К чему стремятся и в чём разочаровываются героини пьесы А. П. Чехова Три сестры?: сочинение

К чему стремятся и в чём разочаровываются героини пьесы А.П.Чехова «Три сестры»?

Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

«Три сестры» – первая пьеса Чехова, написанная специально для Художественного театра по настоятельной просьбе его руководителей. Ни в одной из предыдущих пьес не разворачивал автор с такой свободой новую манеру построения произведения.
«Три сестры» – самая чеховская из всех чеховских пьес. В ней меньше всего сюжетности, больше всего раздумий о неумолимом течении времени, о «собственных законах жизни», не зависящих от воли людей. В этой пьесе много несчастных героев, несбывшихся мечтаний, несостоявшихся событий, несовершённых поступков. Перед нами – драма ожиданий, ни одно из которых не оправдается.
Лейтмотив пьесы – «В Москву! В Москву!» При этом Москва – не город, где прошло детство сестёр, не географическое понятие, не вторая столица России… Она – символ, мечта, надежда, навязчивая идея, крик души. Но … «Нет, не выйдет», «…Никогда мы не уедем в Москву…» – безнадежно говорит Ирина.

Главная идея пьесы – тоска по труду, реальной и общеполезной деятельности, мечты о жизни, когда в России все будут трудиться и находить в этом наслаждение. В «Трех сестрах» труд показан как необходимое условие жизни, становления человека. Можно сказать, что именно в этой пьесе мысль о необходимости труда для всех особенно важна.

У всех героев пьесы есть своё определённое дело, чин, звание, которые, казалось бы, обязывают каждого из них быть чем-то занятым и занимать определенное положение в обществе. На самом же деле все они оказываются выбитыми из колеи, не испытывают никакого интереса к делу и к призванию. Наоборот, герои презирают свой образ жизни, жаждут чего-то нового, более достойного. В таком же положении оказываются и три сестры: Ольга, Маша и Ирина Прозоровы. Мировоззрение Ольги можно выразить так: этика существует благодаря «не слышу» и ради «не слышу». Ольга не противостоит Наташе, когда та оскорбляет Анфису. Маша рассказывает Ольге о любви к Вершинину – Ольга демонстративно уходит.
Более всех открыта абсурду и готова принять его Маша: «Эта жизнь, проклятая, невыносимая…» Она предается иллюзиям о работе, изменяет мужу. Следовательно, приняв абсурд, можно жить и даже быть счастливой. Однако такое счастье недолговечно.

Когда-то, одиннадцать лет тому назад, покойный отец сестер, военный, получил бригаду и выехал с семьей из Москвы. Осиротев, оставшись без матери и отца, девушки затосковали по родине. Им хочется в Москву, на Старую Басманную. Мечта Ирины: «В Москву! в Москву! В Москву!». Но ей не просто хочется переехать в другой город. Когда-то критика острила по этому поводу: чего сестрам недостаёт? Купите билет на поезд и отправляйтесь в столицу! Но мечты сестер имеют символическое значение. Москва – не только их родина, на которую всегда будет тянуть человека. Для них Москва – это возвышенная жизнь, труд и дерзание. В слове «Москва» для героинь много «слилось» и многое «отозвалось».

Сестры заняты нелюбимым делам. Ольга учительствует в гимназии, Ирина сначала работала на телеграфе, потом – в городской управе, Маша пребывает в «мерехлюндии». Все они знают французский и немецкий языки, а Ирина – еще и итальянский. Но зачем эти языки в здешнем городе? Беда не только в том, что события разворачиваются в глухомани, но и в том, что сёстры мало приспособлены к настоящему труду. Напрямик это высказывает Ирина, которую все любят в семье и которая больше остальных рвется к настоящему делу: «Мы родились от людей, презиравших труд…»
В Ирину влюбляются Тузенбах и Соленый. Но первому она не отвечает взаимностью, а второй ей просто противен, как циник и ничтожество.

Сестёр объединяет главное – все они грезят о другой жизни. Маша – самая мечтательная из всех. Её внутренние размышления, переживания вырываются кстати и некстати навязчивым фразами: «У лукоморья дуб зеленый». Для Ирины этот сказочный мир будущего выражается в словах: « В Москву!»

