Роман Бунина «Жизнь Арсеньева» запечатлел старую Россию: сочинение

Сочинение Анализ рассказа Бунина Жизнь Арсеньева

В киноиндустрии существует способ съемки одним кадром, который также называют съемкой без склеек. В таком способе режиссер старается построить сцены таким образом, чтобы оператор мог максимально непрерывно фиксировать события.

Конечно, когда речь идет о статичной картинке, к примеру, об интервью, то не составит труда и много часов подряд вести съемку без склеек, но совсем другое дело, когда кино художественное. Тут требуется грамотно выстраивать композицию и снять, например, целый кинофильм одним кадром удавалось только немногим режиссерам. Подобную съемку чем-то напоминает роман Бунина Жизнь Арсеньева.

В своем произведении автор использует монолог как способ передачи событий. В романе практически отсутствуют главные герои, есть только речь автора-героя (который во многом есть сам Бунин, так как некоторые подробности взяты из биографии писателя) и описываемые события. Мы перемещаемся по этим событиям подобно зрителю, который смотрит на непрерывную съемку.

Преимущество литературы тут заключается в большем количестве граней, ведь писатель может и описывать пейзаж и спектр чувств, которые он вызывает и мысли, которые навевает. Поэтому такая «картинка» выглядит гораздо более насыщенной и целостной. Бунин таким образом делает своеобразный слепок времени, прежней России, собственной молодости.

Только слепок этот, конечно, не является статичным, он подобен движущимся игрушкам или чему-то подобному. Когда мы «запускаем» роман и начинаем погружаться в повествование, натягиваются нити рассказа, описание природы сплетается с описанием мыслей главного героя и многими другими подробностями.

В идеологически-смысловом плане роман насыщен типичной бунинской печалью и тоской по прежней стране.

Собственно, подобно всем помещикам, которым пришлось бежать от революции, он разочарован и негодует, он не понимает как такое могло случиться, видит в революции только грязь и несправедливость. Прежняя страна много описывается через образы природы, автор будто считает имперскую Россию равной ее природной ипостаси, гармоничной с природой этой земли. Новая страна ему кажется совершенно иной.

Сочинение по роману Жизнь Арсеньева

Жизнь Арсеньева, роман написан в пяти томах. В 1933 Бунину присуждена Нобелевская премия – высшее признание для литератора. Многие критики считают что именно «Жизнь Арсеньева» повлияла на вручение ему премии. К тому же тогда уже вышел дневник писателя «Окаянные дни» о революции в России, имел большой общественный резонанс.

В «Жизни Арсеньева» автор описал факты из своей жизни. Роман описывает детские впечатления и впечатления отрочества, жизнь в усадьбе и учение в гимназии, картины русской природы и быт нищающего русского дворянства в глубинке. В романе поэтапно описаны жизненные циклы человека, описана русская жизнь второй половины девятнадцатого века. Так же Бунин затронул тему «шатания умов» что в итоге приведёт Россию к революции 1917. Брат Арсеньева Григорий был народовольцам, его арестовывают и ссылают. Буниным показан не только социальный раскол в российском обществе. Когда даже среди братьев существует непонимание. Всё это, по мнению автора в конечном итоге ведёт Россию и её общество к гибели.

Бунин спрашивает читателя, «Как не отстояли мы всего того, что так гордо называли мы русским, в силе и правде чего мы, казалось, были так уверены?». На этот вопрос предстоит ответить читателю. Бунин отобразил душевную боль русского патриота за погибшее отечество. Не только в этом своём произведении но и в других Бунин спрашивает, как бы пытается понять, как это (катастрофа) в России могло произойти. И как любой русский, пытается найти ответ «кто виноват?» и «что делать». Подчёркивая что русского человека и отличает от других, − думают всегда потом.

В произведении несколько раз повторяется мысль о «погибели России». В произведении помимо «будущих» разрушительных мотивов есть и вполне созидательные. Он великолепно описывает природу, пейзажи, весну. По его мнению, русский человек подвержен влиянию природы, в своих мыслях и помыслах. Описывая весну, расцвет весеннего дерева, почек на нём, Бунин обращается к другому великому произведению Л. Толстого «Война и мир». Где тоже описано расцвет дерева весной, это означает расцвет к новой жизни человеческой души.

Бунин пытался передать читателю, по его собственному выражению, «что-то простое и в то же время что-то очень сложное». Он отобразил на страницах книги, уклад жизни и крестьянства и дворянства тех лет.

Главная мысль романа, − показан рост личности на разных этапах жизни, её изменение, мировоззрение и т. д. По сути своей это исповедь самого Бунина, обличённая в литературную форму. Роман описывает жизнь человека со всеми плюсами и минусами. Роман заканчивается трагично, расставшись со своей любимой герой страдает (но разрыв произошёл из-за охлаждения отношений), теряет работу, скатывается. Наконец вернувшись в деревню, он узнаёт, что его любимая умерла ещё год назад от воспаления лёгких.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ рассказа Жизнь Арсеньева

Популярные сегодня темы

Работа, впервые обнародованная во время передвижной выставки, в этот же момент надёжно установилась среди публики и неповторимых изображений русской природы. В наше время крайне трудно найти подобную по известности картину, относящуюся к пейзажу России

Непревзойденным мастером писательского стиля и юмора является великий американский писатель Генри. Он отличался всегда отличным чувством юмора и имел четкое ощущение того, что хочет прочитать читатель

Поэма «Мцыри» как и все творчество М.Ю. Лермонтова – это мир, полный романтизма, драмы, сомнений мятущейся души и поисков себя. Главный герой до самого сердца потрясен той несправедливостью, что царит в мире

Очень нежное, трогательное и грустное произведение «Ася» вышло из-под пера маститого русского писателя И.С. Тургенева в 1857 году.

