Судьба человека в стихах «На железной дороге»: сочинение

«Судьба человека в стихах «На железной дороге»»

В стихах «На железной дороге» Л. И. Тимофеев видел живую связь с. некрасовской традицией. Она и в образе покинутой девушки, и в прямом сходстве других участников драмы: «…гусар, из окна скользнувший по ней «улыбкой нежною», близок проезжему корнету из… «Тройки» («На тебя… загляделся проезжий корнет»)». Блоку близка боль русской литературы по униженным и обездоленным. Судьба человека, одинокого в шумной толпе и в «звенящей тишине» земного пространства, близка Блоку, в ней для него скрыта и личная драма трагического одиночества творческой личности, поэта, родившегося («дитя любви и света») для будущего. В стихотворении «На железной дороге», сочувствуя унижённому и оскорбленному человеку, поэт вновь утверждает свою любовь к России.

Раскрывая в доступной для нас форме понятия символа, его необычность в творчестве Блока, обратим их внимание на высказывание М. Горького: поэт стремился к такому отражению действительности, когда искусство «возвышается до одухотворенного и глубокого, продуманного символа». Десятиклассники вспомнят хорошо знакомые им символические образы русской и мировой литературы: Прометея Эсхила и Фауста Гете, Савелия, богатыря святорусского у Некрасова и беспощадную «дубину народной войны» у Толстого. Особое значение в освоении понятия приобретают символические образы, созданные М. Горьким («Макар Чудра», «Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике» и др.). Отмечаем, что символичность изначально таится в любом художественном произведении, в каждом художественном образе. Это связано с природой искусства, в его обобщающе-оценочном характере, в стремлении передать общее в единичном. Однако символом в литературе становится такой образ, который служит обобщенно-условным изображением явления действительности или идеи. И в этом смысле само социально-эстетическое значение зависит от вложенного в него внутреннего содержания: лишь в творчестве художника он может стать революционным или реакционным, передовым или консервативным. Образы-символы у Блока отличаются подчас неопределенностью, но в целом они выражают гуманистическое мировоззрение поэта, светлое видение мира, страстное желание заглянуть в будущее:

* Простим угрюмство – разве это
* Сокрытый двигатель его?
* Он весь – дитя добра и света,
* Он весь – свободы торжество!

После освоения учащимися понятия символа последовательно обращаемся к сложным историко-теоретическим представлениям о символизме. Хотя это литературное течение характеризуется творчеством своеобразных, во многом различных западноевропейских и русских писателей, в их подходе к художественному показу действительности существуют объединяющие черты. Выступая против приземленности, бытовизма в искусстве, они стремились поставить на место так называемого традиционного образа в литературе символ. Символ отвечает стремлению художников обобщенно изобразить и оценить действительность, человека, тенденции времени. Предпосылки теоретиков символизма были подчас умозрительны и идеалистичны, нередко реакционны. Так, символисты доказывали непознаваемость мира, считали поэзию явлением сверхчувственным, неподвластным человеческому разуму. Творчество писателей этого течения всегда было значительно шире теоретических установок.

Подчеркнем, что для российских «теоретиков» символизма творчество Блока представляло особый интерес, и черты «русского символизма» выводились из своеобразия его поэзии. Находясь под воздействием философа Вл. Соловьева, будто бы развивающего дуалистические начала учения о душе древнегреческого ученого Платона, Блок некоторое время примыкал к символизму, общался с его «вождями» 3. Гиппиус и Д. Мережковским. Однако творчество его всегда было шире подобных теорий, а вскоре он сам понял односторонность и ограниченность символизма. «Никаких символизмов больше нет. Один отвечаю за себя»,- записал поэт в дневнике (февраль 1913 г.). В эпоху Октября пути Блока и символистов разошлись и эстетически, и политически, о чем убедительно свидетельствует его революционная поэма «Двенадцать».

Сочинение: Стихотворение Блока На железной дороге

Сотворение «На железной дороге» (1910) позволяет нам понять то особое место, которое занимает тема родины в творчестве Блока. Очень часто в его лирике прямо и непосредственно не говорится о родине, но центральным и обобщающим образом неизменно остается именно Россия. Стихотворение «На железной дороге» было включено автором в цикл «Родина», потому что из щемящей душу истории девушки, раздавленной «любовью, грязью иль колесами» возникает яркий образ предреволюционной Российской империи, в которой одни живут в нищете и голоде, а другие купаются в роскоши. Судьба родины в судьбах человеческих стих cтановится сквозным мотивом для лирики Блока, страна представляется как «вочеловеченный» обобщенный образ.

