Деградация «маленьких людей» в рассказах Чехова: сочинение

«Деградация «маленьких людей» в рассказах Чехова»

Я не стану излагать содержание его рассказа «Овраг», это одно из тех его произведений, в которых содержания гораздо больше, чем слов. Чехов как стилист единственный из художников нашего времени, в высокой степени усвоивший искусство писать так, «чтобы словам было тесно, мыслям — просторно». И если б я начал последовательно излагать содержание его рассказа, то мое изложение было бы больше по размерам, чем самый рассказ.

Передавать содержание рассказов Чехова еще и потому нельзя, что все они, как дорогие и тонкие кружева, требуют осторожного обращения с собою и не выносят прикосновения грубых рук, которые могут только смять их.

Все эти люди, хорошие и дурные, живут в рассказах Чехова именно так, как они живут в действительности. В рассказах Чехова нет ничего такого, чего не было бы в действительности. Страшная сила его таланта именно в том, что он никогда ничего не выдумывает от себя, не изображает того, «чего нет на свете», но что, быть может, и хорошо, может быть, и желательно. Он никогда не приукрашивает людей, и те, кто его не любят, — такие, впрочем, совсем уже вымирают, — не любят его именно за это, хотя и объясняют свою неприязнь иначе.

Они, в сущности, просто чувствуют себя обиженными, когда видят свое отражение в этом удивительном огромном зеркале — сердце автора. Им становится стыдно за себя, и они немножко злятся. Это можно простить им — всякий современный человек нуждается в подрисовке не меньше любой старой кокетки. Он ведь страшно много прожил сердца на обожание профессора Серебрякова, в книгах которого, как «дядя Ваня», двадцать пять лет видел руководство к жизни, а жизнь промигал. Чехов очень много написал маленьких комедий о людях, проглядевших жизнь, и этим нажил себе множество неприятелей. Он не говорит нового, но то, что он говорит, выходит у него потрясающе убедительно и просто, до ужаса просто и ясно, не опровержимо верно.

И потом, речь его всегда облечена в удивительно красивую и тоже до наивности простую форму, и эта форма еще усиливает значение речи. Как стилист Чехов недосягаем, и будущий историк литературы, говоря о росте русского языка, скажет, что язык этот создали Пушкин, Тургенев и Чехов. Его упрекали отсутствии миросозерцания. Нелепый упрек! Миросозерцание в широком смысле слова есть нечто необходимо свойственное человеку, потому что оно есть личное представление человека о мире и о своей роли в нем.

У Чехова есть нечто большее, чем миросозерцание, — он овладел своим представлением жизни и, таким образом, стал выше ее. Он освещает ее скуку, ее нелепости, ее стремления, весь ее хаос с высшей точки зрения. И хотя эта точка зрения неуловима, не поддается определению — быть может, потому, что высока, — но она всегда чувствовалась в его рассказах и все ярче пробивается в них. Все чаще слышится в его рассказах грустный, но тяжелый и меткий упрек людям за их неуменье жить, все красивее светит в них сострадание к людям и — это главное! — звучит что-то простое, сильное, примиряющее всех и вся. Его скорбь о людях очеловечивает и сыщика и грабителя-лавочника, всех, кого она коснется. «Понять — значит простить» — это давно сказано, и это сказано верно. Чехов понимает и говорит — простите! И еще говорит — помогите! Помогите жить людям, помогайте друг другу!

Он обладал искусством находить и оттенять пошлость — искусством, которое доступно только человеку высоких требований к жизни, которое создается лишь горячим желанием видеть людей простыми, красивыми, гармоничными. Пошлость всегда находила в нем жестокого и острого судью.

В его серых, грустных глазах почти всегда мягко искрилась тонкая насмешка, но порою эти глаза становились холодны, остры и жестки; в такие минуты его гибкий задушевный голос звучал тверже, и тогда — мне казалось, что этот скромный, мягкий человек, если он найдет нужным, может встать против враждебной ему силы крепко, твердо и не уступит ей. Порою же казалось мне, что в его отношении к людям было чувство какой-то безнадежности, близкое к холодному, тихому отчаянию. — Странное существо русский человек! — сказал он однажды. — В нем, как в решете, ничего не задерживается.

В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нем остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески — надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого. Архитектор, выстроив два-три приличных дома, садится играть в карты, играет всю жизнь или же торчит за кулисами театра. Доктор, если он имеет практику, перестает следить за наукой, ничего, кроме «Новостей терапии», не читает и в сорок лет серьезно убежден, что все болезни — простудного происхождения.

Я не встречал ни одного чиновника, который хоть немножко понимал бы значение своей работы: обыкновенно он сидит в столице или губернском городе, сочиняет бумаги и посылает в Змиев и Сморгонь для исполнения. А кого эти бумаги лишат свободы движения в Змиеве и Сморгони, — об этом чиновник думает так же мало, как атеист о мучениях ада. Сделав себе имя удачной защитой, адвокат уже перестает заботиться о защите правды, а защищает только право собственности, играет на скачках, ест устриц и изображает собой тонкого знатока всех искусств. Актер, сыгравши сносно две-три роли, уже не учит больше ролей, а надевает цилиндр и думает, что он гений. Вся Россия — страна каких- то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них — собачья: бьют их — они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают — они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками. Тоскливое и холодное презрение звучало в этих словах. Но, презирая, он сожалел.