Разбиваются надежды, разбиваются вдребезги фарфоровые часы матери, потерян ключ от шкапа… Разбиты, потеряны вещи – разбиты судьбы героев, закрыты от посторонних взглядов души… Всё это придает пьесе трагическое звучание, определяет её минорную тональность. Персонажи произведения расстаются друг с другом, со своими мечтами. «Три сестры» – пьеса о распаде человеческих контактов: герои постоянно говорят как бы сами с собой, они не в состоянии понять друг друга. Но при всем несходстве характеров и возрастов они – люди одного круга, их волнуют схожие проблемы.
В этом противоречии, двойственности, одновременной открытости и замкнутости и заключается трагизм пьесы. Многие критики увидели в ней «зенит чеховского пессимизма», «тоску» как главный мотив пьесы. Но я считаю, что правы были не они, а писатель Леонид Андреев, утверждавший, что в «Трех сестрах» жизнь «засияла победным светом».

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Чехов А.П. / Три сестры / К чему стремятся и в чём разочаровываются героини пьесы А.П.Чехова «Три сестры»?

Смотрите также по произведению “Три сестры”:

К чему стремятся и в чем разочаровываются героини пьесы А. П. Чехова «Три сестры»?

Пьесу «Три сестры» Чехов писал в Ялте, в самом начале нового века. И хотя пьеса была названа им драмой, в ней трагические мотивы переплетаются с комическими, много смеха, радости, музыки, к которым тянутся герои. Ощущение близости «здоровой, сильной бури» пронизывает пьесу. События начинают разворачиваться ранней весной, когда открываются первые рамы, в комнаты проникает шум улицы, согретый солнцем воздух. Создается особая атмосфера рождающейся влюбленности, ожидания счастья. Вспыхивают горячие споры о будущем, о смысле жизни, и надежды на близкие перемены кажутся такими реальными: вот стоит только переехать из провинции в Москву, и там начнется новая, настоящая жизнь.

