Мелиховский период творческой деятельности Чехова: сочинение

«Мелиховский период творческой деятельности Чехова»

Как подлинно великий художник Чехов не мог не отразить в своем творчестве общественный подъем, которым отмечено начало 90-х годов. Произведения Чехова несли в себе протест против мертвящих, казенных форм жизни. Таковы произведения, над которыми Чехов работал в первый год своей мелиховской жизни: «Остров Сахалин» – итог наблюдений Чехова над бытом ссыльнокаторжных на Сахалине – и рассказ «Палата № 6», законченной Мелихове. В этом рассказе образ провинциального города с тюрьмой и больницей становится обобщенной картиной русской революционной действительности, зажатой тисками самодержавия, а больничная палата психиатрического отделения – символом самодержавно-бюрократического строя. Рассказ «Палата № 6» знаменуют начало того нового этапа в творческом пути Чехова, который связан с мелиховским периодом.

Однако в эти годы круг наблюдений Чехова не ограничивается только мелиховскими впечатлениями. Он, как и прежде, живет большой творческой жизнью, часто бывает в Москве и Петербурге, путешествует. Писатель получает множество газет и журналов, интересуется всеми злободневными проблемами русской жизни, находится в курсе важнейших событий. Мелиховские впечатления в творчестве Чехова сказались в острой постановке социальных, морально-эстетических и философских проблем, в художественной разработке темы народа и в первую очередь в изображении русской дореволюционной деревни. Чехов и раньше изображал отдельные эпизоды из деревенской жизни, давал образы крестьян, картины природы. Но жизнь в Мелихове заставила его по- новому подойти к изображению деревни. В Мелихове он узнал жизнь крестьянства во всем ее многообразии и противоречиях, вплотную столкнулся с процессом классового расслоения в деревне. Тема деревни, тема народа стала одной из ведущих в творчестве Чехова 90-х и 900-х годов.

«В Мелихове А. П. Чехов много писал. Старожилы Мелихова вспоминают о том, что ежедневно до глубокой ночи горел свет в кабинете Антона Павловича. Говоря о беллетрическом значении Мелихова, сам писатель прежде всего связывал его с повестью «Мужики». О том, что многие картины деревенской жизни, изображенные в «Мужиках», выросли из мелиховских впечатлений, свидетельствует записная книжка Чехова. Факты, взятые из действительности, помогли писателю увидеть ту большую правду крестьянской жизни, которая и составляла содержание «Мужиков». Интересно, что А. П. Чехов заканчивает свою повесть во время работы по переписи населения, когда он ходил по избам в Мелихове и «стукался головой о потолки». Жители Мелихова легко узнают в повести «Мужики» свою деревню, вспоминают описанные в ней события. В Мелихове действительно существовали и трактир и слобода Холуевка.

Можно думать, что в «Мужиках» отразилась и зима неурожайного 1892 г.». В жизни крестьян «в течение лета и зимы бывали такие часы и дни, когда казалось, что эти люди живут хуже скотов, жить с ними было страшно; они грубы, нечестны, грязны, нетрезвы, живут не согласно, постоянно ссорятся, потому что не уважают, боятся и подозревают друг друга».

Но в этих «страшных мужиков» Чехов сумел увидеть людей, почувствовать их большую, искалеченную социальным строем душу и встал на защиту человеческих прав и человеческого достоинства: «…все же они люди, они страдают и плачут, как люди, и в жизни их нет ничего такого, чему нельзя было бы найти оправдания».

Появление повести «Мужики» вызвало большую тревогу в цензуре. Цензурный комитет постановил исключить одну страницу из рассказа, а Чехова при несогласии арестовать. «Мужики» произвели огромное впечатление на современников А. П. Чехова. Этой повестью писатель нанес сокрушительный удар народническим представлением о русской деревне. Мелиховские впечатления послужили материалом для повести «Моя жизнь» и рассказа «Дом с мезонином», написанных в 1896 г., хотя тема деревни и не является основной в этих произведениях. Чехов и здесь с позиций писателя- демократа вскрывает всю несостоятельность попыток улучшения жизни полумерами. В рассказе «Дом с мезонином» Чехов ясно говорит, что помощь народу «малыми делами», ставшая в то время для многих самоцелью, уводит от решения коренных социальных вопросов.

В повести «Моя жизнь» отразились многие мотивы мелиховской жизни писателя: переезд ранней весной в запущенную усадьбу и устройство в ней, взволнованное отношение к природе, сложность взаимоотношений с крестьянами, постройка деревенской школы и т. д. Можно предполагать, что, давая в повести глубоко проницательную характеристику русского крестьянина, Чехов опирался на свои мелиховские впечатления».

По всей видимости, наблюдения над жизнью фабрик в соседних селах Крюкове и Угрюмове дали Чехову материал для рассказов «Бабье царство» (1894 г.), «Случай из практики» (1898 г.). Однажды Чехову пришлось лечить молодую женщину, владелицу фабрики, заболевшую нервным расстройством. Эта ситуация, возможно, и легла в основу рассказа «Случай из практики». Мелиховские впечатления настолько глубоко вошли в творческое сознание писателя, что продолжали жить и в произведениях, написанных после отъезда из Мелихова. «По воспоминаниям мелиховских старожилов, в рассказе «В овраге» (1900 г.) описаны соседние с Мелиховом фабричные села – Угрюмово и Крюково. Это подтверждает и современник Антона Павловича Чехова С. И. Щукин, который приводит слова писателя о том, что в рассказе он описывает ту жизнь, «какая встречается в соседних губерниях», и что «купцы Хрымины есть в действительности, только на самом деле они еще хуже».

Мелиховские мотивы повести узнал и доктор П. И. Куркин: «Не могу, не считаю нужным скрывать от Вас, дорогой наш Антон Павлович, того очарования , которое испытывают все при ознакомлении с вашим последним очерком «В овраге». Мне кроме того все время чуялся местный колорит Крюкова и всего того уклада жизни…»

Жизнь в Мелихове в непосредственной близости к народу внесла новые мотивы в чеховскую тему разоблачения пошлости. Чехов во многих своих произведениях показал ее страшную силу, ее разлагающее влияние на человека. В рассказе «На святках» (1899 г.) Чехов с большим драматизмом описывает это столкновение пошлости с душевной красотой. Неграмотные старики- крестьяне просят трактирщика написать письмо их единственной дочери Ефимье, уехавшей с мужем в Петербург. Они не умеют писать и передать словами письма свои мысли и чувства. Поэтому, кроме традиционных деревенских поклонов, они полагаются в остальном на трактирщика. А тот, не имея ни мыслей, ни чувств, не находит ни единого живого слова и заполняет письмо выписками из воинского устава».

Рассказ написан А. П. Чеховым в 1899 г., в Ялте, но социально- психологическая острота сюжета, жизненность художественных образов, глубина раскрытия противоречий жизни и большая правда позволяют думать, что в основе его лежало близкое знакомство с русской деревней, какое дали писателю годы пребывания в Мелихове. В Мелихове же в творческом сознании Чехова, для которого понятие труда и понятие культуры сливались в одно неразрывное целое, оформилась известная чеховская мысль: «Праздная жизнь не может быть чистой».

Жизнь в деревне и непосредственное участие в работе сельской интеллигенции позволили Чехову поставить в своих произведениях один из самых волнующих вопросов современной ему действительности – вопрос об интеллигенции и народе.

Мелиховский период творчества

Мелиховский период творческой деятельности Чехова является, на наш взгляд, одним из самых плодотворных в жизни писателя. Именно в Мелихове возникли образы и сюжеты таких известных драматических произведений А. П. Чехова, как «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», а также целый ряд рассказов о тяжелой крестьянской жизни, в которых, безусловно, отразились чеховские наблюдения за жизнью мелиховских крестьян. Как подлинно великий художник Чехов не мог не отразить в своем творчестве общественный подъем, которым отмечено начало 90-х годов. Произведения Чехова несли в себе протест против мертвящих, казенных форм жизни. Таковы произведения, над которыми Чехов работал в первый год своей мелиховской жизни: «Остров Сахалин» – итог наблюдений Чехова над бытом ссыльнокаторжных на Сахалине – и рассказ «Палата № 6» закончены в Мелихове. В этом рассказе образ провинциального города с тюрьмой и больницей становится обобщенной картиной русской революционной действительности, зажатой тисками самодержавия, а больничная палата психиатрического отделения – символом самодержавно-бюрократического строя. Рассказ «Палата № 6» знаменует начало того нового этапа в творческом пути Чехова, который связан с мелиховским периодом.