В юности пошлость кажется только забавной и ничтожной, но понемногу она окружает человека, своим серым туманом пропитывает мозг и кровь его, как яд и угар, и человек становится похож на старую вывеску, изъеденную ржавчиной: как будто что- то изображено на ней, а что? — не разберешь. Антон Чехов уже в первых рассказах своих умел открыть в тусклом море пошлости ее трагически мрачные шутки; стоит только внимательно прочитать его «юмористические» рассказы, чтобы убедиться, как много за смешными словами и положениями — жестокого и противного скорбно видел и стыдливо скрывал автор.

Он был как-то целомудренно скромен, он не позволял себе громко и открыто сказать людям: «да будьте же вы. порядочнее!» — тщетно надеясь, что они сами догадаются о настоятельной необходимости для них быть порядочнее. Ненавидя все пошлое и грязное, он описывал мерзости жизни благородным языком поэта, с мягкой усмешкой эгоиста, и за прекрасной внешностью его рассказов мало заметен полный горького упрека их внутренний смысл.

И в каждом из юмористических рассказов Антона Павловича я слышу тихий, глубокий вздох сострадания к людям, которые не умеют уважать свое человеческое достоинство и, без сопротивления подчиняясь грубой силе, живут, как рабы, ни во что не верят, кроме необходимости каждый день хлебать возможно более жирные щи, и ничего не чувствуют, кроме страха, как бы кто-нибудь сильный и наглый не побил их. Никто не понимал так ясно и тонко, как Антон Чехов, трагизм мелочей жизни, никто до него не умел так беспощадно правдиво нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни в тусклом хаосе мещанской обыденщины.

Его врагом была пошлость; он всю жизнь боролся с ней, ее он осмеивал и ее изображал бесстрастным, острым пером, умея найти плесень пошлости даже там, где с первого взгляда, казалось, все устроено очень хорошо, удобно, даже — с блеском.

Деградация «маленьких людей» в рассказах Чехова

Я не стану излагать содержание его рассказа «Овраг», это одно из тех его произведений, в которых содержания гораздо больше, чем слов. Чехов как стилист единственный из художников нашего времени, в высокой степени усвоивший искусство писать так, «чтобы словам было тесно, мыслям — просторно». И если б я начал последовательно излагать содержание его рассказа, то мое изложение было бы больше по размерам, чем самый рассказ.

Передавать содержание рассказов Чехова еще и потому нельзя, что все они, как дорогие и тонкие кружева, требуют осторожного обращения с собою и не выносят прикосновения грубых рук, которые могут только смять их.

Все эти люди, хорошие и дурные, живут в рассказах Чехова именно так, как они живут в действительности. В рассказах Чехова нет ничего такого, чего не было бы в действительности. Страшная сила его таланта именно в том, что он никогда ничего не выдумывает от себя, не изображает того, «чего нет на свете», но что, быть может, и хорошо, может быть, и желательно. Он никогда не приукрашивает людей, и те, кто его не любят, — такие, впрочем, совсем уже вымирают, — не любят его именно за это, хотя и объясняют свою неприязнь иначе.

Они, в сущности, просто чувствуют себя обиженными, когда видят свое отражение в этом удивительном огромном зеркале — сердце автора. Им становится стыдно за себя, и они немножко злятся. Это можно простить им — всякий современный человек нуждается в подрисовке не меньше любой старой кокетки. Он ведь страшно много прожил сердца на обожание профессора Серебрякова, в книгах которого, как «дядя Ваня», двадцать пять лет видел руководство к жизни, а жизнь промигал. Чехов очень много написал маленьких комедий о людях, проглядевших жизнь, и этим нажил себе множество неприятелей. Он не говорит нового, но то, что он говорит, выходит у него потрясающе убедительно и просто, до ужаса просто и ясно, не опровержимо верно.

И потом, речь его всегда облечена в удивительно красивую и тоже до наивности простую форму, и эта форма еще усиливает значение речи. Как стилист Чехов недосягаем, и будущий историк литературы, говоря о росте русского языка, скажет, что язык этот создали Пушкин, Тургенев и Чехов. Его упрекали отсутствии миросозерцания. Нелепый упрек! Миросозерцание в широком смысле слова есть нечто необходимо свойственное человеку, потому что оно есть личное представление человека о мире и о своей роли в нем.

Читайте также:  Чайка новый этап в творчестве Чехова: сочинение

У Чехова есть нечто большее, чем миросозерцание, — он овладел своим представлением жизни и, таким образом, стал выше ее. Он освещает ее скуку, ее нелепости, ее стремления, весь ее хаос с высшей точки зрения. И хотя эта точка зрения неуловима, не поддается определению — быть может, потому, что высока, — но она всегда чувствовалась в его рассказах и все ярче пробивается в них. Все чаще слышится в его рассказах грустный, но тяжелый и меткий упрек людям за их неуменье жить, все красивее светит в них сострадание к людям и — это главное! — звучит что-то простое, сильное, примиряющее всех и вся. Его скорбь о людях очеловечивает и сыщика и грабителя-лавочника, всех, кого она коснется. «Понять — значит простить» — это давно сказано, и это сказано верно. Чехов понимает и говорит — простите! И еще говорит — помогите! Помогите жить людям, помогайте друг другу!

