Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

Иосифа Бродского нередко называют последним поэтом. Серебряного века, хотя, возможно, он вообще последний большой русский поэт ушедшего столетия. Понятие Серебряный век относится не столько ко времени, сколько к уровню культуры. Бродский был человеком высочайшей культуры, в совершенстве овладел несколькими языками, великолепно знал мировую поэзию, был знаком с лучшими поэтами своего времени. Следуя своим предшественникам, великим поэтам века Золотого, он сумел создать свою поэзию, идущую из самой глубины сознания, свой образный язык.

Иосиф Александрович Бродский родился 24 мая 1940 г. в Ленинграде, в семье скромного советского служащего, занимавшего должность фотокорреспондента в журнале “Балтийский флот”. Когда ребенку исполнился год, началась Великая Отечественная война. О блокаде Ленинграда он впоследствии говорил, что был слишком мал, чтобы понимать происходящее, знает только из рассказов взрослых, что голод и бомбежки были постоянными спутниками ленинградцев. А мать Бродского вспоминала, как ей не раз приходилось уносить маленького сына в убежище в бельевой корзине.

Ненамного счастливее была жизнь и после войны. Семья жила в крохотной комнатке в старой коммуналке в бедности и страхе перед сталинским режимом. Единственным утешением были книги, они, по словам поэта, “держали нас в абсолютной власти. Диккенс был более реален, чем Сталин и Берия”.

Школу Иосиф оставил в пятнадцатилетнем возрасте, закончив только восемь классов, чтобы начать зарабатывать.

После неудачной попытки поступить в мореходное училище он сменил несколько мест работы. Был фрезеровщиком на заводе, истопником в котельной, смотрителем маяка, подумывал о врачебной профессии, для чего даже устроился работать санитаром морга. Романтика странствий увлекла его в путешествие по стране в составе геологической экспедиции, с которой Бродский побывал в Сибири, Якутии, на Дальнем Востоке и Тянь-Шане. С ранних лет он не искал благоустроенности, придерживаясь своей формулы: “человеку не следует устраивать пир из своих страданий”. Наверное, поэтому бремя самостоятельной жизни, а затем и нелегких испытаний Бродский нес легко и почти беззаботно. Более того, в этих условиях он находил время для самообразования, много читал, изучал языки.

В шестнадцать лет Иосиф написал свои первые стихи, привлекшие внимание друзей и знакомых. Стихи не печатали, но молодой поэт имел возможность выступать с ними перед многочисленной студенческой аудиторией, с восторгом принимавшей каждую строчку.
1960 г. стал для 20-летнего поэта временем знакомства со многими известными ленинградскими поэтами: Д. Бобышевым, А. Найманом, Е. Рейном. Последнего через много лет Бродский назовет своим учителем. В тот же год он познакомился с Анной Ахматовой, посвятившей ему одно из своих четверостиший:

О своем я уже не заплачу,
Но не видеть бы мне на земле
Золотое клеймо неудачи
На еще безмятежном челе.

Ахматова, относившаяся к молодому поэту с восхищением и нежностью, в 60-е годы предсказала ему славную судьбу и трудную жизнь. Большую поддержку Бродский ощутил со стороны Надежды Яковлевны Мандельштам, вдовы его любимого поэта. Один из знакомых поэта Я. Гордин вспоминал: “Определяющей чертой Иосифа в те времена была совершенная естественность, органичность поведения. Он никогда не стремился к духовному вождизму, но возможности и место свое понял достаточно рано”.

Растущая популярность поэта вызвала обеспокоенность властей. Весной 1961 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР “Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный, паразитический образ жизни”. Согласно этому Указу можно было привлечь к ответственности любого “свободного художника”. Однако решающим моментом в борьбе с независимой интеллигенцией стала встреча Хрущева с работниками культуры, положившая начало гонению неугодных. Жертвой хрущевской кампании стал и Бродский. 29 ноября 1963 г. в газете “Вечерний Ленинград” появился унизительный фельетон о молодом поэте под названием “Окололитературный трутень”. Травля не ограничивалась такого рода статьями. После нескольких вызовов в милицию 13 февраля 1964 г. Бродского арестовали по обвинению в “тунеядстве”. В марте его дело рассматривалось Дзержинским районным судом Ленинграда. Несмотря на то, что крупнейшие деятели культуры — Ахматова, Чуковский, Маршак, Паустовский, Шостакович — дали положительную характеристику творчеству Бродского, он был признан виновным в “паразитическом образе жизни” и приговорен к 5 годам ссылки.

Полтора года поэт провел в деревне Норенское Архангельской области, после чего был освобожден досрочно по причине, как объясняли власти, излишней суровости приговора.

В 1965—1972 гг. Бродский жил в Ленинграде, изредка печатая свои стихи и переводы в периодических изданиях. Подготовленная для издания книга была отклонена издательствами, но его стихи публиковались в эмигрантских журналах “Грани”, “Новом журнале”, а также в альманахе “Воздушные пути”. В 1965 г. в Нью-Йорке вышел составленный без участия поэта сборник “Стихотворения и поэмы”. Первый сборник “Остановка в пустыне”, составленный самим поэтом и изданный в Нью-Йорке в 1970 г., стал итоговым для раннего творчества Бродского.
Тягостная обстановка, сложившаяся вокруг Бродского из-за его зарубежных публикаций, вынудила его летом 1972 г. эмигрировать в США. Живя в Нью-Йорке, он пишет стихи, прозу на английском и русском языках, преподает поэзию в различных американских университетах: Мичиганском, Колумбийском, Нью-Йоркском.

В эмиграции Бродский опубликовал сборники стихов “Часть речи”, “Конец прекрасной эпохи”, “Римские элегии”, “Новые стансы к Августе”, “Урания”, пьесу “Мрамор”.

В биографическом плане интересна книга “Новые стансы к Августе”, состоящая из 60-ти стихотворений и имеющая подзаголовок “Стихи к М. Б., 1962—1982”. В течение двадцати лет одна и та же женщина была адресатом любовной лирики поэта — случай достаточно редкий в истории русской поэзии.

Большой резонанс среди литературной общественности вызвал сборник эссе “Меньше чем единица”, признанный в 1986 г. лучшей литературно-критической книгой США.

В 1987 г. Иосиф Бродский был удостоен Нобелевской премии по литературе. В своей речи при вручении награды он говорил о своем понимании сущности поэта и поэзии: “Пишущий стихотворение пишет его прежде всего потому, что стихосложение — колоссальный ускоритель сознания, мышления, мироощущения. Испытав это ускорение единожды, человек уже не в состоянии отказаться от повторения этого опыта, он впадает в зависимость от этого процесса, как впадают в зависимость от наркотиков и алкоголя. Человек, находящийся в подобной зависимости от языка, я полагаю, и называется поэтом”.

Прагматичная Америка тоже признала талант русского поэта: в 1991 г. Иосиф Бродский занял должность поэта-лауреата при библиотеке Конгресса США.

Вспоминая о прожитых годах в России, Бродский как-то заметил: “На моей родине гражданин может быть только рабом или врагом. Я не был ни тем, ни другим. Так как власти не знали, что делать с этой третьей категорией, они меня выслали”. Для него была важна духовная связь с родиной. Как реликвию хранил он галстук Бориса Пастернака хотел даже надеть на вручение Нобелевской премии, но не позволяли правила протокола. Тем не менее, Бродский все-таки пришел с галстуком Пастернака в кармане.