Заканчивается же пьеса холодным осенним днем, когда улетают журавли, опадают листья и жизнь в городе замирает. Сестры остаются одни, все их надежды сгорают. Между тем погожим весенним днем и этой осенью проходит длинный-длинный ряд дней, тех самых будней, которые и производят свое опустошающее действие. В этой пьесе Чехов еще более настойчиво и в то же время мягко отказывается от прямого противоборства характеров, интересов. Настоящим противником трех сестер выступает одна лишь мещанка Наташа, жена их безвольного брата Андрея, которая постепенно прибирает весь дом к рукам. По отношению к сестрам оказывается враждебной вся окружающая их жизнь, «уклонившаяся от нормы».
Трагизм повседневности – особая форма драмы, наблюдаемая Чеховым. Перед нами не та исключительная ситуация, которая диктует ее участникам «открытое действие». Нет, писатель берет не ту прямую революционную ситуацию, которая . требует активной разрядки, взрыва, лозунга, голоса оружия. Он словно говорит: как жить человеку не в момент «бури», а до и после нее, в те долгие-долгие годы, когда неясен прямой враг, когда разрядка отрицательных эмоций либо невозможна, либо иллюзорна? Вот тогда и наступает длительная стадия «скрытого драматизма», сдержанных эмоций, активного торможения, требующая от человека не меньше, а может быть, и больше мужества, запаса воли и терпения, чем в моменты прямолинейных импульсивных действий и баррикадных боев, рождающих ко времени образы-лозунги.
Несправедливо было бы поэтому упрекать сестер Прозоровых в том, что они пассивны, «не борются» против Наташи, что лишь «уступают» ее натиску. Неспра- . ведливо было бы из-за этого лишать их «права на драму». Борьба за дом, за «место в жизни», за «материальное благополучие» – удел пошлых натур, полагает Чехов. Бездействие чеховских героев, исторически предопределенное, есть «массовый гамлетизм», свидетельство того, что «действие принадлежит черным силам быта».
Новые формы драматизма «самой жизни», открытые Чеховым, заставили его пересмотреть и традиционное представление о виновнике беды. В самом деле, кто виноват в трагедии трех сестер? Внеличный характер конфликта диктует неоднозначный ответ на этот вопрос. Виновна не только мещанка Наташа, не только безвольность окружающих мужчин и пассивность самих женщин, но и весь уклад жизни в целом. Весь строй современной действительности враждебен простому человеческому счастью.
Жизнь на каждом шагу обманывает сестер, говорит им свое «нельзя». Мечта о Москве, казавшаяся такой близкой, легко достижимой, становится призрачной. Билет «в Москву» нельзя купить по той простой причине, что это билет в несбыточное счастье. Бодрые надежды постепенно сменяются тоской, стон «в Москву, в Москву» – жестокой реальностью: «В Москву мы не уедем». Призывы к труду, вначале такие радостные, казавшиеся панацеей от всех бед, со временем тускнеют. «Работать, работать! – весело зовет вначале Ирина – В жаркую погоду так иногда хочется пить, как мне захотелось работать». Но «труд без поэзии, без мыслей» приносит одну усталость и разочарование, превращается в постылую обузу. Ирина сникла, похудела, не любит свою работу на телеграфе. Нет, это совсем не то, о чем она мечтала
Надежда на личное счастье тоже обманывает сестер. Старшая, Ольга, учительница гимназии, так хотела бы выйти замуж, кажется, пошла бы без любви, «кто бы ни посватал». Но время идет, Ольга постарела, она уже начальница гимназии, но по-прежнему одинока. Средняя сестра, Маша, «берет свое счастье урывочками», становится «злющей», но полк из города переводят в «царство Польское», и наступает горькое расставание с любовью. Младшая, Ирина, еще «не любила ни разу в жизни», не может полюбить и Тузенбаха, ее душа – как «дорогой рояль», который заперт, а «ключ потерян».
Даже в простом, бесхитростном празднике жизнь отказывает сестрам. Череда будней, скука повседневности, кажется, вот-вот прервется. Зимний святочный вечер. Ждут ряженых. В гостиной Прозоровых снова затевается спор о счастье, о смысле жизни, уже посыпались шутки, смех. Тузенбах садится за рояль. Маша начинает вальсировать. Внезапно музыка обрывается: Наташа не велела – «Бобик нездоров». Ряженых не пускают. Праздник оказывается под запретом. Будни сильнее праздников.
Так сгорают все надежды сестер. В этом смысле ночной пожар третьего акта символичен. Ощущение наступающей бездомности, бесприютности входит в Про-зоровский дом. Образ дома, домашнего очага, насиженного гнезда у Чехова обычно несет в себе надежную тему уюта, тепла, крова, крыши над головой. Мирный быт может защитить человека от враждебного окружения. Во время пожара Прозоровский дом становится пристанищем для погорельцев, он распахнут сквознякам, люди всю ночь маются, дремлют сидя, как на вокзале. Тема гонимости, «антидомашности», обездоленности завершается в последнем акте. Это акт прощания. Слезы, боль потерь, горечь одиночества сливаются с высокой поэтической мелодией долга как необходимости жить, жить, несмотря ни на что, терпеть и верить, что «страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас. ». «Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем. Если бы знать, если бы знать!» Сестры стоят, прижавшись друг к другу, словно освещенные светом из вечности.

Cочинение «К чему стремятся и в чем разочаровываются героини пьесы А. П. Чехова «Три сестры»»

Пьесу «Три сестры» Чехов писал в Ялте, в самом начале нового века. И хотя пьеса была названа им драмой, в ней трагические мотивы переплетаются с комическими, много смеха, радости, музыки, к которым тянутся герои. Ощущение близости «здоровой, сильной бури» пронизывает пьесу. События начинают разворачиваться ранней весной, когда открываются первые рамы, в комнаты проникает шум улицы, согретый солнцем воздух. Создается особая атмосфера рождающейся влюбленности, ожидания счастья. Вспыхивают горячие споры о будущем, о смысле жизни, и надежды на близкие перемены кажутся такими реальными: вот стоит только переехать из провинции в Москву, и там начнется новая, настоящая жизнь.