Он обладал искусством находить и оттенять пошлость — искусством, которое доступно только человеку высоких требований к жизни, которое создается лишь горячим желанием видеть людей простыми, красивыми, гармоничными. Пошлость всегда находила в нем жестокого и острого судью.

В его серых, грустных глазах почти всегда мягко искрилась тонкая насмешка, но порою эти глаза становились холодны, остры и жестки; в такие минуты его гибкий задушевный голос звучал тверже, и тогда — мне казалось, что этот скромный, мягкий человек, если он найдет

В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нем остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески — надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого. Архитектор, выстроив два-три приличных дома, садится играть в карты, играет всю жизнь или же торчит за кулисами театра. Доктор, если он имеет практику, перестает следить за наукой, ничего, кроме «Новостей терапии», не читает и в сорок лет серьезно убежден, что все болезни — простудного происхождения.

Я не встречал ни одного чиновника, который хоть немножко понимал бы значение своей работы: обыкновенно он сидит в столице или губернском городе, сочиняет бумаги и посылает в Змиев и Сморгонь для исполнения. А кого эти бумаги лишат свободы движения в Змиеве и Сморгони, — об этом чиновник думает так же мало, как атеист о мучениях ада. Сделав себе имя удачной защитой, адвокат уже перестает заботиться о защите правды, а защищает только право собственности, играет на скачках, ест устриц и изображает собой тонкого знатока всех искусств. Актер, сыгравши сносно две-три роли, уже не учит больше ролей, а надевает цилиндр и думает, что он гений. Вся Россия — страна каких- то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них — собачья: бьют их — они тихонько повизгивают и прячутся по своим конурам, ласкают — они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостиками. Тоскливое и холодное презрение звучало в этих словах. Но, презирая, он сожалел.

В юности пошлость кажется только забавной и ничтожной, но понемногу она окружает человека, своим серым туманом пропитывает мозг и кровь его, как яд и угар, и человек становится похож на старую вывеску, изъеденную ржавчиной: как будто что- то изображено на ней, а что? — не разберешь. Антон Чехов уже в первых рассказах своих умел открыть в тусклом море пошлости ее трагически мрачные шутки; стоит только внимательно прочитать его «юмористические» рассказы, чтобы убедиться, как много за смешными словами и положениями — жестокого и противного скорбно видел и стыдливо скрывал автор.

Он был как-то целомудренно скромен, он не позволял себе громко и открыто сказать людям: «да будьте же вы. порядочнее!» — тщетно надеясь, что они сами догадаются о настоятельной необходимости для них быть порядочнее. Ненавидя все пошлое и грязное, он описывал мерзости жизни благородным языком поэта, с мягкой усмешкой эгоиста, и за прекрасной внешностью его рассказов мало заметен полный горького упрека их внутренний смысл.

И в каждом из юмористических рассказов Антона Павловича я слышу тихий, глубокий вздох сострадания к людям, которые не умеют уважать свое человеческое достоинство и, без сопротивления подчиняясь грубой силе, живут, как рабы, ни во что не верят, кроме необходимости каждый день хлебать возможно более жирные щи, и ничего не чувствуют, кроме страха, как бы кто-нибудь сильный и наглый не побил их. Никто не понимал так ясно и тонко, как Антон Чехов, трагизм мелочей жизни, никто до него не умел так беспощадно правдиво нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни в тусклом хаосе мещанской обыденщины.

Его врагом была пошлость; он всю жизнь боролся с ней, ее он осмеивал и ее изображал бесстрастным, острым пером, умея найти плесень пошлости даже там, где с первого взгляда, казалось, все устроено очень хорошо, удобно, даже — с блеском.

Драма крушения человеческой личности в рассказе А. П. Чехова “Ионыч”

Школьное сочинение

В 90-е годы XIX века основной темой произведений А.П. Чехова стала тема интеллигенции, причем его интересовало общественное поведение этого слоя, его умственное и психологическое состояние. В целом ряде произведений писатель подвергает критике общественную пассивность, пошлость, равнодушие, отсутствие общественных. запросов среди интеллигенции. Чехов вскрыл и показал такое явление среди интеллигенции, как футлярность, которая является особым состоянием души, свойством человеческого характера, заключающимся в желании не вмешиваться в жизнь, в энергичной защите от внешнего мира. Таким футляром может быть наука, семейное гнездо, собственность, материальное благополучие.

Обратившись к одной из острых проблем современности, Чехов предметом изображения делает внешне незаметные внутренние изменения в мыслях, настроениях человека, в оценках себя и окружающего мира. Своеобразие творческой манеры Чехова в том, что социальные противоречия он осознает как кризисное состояние человека, из которого он или стремится выйти, или, наоборот, подчиняется и дает поглотить себя мелкой, пошлой жизни.

