«Явление героя» в романе «Мастер и Маргарита»: сочинение

Знакомство Ивана Бездомного с Мастером (анализ главы 13 «Явление героя» части 1 романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита»).

Скачать сочинение
Тип: Анализ эпизода

Роман «Мастер и Маргарита» писался на протяжении двенадцати лет. Это произведение стало итоговым в жизни и творчестве Михаила Афанасьевича Булгакова. Оно раскрывает взгляды писателя на Добро и Зло, Свет и Тьму, Любовь и Ненависть.

Название булгаковского романа «Мастер и Маргарита» слегка удивляет только начинающего путешествие по произведению читателя. Вот перед нами председатель МАССОЛИТа Берлиоз, рядом с ним поэт Иван Бездомный, таинственный иностранец, рассказывающий историю о великом прокураторе Иудеи Понтии Пилате и бродячем философе Иешуа Га-Ноцри. Мы видим литературное общество тех времен, перед нами предстают различные жулики, прохвосты, с поистине сатанинской находчивостью наказываемые нечистой силой во главе с Его Величеством Дьяволом… Но все это время читателя не престает мучить вопрос: когда, наконец, появится Мастер и кто такая эта таинственная Маргарита, именами которых названа книга.

И вот завеса тайны открывается перед нами, и в главе 13 «Явление героя» на арену выходят эти персонажи. Иван Бездомный, поплатившийся за самонадеянное желание поймать самого Сатану, попадает в психиатрическую лечебницу. И здесь, наконец, встречается с главным героем романа.
Описание Мастера дается глазами Ивана. Сначала мы видим, что это «… бритый, темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со свешивающимся на лоб клоком волос человек примерно лет тридцати восьми». И сразу обращаем внимание на «карие и очень беспокойные глаза пришельца». Это лицо человека, загнанного в угол.
Очень интересно наблюдать, как под влиянием ночного гостя меняется, казалось бы, знакомый нам Иван. С какой гордостью раньше он причислял себя к пишущей братии, как гордился своим портретом, помещенным на первую страницу литературной газеты. И вдруг на вопрос пришельца о профессии Бездомного мы видим следующий ответ: « – Поэт, – почему-то неохотно признался Иван».
Но дальше поведение Ивана становится еще интересней. Он отвечает на вопрос Мастера о качестве своих стихов: « – Чудовищны! – вдруг смело и откровенно произнес Иван». Мы видим реальное перерождение этого уже знакомого нам персонажа. Недаром Воланд дает ему еще один шанс.

Бездомный рассказывает гостю историю своего попадания в психиатрическую лечебницу, и читатель неожиданно узнает, что перед ним предстал автор романа о пятом прокураторе Иудеи. Далее нам наконец-то рассказывается история самого Мастера и его возлюбленной. Этот герой был историком, работал в музее, затем неожиданно выиграл огромную сумму денег, бросил работу и стал писать роман о Понтии Пилате, который задумал уже давно. Видимо, сама судьба толкала его к творчеству, которое медленно стало вести его к пропасти.

А затем появляется Маргарита. Это, пожалуй, самая красивая, лиричная, романтическая часть романа! Мастер говорит: «Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто. Она несла желтые цветы! Нехороший цвет». Эта встреча предназначалась свыше, а желтый цвет будто предсказывал последующие трудности и страдания героев. Нам не дается подробное описание внешности Маргариты, мы видим лишь то, что Мастера «поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное, никем не виданное одиночество в глазах!» Встретились творец и его муза-вдохновительница: «Она поглядела на меня удивленно, а я вдруг, и совершенно неожиданно, понял, что я всю жизнь любил именно эту женщину!»

Как уже говорилось выше, встреча Мастера и Маргариты описана удивительно романтично, но нас не оставляет состояние тревоги. Любовь не вошла в жизнь героев тихо, «на мягких лапах». Очень ярки в этом случае слова самого Мастера: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!»
Образ ножа здесь неслучаен. В чувстве героев есть достаточно явный элемент насилия. Создается впечатление, что где-то высоко их судьба была решена много раньше. И в назначенный день и час у них просто не остается выбора, кроме как полюбить друг друга.

С появлением Маргариты в роман входит излюбленная булгаковская тема любви к семейному очагу. Каморка Мастера оживает, становится много уютней благодаря заботливости его возлюбленной. Эти персонажи живут в обособленном мирке, где существуют лишь Он, Она и Роман.
Так входит в произведение важнейшая для писателя тема творчества: «Тот, кто называл себя Мастером, работал, а она, запустив в волосы тонкие с остро отточенными ногтями пальцы, перечитывала написанное… Она сулила славу, она подгоняла его и вот тут-то стала называть мастером».
Маргарита становится вдохновительницей Мастера, живущей исключительно для него и его творчества. Кстати, стоит заметить, что она единственный персонаж, не имеющий двойника в мифологическом сюжете повествования. Тем самым Булгаков подчеркивает неповторимость Маргариты и владеющего ею чувства, доходящего до полного самопожертвования.

К сожалению, вечное пребывание в уютной каморке было невозможно, Мастер закончил свой роман и вышел с ним в свет: « – Я впервые попал в мир литературы, но теперь, когда все уже кончилось и гибель моя налицо, вспоминаю о нем с ужасом. » В весьма неприглядных тонах описывает Булгаков этот мир «людей искусства». Временами явно прослеживается горькая ирония автора: «Я…был принят какой-то девицей со скошенными к носу от постоянного вранья глазами». Видимо, Булгаков описывал среду, хорошо ему знакомую.
Мастер пошел со своим детищем в свет, но кто встретил его там? Всевозможные латунские, лавровичи, ариманы… Мелкие графоманы, занимающиеся псевдотворчеством. После того, как был напечатан отрывок из романа Мастера, эти плебеи МАССОЛИТа начинают травить гения.
Здесь Булгаков поднимает проблему истинного и ложного творчества. Он убежден, что только полная отдача истине, желание писателя нести правду сердца и ума обеспечивают произведению настоящее бессмертие. Устами Мастера автор делает ценное замечание: « Мне все казалось, – и я не мог от этого отделаться, – что авторы этих статей говорят не то, что они хотят сказать, и что их ярость вызывается именно этим». Видимо, некоторые гонители героя чувствовали всю ценность его романа, но… Конформизм – сильнейшее чувство! Они травят писателя, доводят его до сумасшедшего дома и полного отказа от своего детища. Мастер убивает роман и, забитый окружающим его обществом псевдолитераторов, сходит с ума.

В этой главе Булгаков со всей болью раскрыл судьбу истинного творца. Толпа боится гениев, боится пророков, ей гораздо проще мириться с посредственностью. Многие литературоведы считают образ Мастера автобиографичным для Булгакова. Эта глава раскрывает горькую участь многих художников России в то страшное время.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Мастер и Маргарита / Знакомство Ивана Бездомного с Мастером (анализ главы 13 «Явление героя» части 1 романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита»).

