектр особенностей его характера и души находит отражение в рассказах автора. Люди могут быть разными, но вот их пороки и проблемы, вся жизнь есть в произведениях Чехова

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id33371

Особенности жанра и героя. Ситуации, конфликты. Авторская позиция

Совершенно очевидно, что ранние рассказы Чехова отличаются от поздних, написанных после 1888 года — переломного в творчестве писателя. В ранних рассказах («Смерть чиновника», «Толстый и тонкий» и др.) доминирует комическая стихия, их автор (Антоша Чехонте, Пурселепетантов и т. п.) был неистощим на неожиданные смешные сюжеты, картины, случаи, — он умел их замечать в жизни.

Рассказы 1890-х годов иные по тону: в них преобладают сожаление, грусть, скепсис писателя, они философичны. Эти различия мы увидим далее, в главах, в которых речь пойдет о ранних («Смерть чиновника», «Хамелеон»), а затем о поздних рассказах («Ионыч»). Но и те, и другие рассказы были написаны одним автором — Антоном Павловичем Чеховым, и здесь будет дана характеристика жанра чеховского рассказа в целом.

Особенности жанра. По традиции вершинным жанром литературы называют роман (этот жанр в отечественной прозе утвердили М.Ю. Лермонтов, И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский), поскольку он является универсальным, всеобъемлющим, дает осмысленную эпическую картину мира в целом. Чехов же узаконил рассказ как один из самых влиятельных эпических жанров, художественный мир которого часто не уступает роману. Но чеховский рассказ — это не просто «осколок романа», как было принято расценивать повесть (и рассказ) до Чехова. Дело в том, что у романа свои законы, свой ритм и темп повествования, свои масштабы, своя глубина проникновения в психологическую, нравственную суть человека и мира.

Читайте также:  Роль поэтических образов, красок, звуков, запахов в раскрытии образа Старцева: сочинение

Споры, размышления об особенностях жанра рассказов Чехова длятся уже не одно десятилетие. Различные точки зрения, появившиеся за прошедшие годы, открывают новые грани уникального жанра чеховского рассказа, помогают лучше, объемнее его понять. Точнее определить жанр всегда очень важно, потому что от этого зависит понимание любого произведения.

По традиции рассказы Чехова называют новеллами. Л.Е. Кройчик, например, предлагает называть ранние чеховские рассказы комическими новеллами, а поздние — сатирическими рассказами. И основания для этого, безусловно, есть: новелла динамична (ее классический западноевропейский вариант — новеллы в «Декамероне» Д. Боккаччо и др.), в ней важен сюжет, событие (не столько даже событие, сколько авторский взгляд на него), для этого жанра характерно внимание к поведению героев, репортажное время (настоящее время), новелла обязательно стремится к результату, она не может закончиться «ничем» (отсюда ее динамизм). Все это мы находим в ранних рассказах Чехова. Поэтика поздних его рассказов иная, и она выражена в жанровом определении — «сатирический рассказ».

Но, оказывается, «простые» чеховские рассказы на самом деле очень сложные, и продолжает оставаться ощущение недоговоренности, неисчерпанности тайны жанра. И это приводит к продолжению поисков. По утверждению другого литературоведа, В. Тюпы, жанровая специфика рассказа Чехова порождена необычным союзом, сплавом анекдота и притчи: «Новаторство гениального рассказчика состояло прежде всего во взаимопроникновении и взаимопреображении анекдотического и притчевого начал — двух, казалось бы, взаимоисключающих путей осмысления действительности». Эти жанры, при всей своей противоположности, имеют и много общего: им свойственна краткость, точность, выразительность, неразработанность индивидуальной психологии персонажей, ситуативность и вместе с тем обобщенность сюжета, несложность композиции.