После перестройки Бродского не раз приглашали в Россию, но он так ни разу и не приехал на родину, которая его отвергла. “Нельзя войти в одну реку дважды, даже если это Нева”, — сказал он. А в одном из интервью поэт уточнил свою позицию: “Я не хочу видеть, во что превратился тот город Ленинград, где я родился, не хочу видеть вывески на английском, не хочу возвращаться в страну, в которой я жил и которой больше нет. Знаете, когда тебя выкидывают из страны — это одно, с этим приходится смириться, но когда твое Отечество перестает существовать — это сводит с ума”.

Будучи открытым в общении с друзьями и собратьями по перу, Бродский, тем не менее, тщательно скрывал от посторонних подробности своей личной жизни. Известно только, что в сентябре 1990 г. состоялось его бракосочетание с Марией Содзони, итальянкой русского происхождения из старинного дворянского рода. В июне 1993 г. у них родилась дочь, которую назвали Анной в честь Ахматовой.

Казалось, слава и семейное благополучие станут источником новой энергии поэта, но годы мытарств, моральные травмы, разрыв с родиной не могли не сказаться на здоровье Бродского. В 90-х годах он перенес три операции на сердце, а от четвертой, как говорили друзья, отказался. Это был тот случай, когда разум уже ничем не мог помочь телу.

Иосиф Бродский скончался в ночь с 27 на 28 января 1996 г. от сердечного приступа в своем доме в Нью-Йорке. Умер во сне, как умирают праведники, считают в народе. Согласно желанию поэта его прах захоронен в Венеции на кладбище Сан-Микеле.

Бродский словно предвидел свою судьбу, написав за несколько лет до своей смерти: “Век скоро кончится, но раньше кончусь я”. То, что его пророчество сбылось, удивляет мало, — поэтам, видимо, такой дар дан свыше. Важнее то, что Бродский стал последним в ряду русских гениев, имеющих право на подобные пророчества.

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Его творчество в течение четверти века пользуется широкой известностью. Он являлся не только признанным лидером русскоязычных поэтов, но и одной из самых значительных фигур в современной мировой поэзии, его произведения переводятся на все основные языки мира.
Жизнь Бродского богата драматическим событиями, неожиданными поворотами, мучительными поисками своего места. Поэт родился и вырос в Ленинграде. С городом на Неве связаны первые шаги в поэзии. В начале шестидесятых годов Анна Ахматова назвала Бродского своим литературным преемником. И в дальнейшем именно с ним связывала надежды на новый расцвет русской поэзии, сравнивая его по масштабу дарования с Мандельштамом. Тема Ленинграда занимает значительное место в раннем творчестве поэта Стансы, Стансы городу, Остановка в пустыне. Характерно начало Стансов:
Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать,
На Васильевский остров
Я приду умирать.
Однако и в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени возникает ленинградская тема.
Я родился и вырос в балтийских болотах,
Подле серых цинковых волн, всегда набегавших
По две.
И отсюда все рифмы, отсюда тот
Блеклый голос,
Льющийся между ними, как мокрый волос…
Нередко ленинградская тема передается поэтом косвенными путями. Такая важная для зрелого Бродского имперская тема в своих истоках связана с жизнью в бывшей столице Российской империи. Подчеркнутый аполитизм поэзии Бродского резко диссонировал с принципами официозной литературы, поэта обвиняют в тунеядстве и осуждают на пять лет ссылки. Хотя к этому времени (1964 год) перу Иосифа Александровича принадлежало около ста стихотворений. Через полтора года он вернулся в Ленинград, много работал, занимался переводами. Это оттачивало его поэтическую лексику. Но официально он не признан, стихи не печатаются, статьи о нем самые неопределенные. В 1972 году Бродский вынужден уехать в США, где являлся почетным профессором ряда университетов. В США один за другим выходят его поэтические сборники: Стихи и поэмы, Остановка в пустыне, В Англии, Конец прекрасной эпохи… В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще выступал как англоязычный автор.
Для раннего поэта характерна динамика: движение, дорога, борьба. Она оказывала очищающее воздействие на читателей. Произведения этого периода сравнительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 года. Поэтический мир его как бы застывает, начинают преобладать темы конца, тупика, темноты и одиночества, бессмысленности всякой деятельности:
Шей бездну мук,
Старайся, перебарщивай в усердьи!
Но даже мысль о
Как его бессмертье
Есть мысль об одиночестве, мой друг.
В этот период темой творчества поэта становятся любовь исмерть. Однако любовной лирики в традиционном смысле у Бродского нет. Любовь оказывается чем-то хрупким, эфемерным, почти нереальным.
В какую-нибудь будущую ночь
Ты вновь придешь усталая, худая,
И я увижу сына или дочь,
Еще никак не названных тогда я
Не дернусь к выключателю и прочь
Руки не протяну уже, не вправе
Оставить вас в том царстве теней,
Безмолвных, перед изгородью дней,
Владеющих в зависимость от яви,
С моей недосягаемостью в ней.
Любовь часто видится как бы через призму смерти, сама же смерть оказывается весьма конкретна, материальна, близка:
Это абсурд, вранье:
Череп, скелет, коса.
Смерть придет, у нее будут твои глаза.
В поэзии Бродского возрождаются философские традиции. Оригинальность философской лирики Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в высказывании той или иной мысли, а в разработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайней рассудочности, стремлении к чуть ли не математической точности выражения с максимально напряженной образностью, в результате чего строгие логические построения становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном логического развертывания текста. Оксюмороны, соединения противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Ломая штампы и привычные сочетания, поэт создает свой неповторимый язык, который не сочетается с общепринятыми стилистическими нормами и на равных правах включает диалектизмы и канцеляризмы, архаизмы и неологизмы, даже вульгаризмы. Бродский многословен.
Его стихотворения для русской поэзии непривычно длинны; если Блок считал оптимальным объемом стихотворения 12-16 строк, то у Бродского обычно стихотворения в 100-200 и более строк. Необычно длинна и фраза 20-30 и более строк, тянущихся из строфы в строфу. Для него важен сам факт говорения, преодолевающего пустоту и немоту, важно, даже если нет никакой надежды на ответ, даже если неизвестно, слышит ли кто-нибудь его слова.
В ковчег птенец
Не возвратившись, доказует то,
Что вся вера есть не более, чем почта в один конец.
Свою деятельность поэт сравнивает со строительством Вавилонской башни башни слов, которая никогда не будет достроена. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное соединение экспериментаторства и традиционности. Этот путь, как показала практика, не ведет к тупику, а находит своих новых приверженцев.
Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии к сердцам все новых и новых поклонников. С высоты времени легко разглядеть в этих строках судьбу самого Иосифа Бродского. Он был выдворен из России в третью волну эмиграции. Стал нобелевским лауреатом и умер в достатке и почете. Но я задал себе вопрос: а все ли хорошо сложилось в его жизни, качнувшейся однажды влево и оказавшейся правой. Поводом для такого вопроса, конечно, послужило то обстоятельство, что И. Бродский поэт, а поэты, как известно, трагичнее иных творческих личностей переживают разлуку с родиной. Не думаю, что Бродский был исключением. Я внимательно прочел его избранную лирику, изданную в Москве в 1990 году. Неожиданно для себя я понял, что тема трагических отношений с родиной волновала поэта задолго до эмиграции. Например, в 1961 году он пишет:
Воротишься на родину. Ну что ж.
Гляди вокруг, кому еще ты нужен,
Кому теперь в друзья ты попадешь
Воротишься, купи себе на ужин
Какого-нибудь сладкого вина,
Смотри в окно и думай понемногу:
Во всем твоя, одна твоя вина.
И хорошо. Спасибо. Слава Богу.
Это стихотворение о России, а конкретно о так называемой малой родине, которой может быть край или село, я привел для того, чтобы сравнить со стихами о России, написанными Бродским в эмиграции. То есть в ситуации, когда уже сама Россия как бы становится для поэта чем-то вроде малой родины.
В приведенном стихотворении любовь к родине выражена классически. Оно даже перекликается с есенинским Возвращение на родину, где есть строки: Куда пойти, ну с кем мне поделиться, той грустной радостью, что я остался жив… Поэт выделил все самое главное: думай о том, кому ты сам нужен, а не наоборот, вини себя во всех неурядицах жизни, а не отечество и, наконец, благодари Бога за благо, а не удачу. Но в других строчках из этого же стихотворения промелькнуло и такое откровение:
…как хорошо на свете одному
Идти пешком с шумящего вокзала…
Как хорошо, на родину спеша,
Поймать себя в словах неоткровенных.
После прочтения этих строк от классического преклонения перед отечеством не остается камня на камне. Лирический герой воспринимает родину абстрактно. Он более всего дорожит своим одиночеством. И, мысленно лаская родину словами, уносится совсем в иные просторы, мечтает совсем об иных переменах в своей судьбе.
Итак, Бродский потерял много раз привычно и схематично воспетую родину, с которой мог разговаривать на ты. Взамен он получил Россию Бунина, Ходасевича и других великих русских писателей, которые, оказавшись в эмиграции, могли позволить себе разговаривать с родиной с некоторой резкостью и даже с сарказмом. У Бродского появляется показательное в этом плане стихотворение о родине:
ЗАМЕТКИ ДЛЯ ЭНЦИКЛОПЕДИИ
Прекрасная и нищая страна.
На Западе и на Востоке пляжи
Двух океанов. Посредине горы,
Леса, известняковые равнины
И хижины крестьян. На Юге джунгли
С руинами великих пирамид.
На Севере плантации, ковбои,
Переходящие невольно в США.
Что позволяет перейти к торговле.
Как видим, ощущение родины у поэта резко изменилось в энциклопедическую сторону. Для энциклопедии, как известно, характерны только исторически значимые детали. Так, в поэзии Бродского-эмигранта провинциальный российский вокзал и бормотуха, как называют обычное вино, заменяются на горы, равнины, пляжи океанов, руины пирамид и даже на новые экономические отношения с США.
Автор специально замаскировывает словами свое новое откровение. Невдумчивый читатель может и не догадаться, что речь в этом стихотворении идет о России. Например, поэт к таким предметам вывоза из этой страны, как цветные металлы и поделки народных мастеров, прибавляет для маскировки кофе и марихуану. Далее перечисляется история страны. Рисуется она такими фразами: История страны грустна, нельзя сказать, чтоб уникальна, комплекс Золотой Орды, Сегодня тут республика. Трехцветный флаг развевается над президентским палаццо, Конституция прекрасна. Текст со следами сильной чехарды диктаторов и т. д. У читателя после этих уточнений нет больше сомнения, что эта страна Россия, но читатель чувствует себя в ней несчастным аборигеном. Кончается стихотворение такими строками:
…В грядущем населенье,
Бесспорно, увеличится. Пеон
Как прежде будет взмахивать мотыгой
Под жарким солнцем. Человек в очках
Листать в кофейне будет с грустью Маркса.
И ящерица на валуне, задрав
Головку в небо, будет наблюдать
Подет космического аппарата.
Вот как изменилась родина И. Бродского, пока он нес на своих плечах тяготы’ эмиграции. Но когда читатель прочтет, каким годом датировано это стихотворение, то он удивится и восхитится пророческим гением И. Бродского. Дата написания 1975 г. До перестройки еще десять лет! А мы узнаем в стихах поэта о родине все приметы сегодняшнего дня России: и триколор, и торговлю культурными ценностями, и даже ностальгию по коммунистическому вчера. Из отношения поэта-эмигранта к родине, стало быть, можно больше узнать правды о ней, чем от поэтов, живущих рядом. Наверное, это закономерность. До тех пор, пока мир будут раздирать противоречия, взгляд независимого человека всегда больше увидит в нашем будущем и настоящее. Как это удалось сделать лауреату Нобелевской премии поэту Иосифу Бродскому.