Смотрите также по произведению “Мастер и Маргарита”:

«Явление героя» в романе «Мастер и Маргарита»

Роман «Мастер и Маргарита», над которым Булгаков начал работать в 1928 году, а последние строки дописывал в 1940 году, был книгой его жизни. Для русской литературы этот «последний закатный роман», как именовал Булгаков «Мастера и Маргариту», явился новаторским. Новаторство романа заключалось и в его сюжете, и в композиции, и в философской концепции. Фантастика наталкивается на сугубый реализм, миф на историческую достоверность, теософия на демонизм, романтика на клоунаду. Здесь сходятся все стихии – смешного и серьезного, философии и сатиры, пародии и волшебства.

В романе «Мастер и Маргарита» отточенная, разящая сатира, но не бытовая, а остро- политическая, скрытая от цензуры, жалит и настигает социальное зло. Сам дьявол «с сотоварищи» появился в советской, полностью атеистической Москве. Кстати, сам автор относится к дьяволу со сдержанной иронией. С кажущимся всемогуществом вершит дьявол свой суд и расправу. Однако стоит отметить, что его чарам и волшебству поддается лишь то, что уже подгнило. Воланд и его помощники не творят зло, они почти не влияют на текущие в людской жизни события. Роль этих героев – обнажать сущность явлений, высвечивать пороки человека, выводить на всеобщее обозрение черты, которые скрыты от глаз.

За сатирой скрывается сама суть жизни, ее предназначение и смысл – добро и зло в их вечном, абсолютном противостоянии, преступление и возмездие, бессмертие и забвение, любовь и равнодушие. Писателем двигало не талантливое обличение или высмеивание каких-то сторон злободневной действительности – это шло попутно, мимоходом, заодно.

Этот роман более всего обращен к прозревшему Иванушке Бездомному. Едва ли не для него разыгралась вся эта чертовщина, начиная с его встречи с «иностранным профессором» на Патриарших прудах. Окончательное прозрение наступило для Ивана после знакомства с Мастером.

В самом начале романа поэт Иван Бездомный – совершенно неприметный образ, больше похожий на шарж. Что может быть печальнее для поэта, чем псевдоним «Бездомный» (настоящая его фамилия Понырев)? Более того, он не только «Бездомный», но еще и «бездумный». Это последний ученик Берлиоза, внимающий его «просвещенным» замечаниям. Однако простодушие и есть та живая стихия, которая в итоге спасет Ивана.

По иронии судьбы прозрение Ивана происходит в психиатрической лечебнице – именно там он и познакомился с Мастером. Оба они попали в больницу «по вине» одного человека – Понтия Пилата. Только Бездомному о Пилате рассказал Воланд, «профессор-консультант», Мастеру же Пилат явился в его воображении, когда он писал о нем свой роман. Этот «роман в романе» живет одновременно в воображении и дьявола, и затравленного критиками писателя. Мастер только удивлялся, слушая Ивана: «О, как я угадал! О, как я все угадал!».

Булгаков не знакомит нас с историей жизни Мастера, мы даже не знаем его фамилии. Он представляется Ивану Мастером, потому что так звала его Маргарита. Нам известно только, что этот человек, историк по образованию, знает пять языков, и работал когда-то в одном из московских музеев. Однажды он выиграл сто тысяч рублей. Тогда он бросил свою комнату на Мясницкой, службу в музее, поселился в подвале маленького домика и «начал сочинять роман о Понтии Пилате». Но когда готовый роман должен был «выйти в жизнь», случилась катастрофа. Ни один редактор не хотел печатать роман на такую «странную тему». После долгих мытарств Мастеру удалось напечатать отрывок романа, но тут на него обрушился целый поток обвинительных критических статей. Он понял, что его роман никогда не увидит свет, и сжег свое творение.

Знакомство Ивана Бездомного с мастером полностью изменило его жизнь. Он вдруг осознал, что его стихи «чудовищны», и сочинять их он больше не будет, он понял, что не в том видел смысл жизни, не различал добро и зло, не имел даже собственного «я». Он хочет продолжить труд Мастера, в этом он видит теперь свое предназначение, свой жизненный смысл. Мастер не может исчезнуть, быть проглоченным забвением. Хотя за ним и нет никакой вины, он не смог удержаться на той духовной высоте, которой достигает у Булгакова лишь Иешуа. Значит, в судьбе Мастера была ошибка. По всей видимости, ошибка эта в слабодушии, в отказе борьбы за истину.

В самом деле, М. А. Булгаков называл себя «мистическим писателем», но мистика эта не помрачала рассудок и не запугивала читателя. Воланд и его свита совершали в романе небезобидные и часто мстительные чудеса, наподобие злых волшебников в доброй сказке. Одной из главных мишеней Воланда становится самодовольство рассудка, в особенности его ате-истичность, сметающая с пути заодно с верой в бога всю область загадочного и таинственного. С наслаждением отдаваясь вольной фантазии, расписывая фокусы, шутки и перелеты Азазелло, Коровьева и кота, любуясь мрачным могуществом Воланда, автор посмеивается над непоколебимой уверенностью, что все формы жизни можно расчислить и спланировать, а процветание и счастье людей ничего не стоит устроить — стоит только захотеть. М. А. Булгаков сомневается в возможности штурмом обеспечить равномерный и однонаправленный прогресс. Его мистика обнажает трещину в рационализме.

Он осмеивает самодовольную кичливость рассудка, уверенного в том, что, освободившись от суеверий, можно создать точный чертеж будущего, рациональное устройство всех человеческих отношений и гармонию в душе самого человека. Здравомыслящие литературные сановники вроде Берлиоза, давно расставшись с верой в. бога, не верят даже в то, что им способен помешать, поставить подножку его величество Случай. Несчастный Берлиоз, точно знавший, что будет делать

История Иешуа Га-Ноцри лишь в самом начальном варианте романа имела одного рассказчика-дьявола. Поощряемый недоверием собеседников на скамейке, Воланд начинает рассказ как очевидец того, что случилось две тысячи лет назад в Ершалаиме. Кому, как не ему, знать все: это он незримо стоял за плечом Пилата, когда тот решал судьбу Иешуа. Но рассказ Воланда был продолжен уже как сновидение Ивана Бездомного на больничной койке. А дальше эстафета передается Маргарите, читающей по спасенным тетрадям фрагменты романа Мастера о смерти Иуды и погребении. Три точки зрения, а картина одна, хоть и запечатленная разными повествователями, но именно оттого трехмерная по объему. В этом как бы залог неоспоримой достоверности случившегося.