Заканчивается же пьеса холодным осенним днем, когда улетают журавли, опадают листья и жизнь в городе замирает. Сестры остаются одни, все их надежды сгорают. Между тем погожим весенним днем и этой осенью проходит длинный-длинный ряд дней, тех самых будней, которые и производят свое опустошающее действие. В этой пьесе Чехов еще более настойчиво и в то же время мягко отказывается от прямого противоборства характеров, интересов. Настоящим противником трех сестер выступает одна лишь мещанка Наташа, жена их безвольного брата Андрея, которая постепенно прибирает весь дом к рукам. По отношению к сестрам оказывается враждебной вся окружающая их жизнь, «уклонившаяся от нормы».
Трагизм повседневности – особая форма драмы, наблюдаемая Чеховым. Перед нами не та исключительная ситуация, которая диктует ее участникам «открытое действие». Нет, писатель берет не ту прямую революционную ситуацию, которая . требует активной разрядки, взрыва, лозунга, голоса оружия. Он словно говорит: как жить человеку не в момент «бури», а до и после нее, в те долгие-долгие годы, когда неясен прямой враг, когда разрядка отрицательных эмоций либо невозможна, либо иллюзорна? Вот тогда и наступает длительная стадия «скрытого драматизма», сдержанных эмоций, активного торможения, требующая от человека не меньше, а может быть, и больше мужества, запаса воли и терпения, чем в моменты прямолинейных импульсивных действий и баррикадных боев, рождающих ко времени образы-лозунги.
Несправедливо было бы поэтому упрекать сестер Прозоровых в том, что они пассивны, «не борются» против Наташи, что лишь «уступают» ее натиску. Неспра- . ведливо было бы из-за этого лишать их «права на драму». Борьба за дом, за «место в жизни», за «материальное благополучие» – удел пошлых натур, полагает Чехов. Бездействие чеховских героев, исторически предопределенное, есть «массовый гамлетизм», свидетельство того, что «действие принадлежит черным силам быта».
Новые формы драматизма «самой жизни», открытые Чеховым, заставили его пересмотреть и традиционное представление о виновнике беды. В самом деле, кто виноват в трагедии трех сестер? Внеличный характер конфликта диктует неоднозначный ответ на этот вопрос. Виновна не только мещанка Наташа, не только безвольность окружающих мужчин и пассивность самих женщин, но и весь уклад жизни в целом. Весь строй современной действительности враждебен простому человеческому счастью.
Жизнь на каждом шагу обманывает сестер, говорит им свое «нельзя». Мечта о Москве, казавшаяся такой близкой, легко достижимой, становится призрачной. Билет «в Москву» нельзя купить по той простой причине, что это билет в несбыточное счастье. Бодрые надежды постепенно сменяются тоской, стон «в Москву, в Москву» – жестокой реальностью: «В Москву мы не уедем». Призывы к труду, вначале такие радостные, казавшиеся панацеей от всех бед, со временем тускнеют. «Работать, работать! – весело зовет вначале Ирина – В жаркую погоду так иногда хочется пить, как мне захотелось работать». Но «труд без поэзии, без мыслей» приносит одну усталость и разочарование, превращается в постылую обузу. Ирина сникла, похудела, не любит свою работу на телеграфе. Нет, это совсем не то, о чем она мечтала
Надежда на личное счастье тоже обманывает сестер. Старшая, Ольга, учительница гимназии, так хотела бы выйти замуж, кажется, пошла бы без любви, «кто бы ни посватал». Но время идет, Ольга постарела, она уже начальница гимназии, но по-прежнему одинока. Средняя сестра, Маша, «берет свое счастье урывочками», становится «злющей», но полк из города переводят в «царство Польское», и наступает горькое расставание с любовью. Младшая, Ирина, еще «не любила ни разу в жизни», не может полюбить и Тузенбаха, ее душа – как «дорогой рояль», который заперт, а «ключ потерян».
Даже в простом, бесхитростном празднике жизнь отказывает сестрам. Череда будней, скука повседневности, кажется, вот-вот прервется. Зимний святочный вечер. Ждут ряженых. В гостиной Прозоровых снова затевается спор о счастье, о смысле жизни, уже посыпались шутки, смех. Тузенбах садится за рояль. Маша начинает вальсировать. Внезапно музыка обрывается: Наташа не велела – «Бобик нездоров». Ряженых не пускают. Праздник оказывается под запретом. Будни сильнее праздников.
Так сгорают все надежды сестер. В этом смысле ночной пожар третьего акта символичен. Ощущение наступающей бездомности, бесприютности входит в Про-зоровский дом. Образ дома, домашнего очага, насиженного гнезда у Чехова обычно несет в себе надежную тему уюта, тепла, крова, крыши над головой. Мирный быт может защитить человека от враждебного окружения. Во время пожара Прозоровский дом становится пристанищем для погорельцев, он распахнут сквознякам, люди всю ночь маются, дремлют сидя, как на вокзале. Тема гонимости, «антидомашности», обездоленности завершается в последнем акте. Это акт прощания. Слезы, боль потерь, горечь одиночества сливаются с высокой поэтической мелодией долга как необходимости жить, жить, несмотря ни на что, терпеть и верить, что «страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас. ». «Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем. Если бы знать, если бы знать!» Сестры стоят, прижавшись друг к другу, словно освещенные светом из вечности.