Читайте также:  Анализ стихотворения Брюсова Конь Блед: сочинение

Сочинение по литературе на тему: Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы

Другие сочинения:

Иосиф Бродский поэтический мир поэта Ни тоски, ни любви, ни печали, ни тревоги, Ни боли в груди, будто целая жизнь За плечами и всего полчаса впереди. И. Бродский Вот уже более десяти лет мы свободно читаем стихотворения Иосифа Бродского. Беспрепятственно. Четверть века назад он был Read More .

Иосиф Бродский и его творчество Среди тех частоколов лжи, что отгородили нас от мира и от самих себя, есть и такой миф: мы – самая читающая страна в мире (по тиражам книг и толстых журналов, по числу переводов) . Все коварство лжи (или скорее даже Read More .

“Один из самых благоуханных и томительных рассказов о любви и самых печальных – это купринский “Гранатовый браслет” (К. Паустовский) И. А. Куприн – один из “королей” русской прозы нашего века. Его произведения вряд ли когда-нибудь оставят читателя равнодушным и безучастным. Они пробуждают душу и затрагивают сердце. Особое место в творчестве Куприна занимает тема любви. Она предстает в его произведениях Read More .

ПОЭТИЧЕСКИЙ МИР ПОЭТА (Бродский И. А.) Я родился и вырос в балтийских болотах, Подле серых цинковых волн, всегда набегавших По две, и отсюда – все рифмы… И. Бродский Иосиф Бродский – один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Его творчество Read More .

Тема России в поэзии русской эмиграции (И. Бродский) (рецензия) Как хорошо, на родину спеша, поймать себя в словах неоткровенных и вдруг понять, как медленно душа заботится о новых переменах. И. Бродский Поэт Иосиф Бродский, как мне известно, начинал свой творческий путь в ленинградских литературных салонах в шестидесятых годах. К Read More .

Бродский И. А. – Письма римскому другу (Из Марциала) Иосиф Бродский относится к тем русским поэтам, которые вынуждены были в начале семидесятых годов эмигрировать за рубеж. Советской цензуре не нравилось, что Бродский не пишет стихов, прославляющих социалистический строй в России. В основном все свои стихи Бродский написал в эмиграции. Read More .

И. Бродский особенности лирики Меня упрекали во всем, окромя погоды, и сам я грозил себе часто суровой мздой. Но скоро, как говорят, я сниму погоны и стану просто одной звездой. И. Бродский Иосиф Бродский – поэт-изгнанник. Слишком надолго он и его поэзия были вычеркнуты Read More .

Достоевский один из самых ярких выразителей “петербургского дна” В его произведениях мы не найдем изображений природы, которые так восхищают нас у Тургенева и Толстого. Действия большей части его произведений, в том числе таких значительных, как романы “Преступление и наказание.” “Идиот.”, ” Подросток” происходит в Петербурге. Писатель ведет своих Read More .