Читайте также:  Творчество М. А. Булгакова: сочинение

Один из ярких парадоксов романа заключается в том, что, изрядно набедокурив в Москве, шайка Воланда в то же время возвращала к жизни порядочность, честность и жестоко наказывала зло и неправду, служа, как ни странно, утверждению тысячелетних нравственных заповедей. И если его свита предстает в личине мелких бесов, неравнодушных к поджогам, разрушению и пакостничеству, то сам мессир неизменно сохраняет некоторую величавость. Он наблюдает булгаковскую Москву как исследователь, ставящий научный опыт, словно он и впрямь послан в командировку от небесной канцелярии. А полномочия его велики: он обладает привилегией наказующего деяния, что никак не с руки высшему созерцательному добру. К услугам такого Воланда легче прибегнуть и отчаявшейся Маргарите. «Конечно, когда люди совершенно ограблены, как мы с тобой, — делится она с Мастером, — они ищут спасения у потусторонней силы». Булгаковская ситуация в зеркально перевернутом виде варьирует историю Фауста. Фауст продал душу дьяволу ради страсти к познанию и предал любовь Маргариты. В романе Маргарита готова на сделку с Воландом и становится ведьмой ради любви и верности Мастеру.

Мысль о преображении, перевоплощении всегда волновала Булгакова. На низшей ступени — это преображение внешнее. Но способность к смене облика на другом этапе замысла перерастает в идею внутреннего преображения. В романе свой путь душевного обновления проходит Иван Бездомный и в результате заодно с прошлой биографией теряет свое искусственное и временное имя. Только недавно в споре с сомнительным иностранцем Бездомный, вторя Берлиозу, осмеивал возможность существования Христа, и вот уже он, в бесплодной погоне за воландовской шайкой, оказывается на берегу Москвы-реки и как бы совершает крещение в ее купели. С бумажной иконкой, приколотой на груди, и в нижнем белье является он в ресторан МАССОЛИТа, изображенный подобием вавилонского вертепа — с буйством плоти, игрой тщеславия и яростным весельем. В новом облике Иван выглядит сумасшедшим, но в действительности это путь к выздоровлению, потому что, лишь попав в клинику Стравинского, герой понимает, что писать скверные антирелигиозные агитки — грех перед истиной и поэзии. Потеряв рассудок, Иван как бы обретает его, прозрев духовно. Одно из проявлений душевного выздоровления — отказ от претензии на всезнание и всепонимание. В эпилоге романа Иван Николаевич Понырев возникает перед нами в облике скромного ученого, будто за одно с фамилией изменилось и все его духовное существо.

Перевоплощение отметит и фигуру Мастера, и Маргариты. У М. А. Булгакова она уже совсем явно склонна к перевоплощению, миграции души. Есть в ней отсвет Маргариты Наваррской — московской прапрапраправнучкой королевы Марго называет ее Коровьев. Но ведь Маргарите суждено еще обернуться ведьмой и, совершив свой опасный и мстительный полет над Арбатом, оказаться на балу у сатаны.

Притягивает к себе загадка слов, определивших посмертную судьбу Мастера: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Учитель Левия Матвея не хочет взять Мастера «к себе, в свет», и это место романа не зря стало местом преткновения для критики, потому что, по-видимому, именно в нем заключено собственно авторское отношение к вере и к идее бессмертия.

Выбирая для Мастера его посмертную судьбу, М. А. Булгаков тем самым выбирал судьбу себе. О бессмертии, как о долговечной сохранности души в творении искусства, как о перенесении себя в чью-то душу с возможностью стать ее частицей, размышлял М. А. Булгаков, сочиняя свою главную книгу. Его волновала и судьба наследования идей преданным Левием Матвеем или прозревшим Иваном Бездомным. Научный сотрудник института истории и философии Иван Николаевич Понырев как ученик, увы, не более даровит, чем не расстающийся с козьим пергаментом Левий Матвей. Но теперь он полон вопросов к себе и миру, готов удивляться и узнавать. «Вы о нем. продолжение напишите», — говорит, прощаясь с Иваном, Мастер. Не надо ждать от него духовного подвига, продолжения великого творения.

Он сохраняет доброе здравомыслие — и только. И лишь одно видение, посещающее его в полнолуние, беспокоит его временами: казнь на Лысой горе и безнадежные уговоры Пилата, чтобы Иешуа подтвердил, что казни не было.

««Явление героя» в романе «Мастер и Маргарита»»

Роман «Мастер и Маргарита», над которым Булгаков начал работать в 1928 году, а последние строки дописывал в 1940 году, был книгой его жизни. Для русской литературы этот «последний закатный роман», как именовал Булгаков «Мастера и Маргариту», явился новаторским. Новаторство романа заключалось и в его сюжете, и в композиции, и в философской концепции. Фантастика наталкивается на сугубый реализм, миф на историческую достоверность, теософия на демонизм, романтика на клоунаду. Здесь сходятся все стихии – смешного и серьезного, философии и сатиры, пародии и волшебства.

В романе «Мастер и Маргарита» отточенная, разящая сатира, но не бытовая, а остро- политическая, скрытая от цензуры, жалит и настигает социальное зло. Сам дьявол «с сотоварищи» появился в советской, полностью атеистической Москве. Кстати, сам автор относится к дьяволу со сдержанной иронией. С кажущимся всемогуществом вершит дьявол свой суд и расправу. Однако стоит отметить, что его чарам и волшебству поддается лишь то, что уже подгнило. Воланд и его помощники не творят зло, они почти не влияют на текущие в людской жизни события. Роль этих героев – обнажать сущность явлений, высвечивать пороки человека, выводить на всеобщее обозрение черты, которые скрыты от глаз.

За сатирой скрывается сама суть жизни, ее предназначение и смысл – добро и зло в их вечном, абсолютном противостоянии, преступление и возмездие, бессмертие и забвение, любовь и равнодушие. Писателем двигало не талантливое обличение или высмеивание каких-то сторон злободневной действительности – это шло попутно, мимоходом, заодно.
Этот роман более всего обращен к прозревшему Иванушке Бездомному. Едва ли не для него разыгралась вся эта чертовщина, начиная с его встречи с «иностранным профессором» на Патриарших прудах. Окончательное прозрение наступило для Ивана после знакомства с Мастером.

В самом начале романа поэт Иван Бездомный – совершенно неприметный образ, больше похожий на шарж. Что может быть печальнее для поэта, чем псевдоним «Бездомный» (настоящая его фамилия Понырев)? Более того, он не только «Бездомный», но еще и «бездумный». Это последний ученик Берлиоза, внимающий его «просвещенным» замечаниям. Однако простодушие и есть та живая стихия, которая в итоге спасет Ивана.