К чему стремятся и в чём разочаровываются героини пьесы А. П. Чехова Три сестры?: сочинение

К чему стремятся и в чем разочаровываются героини пьесы А.П. Чехова «Три сестры»?

Пьеса «Три сестры» была написана Чеховым в 1900 году, когда вся Россия стояла на пороге перемен и когда особенно остро встала проблема пошлости, обывательщины, мещанства.

Героини пьесы, сестры Прозоровы, живут в маленьком провинциальном городке, где служил их отец, бригадный генерал, но родились они в Москве, которую помнят и в которую стремятся. Москва становится для сестер символом какой-то новой, прекрасной жизни. Они мечтают уехать в Москву, чтобы быть подальше от того мещанства и нравственного застоя, которые царят в их городе. Сестры очень образованные, умные девушки, но оценить их по достоинству некому, кроме офицеров временно размещенной в городе бригады. Старшая сестра, Ольга, служит в гимназии, эта работа не заполняет всей ее жизни, не удовлетворяет ее, она постоянно жалуется на загруженность, в первом действии она ходит по сцене, проверяя ученические тетради. Сестра Маша вышла замуж в восемнадцать лет за учителя гимназии, который ей казался очень умным, но за годы брака она поняла все его духовное убожество и пошлость и полностью разочаровалась в нем. Ее муж постоянно всем доволен, он ни к чему не стремится, он уверен в собственном совершенстве: «А мне вот всю мою жизнь везет, я счастлив, вот имею даже Станислава второй степени. Конечно, я умный человек, умнее очень многих. » Младшая сестра, Ирина, обрисована в пьесе наиболее полно. Действие «Трех сестер» начинается в день ее именин, Ирина радуется жизни, в ней кипят надежды и желания: «Скажите мне, отчего я сегодня так счастлива? Точно я на парусах, надо мною широкое голубое небо и носятся большие белые птицы. Отчего это? Отчего?» Сестры страдают оттого, что не могут найти себя в этом мире пошлости и мещанства: «В этом городе знать три языка ненужная роскошь. Даже и не роскошь, а какой-то ненужный придаток, вроде шестого пальца. Мы знаем много лишнего». В первом действии Ирина наивно восклицает: «Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги». Однако, когда Ирина идет работать на телеграф, ее восторги прекращаются: «Надо поискать другую должность, а эта не по мне. Чего я так хотела, о чем мечтала, того-то в ней именно и нет. Труд без поэзии, без мыслей. » Весь трагизм положения сестер в том, что они, подчиняясь общему равнодушию и эгоизму, постепенно сами теряют что-то очень важное в себе. Ирина нагрубила на телеграфе даме, посылавшей телеграмму о смерти своего сына и забывшей адрес: «Так глупо вышло», — говорит она. Маша, влюбленная в Вершинина, досадуя, что того вызвали к жене, совершившей попытку отравиться, срывает свое раздражение на няне, которой исполнилось восемьдесят лет: «Отстань! Пристаешь тут, покоя от тебя нет. Надоела ты мне, старая!» Каждая из сестер занята лишь собой. В их доме постоянно ведутся разговоры о будущей жизни, все мечтают о будущем счастье, не понимая, что жизнь нельзя откладывать на потом. Андрей Прозоров, мечтавший когда-то стать профессором, занимается рутиной, работая в земской управе, он говорит: «Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему. » Но почему ни он сам, будучи очень талантливым, ни его сестры не могут стать такими людьми, которым хотелось бы подражать? Они только жалуются на жизнь, мечтают, недовольны своим настоящим и рвутся в Москву. Но прав Вершинин, говоря им: «Вы не будете замечать Москвы, когда будете жить в ней. Счастья у нас нет и не бывает, мы только желаем его». В дом сестер, символизирующий их жизнь, вползает «шершавое животное» Наташа, которая разрушит окончательно их мечты. Наташа — это воплощенная пошлость, ее все презирают в доме сестер, но никто не может дать ей отпор. Сестры бездеятельны, безвольны, не могут противостоять злу. В результате Ирина собирается выйти замуж за нелюбимого Тузенбаха, только чтобы уехать из этого города. Но его убивают на дуэли, и ей придется в одиночку искать смысл жизни. В финале драмы сестры, все потеряв, прижавшись друг к другу, стоят, слушая музыку, которая сопровождает уход из города военных. В словах Ольги звучит надежда на то, что когда-нибудь придет понимание, зачем жить: «Пройдет время, и мы уйдем навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас. О милые сестры, жизнь наша еще не кончена. Будем жить! Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем. Если бы знать, если бы знать!»