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Его творчество в течение четверти века пользуется широкой известностью. Он являлся не только признанным лидером русскоязычных поэтов, но и одной из самых значительных фигур в современной мировой поэзии, его произведения переводятся на все основные языки мира.

Жизнь Бродского богата драматическим событиями, неожиданными поворотами, мучительными поисками своего места. Поэт родился и вырос в Ленинграде. С городом на Неве связаны первые шаги в поэзии. В начале шестидесятых годов Анна Ахматова назвала Бродского своим литературным преемником. И в дальнейшем именно с ним связывала надежды на новый расцвет русской поэзии, сравнивая его по масштабу дарования с Мандельштамом. Тема Ленинграда занимает значительное место в раннем творчестве поэта Стансы, Стансы городу, Остановка в пустыне. Характерно начало Стансов:

Ни страны, ни погоста

Не хочу выбирать,

На Васильевский остров

Я приду умирать.

Однако и в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени возникает ленинградская тема.

Я родился и вырос в балтийских болотах,

Подле серых цинковых волн, всегда набегавших

И отсюда все рифмы, отсюда тот

Льющийся между ними, как мокрый волос…

Нередко ленинградская тема передается поэтом косвенными путями. Такая важная для зрелого Бродского имперская тема в своих истоках связана с жизнью в бывшей столице Российской империи. Подчеркнутый аполитизм поэзии Бродского резко диссонировал с принципами официозной литературы, поэта обвиняют в тунеядстве и осуждают на пять лет ссылки. Хотя к этому времени (1964 год) перу Иосифа Александровича принадлежало около ста стихотворений. Через полтора года он вернулся в Ленинград, много работал, занимался переводами. Это оттачивало его поэтическую лексику. Но официально он не признан, стихи не печатаются, статьи о нем самые неопределенные. В 1972 году Бродский вынужден уехать в США, где являлся почетным профессором ряда университетов. В США один за другим выходят его поэтические сборники: Стихи и поэмы, Остановка в пустыне, В Англии, Конец прекрасной эпохи… В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще выступал как англоязычный автор.

Для раннего поэта характерна динамика: движение, дорога, борьба. Она оказывала очищающее воздействие на читателей. Произведения этого периода сравнительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 года. Поэтический мир его как бы застывает, начинают преобладать темы конца, тупика, темноты и одиночества, бессмысленности всякой деятельности:

Старайся, перебарщивай в усердьи!

Но даже мысль о

Как его бессмертье

Есть мысль об одиночестве, мой друг.

В этот период темой творчества поэта становятся любовь исмерть. Однако любовной лирики в традиционном смысле у Бродского нет. Любовь оказывается чем-то хрупким, эфемерным, почти нереальным.

В какую-нибудь будущую ночь

Ты вновь придешь усталая, худая,

И я увижу сына или дочь,

Еще никак не названных тогда я

Не дернусь к выключателю и прочь

Руки не протяну уже, не вправе

Оставить вас в том царстве теней,

Безмолвных, перед изгородью дней,

Владеющих в зависимость от яви,

С моей недосягаемостью в ней.

Любовь часто видится как бы через призму смерти, сама же смерть оказывается весьма конкретна, материальна, близка:

Это абсурд, вранье:

Череп, скелет, коса.

Смерть придет, у нее будут твои глаза.

В поэзии Бродского возрождаются философские традиции. Оригинальность философской лирики Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в высказывании той или иной мысли, а в разработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайней рассудочности, стремлении к чуть ли не математической точности выражения с максимально напряженной образностью, в результате чего строгие логические построения становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном логического развертывания текста. Оксюмороны, соединения противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Ломая штампы и привычные сочетания, поэт создает свой неповторимый язык, который не сочетается с общепринятыми стилистическими нормами и на равных правах включает диалектизмы и канцеляризмы, архаизмы и неологизмы, даже вульгаризмы. Бродский многословен.

Его стихотворения для русской поэзии непривычно длинны; если Блок считал оптимальным объемом стихотворения 12-16 строк, то у Бродского обычно стихотворения в 100-200 и более строк. Необычно длинна и фраза 20-30 и более строк, тянущихся из строфы в строфу. Для него важен сам факт говорения, преодолевающего пустоту и немоту, важно, даже если нет никакой надежды на ответ, даже если неизвестно, слышит ли кто-нибудь его слова.

В ковчег птенец

Не возвратившись, доказует то,

Что вся вера есть не более, чем почта в один конец.

Свою деятельность поэт сравнивает со строительством Вавилонской башни башни слов, которая никогда не будет достроена. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное соединение экспериментаторства и традиционности. Этот путь, как показала практика, не ведет к тупику, а находит своих новых приверженцев.

Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии к сердцам все новых и новых поклонников. С высоты времени легко разглядеть в этих строках судьбу самого Иосифа Бродского. Он был выдворен из России в третью волну эмиграции. Стал нобелевским лауреатом и умер в достатке и почете. Но я задал себе вопрос: а все ли хорошо сложилось в его жизни, качнувшейся однажды влево и оказавшейся правой. Поводом для такого вопроса, конечно, послужило то обстоятельство, что И. Бродский поэт, а поэты, как известно, трагичнее иных творческих личностей переживают разлуку с родиной. Не думаю, что Бродский был исключением. Я внимательно прочел его избранную лирику, изданную в Москве в 1990 году. Неожиданно для себя я понял, что тема трагических отношений с родиной волновала поэта задолго до эмиграции. Например, в 1961 году он пишет:

Воротишься на родину. Ну что ж.

Гляди вокруг, кому еще ты нужен,

Кому теперь в друзья ты попадешь

Воротишься, купи себе на ужин

Какого-нибудь сладкого вина,

Смотри в окно и думай понемногу:

Во всем твоя, одна твоя вина.

И хорошо. Спасибо. Слава Богу.

Это стихотворение о России, а конкретно о так называемой малой родине, которой может быть край или село, я привел для того, чтобы сравнить со стихами о России, написанными Бродским в эмиграции. То есть в ситуации, когда уже сама Россия как бы становится для поэта чем-то вроде малой родины.

В приведенном стихотворении любовь к родине выражена классически. Оно даже перекликается с есенинским Возвращение на родину, где есть строки: Куда пойти, ну с кем мне поделиться, той грустной радостью, что я остался жив… Поэт выделил все самое главное: думай о том, кому ты сам нужен, а не наоборот, вини себя во всех неурядицах жизни, а не отечество и, наконец, благодари Бога за благо, а не удачу. Но в других строчках из этого же стихотворения промелькнуло и такое откровение:

…как хорошо на свете одному

Идти пешком с шумящего вокзала…

Как хорошо, на родину спеша,

Поймать себя в словах неоткровенных.

После прочтения этих строк от классического преклонения перед отечеством не остается камня на камне. Лирический герой воспринимает родину абстрактно. Он более всего дорожит своим одиночеством. И, мысленно лаская родину словами, уносится совсем в иные просторы, мечтает совсем об иных переменах в своей судьбе.

Итак, Бродский потерял много раз привычно и схематично воспетую родину, с которой мог разговаривать на ты. Взамен он получил Россию Бунина, Ходасевича и других великих русских писателей, которые, оказавшись в эмиграции, могли позволить себе разговаривать с родиной с некоторой резкостью и даже с сарказмом. У Бродского появляется показательное в этом плане стихотворение о родине:

ЗАМЕТКИ ДЛЯ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Прекрасная и нищая страна.

