Библейские сюжеты в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

Библейские сюжеты в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Роман Булгакова в значительной степени основан на осмыслении и переосмыслении евангельских и библейских идей и сюжетов.

В период написания романа Булгаков изучил не только текст Евангелий, но и многочисленные исторические источники об Иудее начала эры, иврит, неканонические толкования. Автор сознательно отступает от евангельского сюжета, предлагая свое видение библейских мотивов.

Самый спорный с библейской точки зрения образ – это образ Иешуа. С ним связаны центральные мотивы романа: мотив свободы, страданий и смерти, казни, прощения, милосердия. Эти мотивы получают в романе новое, булгаковское воплощение, порой очень далекое от традиционной библейской традиции.

Иешуа буквально означает Спаситель; Га-Ноцри означает “из Назарета”, Назарет – город в Галилее, в котором жил святой Иосиф и где произошло Благовещение Пресвятой Деве Марии о рождении у нее Сына Божия. Сюда же возвратились после своего пребывания в Египте Иисус, Мария и Иосиф. Здесь прошло все детство и отрочество Иисуса. Таким образом, Булгаков глубоко забирается в библейские толкования.

Первое серьезное различие между библейским мотивом Спасителя и булгаковской трактовкой – это то, что Иешуа в романе не заявляет о своем мессианском предназначении, и никак не определяет своей божественной сущности, в то время как библейский Иисус говорит, например в беседе с фарисеями, что он не просто Мессия, а еще и Сын Божий: “Я и Отец – одно”. Но некоторые строки романа, связанные с образом Иешуа, имеют прямую соотнесенность с Библией, например: “…возле того столбом загорелась пыль”. Возможно, это описание рассчитано на ассоциацию с тринадцатой главой Библейской книги под названием “Исход”, где рассказывается о выходе евреев из египетского плена, когда Бог двигался перед ними в виде облачного либо огненного столпа: “Господь же шел перед ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем, и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица народа”. Тогда это место в романе служит единственным указанием на божественную сущность Иешуа.

Читайте также:  Москва 30-х годов в романе Булгакова Мастер и Маргарита: сочинение

В романе встречается только один эпизод, напоминающий о совершаемых Иисусом евангельских чудесах. “Что такое истина?” – спрашивает Понтий Пилат у Иешуа. Этот вопрос в другом немного звучании встречается и в Евангелии от Иоанна: “Пилат сказал ему: “Итак, Ты царь?” Иисус отвечал: “Ты говоришь, что я царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает голоса моего”. В булгаковском же романе Иешуа на этот вопрос отвечает: “Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова…Но мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет…”. Исцеление Понтия Пилата – единственное исцеление и единственное чудо, совершенное Иешуа. 5[]

У Иисуса были ученики. За Иешуа же следовал лишь один Левий Матвей. Некоторые исследователи считают, что прообразом Левия Матвея стал библейский апостол Матфей, написавший первое Евангелие. До того, как Матфей стал учеником Иисуса, он был мытарем, то есть сборщиком податей, как и Левий Матвей. Известно, что Иисус в сопровождении своих учеников въехал на осле в Иерусалим. А когда в романе Пилат спрашивает Иешуа верно ли то, что он “через Сузские ворота верхом на осле” въехал в город, тот отвечает, что у него “и осла-то никакого нет”. Пришел он в Ершалаим точно через Сузские ворота, но пешком, в сопровождении одного Левия Матвея, и никто ему ничего не кричал, так как никто его тогда в Ершалаиме не знал.

Иешуа лишь немного был знаком с Иудой из Кириафа, предавшим его, а Иуда из Кариота являлся учеником Иисуса. Очевидно. Что Булгакова не так сильно волновали эти отношения, гораздо больше его занимал вопрос отношений Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата.

Во время суда над Иисусом лжесвидетели признавались перед Синедрионом: “…мы слышали, как он говорил: “Я разрушу храм сейрукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный”. Булгаков делает попытку сделать своего героя пророком. Иешуа произносит такую фразу: “Я, игемон, говорил, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины…”

Серьезным отличием булгаковского героя от библейского Иисуса Христа является и то, что Иисус не избегает конфликтов. “Суть и тон его речей, – считает С.С.Аверинцев, – исключительны: слушающий должен либо уверовать, либо стать врагом… Отсюда неизбежность трагического конца”. А слова и поступки Иешуа Га-Ноцри совершенно лишены агрессивности. Кредо его жизни заключается в таких словах: “Правду говорить легко и приятно”. Правда для Иешуа состоит в том, что все люди добрые, но есть среди них несчастные. Он проповедует Любовь, а Иисус предстает Мессией, утверждающим Истину.