Мелиховские впечатления в творчестве Чехова сказались в острой постановке социальных, морально-эстетических и философских проблем, в художественной разработке темы народа и, в первую очередь, в изображении русской дореволюционной деревни. Жизнь в Мелихове заставила его по-новому подойти к изображению деревни. В Мелихове он узнал жизнь крестьянства во всем ее многообразии и противоречиях. Тема деревни, тема народа стала одной из ведущих в творчестве Чехова 90-х и 900-х годов. В Мелихове А. П. Чехов много писал. Старожилы Мелихова вспоминают о том, что ежедневно до глубокой ночи горел свет в кабинете Антона Павловича.

Говоря о беллетрическом значении Мелихова, сам писатель, прежде всего, связывал его с повестью «Мужики». О том, что многие картины деревенской жизни, изображенные в «Мужиках», выросли из мелиховских впечатлений, свидетельствует записная книжка Чехова. Факты, взятые из действительности, помогли писателю увидеть ту большую правду крестьянской жизни, которая и составляла содержание «Мужиков». Интересно, что А. П. Чехов заканчивает свою повесть во время работы по переписи населения, когда он ходил по избам в Мелихове и «стукался головой о потолки». Жители Мелихова легко узнают в повести «Мужики» свою деревню, вспоминают описанные в ней события. В Мелихове действительно существовали и трактир и слобода Холуевка. Можно думать, что в «Мужиках» отразилась и зима неурожайного 1892 г.

Появление повести «Мужики» вызвало большую тревогу в цензуре. Цензурный комитет постановил исключить одну страницу из рассказа, а Чехова при несогласии арестовать. «Мужики» произвели огромное впечатление на современников А. П. Чехова. Этой повестью писатель нанес сокрушительный удар народническим представлением о русской деревне.

Мелиховские впечатления послужили материалом для повести «Моя жизнь» и рассказа «Дом с мезонином», написанных в 1896 г., хотя тема деревни и не является основной в этих произведениях. Чехов и здесь с позиций писателя-демократа вскрывает всю несостоятельность попыток улучшения жизни полумерами. В рассказе «Дом с мезонином» Чехов ясно говорит, что помощь народу «малыми делами», ставшая в то время для многих самоцелью, уводит от решения коренных социальных вопросов.

В повести «Моя жизнь» отразились многие мотивы мелиховской жизни писателя: переезд ранней весной в запущенную усадьбу и устройство в ней, взволнованное отношение к природе, сложность взаимоотношений с крестьянами, постройка деревенской школы.

По всей видимости, наблюдения над жизнью фабрик в соседних селах Крюкове и Угрюмове дали Чехову материал для рассказов «Бабье царство» (1894 г.), «Случай из практики» (1898 г.). Однажды Чехову пришлось лечить молодую женщину, владелицу фабрики, заболевшую нервным расстройством. Эта ситуация, возможно, и легла в основу рассказа «Случай из практики». Мелиховские впечатления настолько глубоко вошли в творческое сознание писателя, что продолжали жить и в произведениях, написанных после отъезда из Мелихова.

По воспоминаниям мелиховских старожилов, в рассказе «В овраге» (1900 г.) описаны соседние с Мелиховом фабричные села – Угрюмово и Крюково. Это подтверждает и современник Антона Павловича Чехова С. И. Щукин, который приводит слова писателя о том, что в рассказе он описывает ту жизнь, «какая встречается в соседних губерниях», и что «купцы Хрымины есть в действительности, только на самом деле они еще хуже». Мелиховские мотивы повести узнал и доктор П. И. Куркин: «Не могу, не считаю нужным скрывать от Вас, дорогой наш Антон Павлович, того очарования, которое испытывают все при ознакомлении с вашим последним очерком «В овраге». Мне кроме того все время чуялся местный колорит Крюкова и всего того уклада жизни…»

Жизнь в Мелихове в непосредственной близости к народу внесла новые мотивы в чеховскую тему разоблачения пошлости (рассказ «На святках», 1899 г.).

В Мелихове же в творческом сознании Чехова, для которого понятие труда и понятие культуры сливались в одно неразрывное целое, оформилась известная чеховская мысль: «Праздная жизнь не может быть чистой». Жизнь в деревне и непосредственное участие в работе сельской интеллигенции позволили Чехову поставить в своих произведениях один из самых волнующих вопросов современной ему действительности – вопрос об интеллигенции и народе. Из мелиховских впечатлений выросла глубоко правдивая, полная трагизма пьеса Чехова о русской уездной интеллигенции – «Дядя Ваня (сцены из деревенской жизни)».

В Мелихове была написана и пьеса «Чайка» – программное, новаторское произведение Чехова-драматурга, посвященное проблемам искусства. Она тесно связана с Мелиховым и сюжетом, и прообразами своих героев, и местом действия, и пейзажем, и целым рядом других более мелких деталей. Чехов с большой душевной болью и сочувствием рассказал в «Чайке» печальную историю неудачной любви Л. С. Мизиновой и через образ Тригорина сурово осудил И. Н. Потапенко. Это сходство судьбы главных героев пьесы с судьбой их прототипов особенно ясно почувствовали прежде всего, те кто так или иначе послужили прообразами героев. Из писем и записных книжек А. П. Чехова видно, что сюжеты многих других его произведений также непосредственно связаны с жизнью в Мелихове (рассказ «На подводе»).

Мелиховские впечатления завершили круг наблюдений Чехова над оскуднением русского дворянства, которое он показал в своих произведениях 90-х и 900-х годов (рассказы «Дом с мезонином», «Крыжовник»).

Вряд ли стоит вне мелиховских впечатлений и последняя пьеса Чехова «Вишневый сад», представляющая собой идейное и художественное завершение всего творческого пути писателя. В Мелихове и по соседству с Мелиховым было много дворянских усадеб, которые, переходя из рук в руки, постепенно на глазах Чехова приходили в упадок. Эти конкретные факты мелиховской жизни во многом дополнили и углубили прежние наблюдения писателя над этим явлением русской дореволюционной жизни. Пьеса «Вишневый сад» была создана А. П. Чеховым в 1903 г., спустя четыре года после отъезда из Мелихова. Однако чувствуется, что основные социальные мотивы пьесы – банкротство дворянско-помещичьей России, разорение дворянских гнезд и переход их в руки представителей промышленного капитала – связаны в творческом сознании писателя и с мелиховскими впечатлениями.

На страницах многих чеховских произведений живет мало примечательный на первый взгляд мелиховский пейзаж. Часто он играет большую роль в раскрытии идейного и художественного замысла произведений. Примером того, как органически вошел мелиховский пейзаж в произведения Чехова, может служить задуманная им в Мелихове трилогия, в которую Чехов включил три рассказа 1898 г. – «Человек в футляре», «Крыжовник» и «О любви». Пейзаж объединяет в одно целое эти рассказы, внешне между собой не связанные, и определяет место каждого из них в развитии общей темы. В Мелихове возник самый сильный и поэтический у Чехова образ природы – образ вишневого сада, как символа новой жизни. На обложке третьей записной книжки Чехова, датированной 1897-1904 гг., имеется запись: «Вишневый сад».