На Западе и на Востоке пляжи

Двух океанов. Посредине горы,

Леса, известняковые равнины

И хижины крестьян. На Юге джунгли

Читайте также:  Урбанистическая тема в поэзии Брюсова: сочинение

С руинами великих пирамид.

На Севере плантации, ковбои,

Переходящие невольно в США.

Что позволяет перейти к торговле.

Как видим, ощущение родины у поэта резко изменилось в энциклопедическую сторону. Для энциклопедии, как известно, характерны только исторически значимые детали. Так, в поэзии Бродского-эмигранта провинциальный российский вокзал и бормотуха, как называют обычное вино, заменяются на горы, равнины, пляжи океанов, руины пирамид и даже на новые экономические отношения с США.

Автор специально замаскировывает словами свое новое откровение. Невдумчивый читатель может и не догадаться, что речь в этом стихотворении идет о России. Например, поэт к таким предметам вывоза из этой страны, как цветные металлы и поделки народных мастеров, прибавляет для маскировки кофе и марихуану. Далее перечисляется история страны. Рисуется она такими фразами: История страны грустна, нельзя сказать, чтоб уникальна, комплекс Золотой Орды, Сегодня тут республика. Трехцветный флаг развевается над президентским палаццо, Конституция прекрасна. Текст со следами сильной чехарды диктаторов и т. д. У читателя после этих уточнений нет больше сомнения, что эта страна Россия, но читатель чувствует себя в ней несчастным аборигеном. Кончается стихотворение такими строками:

…В грядущем населенье,

Бесспорно, увеличится. Пеон
Как прежде будет взмахивать мотыгой

Под жарким солнцем. Человек в очках

Листать в кофейне будет с грустью Маркса.

И ящерица на валуне, задрав

Головку в небо, будет наблюдать

Подет космического аппарата.

Вот как изменилась родина И. Бродского, пока он нес на своих плечах тяготы’ эмиграции. Но когда читатель прочтет, каким годом датировано это стихотворение, то он удивится и восхитится пророческим гением И. Бродского. Дата написания 1975 г. До перестройки еще десять лет! А мы узнаем в стихах поэта о родине все приметы сегодняшнего дня России: и триколор, и торговлю культурными ценностями, и даже ностальгию по коммунистическому вчера. Из отношения поэта-эмигранта к родине, стало быть, можно больше узнать правды о ней, чем от поэтов, живущих рядом. Наверное, это закономерность. До тех пор, пока мир будут раздирать противоречия, взгляд независимого человека всегда больше увидит в нашем будущем и настоящее. Как это удалось сделать лауреату Нобелевской премии поэту Иосифу Бродскому.

Сочинение по произведению на тему: Поэтический мир поэта

Я родился и вырос в балтийских болотах,
подле серых цинковых волн, всегда набегавших
по две, и отсюда — все рифмы.
И. Бродский

Иосиф Бродский — один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Его творчество в течение четверти века пользуется широкой известностью. Он являлся не только признанным лидером русскоязычных поэтов, но и одной из самых значительных фигур в современной мировой поэзии, его произведения переводятся на все основные языки мира.
Жизнь Бродского богата драматическим событиями, неожиданными поворотами, мучительными поисками своего места. Поэт родился и вырос в Ленинграде. С городом на Неве связаны первые шаги в поэзии. В начале шестидесятых годов Анна Ахматова назвала Бродского своим литературным преемником. И в дальнейшем именно с ним связывала надежды на новый расцвет русской поэзии, сравнивая его по масштабу дарования с Мандельштамом. Тема Ленинграда занимает значительное место в раннем творчестве поэта “Стансы”, “Стансы городу”, “Остановка в пустыне”. Характерно начало “Стансов”:

Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать,
на Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако и в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени возникает “ленинградская тема”.

Я родился и вырос в балтийских болотах,
подле серых цинковых волн, всегда набегавших
по две.
и отсюда — все рифмы, отсюда тот
блеклый голос,
льющийся между ними, как мокрый волос.

Нередко ленинградская тема передается поэтом косвенными путями. Такая важная для зрелого Бродского имперская тема в своих истоках связана с жизнью в бывшей столице Российской империи. Подчеркнутый аполитизм поэзии Бродского резко диссонировал с принципами официозной литературы, поэта обвиняют в тунеядстве и осуждают на пять лет ссылки. Хотя к этому времени (1964 год) перу Иосифа Александровича принадлежало около ста стихотворений. Через полтора года он вернулся в Ленинград, много работал, занимался переводами. Это оттачивало его поэтическую лексику. Но официально он не признан, стихи не печатаются, статьи о нем самые неопределенные. В 1972 году Бродский вынужден уехать в США, где являлся почетным профессором ряда университетов. В США один за другим выходят его поэтические сборники: “Стихи и поэмы”, “Остановка в пустыне”, “В Англии”, “Конец прекрасной эпохи”. В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще выступал как англоязычный автор.
Для раннего поэта характерна динамика: движение, дорога, борьба. Она оказывала очищающее воздействие на читателей. Произведения этого периода сравнительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 года. Поэтический мир его как бы застывает, начинают преобладать темы конца, тупика, темноты и одиночества, бессмысленности всякой деятельности:

Шей бездну мук,
Старайся, перебарщивай в усердьи!
Но даже мысль о —
как его? — бессмертье
есть мысль об одиночестве, мой друг.

В этот период темой творчества поэта становятся любовь и смерть. Однако любовной лирики в традиционном смысле у Бродского нет. Любовь оказывается чем-то хрупким, эфемерным, почти нереальным.

В какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных — тогда я
не дернусь к выключателю и прочь
руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царстве теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
владеющих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.

Любовь часто видится как бы через призму смерти, сама же смерть оказывается весьма конкретна, материальна, близка:

Это абсурд, вранье:
череп, скелет, коса.
Смерть придет, у нее будут твои глаза.

В поэзии Бродского возрождаются философские традиции. Оригинальность философской лирики Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в высказывании той или иной мысли, а в разработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайней рассудочности, стремлении к чуть ли не математической точности выражения с максимально напряженной образностью, в результате чего строгие логические построения становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном логического развертывания текста. Оксюмороны, соединения противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Ломая штампы и привычные сочетания, поэт создает свой неповторимый язык, который не сочетается с общепринятыми стилистическими нормами и на равных правах включает диалектизмы и канцеляризмы, архаизмы и неологизмы, даже вульгаризмы. Бродский многословен. Его стихотворения для русской поэзии непривычно длинны; если Блок считал оптимальным объемом стихотворения 12-16 строк, то у Бродского обычно стихотворения в 100-200 и более строк. Необычно длинна и фраза— 20-30 и более строк, тянущихся из строфы в строфу. Для него важен сам факт говорения, преодолевающего пустоту и немоту, важно, даже если нет никакой надежды на ответ, даже если неизвестно, слышит ли кто-нибудь его слова.

В ковчег птенец
не возвратившись, доказует то,
что вся вера есть не более, чем почта в один конец.

Свою деятельность поэт сравнивает со строительством Вавилонской башни — башни слов, которая никогда не будет достроена. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное соединение экспериментаторства и традиционности. Этот путь, как показала практика, не ведет к тупику, а находит своих новых приверженцев.
Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии к сердцам все новых и новых поклонников.