Любое действующее лицо сочинения «На дне» оказывается степенью развития некоторой части социума в самодержавной Российской империи, следовательно, для осмысления литературной работы жизненно необходимо знать описание любого фигурировавшего в ней героя.

Художественный мир И.А.Бунина в произведении “Жизнь Арсеньева”

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

Роман И.А. Бунина «Жизнь Арсеньева» стал наиболее значительным произведением эмигрантской поры. Он носил итоговый характер, обобщая явления и события почти полувековой давности.
В «Жизни Арсеньева» запечатлены факты жизни самого Бунина. Роман не просто лирический дневник далеких, безвозвратно отошедших дней. Первые детские впечатления и впечатления отрочества, жизнь в усадьбе и учение в гимназии, картины русской природы и быт нищающего дворянства служат темой для философской и этнической концепции позднего Бунина. Автобиографический материал преображен писателем так сильно, что роман смыкается с рассказами зарубежного цикла, в которых художественно осмысляются «вечные» проблемы – жизнь, любовь, смерть.
Шаг за шагом продвигаемся мы вместе с Алешей Арсеньевым лестницей его бытия: детство, все темно, лишь временами, как бы сквозь узкие щели, набегает яркий свет («Постепенно, смелея, мы узнали скотный двор, конюшню, каретный сарай, гумно, Провал, Выселки», – вспоминает Арсеньев).
«Жизнь Арсеньева» – единственное произведение у Бунина столь широкого охвата жизненного материала. Покинув родительское гнездо, Алексей Арсеньев попадает в разнообразную социальную среду. Дворянин по крови, с развитой сословной гордостью, он органично входит вглубь крестьянского быта. Усадьба, полевое раздолье, старый русский уездный городок, гимназия, постоялые дворы, трактиры, цирк, городской сад, напоенный запахом цветов,- из множества лирических миниатюр складывается эта мозаичная картина России, воспетой Буниным. Любовь к родной стране, преклонение перед ее громадностью и мощью звучит в словах Александра Сергеевича Арсеньева (отца Алеши), и в переживаниях Ростовцева, этого перекупщика скота и хлеба, который, слушая стихи «Под большим шатром голубых небес…» только «сжимал челюсти и бледнел».
А какие пейзажи возникают на страницах «жизни Арсеньева», как чувствует и откликается писатель на малейшие таковы, что многие отрывки просятся в хрестоматию, пленяя звучностью и благородством языка.
Главное в романе – расцвет человеческой личности, рост ее до тех пределов, пока она не оказывается способной вобрать в себя огромное количество впечатлений. Перед нами исповедь большого художника, воссоздание им с величайшей подробностью той обстановки, где впервые проявились его самые ранние творческие импульсы. У Арсеньева обострена чуткость ко всему – «зрение у меня было такое, что я видел все семь звезд в Плеядах, слухом за версту ландыша или старой книги». Если пространственное познание мира протекает строго по времени, то эстетическое- по Бунину – независимо от времени, преодолевает его и даже самое смерть .
«Жизнь Арсеньева» позволяет нам проникнуть в святая святых – личность художника: «Я весь дрожал при одном взгляде на ящик с красками, пачкал бумагу с утра до вечера, – вспоминает Арсеньев, – часами простаивал, глядя на ту дивную, переходящую в лиловое, синеву неба, которая сквозит в жаркий день против солнца в верхушках деревьев, как бы купающихся в этой синеве, – и навсегда проникся глубочайшим чувством истинно божественного смысла и значения земных и небесных красок. Подводя итоги того, что дала мне жизнь я вижу, что это один из важнейших итогов. Эту лиловую синеву, сквозящую в ветвях и листве, я, и умирая вспомню».
Вся обстановка обветшавшей фамильной усадьбы, воспоминания близких тянули Арсеньева в мир милой старины. Тому же способствовала хранившиеся в библиотеке «в толстых переплетах из темно-золотистой кожи с золотыми звездочками на корешках – Сумароков, Державин, Жуковский, Баратынский, Анна Бунина». Наслаждаясь их стихами, стремяст стать «вторым Пушкиным», Арсеньев резко ощущает свою кровную близость им, глядит на портреты, как на фамильные.
По признаниям Арсеньева, бескорыстная художественная выразительность непрестанно мучила его, в то время как гражданское звучание оставляло равнодушным. Не даром подспудно зреющий конфликт Арсеньева и его любимой Лики во многом питается тем источником, что она понимает чисто поэтических устремлений молодого художника слова. В ответ на его красочные рассказы Лика только пожимала плечами: «Ну миленький, о чем же тут писать. Чего же все погоду описывать!» Лика – тип женщины, которая не умела и не научилась любить. Лика не рождена для того, чтобы стать спутнице художника.
По своему жанровому своеобразию «Жизнь Арсеньева» характеризовалась как «симфоническая картина России, монолог о России». В романе – на высшем взлете неповторимого таланта Бунина – прозы сплавились с поэзией, обнажив всю боль тоскующего по родине русского писателя.
Оттенок безнадежности, роковой предопределенности лежит на произведениях Бунина эмигрантской прозы. И все же в этом ряду «Жизнь Арсеньева» выделяется как раз конечным торжеством любви над смертью. Советский писатель Н.П. Смирнов говорил: если брать величавую, страстную, гениальную третью симфонию Рахманинова и провести литературную аналогию, то «Третью симфонию» надо сравнивать с романом-эпопеей «Жизнь Арсеньева», те же элегические видения детства и юности, та же ностальгия, то же душевное смятение, то же пронзительное ощущение свершившихся в мире катаклизмов.
Заканчивается роман более оптимистичнее, чем предыдущее произведение Бунина: время бессильно убить подлинное чувство: «Недавно я видел ее во сне – единственный раз за всю свою долгую жизнь без нее. Ей было столько же лет, как тогда, в пору нашей общей жизни и общей молодости, но в лице ее уже была прелесть увядшей красоты. Она была худа, на ней было что-то похожее на траур. Я видел смутно, но с такой силой любви, радости, с такой телесной и душевной близостью, которой не испытывал ни к кому никогда», – так заканчивается роман. Вспомним ещё раз фразу из чернового наброска к роману: «Жизнь, может быть, дается нам единственно для состязания со смертью…»
В романе смерть и забвение отступают перед силой любви, обостренным чувством героя и автора к жизни.
Защищая право человека на самобытность, на выявление своих способностей, художник подошел к постижению тех, может быть, самых таинственных, интимно-психологических рубежей, которые разделяют люди, мешая их полному взаимопониманию и счастью.
«Жизнь Арсеньева» – едва ли не самая оригинальная и необычная книга в творчестве Бунина и по жанру, и по своеобразию поставленных проблем, и по тону повествования. «Это не повесть, не роман, не рассказ, – замечал К.Паустовский. – Это веешь нового, ещё не названного жанра. Это слиток из всех земных радостей, горестей, очарований и размышлений. Это – удивительный свод событий одной человеческой жизни, скитаний, стран, городов, морей, но среди этого многообразия земли на первом месте всегда наша Средняя Россия»
Все это легло в основу романа «Жизнь Арсеньева», произведения, вобравшего весь человеческий и художественный опыт писателя.