Читая строки стихотворения, мы видим не просто железнодорожную платформу с подходящим к ней поездом, а людей, заполняющих этот поезд и, через них, всю страну. Метафоры «синие» и «желтые», олицетворяющие высшее сословие и его равнодушное отношение к судьбам страны, антонимичны слову «зеленые», и глагол «молчали» приобретает значение, противоположное глаголам «плакали и пели». В вагонах первого и второго класса («желтых» и «синих») пассажиры самодовольно молчаливы, а в «зеленых плакали и пели» (вспоминается некрасовское «стон этот песней зовется»). Однако сведение проблематики стихотворения лишь к вопросам социальной несправедливости русского общества было бы ошибочно. Знаковым в этом отношении можно рассматривать само название – «На железной дороге». Образ дороги, пути в поэтике Блока выступает символом движения, развития. Он метафорически связан в целом с судьбой России и не раз встречается в блоковской лирике. Примером может служить стихотворение «Осенняя воля» (1905), где образ пути является не только центром изобразительной системы, но и основой сюжетной линии («Вхожу я в путь, открытый взорам…»; «Кто взманил меня на путь знакомый, / Усмехнулся мне в окно тюрьмы / Или – каменным путем влекомый / Нищий, распевающий псалмы?»).

Тема гибели на пути возникает с первых строк стихотворения:

Под насыпью, во рву некошеном,

Лежит и смотрит как живая…

Смерть не упоминается, но по фразе «как живая» все становится понятно. Контрастом случившейся трагедии выглядит описание живой красоты уже погибшей девушки:

В цветном платке, на косы брошенном,

Красивая и молодая.

В ранних стихах Блока звучала подобная тема – преждевременная смерть, убийство красоты и молодости. В стихотворении «Из газет» (1903) женщина также решается на самоубийство, ложась на рельсы, так как только смерть способна осветить душу сияньем, так как даже детям героиня не может обеспечить благополучную жизнь, несмотря на все свои старания:

Мамочке не больно, розовые детки.

Мамочка сама на рельсы легла.

Доброму человеку, толстой соседке,

Спасибо, спасибо. Мама не могла…

Так тема пути приобретает символическое значение исхода.

Легко восстанавливаются параллели и со стихотворением Некрасова «Железная дорога» (1864), где железная дорога становится символом тяжелейшего гнета, испытываемого русским народом. Одной из центральных и здесь, и там является идея неравенства представителей разных сословий, из-за которого одни пользуются результатами труда других, не замечая боли и страданий вокруг. Позже Есенин в своих произведениях будет использовать образ паровоза как олицетворение нового железного века бездушной цивилизации, тоже несущего собой страдания. Эпитет «железная» контекстуально обозначает жестокость, беспощадность. Он получает экспрессивную окраску неотвратимости, поезд в представлении героини – «три ярких глаза набегающих», «шум и свист за ближним лесом». Эти образы раскрывают сущность жизни в Страшном мире как безжалостного пути, неслучайно появлению поезда сопутствуют сумерки.

Вместе с тем дорога выступает как знак надежды, возможных радости и счастья:

Бывало, шла походкой чинною

На шум и свист за ближним лесом.

Всю обойдя платформу длинную,

Ждала, волнуясь, под навесом.

Так мчалась юность бесполезная,

В пустых мечтах изнемогая…

Тоска дорожная, железная

Свистела, сердце разрывая…

Образы жизненного пути и железной дороги максимально сближены: юность героини «мчалась», а «тоска дорожная, железная свистела». Буквально каждое слово может быть отнесено не только к описанию судьбы девушки, но и к описанию поезда. Образ железной дороги перерастает в символ железного пути, неизвестного, но неотвратимого. С целью усилить это впечатление автор использует композиционный прием обратного повествования, когда трагическая развязка предваряет повествование. Конечно, такой финал сразу обусловливает эмоциональную тональность ретроспективного описания действия. Важно и то, что категория настоящего времени присутствует только в первой и последней строфах, как бы обрамляющих историю случившегося.

Не подходите к ней с вопросами,

Вам все равно, а ей – довольно:

Любовью, грязью иль колесами

Она раздавлена – все больно.

Точка поставлена. Жизнь молодой девушки трагически оборвалась. Автор последней строфой словно хочет подчеркнуть, что нельзя назвать единственную причину гибели. В нашей жизни безысходность наступает от ощущения своей ненужности, юность оказывается «бесполезной», так как ее некому подарить:

Лишь раз гусар, рукой небрежною

Облокотясь на бархат алый,

Скользнул по ней улыбкой нежною…

Скользнул – и поезд вдаль умчало.

Люди, «сонные за стеклами», тоже способны убить своим равнодушием, обводя «ровным взглядом/ Платформу, сад с кустами блеклыми…» (эпитеты «ровный», «блеклые» ассоциируются с бесцветной душой людей, так смотрящих на мир).

В стихотворении «На железной дороге», таким образом, прослеживается стержневая тема жизненного пути, смысла жизни. Судьба родины рассматривается через призму судьбы юной девушки, чья жизнь обрывается, раздавленная «любовью, грязью иль колесами». Еще раз подтверждается признание Блока в том, что в имени Россия для него все – «жизнь или смерть, счастье или погибель».