Мелиховская усадьба имела особое значение для всей семьи Чеховых. Ведь несмотря на то, что после переезда из Таганрога в Москву Чеховы прожили там более 15 лет, они так и не нашли себе место, в котором почувствовали бы себя по-настоящему дома. И только переехав в Мелихово, Чеховы наконец-то обрели свой домашний очаг. Сама усадьба Мелихово, все, что окружало А. П. Чехова, давала огромное количество материалов для работы. На первый план выходит природа усадьбы: чарующие подмосковные пейзажи, сад утопающий в зелени и цветах, созданный руками хозяев. Образы мелиховских пейзажей проходят практически через все произведения Чехова того периода. Здесь, в Мелихове, происходит знакомство Чехова с русской, уездной интеллигенцией, с крестьянской жизнью. Новые открытия лягут в основу социальной тематики чеховских рассказов. Тема деревенской, крестьянской жизни станет одной из ведущих. Не остались без внимания писателя и те перемены, которые происходили в усадебном мире, постепенной уход в прошлое прежнего уклада, нарастающая потребность в добросовестном труде, более активная деятельность, к которой всю жизнь стремился Чехов. Мелиховская усадьба помогла писателю по-новому взглянуть на многие вещи. Влияние усадьбы на свое творчество признавал и сам А. П. Чехов. Отрезок жизни, проведенный в Мелихове, не только подвел итоги его прошлого, но и дал материалы для новых открытий.

Читайте также:  Чем мне понравилась пьеса А. П. Чехова Вишневый сад: сочинение

РЕЗЮМЕ

В главе дается материал по литературным персоналиям в аспекте взаимосвязи художественного творчества и национальной культуры. Содержание главы направлено на обсуждение национальной специфики литературных явлений русской классики XIX века.

Памятные места, связанные с каждым из актуализированных в главе имен великих русских классиков: Н.В. Гоголя, М.Ю. Лермонтова, И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова, создают выразительное представление о жизненно-экзистенциальной и геокультурной составляющей литературного творчества.

Вопросы для самопроверки

1. Какие произведения были созданы А.С. Пушкиным в Михайлвском?

2. Назовите города и страны, сыгравшие особую роль в жизни и творчестве Н.В. Гоголя?

3. Где были завершены «Мертвые души» Н.В. Гоголя?

4. В каком географическом пространстве живут гоголевские герои?

5. Назовите место, сыгравшее особую роль в судьбе М.Ю. Лермонтова?

6. Обозначьте художественную географию М.Ю. Лермонтова?

7. Какие произведения были написаны И.С. Тургеневым в его родовом гнезде?

8. Охарактеризуйте влияние Спасского-Лутовинова на творчество И.С. Тургенева?

9. Каково значение Волги в творчестве И.А. Гончарова?

10. В каких произведениях писателя присутствуют волжские пейзажи и какую функцию они выполняют?

11. В каких местах Петербурга жил и работал Ф.М. Достоевский?

12. Обозначьте географию Петербурга в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»?

13. Какую роль сыграла Ясная Поляна в жизни и творчестве Л.Н. Толстого?

14. Охарактеризуйте мелиховский период творчества А.П. Чехова?

Дата добавления: 2016-06-24 ; просмотров: 1417 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Мелиховское влияние на творчество А.П.Чехова

Работа сделанна в 2005 году

Мелиховское влияние на творчество А.П.Чехова – Курсовая Работа, раздел История, – 2005 год – А.П.Чехов в Мелихове Мелиховское Влияние На Творчество А.п.чехова. Несомненно, Мелихово Сыграло Не.

Мелиховское влияние на творчество А.П.Чехова. Несомненно, Мелихово сыграло неоценимую роль в творчестве А.П.Чехова. Недаром мелиховский период считается периодом расцвета Чехова как писателя. Несмотря на то, что он провл там всего семь лет, за это время было создано более сорока самых известных произведений. Вот что пишет Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, обращаясь к музею В его Чехова повестях, рассказах и письмах много раз возникает дорогое сердцу Мелихово, которое было предметом его самых сердечных забот, беспокойств, касался ли вопрос воспитания деревенских ребятишек или медицинской помощи.

За мелиховский период были написаны такие рассказы, как Человек в футляре, Крыжовник, О любви, Анна на шее, Ариадна, Чрный монах, Остров Сахалин, Дядя Ваня, Палата 6, 3 года, Моя жизнь, Дом с мезонином, Мужики, не говоря уже о пьесах Чайка и Дядя Ваня. И все эти произведения пропитаны мелиховскими впечатлениями, которые начинаются от самой дороги к усадьбе.

Итак, дорога от станции Лопасня к Мелихову. Здесь, у железнодорожного переезда, стояла подвода, на которой ехала из города сельская учительница Мария Васильевна, героиня рассказа На подводе. Погруженная в тяжелые, безрадостные думы о дровах, экзаменах, пьяном стороже и грубом попечителе, она не замечала ни согретого дыханием весны прозрачного леса, ни черных стай, кружившихся в поле над громадными лужами, похожими на озера, ни бездонного неба. Подвода остановилась перед шлагбаумом.

Мимо нее проходил курьерский поезд. И вдруг на мгновение Марии Васильевне показалось, что на площадке вагона она видит свою умершую мать. Она даже вскрикнула Мама, но поезд промчался. Видение исчезло, и осталась опять страшная действительность, из которой не было выхода. Впереди ее ожидала тяжелая дорога, тесная и грязная школа, грубый попечитель, у которого нужно выпрашивать деньги на дрова, и пьяный сторож, бьющий учеников. И еще раз вспоминается этот рассказ, когда переезжаешь мост около Новоселок на месте прежнего брода через извилистую речку Люторку.

Близлежащий город Серпухов, где Чехов был выбран земским гласным и куда он часто ездил из Мелихова, также нередко промелькивает в его рассказах. Например, встречается нам в рассказеуездный город с двумя монастырями, название сельца Мироносицкое. Сразу вспоминаются приметы старого Серпухова с церковью жен-мироносиц на окраине.

Уехали Мисаил и Маша в деревню Дубечня во время строительства железной дороги, и, действительно, в то время строилась Павелецкая железная дорога. Кроме того, скорее всего, именно в этом городе С. мы видим Дмитрия Ионыча Старцева. А когда он едет в село Дялеж, нельзя не вспомнить село Талеж, находящееся неподалку от Мелихова. Герой рассказа Человек в футляре Беликов тоже ходит по узеньким улицам г. С, белокаменного города Серпухова. Жизнь Серпухова не могла пройти мимо внимательных глаз писателя.

Связь с этим городом началась у него задолго до покупки Мелихова. Его товарищ по гимназии Василий Васильевич Зембулатов вместе с Чеховым поступает на медицинский факультет, живет в семье Чеховых на хлебах, а по окончании университета многие годы работает в Серпухове железнодорожным врачом. Университетский товарищ Чехова, санитарный врач Петр Иванович Куркин тоже живет и работает в Серпухове. Обратимся к ещ одному факту, отразившемуся в творчестве писателя.

Известно, что сосед Чехова по имению князь Сергей Иванович Шаховской, внук декабриста Ф. П. Шаховского, который помогал ему во всех общественных делах, разорился и продал свое имение инженеру В. М. Семенковичу. А тот в старой дворянской усадьбе открыл дорогой пансионат для московских дачников. Вероятно, именно этот случай вспомнился А.П.Чехову при работе над Вишневым садом. А вот несколько выдержек из дневника А.П.Чехова, говорящих о ходе его работе в Мелихове – Октябрь 1892 года Написал две небольшие повести, одну сносную, другую скверную.

Сносная это Палата 6, скверная это Рассказ неизвестного человека Июль 1893 года Сдал в печать свой Сахалин, Написал я также повестушку в два листа Черный монах если автор изображает психически больного, то это не значит, что он сам болен. Черного монаха я писал без всяких унылых мыслей, по холодном размышлении Монах же, несущийся через поле, приснился мне. Я, проснувшись утром, рассказал о нем Мише Ноябрь 1895 года Теперь пишу маленький рассказ Моя невеста.

У меня когда-то была невеста Мою невесту звали так Мисюсь. Я ее очень любил. Об этом я пишу Ноябрь 1896 года К концу лета у меня была готова повесть в пять листов Моя жизнь другого названия я не сумел придумать, и я рассчитывал привезти ее с собой в Ясную Поляну, в корректурных листах. Теперь она печатается в Приложениях Нивы, и я чувствую к ней отвращение, так как по ней проехала цензура и многие места стали неузнаваемы. Ю.Авдеев В чеховском Мелихове, стр. 201 В повести Моя жизнь почти на каждой странице разбросаны мелиховские впечатления переезд ранней весной в запущенную усадьбу и устройство в ней, взволнованное отношение к природе, сложность взаимоотношений с крестьянами, постройка деревенской школы и т. д. Можно предполагать, что, давая в повести проницательную характеристику русского крестьянина, Чехов опирался на свои мелиховские впечатления.