В 90-е годы Чехов главной творческой задачей делает испытание героя на прочность, на право быть личностью, умение остаться самим собой, уметь противостоять среде. Чехов не принимает формулу “среда заела”. Он считает, что человек должен уметь противостоять среде, пошлости, иначе он сам становится олицетворением мещанства, косности и гибнет как личность. В рассказе “Ионыч” как раз и представлен процесс изменения героя, духовная деградация личности, превращение из доброго человека, не лишенного даже поэтической жилки, в холодного дельца, в котором материальное полностью вытеснило духовное.

Перед читателем проходит путь главного героя Дмитрия Ионыча Старцева, показана постепенная неизбежная утрата живого восприятия жизни, потребности в человеческом общении, а вместо всего этого — “обретение”: жажда накопительства — когда материальное благополучие становится футляром, в котором герой замыкается, опошление, физическое и духовное ожирение.

В этом рассказе воплощается одна из главных черт художественной манеры Чехова — умение коротко говорить о значительных проблемах. Предметом небольшого по объему произведения стал большой отрезок жизни героя. Коротко рассказать об эволюции героя Чехову позволили художественные средства, которыми он пользовался: ступенчатость раскрытия жизненного пути героев. В жизни Старцева автор выделил четыре этапа: первый — приезд в город и знакомство с семьей Туркиных, второй — через год — роман с Котиком, третий — через четыре года — новая встреча с Котиком, и последний, четвертый — через несколько лет — окончательная деградация. В раскрытии этих этапов Чехов предельно лаконичен, но, тем не менее, перед читателем предстает процесс обнищания духа героя, ослабление его воли, силы сопротивления.

На первом этапе Дмитрий Старцев — молодой человек, только что назначенный земским врачом и поселившийся в Дялиже, недалеко от губернского города С. Он энергичен, полон сил, увлечен работой настолько, что даже в праздники не имеет свободного времени. Молодость и энергия подчеркнуты одной красноречивой деталью: “. Пройдя девять верст и потом ложась спать, он не чувствовал ни малейшей усталости”. В это время герой знакомится с семьей Туркиных, “самой образованной и талантливой” в городе. Но одни и те же шутки изо дня в день, пошлые анекдоты хозяина, однообразные развлечения, приевшиеся и всем надоевшие, говорят о том, что на самом деле жизнь этой семьи заурядна и типична. Старцев видит всю эту серость, даже пытается бороться с ней, но. влюбляется в Котика, и на глаза его словно падают розовые очки.

На втором этапе Старцев, хоть и работает, но уже меньше занят, появляется большая заинтересованность в личном благополучии. Герой еще способен по-молодому, свежо и непосредственно любить, но, получив отказ, довольно быстро успокаивается. Он прячется в “футляр”, отгораживается от всего мира, — обыватели еще раздражают его своими взглядами на жизнь, и у него пока нет близких друзей. Старцев прекрасно понимает, в какую трясину погружается, но даже не пытается сопротивляться обстоятельствам. Здесь Чехов делает акцент на одной, но очень важной детали: у Старцева появилась пара лошадей и кучер Пантелеймон в бархатной жилетке. Доктор перестает ходить пешком, страдает одышкой, любит закусить, а главным развлечением, в которое “он втянулся незаметно, мало-помалу”, становится любование добытыми практикой зелеными и белыми бумажками.

На третьем этапе — через четыре года — Дмитрий Старцев уже забывает о деятельности в земской больнице, у него большая частная практика. Главный его интерес — деньги, которые он с наслаждением пересчитывает по вечерам. Старцев еще больше полнеет, еще сильнее страдает одышкой, а “выезжает” уже “не на паре лошадей, а на тройке с бубенцами”.

Чехов не рассуждает о душевных качествах Ионыча в этот период, но обращает внимание на одну деталь, которая по своей значимости в раскрытии внутреннего мира героя равна целым авторским рассуждениям: это огонек, который на мгновение затеплился в душе Старцева под влиянием встречи с Котиком. Но и этот огонек при воспоминании об ассигнациях тут же погас. На последнем этапе — через несколько лет — мы видим, как в результате утраты смысла, цели жизни разрушается личность. Доктор Старцев окончательно превращается в Ионыча. Его одолела жадность; увлечение любимым делом, желание приносить общественную пользу вырождается в эгоистические хлопоты, интерес к людям превращается в высокомерие. Жизнь героя опустошена и обеднена окончательно.

Читайте также:  Пейзаж в прозе А. П. Чехова: сочинение

Таким образом, расставляя временные вехи, указывая на этапы материального обогащения героя, которые воплощены в таких художественных деталях, как средства передвижения, используя художественные детали, помогающие раскрыть внутренний мир героя, Чехов лаконично представляет историю падения человека.