Следовательно, булгаковский Иешуа – не богочеловек, а человек, временами слабый, даже жалкий, чрезвычайно одинокий, но великий своим духом и всепобеждающей добротой. Он проповедует не все христианские догматы, а лишь идеи добра, значительные для христианства, но не составляющие всего христианского учения. От него нельзя услышать о будущем Царствии Божием, о Спасении грешников, о загробном воздаянии праведным и грешным. Булгаковский Спаситель земной, и ищет добро здесь, на грешной земле. В отличие от евангельского Иисуса, у Иешуа только один ученик, Левий Матвей, поскольку Булгаков полагает, что и одного человека в поколении, воспринявшего некую идею, достаточно, чтобы идея эта жила в веках. Библейские мотивы в образе Иешуа претерпели серьезное преломление.

Библия существенно повлияла на развитие всей литературы. Христианская вера уже до конца І столетия получила много приверженцев в мире. Во многих европейских странах были основаны христианские общины. Позднее, они были основаны в Малой Азии, Северной Африке, а со временем Христово учение распространилось по всему миру. Библия стала самой популярной книгой и существенно повлияла на развитие мировой литературы. Она переводилась многими языками, а сюжеты из Святого Писания стали основанием многих произведений. Из ветхозаветных героев большой популярностью пользовался царь Соломон. Его мудрость воспета во многих произведениях, а мифическое богатство стало темой произведений многих художников, в том числе и писателя Хагардта, произведения которого в наше время стали особенно популярными. В оригинальных произведениях русских авторов на переднем плане выступает мудрость Библии. Уже первейшие произведения свидетельствуют об осведомленности русичей о Святом Письме. Летописец Нестор, который написал «Повесть временных лет», рядом с целостной картиной исторических событий включил богословские трактаты, жития святых, рассказы, легенды, исторические пересказы, поучения, речи, которые стали не только иллюстрациями к летописи, а и добавили его произведению большей значимости, говорили, что человеческая история священна.

Библейские мотивы в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»

«Библия принадлежит всем, атеистам и ве­рующим, равно. Это книга человечества».

«Основная тайна человечества — это «неус­троенность человеческого духа», «непонима­ние своей души». Из-за этого «тёмные дви­жения души».

Ф. М. Достоевский

Идеями христианства пронизано творчество многих писателей: Ф. М. Досто­евского, Л. Н. Толстого, Б. Л. Пастернака, Ч. Айтматова, Л. Андреева, М. А. Булгакова. Нельзя понять философию жизни, нельзя разгадать «тайну че­ловеческой души» без знания Библии. Ибо это книга о Добре и Зле, правде и лжи, о том, как жить и как умирать. Каждому человеку необходимо приобщение к Бо­жественному смыслу бытия.

Высокий мир евангельской легенды об Иисусе Христе обрёл под булгаковским пером черты неповторимой реальности. История становится современностью, по­тусторонний мир — действительностью. Булгаков окунает нас в сотворённый мир фантастического представления, которое оказывается самой высокой действитель­ностью. Мастер пишет роман о ершалаимском мире, об Иешуа и Пилате, и дей­ствие созданного им романа соединяется с ходом современной московской жизни, где автор заканчивает свою земную жизнь, затравленный гонителями. Уходит в потусторонний мир Мастер, чтобы там дождаться часа, когда современный мир обновится и будет нуждаться в его романе, в его мыслях. Уходит — чтобы обрести бессмертие и долгожданный покой.

Булгаков упорно преодолевает евангельские легенды от Марка, от Матфея, от Иоанна, от Луки. Он делает Библию ощутимо достоверной и несёт в теплых ладонях проникновенно человеческое в ней.

Библейские мотивы — это извечные общечеловеческие истины. Каждый герой романа, как и каждый человек, находится в поиске истины. Что есть добро и зло? ложь и правда? трусость и отвага? пространство и время? Что есть человек?