По иронии судьбы прозрение Ивана происходит в психиатрической лечебнице – именно там он и познакомился с Мастером. Оба они попали в больницу «по вине» одного человека – Понтия Пилата. Только Бездомному о Пилате рассказал Воланд, «профессор-консультант», Мастеру же Пилат явился в его воображении, когда он писал о нем свой роман. Этот «роман в романе» живет одновременно в воображении и дьявола, и затравленного критиками писателя. Мастер только удивлялся, слушая Ивана: «О, как я угадал! О, как я все угадал!».

Булгаков не знакомит нас с историей жизни Мастера, мы даже не знаем его фамилии. Он представляется Ивану Мастером, потому что так звала его Маргарита. Нам известно только, что этот человек, историк по образованию, знает пять языков, и работал когда-то в одном из московских музеев. Однажды он выиграл сто тысяч рублей. Тогда он бросил свою комнату на Мясницкой, службу в музее, поселился в подвале маленького домика и «начал сочинять роман о Понтии Пилате». Но когда готовый роман должен был «выйти в жизнь», случилась катастрофа. Ни один редактор не хотел печатать роман на такую «странную тему». После долгих мытарств Мастеру удалось напечатать отрывок романа, но тут на него обрушился целый поток обвинительных критических статей. Он понял, что его роман никогда не увидит свет, и сжег свое творение.

Знакомство Ивана Бездомного с мастером полностью изменило его жизнь. Он вдруг осознал, что его стихи «чудовищны», и сочинять их он больше не будет, он понял, что не в том видел смысл жизни, не различал добро и зло, не имел даже собственного «я». Он хочет продолжить труд Мастера, в этом он видит теперь свое предназначение, свой жизненный смысл. Мастер не может исчезнуть, быть проглоченным забвением. Хотя за ним и нет никакой вины, он не смог удержаться на той духовной высоте, которой достигает у Булгакова лишь Иешуа. Значит, в судьбе Мастера была ошибка. По всей видимости, ошибка эта в слабодушии, в отказе борьбы за истину.

В самом деле, М. А. Булгаков называл себя «мистическим писателем», но мистика эта не помрачала рассудок и не запугивала читателя. Воланд и его свита совершали в романе небезобидные и часто мстительные чудеса, наподобие злых волшебников в доброй сказке. Одной из главных мишеней Воланда становится самодовольство рассудка, в особенности его ате-истичность, сметающая с пути заодно с верой в бога всю область загадочного и таинственного. С наслаждением отдаваясь вольной фантазии, расписывая фокусы, шутки и перелеты Азазелло, Коровьева и кота, любуясь мрачным могуществом Воланда, автор посмеивается над непоколебимой уверенностью, что все формы жизни можно расчислить и спланировать, а процветание и счастье людей ничего не стоит устроить — стоит только захотеть. М. А. Булгаков сомневается в возможности штурмом обеспечить равномерный и однонаправленный прогресс. Его мистика обнажает трещину в рационализме.

Он осмеивает самодовольную кичливость рассудка, уверенного в том, что, освободившись от суеверий, можно создать точный чертеж будущего, рациональное устройство всех человеческих отношений и гармонию в душе самого человека. Здравомыслящие литературные сановники вроде Берлиоза, давно расставшись с верой в. бога, не верят даже в то, что им способен помешать, поставить подножку его величество Случай. Несчастный Берлиоз, точно знавший, что будет делать вечером на заседании МАССОЛИТа, всего через несколько минут гибнет под колесами трамвая. Так и Понтий Пилат в «евангельских» главах романа кажется себе и людям человеком могущественным. Но проницательность Иешуа поражает прокуратора не меньше, чем собеседников Воланда странные речи иностранца на скамейке у Патриарших прудов. Самодовольство римского наместника, его земное право распоряжаться жизнью и смертью других людей впервые поставлено под сомнение. Пилат решает судьбу Иешуа. Но по существу, Иешуа — свободен, а он, Пилат, отныне пленник, заложник собственной совести. И этот двухтысячелетний плен — наказание временному и мнимому могуществу.

История Иешуа Га-Ноцри лишь в самом начальном варианте романа имела одного рассказчика-дьявола. Поощряемый недоверием собеседников на скамейке, Воланд начинает рассказ как очевидец того, что случилось две тысячи лет назад в Ершалаиме. Кому, как не ему, знать все: это он незримо стоял за плечом Пилата, когда тот решал судьбу Иешуа. Но рассказ Воланда был продолжен уже как сновидение Ивана Бездомного на больничной койке. А дальше эстафета передается Маргарите, читающей по спасенным тетрадям фрагменты романа Мастера о смерти Иуды и погребении. Три точки зрения, а картина одна, хоть и запечатленная разными повествователями, но именно оттого трехмерная по объему. В этом как бы залог неоспоримой достоверности случившегося.

Один из ярких парадоксов романа заключается в том, что, изрядно набедокурив в Москве, шайка Воланда в то же время возвращала к жизни порядочность, честность и жестоко наказывала зло и неправду, служа, как ни странно, утверждению тысячелетних нравственных заповедей. И если его свита предстает в личине мелких бесов, неравнодушных к поджогам, разрушению и пакостничеству, то сам мессир неизменно сохраняет некоторую величавость. Он наблюдает булгаковскую Москву как исследователь, ставящий научный опыт, словно он и впрямь послан в командировку от небесной канцелярии. А полномочия его велики: он обладает привилегией наказующего деяния, что никак не с руки высшему созерцательному добру. К услугам такого Воланда легче прибегнуть и отчаявшейся Маргарите. «Конечно, когда люди совершенно ограблены, как мы с тобой, — делится она с Мастером, — они ищут спасения у потусторонней силы». Булгаковская ситуация в зеркально перевернутом виде варьирует историю Фауста. Фауст продал душу дьяволу ради страсти к познанию и предал любовь Маргариты. В романе Маргарита готова на сделку с Воландом и становится ведьмой ради любви и верности Мастеру.

Мысль о преображении, перевоплощении всегда волновала Булгакова. На низшей ступени — это преображение внешнее. Но способность к смене облика на другом этапе замысла перерастает в идею внутреннего преображения. В романе свой путь душевного обновления проходит Иван Бездомный и в результате заодно с прошлой биографией теряет свое искусственное и временное имя. Только недавно в споре с сомнительным иностранцем Бездомный, вторя Берлиозу, осмеивал возможность существования Христа, и вот уже он, в бесплодной погоне за воландовской шайкой, оказывается на берегу Москвы-реки и как бы совершает крещение в ее купели. С бумажной иконкой, приколотой на груди, и в нижнем белье является он в ресторан МАССОЛИТа, изображенный подобием вавилонского вертепа — с буйством плоти, игрой тщеславия и яростным весельем. В новом облике Иван выглядит сумасшедшим, но в действительности это путь к выздоровлению, потому что, лишь попав в клинику Стравинского, герой понимает, что писать скверные антирелигиозные агитки — грех перед истиной и поэзии. Потеряв рассудок, Иван как бы обретает его, прозрев духовно. Одно из проявлений душевного выздоровления — отказ от претензии на всезнание и всепонимание. В эпилоге романа Иван Николаевич Понырев возникает перед нами в облике скромного ученого, будто за одно с фамилией изменилось и все его духовное существо.