Герои повести Мисаил и Маша строят школу в Куриловке Чехов во время работы над этой повестью строит школу в Талеже.

Строительство школы, а затем и е открытие описано Чеховым по личным впечатлениям. Дубечня, имение инженера Должикова, действительно существует в шести километрах от Мелихова. Названия лесных угодий Бышеевка и Семениха тоже из Мелихова, участки эти расположены по соседству с чеховским имением. Строительство железной дороги, описанное в Моей жизни и Новой даче, Чехов наблюдал сам в мелиховские годы. Тогда в юго-восточной части Серпуховского уезда прокладывалась Павелецкая железная дорога.

Жизнь в Мелихове заставила А.П.Чехова по-новому подойти к изображению деревни. У него появилась возможность лучше узнать нравы крестьян и окунуться в крестьянскую жизнь. В рассказах В овраге и Мужики тоже на каждой странице сквозят мелиховские картины и персонажи. Рассмотрим рассказ Мужики. К сожалению, ни в письмах А.П.Чехова, ни в воспоминаниях его брата М. П. Чехова нет указания на то, какие именно мелиховские картины и персонажи отразились на страницах чеховской повести.

На первый взгляд пейзаж деревни Жуково в Мужиках ничем не напоминает Мелихово. Нет в Мелихове ни речки, ни белой церкви, ни родника. И все-таки жители Мелихова всегда узнавали в Мужиках свою деревню. В 20-е годы в серпуховской газете Набат и в 1937 году в журнале Колхозное производство писали даже так Вам и сейчас покажут в Мелихове избу Чикильдеевых. В начале 50-х годов современник Чехова Михаил Прокофьевич Симанов, а также и другие старожилы утверждали Да, были такие Показывали, что изба Чикильдеевых стояла в Наумовской слободе недалеко от церкви, третья с краю. По повести, в гости к Чикильдеевым приходили Леонычевы, Матвеичевы, Ильичевы.

Чехов перечисляет здесь подлинные фамилии мелиховских крестьян. А крайняя изба была когда-то трактиром. Помнили они и Кирьяка. Говорили, что он был лесником у помещика Кувшинникова. Лесная сторожка, где жил Кирьяк, была на границе со вторым чеховским участком, который здесь с тех пор зовется Дальний Восток. Но вспоминали о Чикильдеевых не очень охотно, всем тоном разговора показывая, что не в них суть. Главное, что в повести описаны они сами, их жизнь, их нищета, их горе и беды. Жуково из чеховской повести называлось еще Холуевкой, потому что из нее уходили на заработки в город и устраивались лакеями в трактирах, официантами, коридорными в ресторанах и гостиницах.

М. П. Симанов говорил, что Холуевкой звали в Мелихове несколько домов в южной части села. Узнавали мелиховцы и описание пожара, только говорили, что был он не на успенье, а, кажись, на здвиженье.

Описание этого пожара есть в воспоминаниях Александра Павловича Чехова. В избе мотали шелк шелк брали с ближней фабрики, и вся семья вырабатывала на нем немного копеек двадцать в неделю. Воспоминания об этом промысле сохранились в Мелихове до сих пор. Шелк брали в волостном селе Бавыкине, и перемоткой его занимались жители всех окрестных сел. Старик Осип продавал сено люторецкому барину, бабы косили сено на лоску. Выражение люторецкий барин от названия деревни Люторецкое, что в восьми километрах от Мелихова, а лоском в Мелихове называют большие лесные поляны выражение чисто местное, вряд ли где еще встречающееся.

Старуха уезжает лечиться в уездный город, где было два монастыря и 27 церквей. Именно таким был город Серпухов. Кроме того, в рассказе Мужики крестьяне поют песню Люблю я цветы полевые, Люблю их в лугах собирать. Люблю я глаза голубые, Люблю их всегда целовать. Эту же песню любили петь мелиховские девушки, работая в поле или собирая ягоды.

Но ещ больше связана с Мелиховым пьеса Чайка, посвященная проблемам искусства. По словам Чехова, всякое художественное произведение непременно должно выражать какую-нибудь мысль. Этой идейной направленности не хватает героям пьесы ни писателю реалисту Тригорину, который пишет жизнь только такой, какая она есть, ни декаденту Треплеву, ушедшему от действительности в мир прозрачных образов и символов. Только Нина Заречная находит путь к настоящему искусству.

Ценою тяжелых жертв и разочарований, неустанно работая над собой, она становится настоящей актрисой. Пьеса Чайка очень тесно связана с Мелиховом и сюжетом, и прототипами своих героев, местом действия и пейзажем, и целым рядом других, более мелких деталей. Бывавший в Мелихове Вл. И.Немирович-Данченко писал Благодаря озеру и саду, в лунные ночи и закатные вечера Мелихово было очень красиво и волновало фантазию. Здесь Чехов писал Чайку, и много подробностей в Чайке навеяно обстановкой Мелихова.

По крайней мере я не могу отделаться от впечатления, что сцена, которую устраивает Треплев, прошла на этой аллее, идущей к озеру, и в доме играют, и красная луна, и лото в четвертом действии К. М. Виноградова Чехов в Мелихове. М. Моск. рабочий, 1959, стр.108. Высказывались предположения, что прототипом кабинета Треплева послужил мелиховский кабинет Чехова, а также что жалобы талежского учителя Михайлова писатель вложил в уста Медведенко. А. П. Чехов, посетивший в 1894 г. Талежскую школу, пишет Учитель получает 23 рубля в месяц, имеет жену, четырех детей, и уже сед, несмотря на свои 30 лет. До такой степени забит нуждой, что, о чем бы вы ни заговорили с ним, он все сводит к вопросу о жаловании. По его мнению, поэты и прозаики должны писать только и прибавке жалованья.

А. П. Чехов, Полное собрание сочинений и писем в тридцати томахПисьма в двенадцати томах. М. Издательство Наука, 1977.V том, стр.339, С.А. Суворову, 27 ноября 1894г. Много мелких подробностей мелиховского быта нашло отражение в этой пьесе.

Частой посетительницей мелиховской усадьбы была подруга Марии Павловны Лидия Стахиевна Мизинова. Она была влюблена в Антона Павловича, по чувство ее не встретило ответа. Позднее Лидия Стахиевна увлеклась модным в те годы беллетристом И. Н. Потапенко. Именно с е судьбой связывают образ Нины Заречной, юной девушки, мечтающей о сцене и славе, пережившей горчайшие испытания. Чехов с большой душевной болью и сочувствием рассказал в Чайке печальную историю неудачной любви Л. С. Мизиновой и через образ Тригорина сурово осудил И. Н. Потапенко.

Это сходство судьбы главных героев пьесы с судьбой их прототипов особенно ясно почувствовали прежде всего, те кто так или иначе послужили прообразами героев. В рассказе На подводе перед нами проходят однообразная, серая жизнь сельской учительницы, работающей без любви к делу, живущей без семьи, без близких, в полном одиночестве, морозы и метели, непролазная грязь на дорогах, безысходная деревенская нужда.

Этот рассказ, написанный в 1897, году тоже вырос из мелиховских впечатлений. Записная книжка Чехова свидетельствует о том, что многие факты из жизни самого писателя послужили сюжетами для его произведений этого периода. Так, в записной книжке Чехова описан случай из его земской врачебной деятельности, давший материал для рассказа По делам службы Земец растратил и застрелился. Я со становым поехал вскрывать его. Приезжаем. Лежит на столе. Поздно. Отложили вскрытие до завтра.

Становой уехал к соседу играть в карты. Я лег спать. Дверь то открывалась, то закрывалась опять. Казалось, что мертвец ходит. А. П. Чехов Собрание сочинений т. XI , записная книжка I, стр.325 М.Правда, 1950. Мелиховские впечатления завершили круг наблюдений Чехова над оскудением русского дворянства, которое он показал в своих произведениях 90-х и 900-х годов. Разорение дворянских гнезд с их отжившими формами полукрепостнического уклада становилось бытовым явлением в 80-х и 90-х годах.