Читайте также:  Деньги правят миром: сочинение

14124 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Бунин И.А. / Жизнь Арсеньева / Художественный мир И.А.Бунина в произведении “Жизнь Арсеньева”

Смотрите также по произведению “Жизнь Арсеньева”:

Роман Бунина «Жизнь Арсеньева» запечатлел старую Россию

В известном смысле бунинский роман (вместе с повестью А. Н. Толстого «Детство Никиты», написанной в эмиграции в 1920—1922 годах) замыкает цикл художественных автобиографий из жизни русского поместного дворянства, включающий в себя такие классические произведения, как «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука» С. Т. Аксакова, «Детство», «Отрочество», «Юностью Л. Н. Толстого, «Пошехонская старина» М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Но «Жизнь Арсеньева» не просто лирический дневник далеких, безвозвратно отошедших дней. Первые детские впечатления и впечатления отрочества, жизнь в усадьбе и учеба в гимназии, картины русской природы и быт нищающего дворянства служат лишь канвой для философской, религиозной и этической концепции Бунина. Автобиографический материал преображен писателем столь сильно, что книга эта смыкается с рассказами того цикла, в которых художественно осмысляются вечные проблемы — жизнь, любовь, смерть. А если вспомнить, что писался бунинский роман в 20-х и 30-х годах нового века, за гребнем громовых революционных потрясений, станет более понятен полемический и как бы устремленный поверх современности, в завтрашний день смысл многих авторских отступлений и комментариев.

Размышляя о той национальной гордости, какая от века присуща русскому человеку, Бунин вопрошает: «Куда она девалась позже, когда Россия гибла? Как не отстояли мы всего того, что так гордо называли мы русским, в силе и правде чего мы, казалось, были так уверены?» Настойчиво повторяя мысль о «конце» России, «погибшей на наших глазах в такой волшебно краткий срок», он всем художественным строем романа опровергает собственный мрачный вывод. Усадьба, полевое раздолье, старый русский уездный городок (где гимназист Алексей Арсеньев живет «на хлебах» у мещанина Ростовцева), дни великопостной учебы, постоялые дворы, трактиры, цирк, городской сад, напоенный тонким запахом цветов, которые назывались просто «табак», Крым, Харьков, Орел, Полтава, Москва-первопрестольная — из множества миниатюр складывается огромная мозаичная картина России. Любовь к родной стране, преклонение перед ней звучит и в словах отца героя Александра Сергеевича (которому совсем не случайно Бунин дал имя и отчество Пушкина), и в переживаниях сурового Ростовцева, который, слушая стихи Никитина «Под большим шатром голубых небес…», «только сжимал челюсти и бледнел».

А какие пейзажи возникают на страницах «Жизни Арсеньева», как чувствует и откликается писатель на малейшее движение в жизни природы! По Бунину, эта черта тоже национальная: «первобытно подвержен русский человек природным влияниям». Описания природы в романе таковы, что многие отрывки просятся в хрестоматию, пленяют звучностью и благородством языка. Характерно, что природа и человек у Бунина неотделимы: человек растворен в природе. Конец отрочества и начало юности Арсеньева, с первым цветением любви и первым посещением его музой, переданы с помощью развернутой параллели: «Удивителен весенний расцвет дерева. А как он удивителен, если весна дружная, счастливая! Тогда то незримое, что неустанно идет в нем, проявляется, делается зримым особенно чудесно. Взглянув на дерево однажды утром, поражаешься обилию почек, покрывших его за ночь. А еще через некий срок внезапно лопаются почки — и черный узор сучьев сразу осыпают несметные ярко-зеленые мушки. А там надвигается первая туча, гремит первый гром, свергается первый теплый ливень — и опять, еще раз совершается диво: дерево стало уже так темно, так пышно… Нечно подобное произошло и со мной в то время».