Читайте также:  «У времени в плену...»: сочинение

Перевоплощение отметит и фигуру Мастера, и Маргариты. У М. А. Булгакова она уже совсем явно склонна к перевоплощению, миграции души. Есть в ней отсвет Маргариты Наваррской — московской прапрапраправнучкой королевы Марго называет ее Коровьев. Но ведь Маргарите суждено еще обернуться ведьмой и, совершив свой опасный и мстительный полет над Арбатом, оказаться на балу у сатаны.

Притягивает к себе загадка слов, определивших посмертную судьбу Мастера: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Учитель Левия Матвея не хочет взять Мастера «к себе, в свет», и это место романа не зря стало местом преткновения для критики, потому что, по-видимому, именно в нем заключено собственно авторское отношение к вере и к идее бессмертия.

Выбирая для Мастера его посмертную судьбу, М. А. Булгаков тем самым выбирал судьбу себе. О бессмертии, как о долговечной сохранности души в творении искусства, как о перенесении себя в чью-то душу с возможностью стать ее частицей, размышлял М. А. Булгаков, сочиняя свою главную книгу. Его волновала и судьба наследования идей преданным Левием Матвеем или прозревшим Иваном Бездомным. Научный сотрудник института истории и философии Иван Николаевич Понырев как ученик, увы, не более даровит, чем не расстающийся с козьим пергаментом Левий Матвей. Но теперь он полон вопросов к себе и миру, готов удивляться и узнавать. «Вы о нем. продолжение напишите», — говорит, прощаясь с Иваном, Мастер. Не надо ждать от него духовного подвига, продолжения великого творения.

Он сохраняет доброе здравомыслие — и только. И лишь одно видение, посещающее его в полнолуние, беспокоит его временами: казнь на Лысой горе и безнадежные уговоры Пилата, чтобы Иешуа подтвердил, что казни не было.

Знакомство Ивана Бездомного с мастером. (Анализ 13 главы «Явление героя» части 1 романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита») (ЕГЭ по литературе)

Глава «Явление героя» занимает центральное место в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Здесь впервые появляется герой, именем которого и назван роман. С его именем связана тема творчества, являющаяся главной в произведении Булгакова. Из рассказа «таинственного незнакомца» мы узнаём о судьбе художника в тоталитарном государстве, о судьбе интеллигента в обществе, где преследуется инакомыслие, и о настоящей любви, которая существует и в неё надо верить.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Образ мастера близок самому автору. В портрете героя, словно сквозь туманное стекло, мы узнаём писателя Булгакова: «бритый, темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со свешивающимся на лоб клоком волос». А чёрная шапочка с вышитой на ней жёлтым шёлком буквой «М», созданная руками возлюбленной, была и у Булгакова. Михаил Афанасьевич Булгаков писал свой роман, не надеясь на то, что он когда-нибудь выйдет в свет. Мастер написал свой роман о Понтии Пилате, который принёс ему много бед и горя и который так и не был напечатан.

История Мастера трагична. Историк, владеющий пятью языками, работник московского музея и переводчик, больше всего он ненавидит шум, возню, насилие, людской крик и ценит покой, так необходимый для творчества. Судьба подарила ему возможность творить. Однажды он выиграл по лотерейному билету 10 тысяч и занялся любимым делом. Он нанял две комнаты у застройщика на Арбате, бросил службу в музее и начал сочинять роман о Понтии Пилате. Это было самое счастливое время его жизни, «золотой век». Однажды он встретил Маргариту, которая стала душой мастера и его романа.

Закончив работу над своим произведением, мастер попадает в мир литературы, насквозь пропитанный ложью и фальшью. Реакция редактора на роман поразила автора своей неестественностью: редактор косился на угол, сконфуженно хихикал, без нужды мял манускрипт и крякал. Содержание романа он не обсуждал, а интересовался лишь, кто надоумил автора сочинять роман на такую странную тему. В атеистической стране эта тема действительно выглядела странной. Роман не был напечатан, но стали появляться критические статьи, похожие на донос. Одни названия чего стоили: «Вылазка врага», «Воинствующий старообрядец». Мастера обвиняли в том, что он сделал попытку «протащить в печать апологию Иисуса Христа». Апология – это защита, устная или письменная, оправдание, восхваление какого-нибудь лица, учения, идеи.

В газетах развернулась целая кампания по травле инакомыслящего писателя. В этих статьях писатель чувствовал «что-то на редкость фальшивое и неуверенное». словно критики говорили не то, что хотят сказать, и ярость их вызвана именно этим. Вспомним, и Понтий Пилат, восхваляя власть Тиверия, говорил с ненавистью, потому что говорил не то, что хочет, а то, что требуется. И мастер не выдержал: он стал чувствовать безотчётный страх, бояться темноты, и в конце концов наступила стадия психического заболевания. Январской ночью, когда за ним пришли, он бежал из своего дома и оказался в клинике Стравинского. Он смирился со своей участью и не надеется на исцеление.

Самое страшное – это то, что государственная система сломила мастера, он отказался от борьбы, слишком неравными были силы: маленький человек и всесильное государство.

Но «рукописи не горят», и в конце романа Воланд извлекает из небытия творение мастера. Мастер награждён покоем и общением с той, что дороже ему всего на свете, – Маргаритой. Но света как высшей истины он не заслужил. В ином мире мастер получил то, к чему стремился в земной жизни: покой, творчество и любовь.

Эта встреча имела важное значение для Ивана Бездомного. В ходе общения с мастером Иван преобразился.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id15883

«Явление героя» в романе «Мастер и Маргарита»

Роман «Мастер и Маргарита», над которым Булгаков начал работать в 1928 году, а последние строки дописывал в 1940 году, был книгой его жизни. Для русской литературы этот «последний закатный роман», как именовал Булгаков «Мастера и Маргариту», явился новаторским. Новаторство романа заключалось и в его сюжете, и в композиции, и в философской концепции. Фантастика наталкивается на сугубый реализм, миф на историческую достоверность, теософия на демонизм, романтика на клоунаду. Здесь сходятся все стихии – смешного и серьезного, философии и сатиры, пародии и волшебства.

В романе «Мастер и Маргарита» отточенная, разящая сатира, но не бытовая, а остро- политическая, скрытая от цензуры, жалит и настигает социальное зло. Сам дьявол «с сотоварищи» появился в советской, полностью атеистической Москве. Кстати, сам автор относится к дьяволу со сдержанной иронией. С кажущимся всемогуществом вершит дьявол свой суд и расправу. Однако стоит отметить, что его чарам и волшебству поддается лишь то, что уже подгнило. Воланд и его помощники не творят зло, они почти не влияют на текущие в людской жизни события. Роль этих героев – обнажать сущность явлений, высвечивать пороки человека, выводить на всеобщее обозрение черты, которые скрыты от глаз.