Показывая постепенное превращение Старцева в обывателя, Чехов разоблачает не только его, но и окружающую среду. В этом отношении интересна семья Туркиных. Описывая эту семью, Чехов сосредоточивает внимание на главной общей черте всех Туркиных — самолюбовании, претенциозности. Раскрывая эту черту в различных ее проявлениях, Чехов словами Старцева окончательно развенчивает всех Туркиных: “Если самые талантливые так бездарны, то каков же должен быть город!”

Какая же сила губит Старцева? Сила воистину страшная своей обыденностью — это всего-навсего стремление к сытости и покою, подавляющее другие, более высокие стремления. Чехов не осуждает само по себе желание “дьячковского сына” обрести благополучие, но раскрывает катастрофические последствия подмены гуманных идеалов стяжательскими. Процесс духовного умирания Старцева тем тягостнее, что он вполне сознает, в какое мерзкое болото погружается, но не пытается бороться или хотя бы бежать, а предпочитает жить по законам этого болота.

Рассказ “Ионыч” — это повествование о человеке, в чьей душе внутренний диалог превратился в обывательский монолог, из которого загорелся было “светлый огонек” и погас, вместе с любовью возникла и какая-то другая жизнь, но она исчезла, как мираж. Это не только история о том, как “среда заела человека”, но и беспощадный рассказ о человеке, который, перестав сопротивляться влиянию духовно обнищавшего общества, утратил все человеческое.

В рассказе “Ионыч” звучит голос самого Чехова, обращенный к читателям: не поддавайтесь губительному влиянию уродливой среды, вырабатывайте в себе силу сопротивления обстоятельствам, не предавайте светлых идеалов молодости. Берегите в себе человека!

Маленький человек в произведениях Чехова сочинение

Антон Павлович Чехов постоянно раскрывает в своих произведениях судьбу обычного человека. Его современники тоже писали о “маленьком” человеке.

По сути, “маленький” человек-это обычный человек, какой-нибудь маленький чиновник или помещик.

Такие люди часто встречаются в произведениях А. Чехова. В произведениях “Смерть Чиновника” и “Человек в Футляре” повествуется о чиновниках, которые принимали все слишком близко к сердцу, из-за чего впоследствии скончались. В рассказе “Смерть Чиновника” Червяков чихнул на человека высшего чина. И если Брезжалов забывает об этом практически сразу, то Червяков постоянно думает об этом и извинившись много раз, порядком надоедает Брезжалову, отчего тот прогоняет чиновника. После этого Червяков умирает. В “человек в футляре “ Беликов сильно оскорблен тем, что над его падением с лестницы посмеялась девушка. Он приверженец строгих правил и считает, что скоро об этом падении узнает весь город. Беликов думает, что теперь он опозорен и вскоре из-за этого позора ему придется уволиться с работы. Он не выдерживает этого и умирает. По сути он всегда был “в чехле”. Говорится,что в гробу у него было радостное лицо, будто этот последний футляр его невероятно радует.

Есть и другие случаи, которые позволяют взглянуть на “маленьких “ людей с другой стороны. Такой рассказ “Крыжовник”. В нем Николай мечтает о своему поместье в деревне. Морит себя, а впоследствии и свои жену голодом. Жена этого не выдерживает и умирает, но ее деньги переходят Николаю и тот, спустя много лет всё-таки приобретает себе это поместье и становится настоящим помещиком. Даже считает себя барином.

А. Чехов всегда старается быть максимально искренен с читателем. Он не навязывает какого-то определённого мнения и предоставляет читателю самому определить для себя, кто позитивный персонаж, а кто негативный. Особенно это важно, когда идёт речь о “маленьких”людях, потому что у таковых всегда больше проблем, чем у других. Они испытываются судьбой и то, какими способами они проходят эти испытания, зависит от их характера. Именно поэтому у каждого может сложиться собственное мнение о поступках этих людей.

Сочинение Маленький человек в рассказах Чехова

Тема “маленького человека” в русской литературе является одной из главных. До конца 19 века этот образ трактовался как человек, попавший в тяжелую жизненную ситуацию под давлением среды. Как правило, он заслуживал сочувствия и милосердия.

Чехов по-новому подошел к этой проблеме. Писатель считает, что на маленького человека влияет не только среда, но и он сам. Причем, автор не столько сочувствует своему герою, сколько высмеивает его.

Маленький человек Чехова это обыватель, приспособленец. Человек,. который сам создает себе футляр, скудный мирок с узким кругом интересов. Его жизнь – это исполнение своих обязанностей и привычек. Герои рассказов писателя не только чиновники низшего ранга. Среди них есть немало значительных лиц: генералы, богачи, губернаторы, врачи. Для Чехова не важно социальное положение героя. А важно его внутреннее содержание, его человеческое достоинство. Какую пользу он принес и кого сделал счастливым – вот главные критерии достойной личности по Чехову. Автора интересует вопрос: для чего жил человек? Беликов, Старцев, Чимша-Гималайский, Червяков, Тонкий – это люди, существующие, но не живущие. Они даже не пытаются осмыслить свое существование. Маленькому человеку Чехова очень комфортно в своем коконе,он раз и навсегда установил свой образ жизни. Единственное, что вызывает у него ужас, это “как бы чего не вышло”. Данный тип не желает развиваться, стремиться к новому, к знаниям. Он ничего не ищет, никого не любит, да и его тоже. А ведь развитие человека происходит от любви. К себе, к людям, к жизни, к знаниям. Но любовь – это лишнее в их жизни. Она не влезает в оболочку. Да и в связи со скудностью духовной они и не способны на нее.