Но и у анекдота, и у притчи есть неоспоримые достоинства, позволяющие им неизменно пользоваться успехом у читателей (и, что немаловажно, у слушателей). Взаимодействие жанров оказалось чрезвычайно плодотворным для чеховской поэтики:

от анекдота — необычность, яркость сюжета, оригинальность, «сиюминутность» ситуаций, сценок и в то же время жизненная достоверность и убедительность, выразительность диалогов, придающих рассказам Чехова абсолютную подлинность в глазах читателя;

от притчи — мудрость, философичность, глубина, универсальность, всеобщность рассказываемой истории, поучительный смысл которой является долговечным. Зная эту особенность поэтики чеховских рассказов, серьезный, подготовленный читатель увидит в них не только комические ситуации, не только возможность улыбнуться над человеческой глупостью, претензиями и так далее, но и повод задуматься о жизни своей и окружающих.

И конечно, уникальный эстетический эффект порождает не только взаимодействие анекдота и притчи, то, чем эти жанры «делятся» друг с другом, но и то, в чем они противостоят друг другу: «Полярная противоположность речевого строя притчи и анекдота позволяет Чехову извлекать из их соседства эффект конфликтной взаимодополняемости».

Особенности героя. К персонажам Чехова неприменимо понятие «герой» в традиционном смысле этого слова (ничего «героического» в них, конечно, нет), поэтому в чеховедении чаще пользуются термином «чеховский персонаж».

Мемуаристы свидетельствуют, что Чехову был чужд пафос, внешнее проявление чувства, всякие театральные эффекты. И герои его — это «обычные» люди. «Чехов довел до виртуозности, до гения обыкновенное изображение обыкновенной жизни. “Без героя” — так можно озаглавить все его сочинения и про себя добавить не без грусти: “без героизма”» (В. В. Розанов). В чеховских рассказах отсутствует разделение героев на положительных и отрицательных, автор, как правило, не отдает предпочтения ни одному из них. Писателю важен не суд над персонажами, а выяснение причин непонимания между людьми.

Чехов — автор реалистический, и в рассказах характер героя раскрывается в его взаимосвязях с другими персонажами, в его укорененности в бытовых жизненных обстоятельствах, мелочах, в его зависимости от времени. Герои чеховских рассказов — это крестьяне, купцы, помещики, гимназисты, врачи, чиновники. Причем писателя интересует не столько социальный статус персонажей, сколько их поведение, психология, их человеческая суть.

Становление так называемого чеховского героя (в отличие, например, от героев Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого) завершилось к началу 1890-х годов — это интеллигент, обычный, средний человек, образованный, нередко талантливый, великий труженик, делающий свое дело без всякого пафоса (учительствующий, лечащий людей и т.д.), обойденный при жизни всеобщим признанием, его ценность чаще осознается окружающими уже после его смерти. Чеховский герой, чаще всего, одинок, он тоскует об утраченном смысле жизни, об отсутствии гармонии, но верит в прекрасную жизнь, в свободного и творческого человека (например, доктор Астров в пьесе «Дядя Ваня»: «. талант. Смелость, свободная голова, широкий размах. Посадит деревце и уже загадывает, что будет от этого через тысячу лет, уже мерещится ему счастье человечества. Такие люди редки, их нужно любить»).

Ситуации, конфликты в чеховской прозе тоже обычные, взятые из жизни. Для творчества этого писателя характерно скептическое отношение ко всякого рода идеям, «догме» и «ярлыку», отсюда и его обращение к быту, к негромкой, «безыдейной» повседневности. Многие рассказы Чехова («Крыжовник», «Ионыч» и др.) — это рассказы о том, как под влиянием не каких-то выдающихся событий, а обычного, рутинного хода жизни, под влиянием времени и обстоятельств происходит деградация человеческой личности. К.И. Чуковский оставил воспоминание о том, какое впечатление на него произвели чеховские произведения: «Такого тождества литературы и жизни я еще не наблюдал никогда. Даже небо надо мной было чеховское. Читаешь чеховский рассказ или повесть, а потом глядишь в окошко и видишь как бы продолжение того, что читал. Все жители нашего городка — все, как один человек, — были для меня персонажами Чехова. Других людей как будто не существовало на свете. Все их свадьбы, именины, разговоры, походки, прически и жесты, даже складки у них на одежде были словно выхвачены из чеховских книг».