В пьесе «Три сестры» Чехов показал стремление лучших людей того времени найти смысл жизни, стремление быть полезными другим, мечты об осмысленной прекрасной жизни, и в то же время неспособность многих представителей интеллигенции противостоять окружающей их пошлости и мещанству. Но конец пьесы остается открытым: может быть, после всех потерь и разочарований сестры Прозоровы найдут в себе нравственные силы начать новую жизнь, соответствующую их идеалам и мечтам.

«К чему стремятся и в чём разочаровываются героини пьесы «Три сестры»?»

«Три сестры» — первая пьеса Чехова, написанная специально для Художественного театра по настоятельной просьбе его руководителей. Ни в одной из предыдущих пьес не разворачивал автор с такой свободой новую манеру построения произведения.

«Три сестры» — самая чеховская из всех чеховских пьес. В ней меньше всего сюжетности, больше всего раздумий о неумолимом течении времени, о «собственных законах жизни», не зависящих от воли людей. В этой пьесе много несчастных героев, несбывшихся мечтаний, несостоявшихся событий, несовершённых поступков. Перед нами — драма ожиданий, ни одно из которых не оправдается.

Лейтмотив пьесы — «В Москву! В Москву!» При этом Москва — не город, где прошло детство сестёр, не географическое понятие, не вторая столица России… Она — символ, мечта, надежда, навязчивая идея, крик души. Но … «Нет, не выйдет», «…Никогда мы не уедем в Москву…» — безнадежно говорит Ирина.

Главная идея пьесы — тоска по труду, реальной и общеполезной деятельности, мечты о жизни, когда в России все будут трудиться и находить в этом наслаждение. В «Трех сестрах» труд показан как необходимое условие жизни, становления человека. Можно сказать, что именно в этой пьесе мысль о необходимости труда для всех особенно важна.

У всех героев пьесы есть своё определённое дело, чин, звание, которые, казалось бы, обязывают каждого из них быть чем-то занятым и занимать определенное положение в обществе. На самом же деле все они оказываются выбитыми из колеи, не испытывают никакого интереса к делу и к призванию. Наоборот, герои презирают свой образ жизни, жаждут чего-то нового, более достойного. В таком же положении оказываются и три сестры: Ольга, Маша и Ирина Прозоровы. Мировоззрение Ольги можно выразить так: этика существует благодаря «не слышу» и ради «не слышу». Ольга не противостоит Наташе, когда та оскорбляет Анфису. Маша рассказывает Ольге о любви к Вершинину — Ольга демонстративно уходит.