“Человек в футляре” – самый яркий рассказ в череде произведений о маленьком человеке. В нем автор пускает в ход уже не иронию. Чехов сатирически высмеивает, как главный герой старается каждую частичку своего бытия засунуть в футляр. Паутиной своего страха перед реальной жизнью он опутал не только себя самого, но и весь город. Его раздражает все, что находится за рамками созданной им оболочки. Беликов ненавидит современность, а восхваляет прошлое. Потому что прошлое уже не сможет ворваться в его жизнь. Оно было такое же как и настоящее. Это живой труп, который существует строго по своим правилам. Но вот появился человек, не желающий по ним жить. Он вырвал Белкова из его футляра. И учитель погиб. Он не смог смириться с этим из ряда вон выходящим событием, которое не укладывалось ни в одни его правила. Примечательна сцена похорон учителя. Горожанам, присутствовашим на них показалось, что теперь герой по-настоящему счастлив. Его уже никто не вынет из футляра.

В рассказе “Крыжовник” Чехов показывает еще одного “футлярного” человека – Николая Ивановича Чимша-Гималайского. Весь смысл существования героя определялся мечтой об усадьбе с кустами крыжовника. Ради этой мечты он всю жизнь не доедал, бедно одевался, женился на нелюбимой женщине из-за денег и ее же уморил голодом. А стоила ли мечта таких жертв? Сама мечта не так преступна, как путь, по которому он к ней шел. Наслаждение иллюзорным счастьем, когда вокруг столько страданий и нищеты. Как же скуден духовный мир человека, который счастлив от покупки земли среди заводских труб и невкусного крыжовника. Таким образом, Чехов хотел показать, как никчемно заканчивается жизнь человека, заключившего себя в футляр. Писатель. Вопреки литературной традиции, не жалеет маленького человека, не позволяет ему лелеять свое ничтожество. Он призывает выдавливать из себя раба, жить полноценной и насыщенной жизнью.

Также читают:

Картинка к сочинению Маленький человек в произведениях Чехова

Популярные сегодня темы

В норе на Круче жил хоббит Бильбо Торбинс. Был он зажиточным и вел спокойную, размеренную жизнь. До одного случая. Однажды утром Бильбо встретил известного чародея Гэндальфа и пригласил его к себе на чай.

Роман Герой нашего времени Михаила Юрьевича Лермонтова — первый психологический роман в истории русской литературы. Хронотоп этого произведения нарушен, автор сделал это осознанно

Творчество гениального русского поэта А.С.Пушкина – это уникальное явление мировой художественной литературы. Его произведения многогранны и наполнены философскими размышлениями

Мир детства прекрасен и незабываем. От того, насколько произведение произвело впечатление на ребенка в ранние годы, зависит то, какие он сделает выводы для себя.

«Ревизор» Н.В. Гоголя ‒ комедия разоблачений. В ней автор показывает, как организован мир недобросовестных чиновников, не выполняющих свои служебные обязанности, и то, что отсутствие несерьезного отношения к своей работе в итоге

Деградация «маленьких людей» в рассказах Чехова: сочинение

«Маленький человек» в рассказах и пьесах А. П. Чехова

В человеке должно

быть все прекрасно:

и лицо, и одежда, и

Маленький и большой человек. Как сравнить, можно ли вообще сравнивать людей? Как определить размер одного и другого в этом «бушующем мире?» И не вниманием к «маленькому человеку», к обычному человеку обделено нашу сегодняшнюю жизнь? И не об этом твердит нам на протяжении уже многих лет слово Пушкина, Гоголя, Достоевского, Чехова.

Гоголь призывал полюбить и пожалеть «маленького человека» такой, какая она есть. Достоевский – увидеть в ней личность. А Чехов. Чехов все ставит с ног на голову, он ищет виноватого не в государстве, а в самом человеке. Такой совершенно новый подход дает совершенно неожиданные результаты: причина унижения маленького человека – она сама. Новый поворот старой темы дан в рассказе «Смерть чиновника». Об этом говорят немало деталей повествования. Во-первых, это рассказ комическое, и высмеивается в нем именно чиновник. Впервые Чехов предлагает посмеяться над «маленьким человеком», но не над ее бедностью, нищетой, трусостью. Смех оборачивается трагедией, когда мы, наконец, понимаем, какая натура и какие жизненные принципы у этого чиновника. Чехов говорит нам о том, что истинное наслаждение Червяков находит в унижении. В конце рассказа обиженным оказывается сам генерал, а умирающего Червячная совсем не жаль.