Особый интерес представляет роман Мастера — ершалаимский мир. «Шар­кающей кавалерийской походкой в десять часов утра на балкон вышел шестой прокуратор Иудеи Понтий Пилат». При первом знакомстве с этим грозным чело­веком мы узнаём, что у него болит голова, что он ненавидит запах розового мас­ла, что он любит свою собаку. Ему свойственны обыкновенные человеческие чув­ства и переживания. Невольно отправив Иешуа на казнь, Понтий Пилат затосковал: ему показалось, что он чего-то не договорил или чего-то не дослушал. Иешуа считал, что все люди добрые, но некоторых испортили обстоятельства жизни. И Понтий Пилат и Крысобой, и Левий Матвей, и даже Иуда из Кириафа. Люди должны любить и верить, без этого всё теряет смысл. «Беда в том, что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей. нельзя же поместить всю свою привязанность в собаку. » (Иешуа Понтию Пилату). Диалог Иешуа и Пилата об Иуде гипнотизирует значительностью, каким-то тайным «вторым» смыс­лом. Прокуратор знает, что Иуда не «очень добрый и любознательный человек», Иуда предает Иешуа. Иешуа предчувствует беду, которая случится с Иудой, но ничего не знает о своей судьбе. У него нет божественного всеведения, он человек беззащитный и хрупкий. Но до последней минуты Иешуа оставался добрым по- настоящему. Он никого не поучал. Он просит у палача не о смерти для товарища, а о простом человеческом: «Дай попить ему». Что говорит Иешуа, умирая на кресте? «Иешуа, у которого бежала по боку узкой струей кровь, вдруг обвис, изме­нился в лице и произнес слово по-гречески: «Игемон». Почему «игемон»? Кто по­слал Иешуа на смерть как избавление от страданий? Понтий Пилат. И его обрекли на бессмертие. Смерть-избавление, которая происходит во время грозы, послана Воландом, в ответ на богохульство и проклятия Левия Матфея. Материал с сайта //iEssay.ru

Не менее интересны и поучительны события, происходящие в московском мире. Воланд со своей свитой являются из потустороннего мира в московский не случайно. На сеансе чёрной магии Воланд называет причину визита: «Меня инте­ресует, изменились ли горожане внутренне?» Однако он убеждается, что люди ос­тались прежними: злобными и завистливыми, безответственными и ленивыми, жаждущими денег и не верящими ни во что. Поэт Александр Рюхин признаётся: «Ни во что я не верю, о чём пишу».

И, конечно же, в таком мерзком мире нет места Мастеру. Поэтому Воланд набрал Мастера и его возлюбленную Маргариту к себе, в потусторонний мир. Только здесь он обрёл бессмертие и покой. Но не свет.

Человек должен изменить себя, и тогда появится смысл жизни. Живёт тот, кто любит. Ещё одна библейская тема. Люби отца и мать, ближнего своего, врага своего. А в романе Булгаков показал, что может совершать любовь. Маргарита спасла Мастера.

Много вопросов задал писатель в своей книге. И каждый из нас должен найти свои ответы, свою истину. Размышляя о романе «Мастер и Маргарита», невольно задаёшь себе булгаковский вопрос: «Если Бога нет, то кто управляет жизнью?»

Библейская тематика в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

Как известно, великий роман Булгакова “Мастер и Маргарита” композиционно состоит из двух частей. Это так называемый роман в романе: повествование автора о событиях в Москве и текст романа, «написанного Мастером». Одним из самых сложных вопросов остается выбор и раскрытие Булгаковым темы романа Мастера.

Зачем Булгаков обращается к библейской христианской тематике? Возможно, из-за торжества атеизма в стране начала 20 века, гонений на церковь, фактического запрета Евангелий. В произведении, которое еще принято называть «дъяволиадой», автору нужны были глашатаи абсолютных истин для того, чтобы противопоставить эти истины мелочным и низким правдам лиходеевых, берлиозов и прочих героев. Булгаков носителей таких истин нашел: ими стали Иисус и Сатана.

Читайте также:  Сатирический роман Булгакова в Мастере и Маргарите: сочинение

В ершалаимских сценах романа автор дает оригинальную точку зрения на возникновение христианства. В 1920-30-е годы в СССР была официально принята так называемая мифологическая теория, объявлявшая Иисуса Христа только мифом, а не реально существовавшей исторической личностью. Приверженцем этой теории в романе выступает председатель МАССОЛИТа Михаил Александрович Берлиоз, убеждающий поэта Ивана Бездомного в беседе на Патриарших прудах, что Иисуса Христа никогда не было на свете.