Более всех открыта абсурду и готова принять его Маша: «Эта жизнь, проклятая, невыносимая…» Она предается иллюзиям о работе, изменяет мужу. Следовательно, приняв абсурд, можно жить и даже быть счастливой. Однако такое счастье недолговечно.

Когда-то, одиннадцать лет тому назад, покойный отец сестер, военный, получил бригаду и выехал с семьей из Москвы. Осиротев, оставшись без матери и отца, девушки затосковали по родине. Им хочется в Москву, на Старую Басманную. Мечта Ирины: «В Москву! в Москву! В Москву!». Но ей не просто хочется переехать в другой город. Когда-то критика острила по этому поводу: чего сестрам недостаёт? Купите билет на поезд и отправляйтесь в столицу! Но мечты сестер имеют символическое значение. Москва — не только их родина, на которую всегда будет тянуть человека. Для них Москва — это возвышенная жизнь, труд и дерзание. В слове «Москва» для героинь много «слилось» и многое «отозвалось».

Сестры заняты нелюбимым делам. Ольга учительствует в гимназии, Ирина сначала работала на телеграфе, потом — в городской управе, Маша пребывает в «мерехлюндии». Все они знают французский и немецкий языки, а Ирина — еще и итальянский. Но зачем эти языки в здешнем городе? Беда не только в том, что события разворачиваются в глухомани, но и в том, что сёстры мало приспособлены к настоящему труду. Напрямик это высказывает Ирина, которую все любят в семье и которая больше остальных рвется к настоящему делу: «Мы родились от людей, презиравших труд…»

В Ирину влюбляются Тузенбах и Соленый. Но первому она не отвечает взаимностью, а второй ей просто противен, как циник и ничтожество.

Сестёр объединяет главное — все они грезят о другой жизни. Маша — самая мечтательная из всех. Её внутренние размышления, переживания вырываются кстати и некстати навязчивым фразами: «У лукоморья дуб зеленый». Для Ирины этот сказочный мир будущего выражается в словах: «В Москву!”

Разбиваются надежды, разбиваются вдребезги фарфоровые часы матери, потерян ключ от шкапа… Разбиты, потеряны вещи — разбиты судьбы героев, закрыты от посторонних взглядов души… Всё это придает пьесе трагическое звучание, определяет её минорную тональность. Персонажи произведения расстаются друг с другом, со своими мечтами. «Три сестры» — пьеса о распаде человеческих контактов: герои постоянно говорят как бы сами с собой, они не в состоянии понять друг друга. Но при всем несходстве характеров и возрастов они — люди одного круга, их волнуют схожие проблемы.

В этом противоречии, двойственности, одновременной открытости и замкнутости и заключается трагизм пьесы. Многие критики увидели в ней «зенит чеховского пессимизма», «тоску» как главный мотив пьесы. Но я считаю, что правы были не они, а писатель Леонид Андреев, утверждавший, что в «Трех сестрах» жизнь «засияла победным светом».

К чему стремятся и в чем разочаровываются героини пьесы Чехова Три сестры

Пьеса «Три сестры» была написана Чеховым в 1900 году, когда вся Россия стояла на пороге перемен и когда особенно остро встала проблема пошлости, обывательщины, мещанства.