«Жизнь Арсеньева» посвящена путешествию души юного героя, необыкновенно свежо и остро воспринимающего мир. Главное в романе — расцвет человеческой личности, расширение ее до тех пределов, пока она не оказывается способной вобрать в себя огромное количество впечатлений. Перед нами исповедь большого художника, воссоздание им с величайшей подробностью той обстановки, где впервые проявились его самые ранние творческие импульсы. У Арсеньева обострена чуткость ко всему — «зрение у меня было такое, что я видел все семь звезд в Плеядах, слухом за версту слышал свист суслика в вечернем поле, пьянел, обоняя запах ландыша или старой книги».

Роман явил стремление автора как можно полнее выразить, самоутвердить себя в слове, передать, как сказал сам Бунин по другому поводу, «что-то необыкновенно простое и в то же время необыкновенно сложное, то глубокое, чудесное, невыразимое, что есть в жизни и во мне самом и о чем никогда не пишут как следует в книгах». Новое в «Жизни Арсеньева» проявляется уже в самом жанре произведения, которое строится как свободный лирико-философский монолог, где нет привычных героев, где даже невозможно выделить сюжет в обычном понимании этого слева. Здесь сказалось давнее желание писателя миновать, преодолеть устоявшиеся каноны, все с той же целью преодоления конца и смерти (в чем опять-таки, быть может, проявилась неосознанная полемика с собственными представлениями о «конце»).

Страстное и глубокое чувство пронизывает последнюю, пятую книгу романа — «Лика». В основу ее легли переживания самого Бунина, его юношеская любовь к В. В. Пащенко. И здесь, среди других его эмигрантских произведений, «Жизнь Арсеньева» как раз выделяется торжеством любви над смертью. В самом начале эмиграции Бунин уже возвращался к воспоминаниям своей юношеской, несчастливой любви. Но каким был тогда его итог?

Время уничтожило все — страсть, любовь, ревность, соперничество. Героям остается пожелать друг другу покойной ночи. Слово «покойной», как стук гвоздя в крышку гроба, завершает рассказ. В «Жизни Арсеньева» этот взгляд опровергается: время бессильно убить подлинное чувство. «Недавно я видел ее во сне — единственный раз за всю свою долгую жизнь без нее. Ей было столько же лет, как тогда, в пору нашей общей жизни и общей молодости, но в лице ее уже была прелесть увядшей красоты. Она была худа, на ней было что-то похожее на траур. Я видел ее смутно, но с такой силой любви, радости, с такой телесной и душевной близостью, которой не испытывал ни к кому никогда» — так заканчивается «Жизнь Арсеньева». Вспоминается фраза из чернового наброска к роману: «Жизнь, может быть, дается нам единственно для состязания со смертью…»

В романе смерть и забвение отступают перед силой любви, перед обостренным чувством — героя и автора — жизни.

Поэзия Бунина — “живопись словом”

Школьное сочинение

Как дымкой даль полей закрыв на полчаса,

Прошел внезапный дождь косыми полосами —

И снова глубоко синеют небеса

Над освеженными лесами.

Выдающийся талантливый и своеобразный писатель Иван Алексеевич Бунин родился и сформировался как художник слова “в том плодородном Подстепье”, где, как писал он сам, “образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть ли не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым и Толстым”. Именно Толстой, а также Пушкин и Чехов стали для будущего писателя и поэта главными “богами” в литературе, на творчество которых он равнялся, И все же в художественном стиле Ивана Бунина много нового, оригинального, не похожего на стили других мастеров. Это относится в первую очередь к его поэтическому слову.

В поэзии Бунин использует классические двусложные или трехсложные размеры, но при этом наполняет их таким интонационным богатством живого русского слова, что эти размеры приобретают совершенно неповторимое, новое, “бунинское”, звучание.

Бунин — настоящий художник, чутко воспринимающий и тонко чувствующий красоту окружающего мира во всем богатстве звуков, красок, эмоций. Особенно это проявлялось в поэзии, где глубину восприятия он с величайшим мастерством выливал в мелодичные строки.

Трудно найти другого поэта, который в области красок, звуков и запахов, всего того, как говорил сам Бунин, “чувственного, вещественного, из чего создан мир”, достиг бы такого полного раскрытия тончайших подробностей, деталей, оттенков. Восхищают его описания времен года с неуловимыми бликами света и тени на стыке дня и ночи, на утренних и вечерних зорях, в саду, на деревенской улице, в поле или в лесу. При этом поэт передает не только цвета, но и звуки, и запахи, и ощущения:

Щеглы, их звон, стеклянный, неживой,

И клен над облетевшею листвой,

Уже весь голый, легкий и ветвистый.

. Беру большой зубчатый лист с тугим

пурпурным стеблем, — пусть в моей тетради

останется хоть память вместе с ним

об этом светлом вертограде

с травой, хрустящей белым серебром.

Он словно не пишет, а рисует словами живописные картины. Так, например, в стихотворении “Листопад” создается впечатление, что поэт не просто восхищается красотой золотой осени, а водит кистью художника, запечатлевающего пейзаж на полотне:

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Веселой, пестрою стеной

Стоит над светлою поляной.

Березы желтою резьбой

Блестят в лазури голубой,

Как вышки, елочки темнеют,

А между кленами синеют

То там, то здесь в листве сквозной

Просветы в небо, что оконца.

Лес пахнет дубом и сосной.

За лето высох он от солнца,

И Осень тихою вдовой

Вступает в пестрый терем свой.