В произведениях мелиховского периода писатель уделяет этой теме большое внимание, изображая различные стороны этого процесса. Через большинство произведений Чехова 90-х годов проходит поэтический образ природы, образ сада. Безусловно, многие описания природы навеяны писателю жизнью в Мелихове, увлечением садами, посадками деревьев и цветов. Не могут не прийти на ум слова Астрова в пьесе Дядя Ваня Когда я слышу, как шумит мой молодой лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти, и что, если через тысячу лет человек будет счастлив, то в этом немножко буду виноват и я. А. П. Чехов, Полное собрание сочинений и писем в тридцати томахСобрание сочинений в восемнадцати томах.

М. Издательство Наука, 1977.XIII том, Дядя Ваня, стр.73 Или, например, описание чудесного сада Песоцких в рассказе Черный монах Таких удивительных роз, лилий, камелий, таких тюльпанов всевозможных цветов, начиная с ярко-белого и кончая черным, как сажа, вообще такого богатства цветов, как у Песоцкого, Коврину не случалось видеть нигде в другом месте.

Читайте также:  Все - в саду: сочинение

А. П. Чехов, Полное собрание сочинений и писем в тридцати томахСобрание сочинений в восемнадцати томах. М. Издательство Наука, 1977.VIII том, Черный монах, стр.226-227 В Мелихове возник самый сильный и поэтический у Чехова образ природы образ вишневого сада, как символа новой жизни. На обложке третьей записной книжки Чехова, датированной 1897-1904 гг имеется запись Вишневый сад. Затем следует дневниковые записи, относящиеся к мелиховскому периоду.

К. М. Виноградова Чехов в Мелихове. М. Моск. рабочий, 1959, стр.121

Чехов. Жизнь в Мелихове

В 1892 году писатель покупает недалеко от Москвы небольшое имение Мелихово, и Чеховы всей семьей переезжают туда на постоянное жительство. Жизнь в Мелихове — важный период в чеховской биографии. Чехов давно мечтал о собственной усадьбе где-нибудь в живописном уголке средней России. Теперь эта мечта сбылась. Писатель надеялся обрести в Мелихове, в жизни на лоне природы, душевный покой, который так необходим для творчества. Однако покой получился весьма относительный. Из Москвы часто наезжали гости: друзья, знакомые, а иногда и совсем посторонние люди, желавшие поближе узнать известного писателя. Чеховы всегда были рады гостям, но творчеству это мешало. Отвлекали и хозяйственные заботы, их было немало, несмотря на то что основную работу по уходу за домом и садом взяли на себя родители Чехова, сестра Мария Павловна и младший брат Михаил.

Самочувствие также оставляло желать лучшего: время от времени болезнь давала о себе знать. Появились и новые обязанности, отнимавшие много сил. «С первых же дней, как мы поселились в Мелихове,— вспоминал впоследствии Михаил Чехов,— все кругом узнали, что Антон Павлович — врач. Приходили, привозили больных в телегах и далеко увозили самого писателя к больным. С самого раннего утра перед его домом уже стояли бабы и дети и ждали от него врачебной помощи. Он выходил, выстукивал, выслушивал». Когда в 1892 году в центральных губерниях России началась эпидемия холеры, Чехов стал работать врачом в Серпуховском уезде, на территории которого располагалось Мелихово: им был открыт временный врачебный участок, где он регулярно вел прием, выдавал лекарства, осуществлял санитарный надзор, делал статистические записи о заболеваниях. За два года в мелиховском врачебном участке было принято более 1500 больных. При этом, по свидетельству друга Чехова — доктора П. И. Куркина, мелиховский доктор «нашел удобным отказаться от вознаграждения, какое получают участковые врачи», то есть помощь Чехова-врача была безвозмездной. И так он поступал всегда. На его средства в Мелихове и двух других соседних селах были построены школы для крестьянских детей, и школы, по его собственным словам, «образцовые». В устах человека необычайно скромного, считавшего любое самовосхваление вещью этически недопустимой, такие слова многого стоят. В одной из записных книжек Чехова есть слова, которые можно рассматривать как этический девиз Чехова-человека: «Хорошо, если бы каждый из нас оставлял после себя школу, колодезь или что-нибудь вроде, чтобы жизнь не проходила и не уходила в вечность бесследно».

Хотя общественные, гражданские обязанности и отнимали время от творческих занятий, Чехов не считал нужным противопоставлять одно другому. И можно только поражаться тому, как много замечательных произведений, составивших славу русской литературы, было написано им в Мелихове! Одна из наиболее значительных вещей мелиховского периода — философская повесть «Черный монах».

«Черный монах». Повесть «Черный монах» имеет репутацию загадочной. И в самом деле, загадочного в ней немало. Это единственное произведение зрелого Чехова, в котором столь внушительную роль играет элемент фантастики. На протяжении всего повествования автор держит читателя в постоянном напряжении, не давая ему однозначного ответа на вопрос: кто-же такой центральный герой повести магистр философии Коврин, которому с определенного момента начинает являться таинственный черный монах,— гениально одаренный человек, напрямую общающийся с иным миром, или несчастный сумасшедший с глубоким комплексом неполноценности, компенсирующий свою неспособность стать тем, кем он хотел бы стать, изысканной фантазией о своем сверхъестественном избранничестве? Сам Чехов утверждал, что в повести им как врачом, то есть с медицинской, объективно-научной точки зрения, был изображен случай «мании величия». Но если бы это действительно было так, то тогда позиция автора была бы равна позиции двух других героев повести — садовода Песоцкого и его дочери Тани, ставшей женой Коврина. Оба они в конечном счете приходят к выводу, что ошиблись в том, на кого некогда возлагали такие большие надежды. «Я приняла тебя. за гения. но ты оказался сумасшедшим» — так, с предельной четкостью и жесткостью, высказывает эту мысль Таня в своем последнем письме к Коврину. Между тем некоторые эпизоды повести явно свидетельствуют о том, что в «безумии» Коврина есть то чистое, возвышенное, подлинно одухотворяющее начало (не случайно образ монаха соединяется в его воображении с чарующей музыкой серенады Брага, с волнующими запахами цветов, красотой заходящего солнца, ночного моря), в свете которого та жизнь, которую ведут Песоцкие, целиком посвятившие себя саду и уходу за ним, представляется прозаической, бескрылой, а подчас и попросту пошлой. Кто же прав — «безумный» Коврин или «прозаические» Песоцкие?

Как правило, одни читатели — не только во времена Чехова, но и сегодня, в наши дни — склонны брать под защиту Коврина, решительно противопоставляя его Песоцким; другие поступают наоборот. По-видимому, в самом тексте чеховской повести заложена эта двойственность. И естественно предположить, что в намерения автора вновь, как и в «Палате № 6», входило не столько противопоставить одних персонажей другим, сколько уравнять тех и других в их объективных достоинствах и недостатках.

Читая «Черного монаха», важно обратить внимание на то, что все три главных героя повести, каждый по-своему, стремятся воплотить в жизнь свою заветную мечту, вера в которую придает смысл их существованию; и в то же время каждый оказывается как бы слишком сильно поглощенным своей мечтой, своей идеей, причем иногда настолько, что перестает видеть, что причиняет этим страдания другим, в том числе и самым близким, людям.

Жизнь и творчество Чехова

Творчество Чехова представляет собой уникальное явление в истории русской литературы, потому что сочетает в себе добрый и грустный юмор, постановку вечных для человечества проблем, мягкую педагогичность и порой ноты трагизма.

Детство и юность А.П. Чехова. Первые шаги в творчестве

Будущий русский писатель и драматург родился в городе Таганроге в январе 1860 года. Его отец занимался купечеством, держал маленькую лавочку, в которой можно было купить все: начиная от продуктов до предметов быта.

Семья была многодетной. Позже Чехов признавался, что детство его сложилось трудно: вместе с братьями и сестрами он помогал отцу, поэтому совмещал работу и учебу. На детские игры и шалости времени практически не оставалось.