Героини пьесы, сестры Прозоровы, живут в маленьком провинциальном городке, где служил их отец, бригадный генерал, но родились они в Москве, которую помнят и в которую стремятся. Москва становится для сестер символом какой-то новой, прекрасной жизни. Они мечтают уехать в Москву, что быть подальше от того мещанства и нравственного застоя, которые царят в их городе. Сестры очень образованные, умные девушки, но оценить их по достоинству некому, кроме офицеров временно размещенной в городе бригады. Старшая сестра, Ольга, служит в гимназии, эта работа не заполняет всей ее жизни, не удовлетворяет ее, она постоянно жалуется на загруженность, в первом действии она ходит по сцене, проверяя ученические тетради. Сестра Маша вышла замуж в восемнадцать лет за учителя гимназии, который ей казался очень умным, но за годы брака она поняла все его духовное убожество и пошлость и полностью разочаровалась в нем. Ее муж постоянно всем доволен, он ни к чему не стремится, он уверен в собственном совершенстве: «А мне вот всю мою жизнь везет, я счастлив, вот имею даже Станислава второй степени… Конечно, я умный человек, умнее очень многих…» Младшая сестра, Ирина, обрисована в пьесе наиболее полно. Действие «Трех сестер» начинается в день ее именин, Ирина радуется жизни, в ней кипят надежды и желания: «Скажите мне, отчего я сегодня так счастлива? Точно я на парусах, надо мною широкое голубое небо и носятся большие белые птицы. Отчего это? Отчего?» Сестры страдают оттого, что не могут найти себя в этом мире пошлости и мещанства: «В этом городе знать три языка ненужная роскошь. Даже и не роскошь, а какой-то ненужный придаток, вроде шестого пальца. Мы знаем много лишнего». В первом действии Ирина наивно восклицает: «Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги». Однако когда Ирина идет работать на телеграф, ее восторги прекращаются: «Надо поискать другую должность, а эта не по мне. Чего я так хотела, о чем мечтала, того-то в ней именно и нет. Труд без поэзии, без мыслей…» Весь трагизм положения сестер в том, что они, подчиняясь общему равнодушию и эгоизму, постепенно сами теряют что-то очень важное в себе. Ирина нагрубила на телеграфе даме, посылавшей телеграмму о смерти своего сына и забывшей адрес: «Так глупо вышло», — говорит она. Маша, влюбленная в Вершинина, досадуя, что того вызвали к жене, совершившей попытку отравиться, срывает свое раздражение на няне, которой исполнилось восемьдесят лет: «Отстань! Пристаешь тут, покоя от тебя нет…Надоела ты мне, старая!» Каждая из сестер занята лишь собой. В их доме постоянно ведутся разговоры о будущей жизни, все мечтают о будущем счастье, не понимая, что жизнь нельзя откладывать на потом. Андрей Прозоров, мечтавший когда-то стать профессором, занимается рутиной, работая в земской управе, он говорит: «Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему…» Но почему ни он сам, будучи очень талантливым, ни его сестры не могут стать такими людьми, которым хотелось бы подражать? Они только жалуются на жизнь, мечтают, недовольны своим настоящим и рвутся в Москву. Но прав Вершинин, говоря им: «Вы не будете замечать Москвы, когда будете жить в ней. Счастья у нас нет и не бывает, мы только желаем его». В дом сестер, символизирующий их жизнь, вползает «шершавое животное» Наташа, которая разрушит окончательно их мечты. Наташа — это воплощенная пошлость, ее все презирают в доме сестер, но никто не может дать ей отпор. Сестры бездеятельны, безвольны, не могут противостоять злу. В результате Ирина собирается выйти замуж за нелюбимого Тузенбаха, только чтобы уехать из этого города. Но его убивают на дуэли, и ей придется в одиночку искать смысл жизни. В финале драмы сестры, все потеряв, прижавшись друг к другу, стоят, слушая музыку, которая сопровождает уход из города военных. В словах Ольги звучит надежда на то, что когда-нибудь придет понимание, зачем жить: «Пройдет время, и мы уйдем навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас…О милые сестры, жизнь наша еще не кончена. Будем жить! Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем…Если бы знать,
если бы знать!»

В пьесе «Три сестры» Чехов показал стремление лучших людей того времени найти смысл жизни, стремление быть полезными другим, мечты об осмысленной прекрасной жизни, и в то же время неспособность многих представителей интеллигенции противостоять окружающей их пошлости и мещанству. Но конец пьесы остается открытым: может быть, после всех потерь и разочарований сестры Прозоровы найдут в себе нравственные силы начать новую жизнь, соответствующую их идеалам и мечтам.

Читайте также:  Осуждение пошлости в рассказах Чехова: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×