За сатирой скрывается сама суть жизни, ее предназначение и смысл – добро и зло в их вечном, абсолютном противостоянии, преступление и возмездие, бессмертие и забвение, любовь и равнодушие. Писателем двигало не талантливое обличение или высмеивание каких-то сторон злободневной действительности – это шло попутно, мимоходом, заодно.
Этот роман более всего обращен к прозревшему Иванушке Бездомному. Едва ли не для него разыгралась вся эта чертовщина, начиная с его встречи с «иностранным профессором» на Патриарших прудах. Окончательное прозрение наступило для Ивана после знакомства с Мастером.

В самом начале романа поэт Иван Бездомный – совершенно неприметный образ, больше похожий на шарж. Что может быть печальнее для поэта, чем псевдоним «Бездомный» (настоящая его фамилия Понырев)? Более того, он не только «Бездомный», но еще и «бездумный». Это последний ученик Берлиоза, внимающий его «просвещенным» замечаниям. Однако простодушие и есть та живая стихия, которая в итоге спасет Ивана.

По иронии судьбы прозрение Ивана происходит в психиатрической лечебнице – именно там он и познакомился с Мастером. Оба они попали в больницу «по вине» одного человека – Понтия Пилата. Только Бездомному о Пилате рассказал Воланд, «профессор-консультант», Мастеру же Пилат явился в его воображении, когда он писал о нем свой роман. Этот «роман в романе» живет одновременно в воображении и дьявола, и затравленного критиками писателя. Мастер только удивлялся, слушая Ивана: «О, как я угадал! О, как я все угадал!».

Булгаков не знакомит нас с историей жизни Мастера, мы даже не знаем его фамилии. Он представляется Ивану Мастером, потому что так звала его Маргарита. Нам известно только, что этот человек, историк по образованию, знает пять языков, и работал когда-то в одном из московских музеев.

отал когда-то в одном из московских музеев. Однажды он выиграл сто тысяч рублей. Тогда он бросил свою комнату на Мясницкой, службу в музее, поселился в подвале маленького домика и «начал сочинять роман о Понтии Пилате». Но когда готовый роман должен был «выйти в жизнь», случилась катастрофа. Ни один редактор не хотел печатать роман на такую «странную тему». После долгих мытарств Мастеру удалось напечатать отрывок романа, но тут на него обрушился целый поток обвинительных критических статей. Он понял, что его роман никогда не увидит свет, и сжег свое творение.

Знакомство Ивана Бездомного с мастером полностью изменило его жизнь. Он вдруг осознал, что его стихи «чудовищны», и сочинять их он больше не будет, он понял, что не в том видел смысл жизни, не различал добро и зло, не имел даже собственного «я». Он хочет продолжить труд Мастера, в этом он видит теперь свое предназначение, свой жизненный смысл. Мастер не может исчезнуть, быть проглоченным забвением. Хотя за ним и нет никакой вины, он не смог удержаться на той духовной высоте, которой достигает у Булгакова лишь Иешуа. Значит, в судьбе Мастера была ошибка. По всей видимости, ошибка эта в слабодушии, в отказе борьбы за истину.

В самом деле, М. А. Булгаков называл себя «мистическим писателем», но мистика эта не помрачала рассудок и не запугивала читателя. Воланд и его свита совершали в романе небезобидные и часто мстительные чудеса, наподобие злых волшебников в доброй сказке. Одной из главных мишеней Воланда становится самодовольство рассудка, в особенности его ате-истичность, сметающая с пути заодно с верой в бога всю область загадочного и таинственного. С наслаждением отдаваясь вольной фантазии, расписывая фокусы, шутки и перелеты Азазелло, Коровьева и кота, любуясь мрачным могуществом Воланда, автор посмеивается над непоколебимой уверенностью, что все формы жизни можно расчислить и спланировать, а процветание и счастье людей ничего не стоит устроить — стоит только захотеть. М. А. Булгаков сомневается в возможности штурмом обеспечить равномерный и однонаправленный прогресс. Его мистика обнажает трещину в рационализме.

Он осмеивает самодовольную кичливость рассудка, уверенного в том, что, освободившись от суеверий, можно создать точный чертеж будущего, рациональное устройство всех человеческих отношений и гармонию в душе самого человека. Здравомыслящие литературные сановники вроде Берлиоза, давно расставшись с верой в. бога, не верят даже в то, что им способен помешать, поставить подножку его величество Случай. Несчастный Берлиоз, точно знавший, что будет делать вечером на заседании МАССОЛИТа, всего через несколько минут гибнет под колесами трамвая. Так и Понтий Пилат в «евангельских» главах романа кажется себе и людям человеком могущественным. Но проницательность Иешуа поражает прокуратора не меньше, чем собеседников Воланда странные речи иностранца на скамейке у Патриарших прудов. Самодовольство римского наместника, его земное право распоряжаться жизнью и смертью других людей впервыепоставлено под сомнение.

поставлено под сомнение. Пилат решает судьбу Иешуа. Но по существу, Иешуа — свободен, а он, Пилат, отныне пленник, заложник собственной совести. И этот двухтысячелетний плен — наказание временному и мнимому могуществу.

История Иешуа Га-Ноцри лишь в самом начальном варианте романа имела одного рассказчика-дьявола. Поощряемый недоверием собеседников на скамейке, Воланд начинает рассказ как очевидец того, что случилось две тысячи лет назад в Ершалаиме. Кому, как не ему, знать все: это он незримо стоял за плечом Пилата, когда тот решал судьбу Иешуа. Но рассказ Воланда был продолжен уже как сновидение Ивана Бездомного на больничной койке. А дальше эстафета передается Маргарите, читающей по спасенным тетрадям фрагменты романа Мастера о смерти Иуды и погребении. Три точки зрения, а картина одна, хоть и запечатленная разными повествователями, но именно оттого трехмерная по объему. В этом как бы залог неоспоримой достоверности случившегося.

Один из ярких парадоксов романа заключается в том, что, изрядно набедокурив в Москве, шайка Воланда в то же время возвращала к жизни порядочность, честность и жестоко наказывала зло и неправду, служа, как ни странно, утверждению тысячелетних нравственных заповедей. И если его свита предстает в личине мелких бесов, неравнодушных к поджогам, разрушению и пакостничеству, то сам мессир неизменно сохраняет некоторую величавость. Он наблюдает булгаковскую Москву как исследователь, ставящий научный опыт, словно он и впрямь послан в командировку от небесной канцелярии. А полномочия его велики: он обладает привилегией наказующего деяния, что никак не с руки высшему созерцательному добру. К услугам такого Воланда легче прибегнуть и отчаявшейся Маргарите. «Конечно, когда люди совершенно ограблены, как мы с тобой, — делится она с Мастером, — они ищут спасения у потусторонней силы». Булгаковская ситуация в зеркально перевернутом виде варьирует историю Фауста. Фауст продал душу дьяволу ради страсти к познанию и предал любовь Маргариты. В романе Маргарита готова на сделку с Воландом и становится ведьмой ради любви и верности Мастеру.