Антон рано начал писать, его первые рассказы и повести появились, когда Чехов был еще учеником гимназии. Юноша мечтал о литературной славе, поэтому посылал свои повести и рассказы в журналы, однако издатели не спешили их публиковать.

В 1879 году в жизни Чехова происходит важное событие: он поступает на медицинский факультет Московского университета. При этом жизнь будущего врача в Москве складывается непросто: Чехов беден и, чтобы заработать себе на кусок хлеба, начинает искать литературной подработки – пишет короткие юмористические рассказы под псевдонимом «Антоши Чехонте» и многими другими не менее смешными именами. Эти рассказы постепенно начинают пользоваться популярностью. Позже писатель соберет все свои ранние произведения в два сборника, которые назовет «Пестрые рассказы» и «Невинные речи».

Особенности раннего творчества Чехова

Раннее творчество Чехова включает в себя, в основном, юмористические произведения. Это такие рассказы, как «Толстый и тонкий», «Смерть чиновника», «Хамелеон», «Жених» и др.
В этих произведениях автор высмеивает многие человеческие пороки и, в первую очередь, лицемерие, скупость и чинопоклонство. Встретились два гимназических приятеля в рассказе «Толстый и тонкий». Искреннее обрадовались встречи, начали диалог, но в процессе его выяснилось, что толстый занимает чин гораздо выше тонкого, и тонкий, узнав об этом, сразу начинает лебезить перед своим бывшим товарищем. И вся радость их встречи пропадает.

Или другой герой – «Хамелеон», в любой ситуации стремящийся показать себя с лучшей стороны перед начальством и получить от этого выгоду. Сам рассказ «Хамелеон» занимает немногим более одной страницы, вызывает смех, но это смех сквозь слезы, ведь читатели видят в поведении героя отзыв своих недостатков.

Или другой рассказ «Жених».

Особенности творчества Чехова этого периода как раз и заключаются в создании таких произведений, рассказывающих о быте разных людей, высмеивающих их пороки, но заставляющие читателей обращаться к миру собственной души, видя недостатки и своего поведения.

В середине 80-х XIX столетия Чехов (уже ставший к тому времени профессиональным врачом) входит в «большую русскую литературу». Его имя становится известным читателям, а его рассказы начинают пользоваться невероятной популярностью.

Творчество Чехова 90-х гг.

Уже став известным русским писателем, чье произведения публиковались в ведущих литературных журналах того времени, Чехов отправляется в путешествие по России. В 1890 году писатель посещает Сибирь и доезжает даже до острова Сахалин, который в те времена был наиболее известным в империи местом каторги и ссылок.

Итогом его поездок становится книга «Остров Сахалин», вышедшая в свет в 1895 году.

Темы творчества Чехова того периода связаны с исследованием человеческой души, глубинных мотивов психики личности. В этот период писатель публикует самые известные свои произведения рассказы «Крыжовник», «Человек в футляре», О любви», «Ионыч», «Дама с собачкой», «Палата № 6».

Писатель много размышляет о судьбе человека, о значении в жизни людей чувства любви. Например, в рассказе «Дама с собачкой» он описывает состояние, в которое погружаются двое людей, случайно встретившихся на курорте. Гуров и Анна Сергеевна не могут справиться с охватившем их любовным чувством. При этом герои глубоко несчастны, не только потому, что внешние обстоятельства не дают им возможности соединить свои судьбы, но еще и потому, что само чувство их любви – глубоко трагично.

Другой рассказ Чехова того периода, вызывавший споры среди современников, называется «Душечка». Он повествует о судьбе женщины, которая всю жизнь жила для других. Когда-то она растворилась в судьбе своего первого мужа, после смерти которого также отдалась всем интересам второго мужа. Когда же умер и второй ее муж, Душечка нашла себе новый объект любви и заботы.

Причем писатель был настолько деликатен, что не давал поведению героини авторских оценок, предоставляя это право читателям. Одни читатели видели в Душечки героиню, которая, забыв себя, была готова возлюбить «ближнего своего», другие – женщину пустую и глупую, не знающую, чем ей заняться и поэтому отдающую себя всем, кто окажется рядом.

Всего в этот период творчества Чехова писателем было написано около 150 произведений, многие из которых вошли в сокровищницу русской литературы.

Драматические произведения

А.П. Чехов вошел в историю русской культуры еще и как талантливый драматург. Его перу принадлежат многочисленные произведения. Это пьесы «Дядя Ваня», «Чайка», «Вишневый сад», «Три сестры» и многие другие. До сих эти произведения находят свое воплощение в репертуаре ведущих театров во всем мире.

Во многом благодаря творчеству Чехова и многие его талантливым современникам, актерам и режиссерам, удалось родить новый жанр особой психолого-ориентированной русской драматургии.

Главное в пьесах Чехова – это обращение к внутреннему миру его героев. Именно перу писателя принадлежит фраза о том, что люди могут пить на сцене чай, а в это же самое время решается их судьба. В его пьесах мало острых ярких конфликтов, драматических коллизий, сцен убийств и откровенных любовных признаний. Все скрыто, обнажено и реалистично. При этом его герои жизненны и человечны. Сам Чехов писал по этому поводу: «Пусть на сцене все будет так же просто и так же вместе с тем сложно, как в жизни».

Раневская – главная героиня пьесы «Вишневый сад» – ищет в жизни счастья, но нигде не находит его, она стремится к добру, но не хочет приложить усилия для какого-нибудь конкретного доброго дела. Три сестры из другой чеховской пьесы также ищут в жизни другой лучшей доли, они мечтают о жизни в Москве, но сами боятся предпринимать какие-либо действия, чтобы осуществить свою мечту. Другой герой писателя из пьесы «Дядя Ваня» создает для себя кумира из своего родственника, а когда понимает всю ложность своей иллюзии, впадает в глубочайшую депрессию.

Последние годы жизни писателя

В сорокалетнем возрасте Чехов незадолго после своей свадьбы с актрисой театра Ольгой Книппер узнает, что болен смертельной для того времени болезнью – чахоткой. Писатель вынужден изменить место своего проживания – он переезжает в Ялту. Здесь творческий путь Чехова завершается созданием последних пьес и последних рассказов. Наиболее яркое произведение той поры – рассказ «Невеста», повествующий о судьбе молодой девушки из провинции, которая вместо того, чтобы выйти замуж за нелюбимого ею человека, уехала из своего маленького городка, чтобы учиться. Этот рассказ также вызывал разные оценки у современников, однако сам Чехов считал его одним из своих любимых произведений.

В 1904 году писатель отправляется в Германию, чтобы поправить свое здоровье. Здесь его и застает смерть. Тело Чехова было перевезено в России, где он и был похоронен на Новодевичьем кладбище. Уже при советской власти в 1933 году кладбище ликвидируется, и могила переносится в другое место.

Писатель оставил своим современникам и потомкам много замечательных произведений, которые никогда не устареют, потому что они описывают человеческую жизнь со всеми ее взлетами, падениями, достоинствами и недостатками.

Творческое наследие часть 3. (Чехов А. П.)

В чем неувядающая прелесть этого произведения? Прежде всего в несравненной живописности. Лиловая степная даль, ветряная мельница-колдун, блуждающая на горизонте, кумачовая рубашка Егорушки, одинокий красавец тополь, удивительное по свежести описание грозы и многое другое, ставшее давно хрестоматийным, не теряет своей чарующей выразительности, сколько бы мы ни перечитывали эту «степную энциклопедию».

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Столь же совершенна и портретная живопись. Лишь на мгновение мелькнет перед нами увиденный Егорушкой в церкви местный аристократ с его тянущимся вверх подбородком или внезапно появившийся мальчик Тит — и вот они уже с нами на всю жизнь, будто знаем мы о них все и видели уже много-много раз. Что уж говорить про возчиков, про Дымова, изнывающего от тоски, не знающего, куда деть свои силы, про размахивающего руками безголосого певчего Емельяна. Каждый из них — это и неповторимая индивидуальность, и сгусток какой-то жизненной драмы.