Читайте также:  Новаторство драматургии А. П. Чехова: сочинение

Исследуя жизненный случай, который произошел с его героем, Чехов пришел к выводу: Червяков – это холопская натура. А мне так и хочется добавить к этим словам: не человек, а пресмыкающееся. Именно в этой черте, как мне кажется, Чехов и видит действительное зло. Где смерть не человека, а какого-то червяка. Червяков умирает не от страха и не от того, что его могли бы заподозрить в нежелании пресмыкаться (генерал же простил его), а от того, что его лишили этого наслаждения пресмыкательства, вроде бы лишили любимого дела.

Опустился, превратился в ограниченного мещанина и Беликов, герой рассказа «Человек в футляре». Беликов боится настоящей жизни и пытается спрятаться от него. По-моему, он – найнещасливіша человек, который отказывает себе во всех радостях. Однако он отравляет жизнь не только себе, но и окружающим. Ему ясны только циркуляры, которые запрещали что, а всяческие разрешения вызывают у него сомнения и страх: «Как бы чего не вышло». Он угнетает всех учителей своими «футлярними соображениями», под его влиянием в городе стали бояться всего: говорить, знакомиться, читать книги, помогать бедным, учить грамоте.

И в этом опасность Бєлікових для общества: они душат все живое. В бєліковщині воплотились косность, стремление остановить жизнь, окутать все паутиной мещанства.

Свой идеал Беликов мог найти, только уйдя из жизни. И он идет, и только лишь в гробу его лицо приобретает приятный, ласковый, даже веселое выражение, будто Беликов радуется, что попал в футляр, из которого не надо никогда выходить.

Беликов хоть и умер, но его смерть не избавила город от бєліковщини. Жизни осталось таким же, как было, – «не запрещенная циркулярно, но и не разрешено вполне».

А если вспомнить доктора Старцева? В начале жизненного пути у молодого доктора разнообразные интересы, присущие интеллигентному молодому человеку. Он чувствует красоту природы, интересуется искусством, литературой, ищет сближения с людьми, он может любить, переживать, мечтать. Но постепенно Старцев теряет все человеческое, духовно опускается и замыкается в своем мире, в котором теперь важны лишь деньги, карты и сытый ужин.

Что привело Старцева до этого? Чехов подтверждает: обывательскую среду, пошлое и ничтожное, губит лучшее, что есть в человеке, если в самом человеке нет хоть какой-нибудь «противоядия» и внутреннего осознанного протеста. История Старцева заставляет нас задуматься над тем, что превращает человека в духовную чудовище. По-моему, страшнее всего в жизни – падение личности в трясину обывательщины и пошлого мещанства.

Чехов увидел в своих героях зло, которое невозможно вырвать с корнем, и оно порождает новое зло: холопы родят господ.

Тем временем у Чехова зреет потребность в широких социальных обобщениях, он пытается отразить настроение, быт целых классов, слоев общества. Нужен был жанр, который давал бы такую возможность. Этим жанром явилась для Чехова драма. В первой пьесе «Иванов» писатель все-таки обращается к теме «маленького человека». В центре пьесы – трагический надлом интеллигента, который строил большие жизненные планы и в бессилии склонился перед препятствиями, которые ставил перед ним уклад жизни. Иванов – это «маленький человек», которая в мире «надорвалась», и из пылкого, деятельного работника превратилась в больного, внутрь сломанного неудачника.

И далее, в пьесах «Дядя Ваня», «Три сестры», основной конфликт развивается в схватке морально чистых, светлых личностей с миром обывателей, их жадностью, пошлостью, грубым цинизмом. И вроде непристойность, олицетворенная в Наталье Ивановне и штабс-капитане Соленом, одерживает победу над чистыми, отзывчивыми людьми.

А есть ли люди, идущие на смену этим, кто погряз в нечистых житейских делах? Есть! Это Аня Раневская и Петя Трофимов из пьесы «Вишневый сад» Антона Чехова. Ведь не все «маленькие люди» превращаются в ограниченных и мелких людишек, выходили из среды «маленьких людей» и разночинцы-демократы, дети которых становились революционерами. Как можно догадаться, Петя Трофимов, «вечный студент», относится к студенческого движения, который вступил в те годы большого размаха. Петя неслучайно несколько месяцев скрывался в Раневской. Этот молодой человек умная, гордая, честная. Он знает, в каком тяжелом положении живет народ, и думает, что его можно исправить только непрерывной работой. Трофимов живет верой в светлое будущее родины, но четких путей изменения жизни общества Петя пока не видит. Образ этого героя довольно противоречивый, впрочем, как и большинство чеховских образов. Трофимов считает любовь ненужной в данный момент занятием. «Я выше любви», – говорит он Ни. Петя гордится своим пренебрежением к деньгам, его не обижает прозвище «облезлый барин». Петр Трофимов очень влияет на формирование жизненных взглядов Ани, дочери Раневской. Она непосредственная, искренняя и добрая в своих чувствах и настроениях. Мы воспринимаем Петю и Аню как новых, прогрессивных людей.

И с этой верой в новое и лучшее так хочется сказать, что человек не должен быть маленьким. И зоркий глаз художника Чехова, замечая лицемерие, тупость, ограниченность людей, видит и другое – красоту хорошего человека: «Боже мой, как много в России хороших людей!» Таков, например, доктор Дымов, герой рассказа «Попрыгунья», человек, который живет для счастья других, скромный врач, с добрым сердцем, красивой душой. Дымов умирает, врятовуючи от болезни чужого ребенка.