Читайте также:  Живучесть шариковщины как явления: сочинение

Мысль о преображении, перевоплощении всегда волновала Булгакова. На низшей ступени — это преображение внешнее. Но способность к смене облика на другом этапе замысла перерастает в идею внутреннего преображения. В романе свой путь душевного обновления проходит Иван Бездомный и в результате заодно с прошлой биографией теряет свое искусственное и временное имя. Только недавно в споре с сомнительным иностранцем Бездомный, вторя Берлиозу, осмеивал возможность существования Христа, и вот уже он, в бесплодной погоне за воландовской шайкой, оказывается на берегу Москвы-реки и как бы совершает крещение в ее купели. С бумажной иконкой, приколотой на груди, и в нижнем белье является он в ресторан МАССОЛИТа, изображенный подобием вавилонского вертепа — с буйством плоти, игрой тщеславия и яростным весельем. В новом облике Иван выглядит сумасшедшим, но в действительности это путь к выздоровлению, потому что, лишь попав в клинику Стравинского, герой понимает, что писать скверные антирелигиозные агитки — грех перед истиной и поэзии.

ишь попав в клинику Стравинского, герой понимает, что писать скверные антирелигиозные агитки — грех перед истиной и поэзии. Потеряв рассудок, Иван как бы обретает его, прозрев духовно. Одно из проявлений душевного выздоровления — отказ от претензии на всезнание и всепонимание. В эпилоге романа Иван Николаевич Понырев возникает перед нами в облике скромного ученого, будто за одно с фамилией изменилось и все его духовное существо.

Перевоплощение отметит и фигуру Мастера, и Маргариты. У М. А. Булгакова она уже совсем явно склонна к перевоплощению, миграции души. Есть в ней отсвет Маргариты Наваррской — московской прапрапраправнучкой королевы Марго называет ее Коровьев. Но ведь Маргарите суждено еще обернуться ведьмой и, совершив свой опасный и мстительный полет над Арбатом, оказаться на балу у сатаны.

Притягивает к себе загадка слов, определивших посмертную судьбу Мастера: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Учитель Левия Матвея не хочет взять Мастера «к себе, в свет», и это место романа не зря стало местом преткновения для критики, потому что, по-видимому, именно в нем заключено собственно авторское отношение к вере и к идее бессмертия.

Выбирая для Мастера его посмертную судьбу, М. А. Булгаков тем самым выбирал судьбу себе. О бессмертии, как о долговечной сохранности души в творении искусства, как о перенесении себя в чью-то душу с возможностью стать ее частицей, размышлял М. А. Булгаков, сочиняя свою главную книгу. Его волновала и судьба наследования идей преданным Левием Матвеем или прозревшим Иваном Бездомным. Научный сотрудник института истории и философии Иван Николаевич Понырев как ученик, увы, не более даровит, чем не расстающийся с козьим пергаментом Левий Матвей. Но теперь он полон вопросов к себе и миру, готов удивляться и узнавать. «Вы о нем… продолжение напишите», — говорит, прощаясь с Иваном, Мастер. Не надо ждать от него духовного подвига, продолжения великого творения.

Он сохраняет доброе здравомыслие — и только. И лишь одно видение, посещающее его в полнолуние, беспокоит его временами: казнь на Лысой горе и безнадежные уговоры Пилата, чтобы Иешуа подтвердил, что казни не было…

Сочинения по русской литературе XX в (33 стр.)

60. Образ Мастера и тема творчества в романе М. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Образ Мастера – один из центральных в романе – безусловно, является сложным и неоднозначным. Читатель знакомится с ним лишь в тринадцатой главе, которая носит название “Явление героя”. В связи с этим некоторые исследователи-литературоведы не считают Мастера главным персонажем романа.

Известны различные мнения и по поводу того, кто является прототипом главного героя романа. В образе Мастера, в некоторых событиях, происходящих с ним, можно проследить судьбу самого Михаила Булгакова. Так, в 1929 г., когда последний начал работу над своим романом, ему было тридцать восемь лет (в романе мы читаем о Мастере: “… человек примерно лет тридцати восьми”). Мастер, как и Булгаков, посвятил свою жизнь искусству, не испугался литературной травли, не стал писать “на заказ, о том, что можно”.

Существует также предположение, что одним из прототипов главного героя “Мастера и Маргариты” был Н. В. Гоголь, которого Булгаков считал своим главным учителем. Действительно, описание внешности Мастера напоминает портрет известного русского классика: “С балкона осторожно заглядывал в комнату бритый, темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со свешивающимся на лоб клоком волос человек примерно лет тридцати восьми”. Известно также, что Н. В. Гоголь, как и Мастер, был историком.

Михаил Булгаков считал роман о Мастере главным своим произведением. В свою очередь главным делом своей жизни Мастера было создание романа об Иешуа Га-Ноцри.

Бросив все – работу, семью – и поселившись в подвале на Старом Арбате, Мастер задумывает создать историческое произведение о Понтии Пилате и Иешуа Га-Ноцри, о вечных земных ценностях, о внутренней чистоте и истинной нравственности человека.

Единственный в столице автор, оставшийся верным служению искусству, он не пишет о дозволенном. Он создает роман об общечеловеческих истинах и нравственных ценностях, проводником которых является Га-Ноцри. Этот “роман в романе” позволяет понять сущность природы человека с точки зрения самого Булгакова. Теория Иешуа о том, что “злых людей нет на свете”, проповедь добра, с которой он пришел к людям, попытка пробудить в человеке его изначально добрую природу не имела успеха. Единственный ученик и последователь Иешуа Левий Матвей становится злым и нетерпимым к людям. Прокуратор Иудеи Понтий Пилат, поддавшись этой проповеди, организует убийство предателя Иуды, а значит, творит зло, пытаясь совершить добро.

Философ П. А. Флоренский писал: “Личность, сотворенная богом, – значит, святая и безусловно ценная своею внутренней сердцевиною, – личность имеет свободную творческую волю…” Такой творческой личностью в романе Булгакова и является Мастер. Он принадлежит не только к реальному, но и к потустороннему миру. Его судьбой в романе управляет “князь тьмы” Воланд. По просьбе Иешуа Воланд дает в награду Мастеру лишь покой, покой, которого так жаждет сломленный жизненными невзгодами автор гениального романа.