В ходе спора с Воландом Берлиоз отвергает все существующие доказательства бытия Божия. Председатель МАССОЛИТа полагает, что «ни одно из этих доказательств ничего не стоит, и человечество давно сдало их в архив. Ведь согласитесь, что в области разума никакого доказательства существования бога быть не может». Воланд, в свою очередь, явил ему свое доказательство существования высшей силы: он предсказал смерть Берлиоза.

Для создания ершалаимских сцен Булгаков широко использовал сведения, сообщаемые как каноническими Евангелиями, так и апокрифами. Из последних наибольшее значение в работе над романом имело евангелие от Никодима.

Сохраняя одни детали, автор спокойно пренебрегает другими. К примеру, Булгаков сократил число учеников у своего Иешуа до одного – Левия Матвея.

Очень точно и подробно выстраивает автор хронологию ершалаимских сцен. У Булгакова суд Пилата и казнь свершается 14-го нисана. Причем во время казни из воспоминаний Левия Матвея мы узнаем о событиях, связанных с арестом Га-Ноцри и случившихся за день до того, 12-го нисана. Булгаков, чтобы завершить роман воскресным днем 16-го нисана (и православной пасхой 5-го мая), сдвинул действие ершалаимских сцен на один день вперед.
Иешуа был распят приблизительно в 1 час дня. Суд в Синедрионе был при дневном свете, значит приблизительно от 6 до 8-ми. В 8 часов пришли к Пилату. Пилат объявляет приговор «около десяти часов утра». Казнь продолжается немногим более четырех часов. «Когда истек четвертый час казни», Левий Матвей проклял Бога и обратился к помощи дьявола, что дало немедленный эффект – появление «в пятом часу страданий» грозовой тучи и вестника от Пилата с приказом умертвить казнимых.

Интересна данная автором новая трактовка образа Иисуса и Понтия Пилата. Булгаковский Га-Ноцри – истинный философ, всепрощающий и добрый. Он произносит слова о будущем царстве «истины и справедливости» и оставляет это царство открытым абсолютно для всех. Герой утверждает лишь, что там «не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти». Он считает добрыми всех людей, даже предателя Иуду, даже палача Крысобоя.

Иешуа Га-Ноцри, как неоднократно подчеркивает писатель, это человек, а не Сын Божий. Он не свершает чудес, отраженных в Евангелиях, и с ним самим не происходит чуда Воскресения.

Понтий Пилат – истинный римлянин, человек действия. Он не принимает религии иудеев, но с подозрением относится и к проповеди Иешуа. В «Мастере и Маргарите» Пилат уподоблен первым последователям новой религии. Замышляемое им убийство Иуды из Кириафа – пока что первое и единственное следствие проповеди добра Иешуа. Но смерть Иуды не снимает бремени с совести прокуратора. Иешуа Га-Ноцри был прав. Облегчить душу Пилата может не новое убийство, а глубокое раскаянье в происшедшей из-за него казни невиновного.

Пилат, Иешуа и другие персонажи Булгакова мыслят и действуют как люди античности, но в то же время напоминают современников писателя, ибо они вполне близки и понятны читателям XX века.

Вопрос веры в «Мастере и Маргарите» ставится Булгаковым не мистически. Он, без сомнения, убежден в существовании Иешуа как исторической личности. И, без сомнения, он верит в то, что есть некая сила, которая стоит выше людей и которая является носителем абсолютной Любви, абсолютного Добра и абсолютной Истины.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Мастер и Маргарита / Библейская тематика в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Смотрите также по произведению “Мастер и Маргарита”:

Библейские мотивы в романе Булгакова Мастер и Маргарита – сочинение

Роман Булгакова «Мастер и Маргарита» — особое произведение, в котором писателю удалось сплавить воедино миф и реальность, сатирическое бытописание и романтический сюжет, бесстрастие объективного изображения и иронию, сарказм. Как в романе прослеживается мотив вечных человеческих ценностей? Какие силы формируют судьбы людей и сам исторический процесс? Что лежит в основе человеческого поведения: стечение обстоятельств, ряд случайностей, предопределение или следование избранным идеалам, идеям? Уже в самом начале произведения поставлены перед нами эти вопросы.