Столько красок, тепла и света, столько радости, роскоши и величия в описании этого осеннего леса! Мы словно сами окунаемся в волшебство этого царства природы — такого яркого, многогранного, такого живого! А когда мы попадаем в раннее весеннее утро, скованное легким морозцем, где хрустит тонкий лед, или в грустный осенний сад, наполненный запахом мокрой листвы, или в ночную зимнюю вьюгу, или оказываемся посреди летнего поля, где в “серебряно-матовых отливах ходит молодая рожь”, — то все эти картины окружающего мира превращаются в наши личные переживания, оживая на наших глазах и вызывая лирические воспоминания и мечты.

Читайте также:  Образ-символ Атлантиды в рассказе: сочинение

Живопись словом присуща в полной мере и прозаическим произведениям Бунина. Писатель восхищенно рисует родные места с их хлебными полями, синими черноземами и белой тучной пылью степных дорог, с овражками, заросшими дубняком, с покалеченными ветром лозинами, с березовыми и липовыми аллеями усадеб, с травянистыми рощицами и тихими луговыми речками. Как кисть художника подмечает и отражает на холсте все эти детали, придавая обычным и привычным вещам неповторимую красоту и очарование, так и Бунин мастерским словом передает и одушевляет каждый листочек, каждую травинку, каждый лепесток. Так, например, в рассказе “Золотое дно”, восхищаясь красотой русских лесов и полей, широко используя эпитеты, писатель старается передать читателю представшую перед ним яркую картину, наполненную разнообразием красок, звуков и запахов: “А лес-то. славный лес. Горько и свежо пахнет березами, весело отдается под развесистыми ветвями громыхание бубенчиков, птицы сладко звенят в зеленых чащах. На полянах, густо заросших высокой травой и цветами, просторно стоят столетние березы по две, по три на одном корню. Предвечерний золотистый свет наполняет их тенистые вершины. Внизу, между белыми стволами, он блестит яркими длинными лучами, а по опушке бежит навстречу тарантасу стальными просветами. Просветы эти трепещут, сливаются, становятся все шире. И вот опять мы в поле, опять веет сладким ароматом зацветающей ржи, и пристяжные на бегу хватают пучки сочных стеблей. “

В прозаических произведениях Ивана Бунина мы встречаем множество вдохновенных описаний природы, быта деревни и мелкопоместной усадьбы. При этом пристальное внимание писатель уделяет деталям интерьера, пейзажа. Так, он никогда не ограничивается сообщением о том, что путник прилег отдохнуть под деревом, — обязательно называет и дерево, и птицу, чей голос слышен в ветвях, и травы, и цветы, и животных, которых этот путник видит вокруг. Бунин всегда рисует фон, на котором разворачивается событие или действует персонаж: “Старые глубокие калоши кондуктора были в засохшей грязи, хлястик шинели висел на одной пуговице. Бревенчатый мостик, по которому он шел, лежал косо. Дальше, возле рвов, промытых вешней водой, росли чахлые лозинки. И Кузьма невесело взглянул и на них, и на соломенные крыши по слободской горе, на дымчатые и сиреневые тучи над ними, и на рыжую собаку, грызшую во рву кость. ” (“Деревня”). Причем автор делает акцент даже на самых мелких деталях и особенностях: “На окраине слободы, возле порога глиняной мазанки, стоял высокий старик в опорках. В руке у старика была длинная ореховая палка, и, увидав проходящего, он поспешил притвориться гораздо более старым, чем был, — взял палку в обе руки, поднял плечи, сделал усталое, грустное лицо. Сырой, холодный ветер, дувший с поля, трепал космы его седых волос. ” (“Деревня”). При описании человека такие детали помогают уже с самой первой встречи составить впечатление о персонаже, глубже проникнуть в характер героя, зримо представить его перед собой: “Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде” (“Деревня”).

Бунин — не просто мастер необычайно точных и тонких зарисовок. Он обладал исключительной способностью своим поэтическим словом проникать в самые потаенные уголки человеческой души, вызывая из памяти давно минувшие мгновения, придавая им новое звучание, окрашивая в новые краски, заставляя нас снова и снова переживать волнующие моменты. И тогда, всем своим существом ощущая прелесть жизни и красоту окружающего мира, мы вместе с поэтом готовы воскликнуть:

«Жизнь Арсеньева»

С 1930 года в течение нескольких последующих лет Бунин работает над своим знаменитым автобиографическим романом «Жизнь Арсеньева». Эта книга стала своеобразным сплавом художественной автобиографии, мемуаров, лирико-философской прозы писателя. Бунин написано пять частей романа, герой был доведен писателем до двадцатилетия, после чего автор его покинул и больше к роману не возвращался.

Среди произведений, принадлежащих к так называемым художественным автобиографиям Бунина И.А., «Жизнь Арсеньева» занимает совершенно уникальное место. Следует заметить, что когда некоторые современники рассматривали эту книгу как биографию самого автора, Бунин негодовал, горячо возражал и утверждал, что «Жизнь Арсеньева» – это автобиография вымышленного лица.

Замысел книги об Алексее Арсеньеве был написать «Жизнь артиста» – поэта, в чьей душе уже с детства переплавляются «все впечатленья бытия», чтобы впоследствии быть воплощенными в слове. Поэтому «Жизнь Арсеньева», с одной стороны, на самом деле является автобиографией вымышленного лица, некоего собирательного «рожденного стихотворца».

Однако, с другой же стороны, эта книга является самым исповедальным из бунинских творений – такова ее диалектика, сочетание и двуединство реальности и вымысла, слияние правды и поэзии, воссоздания и преображения. Этим же объясняется и двуплановость романа, постоянное присутствие автора, прошедшего уже немалый жизненный путь, его точка зрения, его сегодняшнее мироощущение, как бы вливающееся в то, давнее. Возврат в детство, в юность – и тут же «скачок» в сегодняшний день, в собственное шестидесятилетие; то растворение в прошлом, то ретроспективное его воссоздание. Все это создает ощущение льющегося «потока сознания», воплощенного в такой же текучей, непрерывающейся, неспешной и плавной, с длинными периодами, лирической прозе.