61. Женские образы в романе М. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Женские образы в романе М. Булгакова “Мастер и Маргарита” занимают особое место. Среди героинь выделяются образы-символы: Фрида, олицетворяющая раскаяние, Гелла – демон порока, наконец, Маргарита – воплощение авторского идеала любви и красоты.

Жизнь реальной женщины протекает вполне благополучно: у нее есть молодой, красивый, добрый, честный, обожающий муж – “очень крупный специалист, к тому же сделавший важнейшее открытие государственного значения”. Вдвоем они занимали весь верх прекрасного особняка в одном из переулков близ “Арбата”. Но жизнь, за которую “многие женщины отдали бы все, что угодно”, кажется ей настолько “пустой”, что однажды весной она выходит “с желтыми цветами в руках”, чтобы найти того, кого любила “давным-давно”, или умереть (“…если бы этого не произошло, она отравилась бы, потому что жизнь ее пуста”).

Вероятно, в глазах Мастера горел какой-то непонятный огонечек, поэтому-то любовь и “выскочила” перед ними и поразила сразу обоих. Можно было ожидать, что уж коль вспыхнула такая любовь, быть ей страстной, бурной, выжигающей оба сердца дотла. Не погасили ее ни безрадостные черные дни, когда роман Мастера был разгромлен критиками и жизнь влюбленных остановилась, ни тяжелая болезнь Мастера, ни его внезапное исчезновение на многие месяцы. У этой любви оказался мирный, домашний характер. Маргарита не могла расстаться с Мастером ни на минуту, даже когда его не было и, приходилось думать, уже не будет никогда. Она могла только мысленно умолять его, чтобы он выпустил ее на свободу.

По-настоящему ведьма просыпается в Маргарите с появление надежды вновь увидеть Мастера или хотя бы что-нибудь услышать о нем, пусть даже какой-то невероятной ценой: “Ах, право, дьяволу бы я заложила душу, чтобы только узнать, жив он или нет!” – думает она. Окончательно порвав с мужем, с которым ее связывало только чувство благодарности за все сделанное для нее добро, накануне встречи с Мастером она впервые испытывает чувство полной свободы.

Ее истинная сущность понятна только необычайно чуткому наблюдателю: “никем не виданное одиночество в глазах” поразило Мастера, “непонятный огонек” замечает в них рассказчик, на нее падает выбор Воланда (“Сто двадцать одну Маргариту обнаружили мы в Москве, и, верите ли… ни одна не подходит. И наконец, счастливая судьба…”).

“Бездетная тридцатилетняя Маргарита” подошла на роль “хозяйки” “весеннего бала полнолуния” благодаря не столько своей красоте (“… меня поразила… ее красота…”, “Какая красивая, – без зависти, но с грустью проговорил Иван…, – в потоке складывается непомерной красоты женщина …”), сколько из-за того, что она “прелестная прапрапраправнучка” “одной из французских королев”. “Королевская кровь” проявляется в готовности променять действительность на свободу и фантасмагорию

иррациональности, так как в ней осуществимо сокровенное желание (“… вы намекаете на то, что я там могу узнать о нем?… еду, куда угодно!”) – “потерять свою природу и заменить ее новой”, отдать жизнь ради возлюбленного. В героине воплощен идеал “настоящей, вечной, верной любви” – не “пожизненной муки”, а “полета”, продолжающегося в бессмертии.

Маргарита в романе является носительницей огромной, поэтической и вдохновенной любви, которую автор назвал “вечной”. Ее образ тесно перекликается с образом героини гетевского “Фауста”.

И чем более непривлекательным, “скучным, кривым” предстает перед нами переулок, где возникла любовь, тем более необычным оказывается это чувство, вспыхнувшее “молнией”. Маргарита борется за Мастера. Посещая Великий бал полнолуния, Маргарита при помощи Воланда возвращает Мастера. Вместе с ним под раскаты очищающей грозы она переходит в вечность.

Маргарита в романе стала прекрасным, обобщенным и поэтическим образом женщины, которая любит. Без этого образа роман утратил бы свою привлекательность. Этот образ встает над пластом сатирической повседневности романа воплощением живой, горячей любви. Фантастический образ женщины так вдохновенно оборачивающееся ведьмой, с яростью ее расправы над врагом Мастера Латунским, с ее нежной готовностью к материнству. Женщины, которой ничего не стоит сказать черту: “Милый, милый Азазелло!”, потому что он заронил в ее сердце надежду, что она увидит своего возлюбленного.

В романе яркостью своей натуральной любви она противопоставлена Мастеру. Яростную любовь она сама сравнивает с яростной преданностью Матвея. Любовь Маргариты, как жизнь, всеобъемлюща, как жизнь, жива. Маргарита противопоставлена воину и полководцу Пилату своим бесстрашием. И беззащитной и могущественной своей человечностью – всесильному Воланду.

М. Булгаков образом Маргариты утверждает, что любовь – высшее, что даровано человеку судьбой, и ее нужно суметь пронести через все невзгоды, страдания, через всю жизнь.

62. Жанровая композиция повести М. Булгакова “Собачье сердце”

Повесть М. Булгакова “Собачье сердце” построена по “кольцевому” принципу. Изначально мы слышим голос блудного пса, читаем его мысли: “У-у-у-у-у-гу-гуг-гуу! О, гляньте на меня, я погибаю. Вьюга в подворотне ревет мне отходную, и я вою с ней. Пропал я, пропал”. Мы еще не знаем, что произойдет, не слышим голоса автора. Завершается повесть снова мыслями Шарика, как будто ничего и не было: “Так свезло мне, так свезло, просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире”.

Такой принцип организации повести является символичным для писателя. По-моему, здесь ясно просматривается философский подтекст: “Все в жизни возвращается на круги своя”. Внутри этого замкнутого круга и разворачивается основное действие: появление новой личности – Шарикова, его, если можно так сказать, жизнь и смерть…

Такая жанровая композиция намеренно используется М. Булгаковым. Она помогает ему осветить волнующую его проблему. Тема дисгармонии, доведенной до абсурда из-за вмешательства человека в законы природы, в законы развития общества, с блестящим мастерством и талантом раскрыта в рассматриваемой повести. Эта идея реализуется автором в аллегорической форме. На мой взгляд, эта форма повествования наиболее удобна для писателя. Ведь повесть затрагивает прежде всего социальные вопросы и проблемы: критикует власть государства над личностью, раскрывает многие человеческие пороки. Без труда читатель узнает в главном герое собирательный образ “комиссарствующего пролетария”. Добродушная, простая дворняга превращается в ничтожное и агрессивное человекоподобное существо, которое под влиянием внешних обстоятельств становится опасным для общества. Эксперимент с этой дворнягой и положен в основу повести.

Ссылка на основную публикацию
×
×