Нобелевский лауреат поэт Иосиф Бродский

ИОСИФ БРОДСКИЙ
Стал лауреатом Нобелевской премии по литературе в 1987 году. Присуждая премию, Нобелевский комитет лаконично формулирует, в чем состоит главная заслуга лауреата. В дипломе Бродского стояло: «За всеобъемлещую литературную деятельность, отличающуюся ясностью мысли и поэтической интенсивностью».
Представляя лауреата, постоянный секретарь Шведской академии, профессор Стуре Аллен начал свою речь словами: «Для Нобелевского лауреата Иосифа Бродского характерна великая радость открытия»; далее Стуре упомянул конфликт Бродского с советским режмом: «Сквозь все испытания- суд, ссылку, изгнание из страны- он сохранил личную целостность и веру в литературу и язык».
О своём лауреатстве Бродский узнал, сидя за столом в скромном китайском ресторанчике в пригороде Лондона, куда его привёл Джон Ле КАре, прославленный автор шпионских романов.
Иосиф Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде. Отец, капитан ВМФ СССР Александр Иванович Бродский (1903-1984), был военным фотокорреспондентом. В 1950 году он демобилизовался, после этого работал в нескольких ленинградских газетах. Мать- Мария Моисеевна Вольперт (1905- 1980)работала бухгалтером. Раннее детство Иосифа пришлись на годы войны, блокады, эвакуации, послевоенной бедности. В 1942 году, после блокадной зимы, Иосиф с матерью попали при эвакуации в город Череповец и вернулись в Ленинград в 1944году.
В 1953 году, в седьмом классе, Иосиф остался на второй год. В 1955году, в неполные 16 лет, начав учебу в восьмом классе, Иосиф бросил школу и поступил на завод учеником фрезеровщика. Это решение было связано не только с проблемами в школе, но и с желанием финансово поддержать семью. В 16 лет загорелся идеей стать врачом, месяц работал в морге, анатомировал трупы и отказался от медицинской карьеры. В течение пяти лет после ухода из школы Иосиф работал истопником в котельной и матросом на маяке. С 1957 года был сезонным рабочим в геологическихх экспедициях на Белом море, Восточной Сибири, Северной Якутии. Все эти годы он много читал- поэзию, философскую и религиозную литературу, изучал английский и польский языки, начал писать стихи.
В феврале 1960 года состоялось первое крупное публичное выступление Бродского на
«Турнире поэтов» в Ленинградском Дворце культуры, где он прочёл стихотворение
«Еврейское кладбище около Ленинграда»:

Еврейское кладбище около Ленинграда.
Кривой забор из гнилой фанеры.
За кривым забором лежат рядом
Юристы, торговцы, музыканты, революционеры.

Для себя пели. Для себя копили. Для других умирали.
Но сначала платили налоги. Уважали пристава.
И в этом мире, безвыходно материальном,
Толковали Талмуд, оставаясь идеалистами.

Может видели больше. А, возможно, верили слепо.
Но учили детей, чтобы были терпимы и стали упорны.
И не сеяли хлеба. Никогда не сеяли хлеба.
Просто сами ложились в холодную землю, как зерна.

И песок засыпали. А потом- их замлей засыпали,
Зажигали свечи, и в день Поминовения
Голодные старики , высокими голосами,
Задыхаясь от голода, кричали об успокоении.

И они обретали его. В виде распада материи.
Ничего не помня. Ничего не забывая.
За кривым забором из гнилой фанеры, и
В четырёх километрах от кольца трамвая.

Это стихотворение считается одним из лучших по еврейской тематике, написанных в
Советском Союзе. Бродский создал этот шедевр в 1958 году, в свои 18 юношеских лет. Для большей части молодежной аудитории стихотворение звучало, как новая,неслыханная музыка. Но некоторая часть зала восприняла его иначе- как нечто враждебное и чуждое. В 1960 году 22- х летний поэт написал стихотворение:

Ни страны, ни погоста не хочу выбирать..
На Васильевский остров я приду умирать.
Твой фасад темнот- синий я впотьмах не найду.
Между выцветших линий на асфальт упаду.

И душа, неустанно поспешая во тьму,
Промелькнёт над мостами в Петроградском дыму.
И апрельская морось, над затылком снежок,
И услышу я голос: до свиданья, дружок.

И увижу две жизни далеко за рекой,
К равнодушной отчизне прижимаясь щекой-
Словно девочки- сестры из непрожитых лет,
Выбегая на остров, машут мальчику вслед.

Именно здесь, на Васильевском острове, среди разрушенных послевоенных бараков, прошли детские и ранние юношеские годы Иосифа. Он знает здеь каждую выбоину в асфальте, каждый кирпич в кладке соседних домов. Поэтому ясно, что он так и останется навсегда босоногим питерским мальчишкой, которому очень дороги детские воспоминания. Во время жизни за границей особенно сильное впечатление на Бродского произвела Венеция, в которой он увидел черты любимого Ленинграда, Поэтому именно в Венеции он и был похоронен- такова была последняя воля усопшего.
Иосиф Бродский встретил Марину Басманову в 1962 году в гостях у их общего знакомого. Поэту ещё не было и 22 лет, она была на два года старше. Это была любовь с первого взгляда. С того дня они не расставались ни на миг. Часами они могли гулять, взявшись за руки, безудержно целоваться на глазах у прохожих. Иосиф читал Марине свои стихи, он высоко ценил мнение о них своей любимой. Марина неустанно рассказывала Иосифу о живописи, водила его на художественные выставки. Иосиф буквально боготорил свою любимую, он был счастлив. Юная художница завраживала своей таинственной красотой. Высокая, стройная, с высоким лбом, с тонкими чертами лица, длинными темно- каштановыми волосами, зеленоглазая. Она была воплощением холодной красоты. О Марине Анна Ахматова как- то задумчиво сказала: «Тоненькая, умная и как несет свою красоту».
Марина казалась очень застенчивой. Бывало, за целый вечер и слоаа не промолвит, и рта не раскроет. Может быть, это редкое умение слушать и привлекло будущего Нобелевского лауреата. Однако, не все было так гладко. Родители Бродского и отец Марины не одобряли этот роман. Бродский мечтал жениться на Марине, однако она сама ни в какую не хотела выходить замуж, категорически не хотела лишать себя свободы. Она не вышла за Бродского замуж даже после того, когда, в дальнейшем, у них родился ребёнок.
Увы, не обошлось без банального любовного треугольника. В конце ноября 1963 года газета «Ленинградская правда» опубликовала статью «Окололитературный трутень», которая положила начало преследованиям Бродского со стороны властей. После этого
Бродский стал вынужденным скрываться в Москве, опасаясь ареста. Трагический перелом в отношениях Иосифа и Марины случился , когда на время своего отсутствия он передал заботы о Марине своему другу- Дмитрию Бобышеву. В ночь на первое января
1964 года Марина Басманова заочно порвала с Бродским, уйдя от него к Дмитрию
Бобышеву. Для Иосифа это двойное педательсто стало страшным ударом. Когда до него дошли служи слухи об измене Марины, он сорвался в Ленинград, наплевав на опасность ареста. Ему было все равно. Сразу с вокзала он помчался к Бобышеву, хгде произошло тяжелое объяснение, сделавше бывших друзей лютыми врагами на всю оставшуюся жизнь. А Марина так и не открыла ему дверь. Спустя несколько дней Бродского арестовали, обвинив в тунеядстве. На второй день пребывания в камере у него случилс сердечный приступ. С этого момента Иосиф стал страдать от стенокардии, которая постоянно напоминала ему о озможности скорой кончины.
Между двумя судебными заседаниями Бродский был помещён в Ленинградскую тюремно- психиатрическую лечебницу. Там ему делали страшные уколы, пичкали успокоительными медицинскими препаратами, будили среди ночи. Одно из самых ужасных испытаний: его клали в ледяную ванну, затем заворачивали в мокрую простыню и оставляли лежать возле горячей батареи- мучительно сдирались куски кожи со всего тела.
Этой мучительной тюремной теме посвящено стихотворение Бродского «Письма к стене», написанное им в 1964 году. Оно пропитано страхом смерти и последующего небытия, погружения во мрак. В момент написания стиха ему было всего 22 года. «Письма к стене»- это своего рода молитва. Лирический герой стихотворения – это человек, который отчаянно держится з жизнь: «Только жить, только жить и на все наплевать, забывать. ». Здесь чувства настолько сильны, настолько выыстраданы, что боль поэта чуткий читатель ощущает буквально физически. Самый страшный и эмоционально мощный отрвывок:

Читайте также:  Образ города в первых произведениях Брюсова: сочинение

Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму.
Не пугай малыша. Я боюсь погружаться во тьму.
Не хочу уходить. Не хочу умирать. Я дурак
Не хочу погружаться в сознаньи во мрак.

Только жить, только жить, подпирая твой холод плечом.
Ни себе, ни другим, ни любви, никому, ни причём.
Только жить, только жить и на все наплевать, забывать.
Не хочу умирить. Не могу я себя убивать.

Как уже отмечалось, поэт успел столкнуться со смертью, пережив сердечный приступ.
«Письмо к стене» своего рода молитва. Стена выступает в роли символа надежды, ассоциируясь со знаменитой Стеной Плача в Иерусалиме. Лирический герой обращается к стене, как к другу и защитнику, как к единственно возможному, в данной ситуации, собеседнику. Пребывание в Ленинградской тюремно- психиатрической лечебнице Бродский считал самым трудным для себя временем из всего, проведённого им в Советском Союзе.
В 1964 году состоялся суд над поэтом, которого обвинили в тунеядстве. Был вынесен суровый приговор, поэт был осуждён на максимально возможный срок:
Выселить на пять лет с обязательным привлечением к труду по месту поселения. Суд проходил в обстановке махрового антисемитизма. Бродский был отправлен по этапу в деревню Норинская, Архангельской области.
Журналист Фрида Вигдорова, присутствющая на судебном процессе, сумела составить стенограмму «Записи судебного разбирательства по делу Иосифа Бродского». Эти записи принесли ей мирововую известность и признание. Они вызвали настоящую сенсацию, шок и негодование как в Союзе, так и за рубежом
Суд над поэтом стал одним из факторов, которые привели к возникновению правозащитного движения в стране и усилению внимания за рубежом к ситуации в области прав человека в СССР.
Бродский уверял, что из трёх жизненных ударов, случившихся почти одновременно, измена любимой в начале 1964 года была для него гораздо страшне и тяжелее, отняла гораздо больше физических и духовных сил, чем предательство Бобышева, арест и судилище в марте 1964 года, последовавшая затем ссылка.
Период, проведённый в ссылке в Норинском, Бродский называл самым счастливым в своей жизни. Ведь к нему вернулась любимая женщина, которой он смог простить ее измену. В ссылке он написал много своих лучших стихотворений, одни назаания чего стоят: «Песня счастливой зимы», «Ломтик медового месяца», «Из английских свадебных песен». И все это- благодаря Марине. Бродский мечтал, чтобы эта сказка никогда не кончалась, чтобы они продолжали быть вместе. Но приехал Дмитрий Бобышев и забрал Марину с собой. Бродский страдал, метался по пустому дому, но ничего не мог изменить: свою любовь, как Родину или родителей, не выбирают. Потом Марина вернулась, и так- несколько раз. И всегда он принимал ее вновь.Позже, в 1968 году, в череде этих встреч и прощаний, у Иосифа и Марины родился сын Андрей. Поэт надеялся, что теперь уж Марина согласится оформить их отношения, но она оставалась непреклонной. В 1967 году Иосиф написал стихотворение, в котором отражается его трагическая, неразделенная любовь:

Как жаль,что тем,
Чем стало дл меня
Твоё существование,
Не стало мое существованье для тебя.

Бродский продолжает попрежнему любить Марину. В 1971 году он посвятил ей стихотворение «Любовь»:

Я дважды пробуждался этой ночью
И брёл к окну, и фонари в окне,
Обрывок фразы, сказанной во сне,
Сводя на нет, подобно многоточью,
Не приносили утешенья мне.

Ты снилась мне беременной, и вот,
Прожиши столько лет с тобо в разлуке,
Я чувствовал вину свою и руки,
Ощупывая с радостью живот,
На практике натягивали брюки

И выключатель. И бредя к окну,
Я знал, что оставлял тебя одну
Там, в темноте, во сне , где терпеливо
И Не ставила в вину ,
Когда я возвращался,перерыва

Умышленного. Ибо в темноте-
Там длится то, что сорвалось при свете,
Мы там женаты, венчаны, мы те
Двуспинные чудовища и дети
Лишь правданье этой наготе.

В какую- нибудь будущую ночь
Ты вновь придёшь, усталая, худая,
И я увижу сына или дочь,
Ещё никак не названных,- тогда я
Не дёрнусь к выключателю и прочь

Руки не протяну уже, не вправе
Оставить вас в том царствии теней,
Безмолвных перед изгородью дней,
Впадающих в зависимость от яви,
Моей недосягаемости в ней.

Тем временем обстановка вокруг Бродского все накалялась. В 1972 году он был вынужден покинуть страну под давлением органов КГБ. Выбор у поэта был небольшой: либо навсегда покинуть СССР, либо вновь отправиться в тюрьму, или в лагеря. Он выбрал первый вариант, понимая, что вряд- ли сможет ещё когда- нибудь вернуться в любимый Ленинград. Ему вручили, вопреки желанию, Израильскю визу- выгнали из страны. Бродский до последнего момента надеялся, что он уедет вместе с Мариной и сыном. Но Марина уезжать не захотела и он эмигрировал один.
Накануне своего сорокалетия (в 1980 году) Бродский нажписал стихотворение :

Я входил вместо дикого зверя в клетку,
Выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
Жил у моря, играл в рулетку,
Обедал черт знает с кем во фраке.

С высоты ледника озирал полмира,
Трижды тонул, дважды был распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно соствить город.

Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
Надевал на себя что снова входило в моду.
Сеял рожь, покрывал чёрной толью гумна,
И не пил только сухую воду.

Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
Жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя .
Перешёл на шёпот. Теперь мне сорок.

Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
Из него раздаваться будет лишь благодарность.