В основе сюжетов у Чехова не столкновение различных идейных позиций, противоположностей; конфликты чеховских рассказов и повестей — это повседневные конфликты бытия, приглушенные и без напряженных страстей. Излюбленная сюжетная ситуация — испытание героя бытом («Учитель словесности», «Ионыч»). В коротких чеховских рассказах и повестях перед нами предстает вся жизнь героя, в той или иной, казалось бы, незначительной бытовой ситуации глубоко раскрываются характеры персонажей. Автора (прежде всего в поздних рассказах) интересуют не события, а настроения героев, подробности их быта; у Чехова внешне ничего экстраординарного не происходит: “Никаких сюжетов не нужно. В жизни нет сюжетов, в ней все смешано — глубокое с мелким, великое с ничтожным, трагическое с смешным. нужны только формы, новые формы”, — сказал однажды А.П. Чехов.

Особенности психологизма — изображение внутреннего мира человека. Мироощущение героев Чехова — чувство неустроенности, неуютности в мире — в немалой степени обусловлено временем, с этим связано и преобладание жанра рассказа в творчестве писателя: «Абсолютное преобладание жанра рассказа в чеховской прозе определялось не только дарованием писателя и условиями работы, но и пестротой, дробностью жизни, общественного сознания его времени. Рассказ явился в данном случае той “формой времени”, тем жанром, который сумел отразить эту противоречивость и дробность общественного сознания эпохи».

На протяжении небольшого рассказа (анекдотического и притчевого одновременно) Чехов не рисует внутренний мир персонажа, не воспроизводит психологические основы, движения чувств. Он дает психологию во внешних проявлениях: в жестах, в мимике («мимический» психологизм), телодвижениях. Психологизм Чехова (особенно в ранних рассказах) «скрытый», то есть чувства и мысли героев не изображаются, а угадываются читателем на основании их внешнего проявления. Поэтому неправомерно называть чеховские рассказы маленькими романами («осколками» романа) с их укорененностью в человеческой психологии, вниманием к мотивам поступков, детализированным изображением душевных переживаний. Писатель также обобщает образы персонажей, но не как социальные типы, а как «общепсихологические», глубоко исследуя душевно-телесную природу человека.

Чехов, писатель-реалист, всегда безукоризненно достоверен и убедителен в своем изображении человека. Этой точности он добивается прежде всего за счет использования психологически значимой, абсолютно точно выбранной детали. Чехов обладал исключительным умением схватывать общую картину жизни по ее «мелочам», воссоздавая по ним единое целое. Это пристрастие к «незначительной» детали также унаследовала литература ХХ века и, в частности, В. В. Набоков, заявивший: «Я считаю необходимым опираться на конкретные детали — общие идеи способны сами о себе позаботиться». Знаменитый афоризм «Краткость — сестра таланта» был рожден собственной писательской практикой Чехова, причем от отдельной детали автор очень часто прямо восходит к обобщению.

Авторская позиция. Авторская позиция в рассказах Чехова, как правило, не акцентирована. Это породило в свое время недоразумение в критике. Так, Н.К. Михайловский писал о позиции Чехова в его произведениях: «Чехову все едино — что человек, что его тень, что колокольчик, что самоубийца Вон быков везут, вон почта едет , вон человека задушили, вон шампанское пьют». Создается иллюзия незаинтересованности, нейтралитета автора-повествователя. Но дело здесь в другом: Чехов деликатен и не хочет навязывать читателю своей точки зрения. Он пришел к парадоксальным, на первый взгляд, выводам: «чем объективнее, тем сильнее выходит впечатление», «надо быть равнодушным, когда пишешь жалобные рассказы», «Художник должен быть не судьею своих персонажей и того, о чем говорят они, а только беспристрастным свидетелем», «Конечно, было бы приятно сочетать художество с проповедью, но для меня лично это чрезвычайно трудно и почти невозможно по условиям техники. Когда я пишу, я вполне рассчитываю на читателя, полагая, что недостающие в рассказе субъективные элементы он подбавит сам». Он многое не договаривает, оставляя простор для читательского воображения. Но эта недоговоренность воздействует на читателя порой сильнее прямой авторской проповеди. Неакцентированность авторской точки зрения порождает и особый художественный эффект — многовариантные толкования рассказов.

Ссылка на основную публикацию
×
×