«Жизнь Арсеньева» писалась в тот период жизни писателя, когда свойственное Бунину повышенное ощущение бытия не только не ослабевало, но все более и более укреплялось, приобретая новые оттенки. Обостренное чувство «тайн и бездн» жизни, ее каждого мгновения имело в то же время повышенное ощущение конца, такой же неразгаданности его, как и начала всякого существования.

Для Бунина был чрезвычайно важна мысль о том, что человек не знает своего начала, не помнит и не может помнить его, и точно так же не знает и не постигает того, что будет, когда оборвется его жизнь. Эта мысль появилась впервые еще в его путевых дневниках 1910-х годов, и она же красной нитью проходит сквозь многие зрелые и поздние его произведениям.

Неотступно присутствует эта мысль и в «Жизни Арсеньева», не всегда высказанная прямо, но постоянно подразумеваемая. Как художника очень большого творческого и личностного масштаба, Бунина угнетало, говоря словами Л.Н. Толстого, «созерцание двух концов жизни каждого человека». Характерным при этом является то, что так называемое сиюминутное существование с годами приобретало для Бунина все большую ценность.

Главная истина книги заключена в правде исповеди поэта, в которую втянут весь подвластный сознанию Арсеньева мир. Само рождение человека в мир, осознание этого события идет в сокровищницу душевных впечатлений Алексея Арсеньева, чтобы на всю жизнь остаться там.

Люди (родные, близкие, знакомые) были только лишь частью огромного мира, который входил в мальчика бесчисленным множеством своих воплощений, и в первую очередь, конечно, природой. Можно сказать, что Бунин «подарил» Арсеньеву собственную страстную влюбленность в природу, сверхчувствительность к ней. Так, философско-созерцательное отношение к природе побуждало Арсеньева к раздумьям о загадках и смысле самого бытия, мироздания, о бесконечности времени и пространства, постичь которые не в силах человеческий мозг. Всякое жизненное впечатление «переплавлялось» в сознании мальчика, его душа неустанно вела свою «тайную работу 225 Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. – М.: Правда, 1983. С. 27. 5 ».

Каждая из пяти книг «Жизни Арсеньева» заключает в себе определенные этапы, вехи этой духовной работы, происходящей в сознании героя. При этом, уже со школьных лет внутри героя постоянно присутствовало смутное желание выразить, сказать себя, томление от невозможности это сделать, в чем проявились своеобразные, но вполне определенные первые мечты о творчестве.

Самой важной частью является пятая книга «Жизни Арсеньева», где говорится об окончательном вырастании Арсеньева в поэта. Здесь стоит заметить, что в романе Бунин опускает тяжелые годы своей жизни, годы нужды, случайной и неинтересной работы, душевной депрессии – Арсеньев как бы перешагивает весь этот жизненный период.

Оставшись наедине с самим собой после расставания с любимой, главный герой весь отдается борьбе с «неосуществимостью»: с самим собой и с миром, – с тем, что он стремится выразить в слове и что не дается ему. Именно эта борьба за самое главное счастье научиться «образовать в себе из даваемого жизнью нечто истинно достойное писания» и заслоняет все другие чувства и стремления. За эту упорную борьбу Арсеньев получает и награду, когда в один прекрасный день счастье творчества вдруг открывается ему, когда на место душевных терзаний и мучительных поисков приходит спокойствие и простое, казалось бы очевидное решение: «без всяких притязаний, кое-что вкратце записывать – всякие мысли, чувства, наблюдения». Таким образом рождается художник-лирик, поэт, который должен писать обо всем, что наблюдает вокруг и чувствует, так рождается чувство долга художника, столь же органичное, сколь и сама потребность творчества 226 Саакянц А.А. Об И.А. Бунине и его прозе./ Бунин И.А. Рассказы. – М.: Правда, 1983. С. 28.

Сравнивая два больших произведений Бунина, написанных в эмиграции, «Жизнь Арсеньева» и «Окаянные дни», следует отметить, что оба они представляют собой размышления о России, ее особой исторической судьбе.

«Окаянные дни» – это дневник, где отражена действительность, окружавшая писателя в его последние годы жизни на родине. Повествование ведется, конечно же, от первого лица, а записи датированы и идут в порядке следования, друг за другом, но иногда наблюдается довольно длительные перерывы – до месяца, а иногда и больше.

Роман «Жизнь Арсеньева» представляет собой уже классическое литературное произведение, написанное по всем канонам литературного жанра для читателя. Как и в «Окаянных днях», да и в других его произведениях, центральной здесь является тема любви к России, но это уже другая любовь. Изначально это была любовь-боль, любовь-страдание, теперь же – она превратилась в любовь-воспоминание.

Временем действия И.А. Бунин специально выбрал потерянную для него и его единомышленников ушедшую, дореволюционную Россию, с которой были связаны творчество и сама жизнь, возможность такой жизни.

«Жизнь Арсеньева» создана уже по прошествии нескольких, довольно тяжелых для писателя лет, прошедших со времени событий, вынудивших писателя покинуть родину. Роман, в некотором смысле, стал для И.А. Бунина попыткой ухода от действительности и «возвращения» в прежнюю Россию утраченных иллюзий.

Сложно сказать, что было тяжелее для Ивана Алексеевича: острая боль утраты, когда, не смотря ни на что еще теплится надежда на возвращение, или давящая, ноющая боль тоски, когда он уже понимал, что пути назад нет и что вряд ли он когда-нибудь увидит свою родину снова. Именно эта боль-тоска и есть основа романа.