И все же главный секрет обаяния повести в особой симфонической многоплановости повествования. Чехов то внешне бесстрастно извещает нас о тех или иных вехах путешествия Егорушки, то начинает смотреть па мир его глазами, то предстает перед нами как всеведущий человек, который знает не только его настоящее, но и будущее. А вот рассказчик, воспользовавшись тем, что его герой уснул, задумывается, начинает вспоминать свое прошлое, мечтать, размышлять, философствовать. Так возникают в повести неповторимые лирические отступления.

«Едешь час-другой. Попадается на пути молчаливый старик курган Или каменная баба, поставленная бог ведает кем и когда, бесшумно пролетит над землею ночная птица, и мало-помалу на память приходят степные легенды, рассказы встречных, сказки няньки-степнячки и все то, что сам сумел увидеть и постичь душою. И тогда в трескотне насекомых, в подозрительных фигурах и курганах, в голубом небе, в лунном свете, в полете ночной птицы, во всем, что видишь и слышишь, начинают чудиться торжество красоты, молодость, расцвет сил и страстная жажда жизни: душа дает отклик прекрасной, суровой родине, и хочется лететь над степью вместе с ночной птицей. И в торжестве красоты, в излишке счастья чувствуешь напряжение и тоску, как будто степь сознает, что она одинока, что богатство ее п вдохновение гибнут даром для мира, никем не воспетые и никому по нужные, н сквозь радостный гул слышишь ее тоскливый безнадежный призыв: певца! певца!»

Читайте также:  Творчество Чехова в начале ХХ столетия: сочинение

Многоплановость повествования неразрывно связана с принципом олицетворения. Олицетворение степного пейзажа помогает нам не только глубже попять и ощутить степные просторы, но и слиться с душевным миром Егорушки, с его непосредственной детской образностью («вся степь пряталась во мгле, как дети Мойсея Моисеича под одеялом», дождь и «рогожа как будто поняли друг друга, заговорили о чем-то быстро, весело и препротивно, как две сороки»). К олицетворению прибегает Чехов и тогда, когда наступает черед высокой поэзии философских раздумий и обобщений.

Так вырисовываются два плана — реально-бытовой план путешествия и план поэтический. В этом обобщенно-поэтическом плане степь, сливающаяся с образом родины, живет своей, исполненной глубокого драматизма жизнью. Она прекрасна, полна неисчислимых сил и богатств, но все это гибнет, никому не нужное и никем не воспетое. Порой степь пытается сбросить гнет поработивших ее сил. «Еще бы, кажется, небольшое усилие, одна потуга, и степь взяла бы верх, По невидимая гнетущая сила мало-помалу сковала ветер и воздух, уложила пыль, и опять, как будто ничего не было, наступила тишина».

Драматична и судьба людей, которых рисует Чехов. Труд возчиков тяжел и однообразен, и, наблюдая за ними, Егорушка в конечном счете подумает однажды: «Как скучно и неудобно быть мужиком!» И в личном плане все эти люди — обездоленные, неудовлетворенные, тоскующие. Когда во время привала на их ночной костер набрел ошалевший от счастья человек, это стало совсем очевидно. «При виде счастливого человека, — пишет Чехов, — всем стало скучно и захотелось тоже счастья».

А меж тем широкая степная дорога наводит на мысль о сказочных богатырях, которые были бы так к лицу и бескрайной стопи, и дороге. Если бы они — эти богатыри — существовали, Но в действительности по степи катит жалкая бричка Ивана Ивановича Кузьмичова, у которого с лица не сходит выражение деловой сухости, тащатся обозы с шерстью, стоят у огромных отар купца Варлаамова ветхозаветные фигуры чабанов, а сам купец, как коршун, бесконечно кружит по степи. А когда путники встретились наконец с этим купцом — полновластным хозяином здесь, в степи, — перед ними оказался невзрачный человек, лицо которого, как и у Кузьмичова, также было заклеймено печатью деловой сухости.

Глубокий философский смысл повести не был понят критикой. Слишком неожиданна и непривычна была созданная Чеховым поэтическая структура. По должное его мастерству, его пейзажной живописи прежде всего, было отдано. А скоро пришло и официальное признание. В IS88 году ему присуждается Пушкинская премия Академии наук. Казалось, писатель может теперь плодотворно трудиться в своей новой, новаторской манере, которая, как показала «Степь», открывала перед ним неограниченные творческие возможности. Но именно тут-то и начинаются особенно напряженные искания Чехова, напряженные поиски художественных средств нового подхода к исследованию социальной действительности.

Казалось бы, Чехов говорил в своих произведениях о самом главном — О судьбах родины, о человеческом счастье, о пробуждении человеческого самосознания. Все так. Но вопросы эти ставились лишь в очень общей форме. Между тем современная общественная мысль билась над конкретными проблемами социального и политического развития России, над определением смысла и цели личного и общественного бытия человека, диктуемого современной действительностью. Находиться в стороне от таких вопросов — это было но в духе большой русской литературы. Все более властно увлекали они и Чехова.

Опять начинается учеба. Привыкнув писать главным образом рассказы-сценки, где роль авторского повествования сводилась к минимуму, Чехов испытывает теперь серьезные затруднения и признается, что учится писать «рассуждения». Однако поиски новых композиционных принципов и средств художественной выразительности оказались куда менее сложными, чем поиски своих ответов на те вопросы, которые привлекли его внимание.

Пусть вопросы эти не должны решаться в художественных произведениях. Чехов настойчиво подчеркивает эту мысль, утверждая, что главная задача художника — правильная постановка вопроса. Однако он быстро убеждается, что это также очень непростая задача. Что и. для правильной постановки вопроса нужна идейная зрелость. Ее-то, по мнению Чехова, ему и не хватало.

Поиски цельного и ясного мировоззрения, которое явилось бы ключом к ответу на назревшие философские и социальные проблемы, становятся главным в творческой деятельности Чехова конца 80-х годов. Его письма тех лет свидетельствуют об этом со всей очевидностью.

Работа идет с переменным успехом. Очень много сил ушло на все новую и новую доработку «Иванова» — первой большой пьесы Чехова, увидевшей свет рампы в Москве и Петербурге. Но и в окончательном варианте писатель не вполне доволен тем, как сложились у него образы Иванова и Jlьвова, которые, при всем стремлении Чехова к глубокому художественному обобщению, к типизации, были в то же время живым откликом на со-временные общественно-политические и философские дискуссии.

Повесть «Огни», написанная вслед за «Степью», трактовала вопросы пессимизма — острейшие в общественной жизни России, переживавшей тяжелую эпоху реакции 80-х годов. Повесть не удалась, и Чехов больше ни-когда к ней не возвращался. Но рассказ «Припадок», где речь шла о сходных проблемах, явился большим творческим успехом. Чехову удалось создать прекрасный, обобщенный образ человека гаршинского склада. Рассказ писался для сборника памяти В. М. Гаршина, незадолго до этого покончившего жизнь самоубийством. В том же рассказе была дана, пожалуй, самая глубокая и впечатляющая картина проституции как общественного явления. Столь правдиво, глубоко и впечатляюще эта древнейшая тема мировой литературы не освещалась ни до, ни после Чехова.

Итогом творческих исканий в новом жанре можно считать повесть 1889 года «Скучная история». Писатель обращался здесь к хорошо известному ему материалу. Были блестяще использованы впечатления и наблюдения студенческих лет, прекрасное знание студенческой среды и профессуры Московского университета. Однако вылилось все это в размышление о коренных вопросах современного общественного бытия. Решительная переоценка ценностей, которую переживает профессор, сознание им своего бессилии ответить па вопрос Кати — как же ей жить? — перерастают в трагедию безыдейного существования русской интеллигенции в обстановке безвременья 80 – х годов. И все же повесть отразила не только драму бездорожья хмурого десятилетия, но и зреющее самосознание мыслящих людей, острое Чувство неудовлетворенности идейным достоянием своего поколения, кото-рос и было первым и самым верным признаком близящегося конца эпохи реакции. Убеждение, «что осмысленная жизнь без определенного мировоззрения — не жизнь, а тягота, ужас», с потрясающей силой раскрытое в повести, определило ее непреходящее значение.