Впоследствии это стихотворение стало одним из самх популярных в творчестве
Бродского. Сам поэт очень его любил и часто читал о время публичных выступлений,в нем он подводил итоги четырёх десятков лет жизни.
В этом стихотворении Иосиф Бродский рассказывает о важнейших событиях своёй биографии.:
Каждую строку стихотворения можно сопоставить с реально имевшими место фактами:
Так, например, «Я входил вместо дикого зверя в клетку»-
Это тюремное заключение Бродского в процессе судебного расмотрнния дела по обвинению его в тунеядстве.
«Выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке»— это рассказ из его жизни в ссылке, в деревне Нориинская,Архангкельской области.
«Бросил страну, что меня вскормила”-
– о его вынужденном, помимо желания, но по настояниям органов КГБ, выезде осифа Бродского из СССР.
С ностальгией поэт борется не самым правильным способом:
«И не пил только сухую воду».
«Что сказать мне о жизни? Что оказалась долгой». Бродский, действительно, не был уверен в том, что доживет до этого дня родждения, до своих срорка лет.
Ведь в 1964 году, в тюремной камере, у него случился первый сердечный приступ.
С этого времени он прстоянно страдал от стенокардии, которая всегда напоминала в возможности близкой смерти.
С годами состояние его здоровья неуклонно ухудшалось. В Америке он перенёс три инфаркта. Вместе с родители Бродский прожил только первое 32 года своей жизни. Последние 11 лет( мать) и 12 лет (отец) так и не увидели больше своего сына.
Родители практически прстоянно- 12 раз подавали заявление в ОВИР с просьбой разрешить им повидать сына- каждый раз получали отказ. С такой же просьбой к правительству СССР оборашались конгрессмены и видные деятели культуры США- тоже безрезультатно. Даже после того, как в 1978 году Бродский перенёс операцию на открытом сердце и нуждался в помощи близких, его родителям было отказано в выездной визе.
Сына они больше так и не увидели. Мать Бродского умерла в 1983 году, немногим более года спустя умер отец. Оба раза Бродскому не разрешили приехать на похороны.

Случайное пустое место – читайте далее

Сердечная рана Бродского долго не заживала. Проживая в Америке, он ещё могие годы продолжал посвящать Марине свои стихи. Из написанных в 1962- 1982 стихотворений был составлен знаменитый сборник «Новые стансы к Августе». Годы спустя Бродский так говоилю об этой книге: «Это главное дело моей жизни».
Однако, все изменилось, когда однажды на лекции в Сорбонне Бродский увидел среди своих студентов- славистов Марию . Красавица- итальянка руского происхождения была моложе на 30лет и. безумно, безумно напиминала Марину Басманову в ее юности. Мария- аристократка, она знает много языков: английский, французский, русский., итальянский; хороший музыкант. В 1991 году сомтоялась их свадьба, через год- родилась дочь. Отныне все стихи поэт посвящает только своей жене. Однажды, пожелав жене спокойной ночи, Бродский сказал, что ему ещё нужно поработать и поднялся к себе в кабинет. Утром, на полу, в кабинете, его и обнаружила жена.
Его больное сердце внезапно остановилось 28 января 1996 года, но «на Васильевский остров он не пришёл умирать», – его похоронили близ Венеции, рядом со Стравинским и Дягилевым.
Пять лет брака с Марией стали для него счастливее, чем все предшествующие годы,, вместе взятые.

На фотографии: Иосиф Бродский и его кот Ося.

Поэтический мир поэта

Я родился и вырос в балтийских болотах,
подле серых цинковых волн, всегда набегавших
по две, и отсюда — все рифмы.
И. Бродский

Иосиф Бродский — один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Его творчество в течение четверти века пользуется широкой известностью. Он являлся не только признанным лидером русскоязычных поэтов, но и одной из самых значительных фигур в современной мировой поэзии, его произведения переводятся на все основные языки мира.
Жизнь Бродского богата драматическим событиями, неожиданными поворотами, мучительными поисками своего места. Поэт родился и вырос в Ленинграде. С городом на Неве связаны первые шаги в поэзии. В начале шестидесятых годов Анна Ахматова назвала Бродского своим литературным преемником. И в дальнейшем именно с ним связывала надежды на новый расцвет русской поэзии, сравнивая его по масштабу дарования с Мандельштамом. Тема Ленинграда занимает значительное место в раннем творчестве поэта “Стансы”, “Стансы городу”, “Остановка в пустыне”. Характерно начало “Стансов”:

Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать,
на Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако и в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени возникает “ленинградская тема”.

Я родился и вырос в балтийских болотах,
подле серых цинковых волн, всегда набегавших
по две.
и отсюда — все рифмы, отсюда тот
блеклый голос,
льющийся между ними, как мокрый волос.

Нередко ленинградская тема передается поэтом косвенными путями. Такая важная для зрелого Бродского имперская тема в своих истоках связана с жизнью в бывшей столице Российской империи. Подчеркнутый аполитизм поэзии Бродского резко диссонировал с принципами официозной литературы, поэта обвиняют в тунеядстве и осуждают на пять лет ссылки. Хотя к этому времени (1964 год) перу Иосифа Александровича принадлежало около ста стихотворений. Через полтора года он вернулся в Ленинград, много работал, занимался переводами. Это оттачивало его поэтическую лексику. Но официально он не признан, стихи не печатаются, статьи о нем самые неопределенные. В 1972 году Бродский вынужден уехать в США, где являлся почетным профессором ряда университетов. В США один за другим выходят его поэтические сборники: “Стихи и поэмы”, “Остановка в пустыне”, “В Англии”, “Конец прекрасной эпохи”. В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще выступал как англоязычный автор.
Для раннего поэта характерна динамика: движение, дорога, борьба. Она оказывала очищающее воздействие на читателей. Произведения этого периода сравнительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 года. Поэтический мир его как бы застывает, начинают преобладать темы конца, тупика, темноты и одиночества, бессмысленности всякой деятельности:

Шей бездну мук,
Старайся, перебарщивай в усердьи!
Но даже мысль о —
как его? — бессмертье
есть мысль об одиночестве, мой друг.

В этот период темой творчества поэта становятся любовь и смерть. Однако любовной лирики в традиционном смысле у Бродского нет. Любовь оказывается чем-то хрупким, эфемерным, почти нереальным.

В какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных — тогда я
не дернусь к выключателю и прочь
руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царстве теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
владеющих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.

Любовь часто видится как бы через призму смерти, сама же смерть оказывается весьма конкретна, материальна, близка:

Это абсурд, вранье:
череп, скелет, коса.
Смерть придет, у нее будут твои глаза.

В поэзии Бродского возрождаются философские традиции. Оригинальность философской лирики Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в высказывании той или иной мысли, а в разработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайней рассудочности, стремлении к чуть ли не математической точности выражения с максимально напряженной образностью, в результате чего строгие логические построения становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном логического развертывания текста. Оксюмороны, соединения противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Ломая штампы и привычные сочетания, поэт создает свой неповторимый язык, который не сочетается с общепринятыми стилистическими нормами и на равных правах включает диалектизмы и канцеляризмы, архаизмы и неологизмы, даже вульгаризмы. Бродский многословен. Его стихотворения для русской поэзии непривычно длинны; если Блок считал оптимальным объемом стихотворения 12-16 строк, то у Бродского обычно стихотворения в 100-200 и более строк. Необычно длинна и фраза— 20-30 и более строк, тянущихся из строфы в строфу. Для него важен сам факт говорения, преодолевающего пустоту и немоту, важно, даже если нет никакой надежды на ответ, даже если неизвестно, слышит ли кто-нибудь его слова.

В ковчег птенец
не возвратившись, доказует то,
что вся вера есть не более, чем почта в один конец.

Свою деятельность поэт сравнивает со строительством Вавилонской башни — башни слов, которая никогда не будет достроена. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное соединение экспериментаторства и традиционности. Этот путь, как показала практика, не ведет к тупику, а находит своих новых приверженцев.
Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии к сердцам все новых и новых поклонников.

Ссылка на основную публикацию
×
×