Читайте также:  Особенности реализма И. А. Бунина: сочинение

Как и в «Окаянных днях», в «Жизни Арсеньева» И.А. Бунин неоднократно обращается к истории России, вспоминает о ее былой мощи и славе, великих людях и великих событиях, цитирует слова историков – Татищева, Ключевского и др. В обоих произведениях Бунин приходит к выводу о том, жить одним будущим нельзя, не зная своего прошлого и ошибок истории, не выйдет построить будущее.

Вот в этом еще один скрытый смысл «Жизни Арсеньева» изложен автором в первых строках романа: «Вещи и дела, еще не написании бывают, тьмою покрываются и гробу беспамятства предаются, написании же яко одушевленные 227 Бунин И. Жизнь Арсеньева. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. V., М.; Синтакс, 1994. С. 5. 7 ». Именно в этом роман, по своему мировоззрению смыкается с «Окаянными днями».

По роману И. Бунина “Жизнь Арсеньева”: “Горький и сладкий сон прошлого”

Разделы: Литература

Молчат гробницы,
Мумии и кости,
Лишь слову жизнь дана…

Наша великая литература, рожденная народом русским, породила нашего славного писателя, когда-то забытого, вычеркнутого из жизни, а ныне возрожденного, признанного миром – Ивана Алексеевича Бунина.

Бунин ушел от своей единственно любимой страны. Но ушел только внешне. Человек необыкновенно гордый и строгий, он до конца своих дней страдал по России и пролил по ней много скупых и скрытых слез в чужих ночах Парижа и Граса – слез человека, добровольно изгнавшего себя из отечества.

А ведь действительно, тогдашняя Россия “с бледными, как саван, овсами” щемила сердце предчувствием неизбежной беды, нищенством, сыростью, тяжким уделом. От этой России временами хотелось бежать без оглядки. Но не все решались на это. Бунин решился.

Для многих русских писателей, даже таких крупных, как Куприн, разрыв с родиной стал трагическим рубежом в их творчестве. Таланты беднели, скудели, оторванные от родной земли.

Не так было с Буниным. Он в период эмиграции создавал прекрасные произведения. И дело здесь не только в масштабе таланта, но и в том, что Бунин нерасторжимыми нитями был связан не с капиталистической Россией, а с Россией патриархальной, дворянско-крестьянской, пусть обреченной на слом, но тем не менее, оставшейся единственно милой и понятой, близкой его сердцу. Именно память о России питала его талант, именно ее он воспроизвел в “Жизни Арсеньева” с такой впечатляющей силой, одухотворенной страстной любовью к родной земле.

“Жизнь Арсеньева” часто называют автобиографическим романом, хотя Бунин никогда не соглашался с таким определением.

Прервавшаяся после революции связь с родиной усилила и обострила память и воображение художника. Лишенный непосредственных впечатлений о русской действительности, Бунин вспоминает свою жизнь мысленно, в “творческом сне”, возвращаясь на родину, воскрешая “горький и сладкий сон прошлого”.

В центре романа – личность, показанная в процессе непрерывного становления, внутреннего духовного обогащения. Это необычный рядовой человек, а художественно одаренная личность.

Неторопливо и внимательно прослеживает Бунин историю духовного созревания Алексея Арсеньева.

Первая книга романа – период самого раннего детства. Сначала – отдельные зрительные впечатления: “пустынные поля, одинокая усадьба среди них…Зимой безграничное снежное море, летом – море хлебов, трав, цветов… И вечная тишина этих полей, их загадочное молчанье…”

Сознание маленького Алеши еще одиноко, не воспринимает ни людей, ни звуков, ни запахов.

“Где были люди в это время? Но они все же были, какая-то жизнь все же шла… Почему же остались в моей памяти только минуты полного одиночества?”

Чарующий мир захватывает мальчика. “Ах, какая томящая красота! Сесть бы на это облако и плыть, плыть по нем в этой жуткой высоте… в близости с богом и белокрылыми ангелами…”

И вот в поле зрения появляются люди, животные, события, которые всплывают в памяти: поездка в город. Он поразил мальчика количеством и громадностью домов, блеском стекол и вывесок, гулом колоколов, жутким видением мрачной тюрьмы на окраине.

“ …город гордился своею древностью и имел на это право.

…во времена княжеств Владимирского-Рязанского принадлежал к тем важнейшим оплотам Руси, что, по слову летописцев, первые вдыхали бурю, пыль и хлад из-под грозных азиатских туч”.

Каждое слово в этом отрывке доставляет наслаждение своею простотой, точностью, образностью. Чего стоят только одни слова о том, что эти “древние города вдыхали бурю и свист караульных, грохот колотушек по чугунным доскам, призыв всех на городские валы”.

Новизна “Жизни Арсеньева” еще и в том, что ни в одной из бунинских вещей не раскрыто с такой простотой то явление, которое мы называем “внутренним миром” человека. Все, о чем говорит автор, слышно, осязаемо и надолго радует или печалит нас. Вот первая встреча мальчика с городом и две “великих радости”: покупка ваксы и сапожек “с красным сафьяновым ободком на голенищах…” С каким блаженным чувством, как сладострастно касался я и этого сафьяна, и этой упругой, гибкой ременной плеточки!”