Была, однако, в личной драме Николая Степановича одна черта, кото-рал отражала острый разлад и во взглядах Антона Павловича. Профессора страшат новые критические мысли, которые его осаждают. Он всю жизнь думал, что главное в отношении между людьми — снисходительность и мир. И теперь с ужасом думает, что он не прозревает, как уверяет его Катя, а просто становится злобным брюзгой.

Душевные муки Николая Степановича не были чужды Чехову. В эти годы он все сильней вовлекался в орбиту толстовского влияния. Религиозно-философское учение Л. Н. Толстого, его учение о непротивлении злу насилием было глубоко чуждо Чехову. Но вот рассуждения о всеобщей любви и братстве людей завораживали писателя своей кажущейся стройностью, логичностью, всеобщностью. Надо, чтобы люди не лгали, не искажали свое человеческое естество, и тогда все будет хорошо. Мысль эта, которую Чехов положил в основу большого рассказа «Именины», позволила ему создать Чрезвычайно сильное произведение, направленное против лжи и фальши в человеческих отношениях. Однако не все было в этом рассказе ладно. Кое-что Вызвало недоумение людей, мнением которых Чехов дорожил. Так, следуя своей основной философской посылке, писатель отодвинул вопрос о политических взглядах своих героев — откровенных ретроградов и людей, мыслящих либерально, — на второй план, считая, что в данном случае эти их взгляды несущественны. В результате консерватизм и либерализм оказались уравнены и он вынужден был в письмах объяснять, почему так получилось. Позже Чехов снимет в повести все те места, которые приводили к такому выводу. Но пока подобная логика продолжала действовать.

Два горя сталкиваются в рассказе «Враги» — горе до времени состарившегося доктора Кирилова, только что потерявшего своего единственного и последнего сына, и горе сытого барина Абогина, от которого, как выясняется в конце концов, сбежала жена. Трудно не видеть, что Чехов-художник целиком на стороне Кирилова в его столкновении с сытым бездельником и его семейными дрязгами. Но в финале, после того как Кирилов в гневе высказал Абогину, что он о нем думает, Чехов мягко, но решительно осуждает его, считая, что и гнев доктора, и осуждение им Абогина, как и других людей его круга, несправедливы и недостойны человеческого сердца.

Два принципа живут в рассказе, по сути дела взаимоисключая друг друга, — правда человеческих отношений, порожденная социальным неравенством и социальной несправедливостью, и принцип декларируемых человеческих отношений на основе добра и любви, за которым и остается пока что последнее слово.

Аналогичная ситуация в рассказе «Княгиня». Высказав княгине в лицо все, что он думает о чудовищных порядках в ее имении, о ее бесчеловечности, о беззастенчивом грабеже крестьян и тому подобном, доктор Михаил Иванович вдруг решает, что он поддался злому, мстительному чувству, а ото нехорошо. И просит прощения у княгини. Так и тут остаются два подхода — правдивого освещения повседневного попрания справедливости, достоинства и прав людей княгиней и ее клевретами и вот это убеждение доктора, что он не должен обижать княгиню, не должен поддаваться «злым» чувствам. И вновь последнее слово остается за этим убеждением.

Два этих подхода к жизни не могли быть совмещены. И Чехов, видимо, чувствовал это. И сделал выбор — написал свою новую большую пьесу «Леший», положив в ее основу мысль, что мир погибает не от воров, не от разбойников, а от вражды между хорошими людьми. Нетрудно было, однако, заметить, что идея эта стала прокрустовым ложем для жизненного материала пьесы, обедняла характеры и конфликты, оборачивалась плоской назидательностью. Судя по всему Чехов почувствовал это. Во всяком случае, он отказался публиковать пьесу, и она появилась в свет лишь в 90-е годы, радикально переработанная и под новым названием — «Дядя Ваня».

Период напряженных исканий и острого душевного разлада, борьбы правды реальной жизни и философии всеобщей любви закончился принятием решения, совершенно неожиданного для всех близких Чехову, — решения ехать на остров Сахалин. Тогда это было место царской каторги и ссылки, место, как писал Чехов, «невыносимых страданий, на какие только бывает способен человек вольный и подневольный», где «люди решали страшные, ответственные задачи и теперь решают». Последнее, видимо, и было для писателя самым важным. Он ехал учиться, ехал для того, чтобы найти жизненную основу для решения осаждавших его противоречивых проблем, чтобы выбраться наконец из плена сомнений и противоречивых суждений.

Это была чрезвычайно важная для писателя поездка. Однако с врачебной точки зрения она может быть оценена лишь как полное безрассудство. Многие сотни верст па лошадях по бездорожью, распутице. Разливы рек, пронизывающие ветры, наконец напряженная работа на самом острове, долгий путь морем обратно по тропической жаре — все это не могло пройти Чехову даром. Состояние его здоровья после поездки стало заметно ухудшаться — из месяца в месяц и из года в год. Сам Антон Павлович вначале по привычке лишь пошучивал на этот счет. Но вскоре вынужден был принять какие-то меры. По совету врачей он покупает в долг имение под Москвой, куда в марте 1892 года и переселяется на постоянное жительство.

Да и тосковал Чехов в Москве после возвращения из своего странствия. Тосковал по живой общественной деятельности, тянулся к народу. В Мелихове он получил все это сполна. Тут он лечит мужиков, работает как сани-тарный врач, строит школы. Все это дает ему бесценный материал для творчества.

Мелиховский период продлился до 1898 года, когда резкое обострение туберкулезного процесса вынуждает Чехова переехать на жительство в Ялту. Там он и проведет последние годы своей жизни, теперь уже тоскуя по Москве, где у него в то время определятся общие интересы с новорожденным Московским Художественным театром, который даст сценическую жизнь его пьесам. Там познакомится он с Ольгой Леонардовной Книппер, которая в 1901 году станет его женой. Но и с ней он вынужден будет жить в разлуке, досадуя, нервничая и томясь в Ялте, изредка наезжая в Москву.

Поездка на остров Сахалин, роковая для здоровья писателя, была исключительно плодотворной в творческом отношении. Она не только дала ему материал для книги «Остров Сахалин», не только подсказала ряд сюжетов для повестей и рассказов. Она оправдала главные его надежды, — имела для пего, пользуясь выражением Антона Павловича, направляющее значение.

То, что Чехов увидел на каторжном острове, внесло существенные уточнения в его представления и взгляды. После возвращения в Москву, дивясь тому, что с ним происходит, он пишет в декабре 1890 года, что «Крейцерова соната» Л. Н. Толстого, которая до поездки была для него событием, теперь ему «смешна и кажется бестолковой». А вот суждение той же поры на тему о всеобщей любви, которая до поездки буквально загипнотизировала Чехова: «Пьяный, истасканный забулдыга муж любит свою жену и детей, но что толку от этой любви? Мы, говорят в газетах, любим свою великую родину, но в чем выражается эта любовь? Вместо знаний — нахальство и самомнение паче меры, вместо труда — лень и свинство, справедливости пет, понятие о чести не идет дальше «чести мундира», мундира, который служит обыденным украшением наших скамей для подсудимых. Работать надо, а все остальное к черту. Главное — надо быть справедливым, а остальное все приложится».

Итак, вновь идея справедливости. Но только, как видим, на существенно новых — по сравнению с концом 80-х годов — основах. Как в витке спирали, это было возвращением к самому себе, своему исконному отношению к действительности, но только на новом более высоком уровне, определенном трудными раздумьями, новым опытом, более глубоким знанием жизни. Проблема справедливости, оставаясь, как и прежде, главной в его творчестве, начнет постепенно наполняться все более глубоким общественно-историческим содержанием.

В 90-е годы переломов в творчестве Чехова не было. Найденная им в конце 80-х годов структура емкого, предельно экономного прозаического жанра оказалась настолько гибкой и универсальной, что открывала перед писателем практически безграничные возможности. Каждый раз при обращении к новой теме поэтика чеховского рассказа, оставаясь в своих самых общих чертах неизменной, как бы рождалась сызнова, создавая впечатление, что она создана именно для данного произведения. В какой-то мере так оно и было. Каждый очередной рассказ приводил к открытию ее новых возможностей и, следовательно, к ее обогащению.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id226

Ссылка на основную публикацию
×
×