Завязка романа — спор двух литераторов, Михаила Берлиоза и Ивана Бездомного, с встретившимся им незнакомцем на Патриарших прудах. На сентенцию героев о невозможности существования Бога Воланд возражает: если Бога нет, кто же управляет жизнью человеческой и «всем вообще распорядком на земле»? Кажется, Иван Бездомный сумел ответить на этот вопрос: «Сам человек и управляет ». Но дальнейшее развитие сюжета опровергает этот тезис, подчеркивает относительность человеческого знания, зависимость человека от тысячи случайностей (вспомним, например, о нелепой смерти Берлиоза под колесами трамвая). А если жизнь человека действительно вся соткана из случайностей, то может ли он ручаться за завтрашний день, за свое будущее, отвечать за других? Что же является истиной в этом хаотическом мире? Существуют ли какие-нибудь неизменные нравственные категории, или они текучи, изменчивы, и человеком движет страх перед силой и смертью, жажда власти и богатства? Эти вопросы ставятся автором романа в «евангельских» главах; своеобразном идейном центре произведения, которые представляют собой главы из романа Мастера. Роман Мастера — произведение о нравственной ответственности человека за свои поступки. Богатый жизненный опыт Понтия Пилата помогает ему понять Иешуа как человека. У римского прокуратора нет желания губить жизнь бродячего философа, он пытается склонить Иешуа к компромиссу, а когда это не удается, уговорить первосвященника Кайфу помиловать Га-Ноцри по случаю наступления праздника Пасхи.

Наблюдая за авторскими ремарками к репликам Понтия Пилата, мы обнаруживаем в нем и человеческое соучастие к Иешуа, и жалость, и сострадание. И вместе с тем страх. Именно он, рожденный зависимостью от государства, необходимостью следовать его интересам, а не истине, и определяет в конечном счете выбор Понтия Пилата. Понтий Пилат для Булгакова, в отличие от установившейся в истории христианства традиции, — не просто трус, фарисей, отступник. Его образ драматичен: он и обвинитель, и жертва. Отступившись от Иешуа, он губит себя, свою душу. Вот почему загнанный в угол необходимостью предать смерти бродячего философа, он про себя произносит: «Погиб!», а затем: «Погибли!». Он гибнет вместе с Иешуа, гибнет как свободная личность. Тема нравственного отступничества в романе сопряжена с темой искупления. Понтий Пилат, наказанный памятью человечества за свое отступничество, томится в одиночестве двенадцать тысяч лун. Писатель проецирует выбор римского прокуратора на вечность, на весь мировой ход истории. Конкретно-временной спор Понтия Пилата с Иешуа об истине, добре превращается во вневременной конфликт. В нем отражено вечное противостояние идеального и реального, общечеловеческого и социально-политического.

Кто же такой булгаковский Иешуа? Чем он отличается от евангельского Иисуса? Булгаков по-своему рассказывает легенду о Христе. Образ героя удивительно осязаем, он вырастает из реалистических подробностей, характер его жизненно убедителен — это обычный смертный человек, проницательный и наивный, мудрый и простодушный. Вместе с тем — это и воплощение чистой идеи, высший прообраз человека и человечества. Иешуа беззащитен, слаб физически, но силен духовно — он провозвестник новых человеческих идеалов. Ни страх, ни наказания не могут заставить его изменить идее добра, милосердия. Даже перед угрозой смерти он не отступается от своих идей и идеалов. Прямых литературных прообразов, «старших братьев » у Иешуа Булгакова, по существу, не было, поскольку вплоть до ХХ века существовал некий негласный запрет: попытки изобразить Иисуса могли расцениваться как кощунство. Только Достоевский в романе «Братья Карамазовы» впервые в русской литературе создает его образ. Но его Христос — безмолвный, почти бесплотный, совсем не из земного мира. Образы же людей христианского духа и святости встречались в литературе в ХIХ века: Пророк Лермонтова, герои Достоевского (князь Мышкин, старец Зосима, Алеша Карамазов).