Незаметно и постепенно вступает герой в жизнь сознательную. Мир расширяется, обогащается новыми впечатлениями. Здесь и радость первооткрытия и горечь от первых переживаний: гибель Сеньки, упавшего вместе с лошадью в страшный и таинственный “провал” на дне оврага, смерть маленькой сестренки Нади. Пробуждается воображение под воздействием сказок матери и особенно бесед с домашним учителем Баскаковым, странным, неуживчивым и талантливым человеком, научившим ребенка читать и писать, полюбить Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Нельзя читать без душевного потрясения строки о матери:

“В далекой родной земле, одинокая, навеки всем миром забытая, да покоится она в мире и да будет во веки благословенно ее бесценное имя”.

Сила языка Бунина такова, что рождает грусть, волнение и слезы.

Вторая книга посвящена гимназическим годам Алексея Арсеньева. Детально и красочно воссоздается оживленная жизнь уездного города. Фигуры мужиков, выгодно продавших зерно, довольных купцов и перекупщиков, поживившихся на этой торговле, многолюдные гуляния, торжественные богослужения. А вот унылые, грязные окраины, “где шумно работает, курит, сквернословит какой-то страшный род людей”, не привлекает его внимания, и грубый рабочий люд сливается для него в нечто безликое, неразличимо грязное, страшное.

Великолепно дана фигура уездного перекупщика Ростовцева, у которого живет на квартире гимназист Алеша Арсеньев. Прочные, раз и навсегда заведенные порядки семейной жизни несут в себе некую основательность, образуют те устои, на которых держится Россия.

Позже Бунин будет весьма критически оценивать деятельность новоявленных купцов и капиталистов, и здесь фигура Ростовцева дана с явной симпатией. В юном Арсеньеве пробуждается чувство национального сознания и гордости русским своим происхождением, принадлежности к русскому, российскому. Самодовольство и гордость купца Ростовцева кажутся Бунину “знамением времени” и представляются ему теперь “вообще характерными для тогдашних русских чувств”.

На переломе от отрочества к юности, в жизни Алексея Арсеньева произошло “огромное событие”: арест брата Георгия за участие в деятельности народовольцев. В дворянской семье Арсеньевых оно было воспринято как “великий позор и ужас”. Страдания отца и особенно матери, эпизоды прощания на вокзале стали настоящим потрясение: “Весь мир опустел, стал огромным, бессмысленным”.

Так в романе возникает тема революции и революционеров, и Бунин вступает в спор с истерией, ясно и прямо выражая свое полное неприятие русской революционной мысли, начиная с декабризма.

Герой пытается разобраться самостоятельно в этих событиях и живет теперь “не одними чувствами”. “Это было уже начало юности, время удивительное”.

Перелом в жизни героя сравнивается с весенним расцветом дерева и потребностью излить свои переживания в несовершенных образах и ритмах. “И что с того, что я ни единым словом не умел их передать!”

С темой творчества возникают на страницах романа вечные для Бунина мотивы любви, смерти и сквозная тема природы. Все они сплетаются, развиваясь далее в непрерывном единстве.

Тема природы, удивительной ее красоты пронизывает всю третью книгу романа. Русский пейзаж с его мягкостью, застенчивыми веснами, с его невзрачностью, которая оборачивается тихой печальной красотой, наполняет страницы книги.

“Миновали глинистый труд, жарко и скучно блестевший своей удлиненной поверхностью в лощине среди выбитых скотиной косогоров. На них кое-где как-то бесприютно на гору в раздумье, сидели грачи”.

А вот описание зимы:

“Помню крещенские морозы, наводившие мысль на глубокую древнюю Русь, на те стужи, от которых “земля на сажень трескалась”, тогда над белоснежном городом, совершенно потонувшем в сугробах, по ночам грозно горело на черно- вороненом небе белое созвездие Ориона”…Это великолепные места в романе!

Природа и человек слиты неразрывно. “Нет никакой отдельной от нас природы. Каждое малейшее движение воздуха есть движение нашей собственной жизни”.

В последней, пятой книге романа на первый план выходит тема любви. Она была всегда у Бунина драматична и даже трагична. Человек неизбежно обречен на одиночество. Полное взаимопонимание людей невозможно. Только любовь дает великое счастье взаимопонимания двух душ, но это счастье мимолетно и катастрофически кратко, – так считал писатель.

В романе эта тема раскрыта и мотивирована подробно. В истории любви Алексея Арсеньева и Лики отразилось когда-то пережитое Буниным самое сильное в его жизни, самое жгучее чувство к В.В. Пащенко. Весь анализ отношений Лики и Алексея построен на исследовании их характеров, психологическом противоборстве, которое привело к трагическому концу.

На последних страницах романа звучат горестные сожаления, грустные раздумья о жизни. Память художника, его волшебное перо дало ему вторую жизнь, отлив навеки в слове и образе то, что было, прошло, минуло. Это дорого стоит ему. Недаром Бунин пишет в конце романа:

“Воспоминания – нечто столь тяжкое, страшное, что существует даже особая молитва о спасении от них”.

“Жизнь Арсеньева” – одно из замечательнейших явлений мировой литературы. К великому счастью, оно принадлежит в первую очередь литературе русской. В этой книге поэзия и проза слились воедино, создав новый удивительный жанр.

Всю жизнь Бунин искал счастье, писал о нем, томился о нем. Он нашел его в своей поэзии, в огромном мире прекрасного, который он подарил людям. Он много знал, любил, ненавидел, много трудился и ошибался, но всю жизнь его величайшей, нежнейшей любовью была Россия.

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной…
Срок настанет – господь сына
Блудного спросит:
“Был ли счастлив ты в жизни земной?”
И забуду я все, вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав,
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленям припав.

Да, мы милосердны.

Комитетом при шведской Академии наук впервые отмечен признаем русский писатель И.А.Бунин. Это творческая победа во славу родной литературы. Россия родила Бунина, Россия его и прославила.

Ссылка на основную публикацию
×
×