И мне остается только пожелать: пусть стремление называться хорошим человеком никогда не иссякает в каждом из нас. Разве не этого так хотел великий и бессмертный Чехов? И разве не об этом, признаемся себе откровенно, мечтаем и мы, люди современности?

Образ «маленького человека» в рассказах А.П. Чехова (ЕГЭ по литературе)

Тема образа «маленького человека» стала одной из излюбленных в русской литературе. Она развивалась на протяжении веков, начиная с Евгения из «Медного всадника» А.С. Пушкина, Акакия Акакиевича из «Шинели» Н.В. Гоголя и заканчивая Куприным. Каким путем развивался этот образ и в чем особенности «маленького человека» А.П. Чехова?

В течение всего девятнадцатого века «маленький человек»-это глубоко несчастный, жалкий представитель низшего класса, который преследует какие-то маленькие жизненные цели и делает их смыслом своей жизни, например, создание новой шинели и семьи.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

В начале двадцатого упор делается на высмеивание пороков «маленьких людей», сатире. В рассказе «Смерть чиновника» автор показывает пресмыкание Червякова, который нечаянно чихнул на генерала. Персонаж был настолько напуган наказанием и величием высокопоставленного лица, что постоянно извинялся: «Я извинялся за то, что, чихая, брызнул-с. а смеяться я и не думал. Смею ли я смеяться?». В конце-концов, Червяков настолько долго ходил за генералом «по пятам», что тот не выдержал и закричал: «-Пошел вон!». В данном рассказе Чехов изображает «маленького человека», который не вызывает сочувствия у читателя. Унизительное рабство, страх, заставляющий делать глупые вещи смешны. Как эффект комического автор использует говорящую фамилию «Червяков», которая уже указывает на ничтожность героя. Таким образом, с помощью глупой ситуации и едкой сатиры Чехов лишает персонажа человеческого достоинства.

Еще одним ярким примером пресмыкания перед высокопоставленными лицами и рабства становится Очумелов из рассказа «Хамелеон». Его поведение полностью зависит от ситуации, в которой он находится, что позволяет герою менять свое мнение, как хамелеон меняет цвет. Чехов изображает персонажа без принципов, внутреннего стержня, указывающего на наличие самоуважения. Очумелов поменяет свое отношение к щенку только после того, как узнает, что он принадлежит генералу: «Она маленькая, а ты ведь вон какой здоровила! Ты, должно быть, расковырял палец гвоздиком, а потом и пришла в твою голову идея, чтоб соврать». Персонаж имеет несколько тысяч «я», среди которых нет настоящего. Он абсолютно пуст и ничтожен, что еще больше гиперболизирует жалкий образ маленького человека А.П. Чехова. Если у Евгения из «Медного всадника» была сила, желание отомстить памятнику за смерть возлюбленной: «Ужо тебе!», то герои Чехова абсолютно бесхарактерны: ни в одном эпизоде «Хамелеона» или « Смерти чиновника» мы не видим проявления силы воли, динамики. Персонажи, словно бесформенная масса, становятся рабами собственных страхов перед наказанием.

Но не всегда «маленький человек» несчастен. Чехов вводит понятие «футлярность» в образ, который подразумевает полное отречение героя от окружающего мира. Так поступает учитель Беликов из рассказа «Человек в футляре». Он довольствуется своим положением «маленького человека», потому что сам создает свой закрытый мир, где нет опасностей и неожиданностей. Самая главная фраза, которую персонаж читает как молитву- «Кабы чего не вышло». Всю свою жизнь Беликова не заботит мнение кого-либо о себе, потому что он полностью закрыт от окружающих: «Всегда, даже в очень хорошую погоду выходил в галошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши. ». Все это способствует изоляции от страшного мира, который всегда готовит неожиданности для учителя. Что выходит в итоге? Жизнь героя лишена ярких эмоций и красок, все вокруг подчинено определенным правилам: « Для него были ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь..». Персонаж очень серьезно воспринимает жизненные трудности, что делает его абсолютно бесполезным для общества, а самое страшное, по мнению писателя, что Беликова устраивает его «футлярное положение».

Подводя итоги, А.П. Чехов описывал во многих своих рассказах образ «маленького человека», в который добавил несколько новых черт. В первую очередь, с помощью сатиры и нелепых ситуаций персонажи становятся рабами без человеческого достоинства, которые из-за страха быть наказанными пресмыкаются перед другими. В них нет внутреннего стержня, который помог бы им преодолеть себя и стать сильнее, перестать бояться жизни. Автора пугает положение нынешнего поколения, их желание жить в «футляре» лишая смысла свою жизнь как премудрый «пискарь» Салтыкова-Щедрина. И верно ведь заметил А.П. Чехов: «А сколько ещё таких человеков в футляре осталось, сколько их ещё будет».

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id29200

Ссылка на основную публикацию
×
×