В густонаселенном мире булгаковского романа существует не только Иешуа — прообраз Христа, но и сатана — Воланд со своей свитой, чей образ характерен своей многомерностью: он и характер, и идея, он и реален (автор наделяет образ многими жизненными подробностями), и представляет собой, в то же время, существо иного — фантастического, потустороннего — мира. Он вездесущ: ему подвластно пространство и время, он мог присутствовать во время допроса Иешуа Понтием Пилатом, завтракать вместе с философом Кантом, знать многих выдающихся людей прошлого. При этом выясняется интересный факт: никто из действующих лиц романа, кроме Мастера и Маргариты, не распознает в Воланде сатану, так как простой обыватель не допускает существования чего-то необъяснимого с точки зрения здравого смысла. Хотя имя Faland в немецком языке служило для обозначения черта, образ Булгакова нельзя свести только к этому средневековому понятию. Воланд вобрал в себя многие черты других духов зла: Сатаны, Вельзевула, Люцифера, Асмодея. Более всего Воланд связан с Мефистофелем Гете. Их «духовное родство» закреплено уже самим эпиграфом к роману. Но, в отличие от Мефистофеля, булгаковский персонаж не сеет беспричинно зла, не является духом искушения. Некоторые черты Воланда (бесстрашное всевидение, гордое одиночество) сближают его с Демоном Лермонтова. Вместе с тем, такого дьявола, каким его изобразил Булгаков, в мировой литературе до сих пор не существовало. Однозначно его оценить невозможно.

Мне, например, видится в Воланде прежде всего дух иронии, самомнения и отрицания. Всевидящему булгаковскому герою мир открыт без румян и грима. Иронический взгляд Воланда на жизнь близок автору. Он рассматривает человека и человечество с определенной дистанции — культурной, временной, — стремясь выявить несовершенное в них. Жизнь при таком взгляде предстает в борьбе противоположных и взаимоисключающих начал. В связи с этим любое суждение о мире оказывается односторонним, ибо односторонне добро, но, если преступлена грань, оно уже не является добром, а истина, возведенная в абсолют, превращается в свою противоположность. Воланд причастен к самому движению жизни, в которой условием ее продолжения является отрицание. Он высмеивает, уничтожает при помощи своей свиты все то, что отступилось от добра, изолгалось, развратилось, нравственно оскудело, утратило свой высокий идеал. Князь тьмы проводит свой вечный эксперимент, вновь и вновь испытывая деяния людей, их мировую историю, выверяя то, что истинно, должно существовать вечно, а что обязано погибнуть, сгореть в очистительном пламени. Меру зла, порока, корысти Воланд определяет мерой истины, красоты, бескорыстного добра. Он восстанавливает равновесие между добром и злом и этим служит добру. Именно поэтому в Москве горят дома разврата, а рукопись Мастера никакому пламени не подвластна.

Читайте также:  Плохо то что люди не думают о социальной справедливости (по повести «Собачье сердце»): сочинение

Булгаков говорит нам: люди забыли о том, зачем пришли на эту землю. Люди забыли о долге, в повседневной суете растратили душевное тепло, перестали различать добро и зло, и Воланд настойчиво предлагает некоторым из них посмотреть в свою душу — остались ли там хоть капли доброты и милосердия.

Библейские мотивы произведения Булгакова “Мастер и Маргарита” (стр. 1 из 5)

Тема: Библейские мотивы произведения Булгакова “Мастер и Маргарита”

РАЗДЕЛ 1. “МАСТЕР И МАРГАРИТА” – РОМАН, ВОПЛОЩАЮЩИЙ ВСЕ ГЛАВНЫЕ БУЛГАКОВСКИЕ МОТИВЫ

1.1 Основные мотивы творчества М.А.Булгакова

1.2 Мотивы романа “Мастер и Маргарита”

РАЗДЕЛ 2. ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ БИБЛЕЙСКИХ МОТИВОВ В РОМАНЕ М.А.БУЛГАКОВА

2.1 Иешуа Га –Ноцри и его прообраз библейский ИисусХристос

2.2Образ Воланда как переосмысление Булгаковым библейского представления о Сатане

2.3 Понтий Пилат в библейской традиции и трактовке Булгакова

2.4 Сходство и различие идей Булгакова с традиционными библейскими традициями

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

М.А.Булгаков – величайший русский писатель – считал свой роман “Мастер и Маргарита” итоговым. Это произведение тесно связано со всем предыдущим творчеством писателя и воплощает все ведущие мотивы творчества писателя.

Мотивы произведений М. А. Булгакова образуют целую систему, повторяющуюся в том или ином преломлении во всех его произведениях. Среди них важное значение занимают библейские мотивы. В “Мастере и Маргарите” библейские сюжеты получают оригинальную философскую трактовку.

Тем самым библейские мотивы, переосмысленные Булгаковым, дают представление о мировоззрении писателя, его отношении к вере. К этой теме обращались в своих работах такие исследователи, как Б. М. Гаспаров, М. О. Чудакова, Е. А. Яблоков, С. В. Никольский и другие. Но тем не менее, тема настолько обширна, что предполагает еще достаточно длительное и глубинное исследование.

Этим объясняется актуальность данной работы.

Цель работы можно определить следующим образом: проанализировать библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”. Для достижения данной цели необходимо выполнить ряд задач, среди которых:

– рассмотреть основные мотивы творчества М.А.Булгакова;

– определить мотивы романа “Мастер и Маргарита”, воплотившего в себе все основные булгаковские мотивы;

– проанализировать образ Га-Ноцри в сравнении с его библейским прообразом библейским Иисусом Христом;

– обратиться к рассмотрению образа Воланда как переосмыслению Булгаковым библейского представления о Сатане;

– сравнить Понтия Пилата в библейской традиции и трактовке Булгакова;

– проанализировать сходство и различие идей Булгакова с традиционными библейскими традициями.

РАЗДЕЛ 1. “МАСТЕР И МАРГАРИТА” – РОМАН, ВОПЛОЩАЮЩИЙ ВСЕ ГЛАВНЫЕ БУЛГАКОВСКИЕ МОТИВЫ

1.1 Основные мотивы творчества М.А.Булгакова

Литературный мотив – это “смысловой устойчивый элемент художественного текста, который повторяется в пределах ряда произведений”[9. с. 36]. Мотивом может быть пронизано и отдельное произведение; может быть и так, что какой-то мотив, являющийся структуро- и смыслообразующим для одного из произведений конкретного автора, практически не встречается в других его же произведениях. Термин “мотив” был перенесен в литературоведение из музыки, где он обозначает группу из нескольких нот, ритмически оформленную[9. с. 96]. Содержание самого мотива, например, смерть героя, встреча, сон – не говорит о его значимости. Масштаб мотива зависит от его роли в фабуле. Соответственно выделяют основные и второстепенные мотивы. Мотив означает не столько неразложимый далее элемент содержания, сколько некий исходный для творчества момент, совокупность идей и чувств автора, выражение индивидуального духа.

В прозе М.А.Булгакова легко найти богатую систему повторяющихся мотивов. Именно система мотивов образует цельную основу и выражает концептуальное единство созданной автором картины мира, без анализа

которого трудно понять многие проблемы и аспекты творчества.

Мотивная структура булгаковских произведений занимает исключительно важное место в творчестве автора, ибо она выявляется и наблюдается “как единый смыслообразующий принцип, начиная с самой ранней прозы до последнего, итогового романа “Мастер и Маргарита”. [5. с. 121]. Основные мотивы творчества Булгакова проявляются уже в самых первых его произведениях и затем присутствуют и развиваются в последующем творчестве.

Б. Гаспаров, анализируя мотивную структуру произведений Булгакова, утверждал, что “некоторый мотив, возникнув в творчестве писателя, повторяется впоследствии много раз, но в каждом новом случае выступая в новом варианте, новых формах и новых сочетаниях с различными другими мотивами. В качестве мотива при этом может быть представлен любое смысловое “пятно”, любой феномен будь то событие, предмет, черта характера, какое-любо произнесенное слово, цвет, звук, элемент пейзажа и т.д.” [4. с. 73].

Мотивы творений Булгакова разнообразны и соответствуют его внутреннему мироощущению. Мотивы добра, истины, веры, зла, власти, порядка, покоя, наказания, страха, света, болезни, театральности, биографичности, памяти прошлого, присутствия потусторонних сил и другие в той или иной мере характерны для большинства книг автора. Эти мотивы чаще всего являются основными.

С самых ранних произведений вошли в творчество писателя гоголевские мотивы. Они прослеживаются в рассказе “Похождения Чичикова”, инсценировке “Мертвых душ”, киносценарии “Ревизор”, а также во многих произведениях, сюжетно не связанных с гоголевским творчеством.

Гоголь был для Булгакова писателем современным и злободневным. Общие мотивы прослеживаются и выделяются, например, в булгаковской повести “Записки на манжетах” и произведениях Гоголя “Нос” и “Записки сумасшедшего”: это мотивы внезапных появлений и исчезновений, мотив взаимоотношений со властью и другие. Общие сатирические мотивы связывают ранние сатирические повести Булгакова “Дьяволиада”, “Роковые яйца” и “Собачье сердце” с гоголевскими “Вием” и “Шинелью” [6. с. 248].

Пушкинские мотивы также прослеживаются в булгаковском творчестве. Так, например, пушкинский мотив вьюги, метели как символа стихии прослеживается в романе “Белая гвардия”. Мотив бури является основным в пьесе “Александр Пушкин”.

В “Белой гвардии” получает активное развитие и тема статуи, памятника. Продолжая мотивы пушкинского “Медного всадника”, писатель показал, что существующая в данный момент культурная ситуация, которую гарантирует покровитель Города, взирающий на него сверху с крестом в руках, в действительности очень неустойчива , потому что статуя “черного человека” – всего лишь хорошо замаскированный идол. Здесь мы встречаем мотив “оборотничества” памятника в романе, который усилен еще и тем фактом, что, что “три чернейших тени”, которые пережидают комендантский час у памятника, переговариваются, по определению автора, “волчьими голосами”. Оборотничество в том, что вскоре эти “волки” примут на некоторое время человеческий облик, и предстанут бандитами.

Изменение облика главного героя в повести “Собачье сердце” тоже связано с мотивом оборотничества. Мотив волка-оборотня у Булгакова есть и в других произведениях, например в “Батуме”.

В булгаковской повести “Роковые яйца” Е.А.Яблоков усматривает следующие мотивы:

1) фамилия “Рокк” вводит античную идею неотвратимости судьбы, рока;

2) подмена куриных яиц змеиными означает традиционное представление о близости петуха и змеи;

3) наполеоновские ассоциации связаны с тем, что змеи идут на Москву теми же дорогами, которыми шли французы в 1812 г. Судьба Москвы соотнесена в повести “Роковые яйца” не только с “наполеоновским мифом”, но прежде всего, как считает автор монографии, с “мифом змееборческим в его житийных, былинных и сказочных вариациях”. Мифопоэтические пародийные мотивы Е.А.Яблоков прослеживает в финальных главах повести, где битва со змеями обретает значение последнего и решительного боя – Армагеддона, причем от змей Москву спасает только “неслыханный, никем из старожилов никогда еще не отмеченный мороз” ;

4) “мотив кинематографа”, который распространяется на всю художественную реальность повести. Москва в повести оказывается освещенной тем же “страстным кинематографическим” светом, что и “змеиное царство” в оранжерее, ибо события в “Роковых яйцах” разворачиваются по законам “дьявольского кинематографа”[11. с. 107].

Мотив “декапитации” (т.е. отделения головы от туловища) реализован в “Мастере и Маргарите” и “Дьяволиаде”. Наряду с мотивом “декапитации” важен для писателя мотив головы изуродованной, деформированной, окровавленной (“Красная корона”, “Собачье сердце”, “Китайская история”). Мотив “потерянной головы” и мотив “черепа-чаши” также присущи произведениям писателя.

Мотив Антихриста и связанный с ним мотив дьявольской насмешки над человеческой историей, фиксируемый в “Дьяволиаде”, станет у Булгакова сквозным, предсказывая московскую дьяволиаду романа “Мастер и Маргарита”

Особое место занимают в творчестве Булгакова библейские мотивы, так как творчество Булгакова в значительной степени основано на осмыслении и переосмыслении евангельских и библейских идей и сюжетов.

При всем сюжетном и жанровом разнообразии булгаковского наследия можно говорить о нем как о “некоем едином метатексте, организованном прежде всего мотивно. Если на сюжетном уровне произведения Булгакова существуют традиционно как романы, повести, рассказы, пьесы, то на мотивном они складываются в целостное единство” [7. с. 263].

Таким образом, можно сделать вывод о богатстве и смысловой насыщенности системы мотивов в творчестве М.А.Булгакова.

1.2 Мотивы романа “Мастер и Маргарита”

Судьба Булгакова складывалась так, что “ни в одном из своих крупных произведений он не успевал полностью договорить о том, о чем хотел сказать” [12. с. 75]. Исключение тут составляет роман “Мастер и Маргарита”, в котором получили свое конечное завершение все главные булгаковские мотивы – как прозы, так и драматургии.Роман подводит итог всем творческим и философским исканиям Булгакова и является объединением всех лейтмотивов творчества писателя.

Ссылка на основную публикацию
×
×