Анализ стихотворения «На железной дороге» (А. Блок)

Автор: Guru · 12.05.2018

Стихотворение А.А. Блока «На железной дороге» насыщенно художественными деталями, заставляющими читателя содрогнуться. Кинематографическая правдоподобность, с которой выписана каждая строфа, зримо рисует перед нами трагичную картину.

История создания

«На железной дороге» было закончено 14 июня 1910 года и вошло в состав цикла «Родина».

В это время Блок перечитывал «Воскресение» Л.Н.Толстого. Сюжет стихотворения имеет межтекстовую связь с историей Нехлюдова и Катюши Масловой. Здесь можно разглядеть отсылку и к другому, не менее известному роману «Анна Каренина». Однако нельзя сказать, что «На железной дороге» — поэтическое подражание. Автор задействует новые символы, насыщая их блоковским звучанием.

В основе замысла лежит и реальный случай, свидетелем которого оказался Блок. Проезжая мимо железнодорожной станции, он увидел в окно поезда отравившуюся девушку-подростка и местных обывателей, стоящих поодаль и взирающих с мелким любопытством. Блок же видел все изнутри. Он не мог не отозваться сердцем.

Как известно, поэт был очень внимателен и чужд равнодушию. Такой вывод можно сделать из воспоминаний его современников, из того, что было создано Блоком, например, такой статьи, как «Ирония», из его дневников и писем. Автор всегда остро реагировал на любое малейшее изменение миропорядка. Его чуткое сердце, услышавшее музыку революции, было не способно притворяться механическим движком.

Для Блока человеческая жизнь – это жизнь всей страны. В стихотворении «На железной дороге» явно ощущается отождествление бытия отдельной личности и судьбы всей Родины.

Жанр, направление, размер

Жанр стихотворения «На железной дороге» – лирическое произведение. В нем нашли отражение черты символистского направления.

Прежде всего, следует отметить многозначность каждого образа, появляющегося в произведении, музыкальность слога и философское звучание центральной темы. В концовке этого стихотворения явно прослеживается символистский взгляд на жизненные реалии с точки зрения вечности. Музыкальность, выраженная не только поэтическими приемами, но и сконцентрированная во внутренней энергии «На железной дороге», также роднит это произведение с символизмом.

Блок использует неоднозначный стихотворный размер: чередование пяти- и четырехстопного ямба. «На железной дороге» состоит из девяти катренов. Тип рифмы тоже особенный, первая и третья строки четверостиший срифмованы дактилически. Вторая и четвертая имеют женскую клаузулу. Таким образом, создаётся внутренний ритм, придающий стихотворению волнообразное интонационное звучание.

Композиция

Композиция «На железной дороге» – кольцевая. Стихотворение начинается изображением мертвой девушки, лежащей «под насыпью, во рву некошеном», и заканчивается возвратом к этому же образу. Блок использует кинематографический прием, постепенно отдаляя объектив от главной героини, чтобы показать ее судьбу, а затем вновь возвращаясь к фигуре несчастной девушки. Он создает у читателя ощущение вовлеченности в происходящее. Бытие отдельной героини становится импульсом для того, чтобы задуматься о судьбе Родины.

Кольцевая композиция позволяет Блоку создать образ бесконечности: конец есть начало, а начало есть конец. Однако последние строки оставляют надежду на избавление от этого рока. Мертвая героиня описывается словно живая: «Не подходите к ней с вопросами,/ Вам все равно, а ей — довольно:/Любовью, грязью иль колесами/Она раздавлена — все больно». Создается ощущение, что она все еще может слышать толки и суету вокруг, все еще видит приближающиеся к ней фигуры, все еще различает лица любопытствующих зевак. Мертвый человек выписан, словно существующий между миром дольним и горним. Эта двойственность в том, что плоть принадлежит земле, а душа устремляется в небо, показана омертвевшим, но все же присутствием.

Образы и символы

В стихотворении запрятаны символы, вбирающие в себя суть эпохи.

    Например, в этом катрене: «Вагоны шли привычной линией,/Подрагивали и скрипели;/Молчали желтые и синие;/В зеленых плакали и пели…» — поэт аллегорически обозначает социальное неравенство и вообще полярность восприятия российской действительности того времени разными классами. И при этом подмечает глухое равнодушие к судьбе человека, как высших, так и низших слоев. Кто-то спрятан за маской аристократа, кто-то – за иллюзией о широте собственной души. В любом случае, все одинаковы в одном: никто не замечает человеческого ожидания, никто не протягивает руки. Однако Блок не упрекает людей, он только просит их быть более чуткими хотя бы к ее смерти, раз уж не смогли к жизни. Блок писал так: «Сердце, обливайся слезами жалости ко всему и помни, что никого нельзя судить…»

Основная тема стихотворения – это тема одиночества в толпе, трагической судьбы человека, рвавшегося к любви и встреченного лишь холодом внешнего пространства. В канву сюжета вплетена и тема человеческого равнодушия, как результат всеобщего ослепления. Невозможность забыть себя и разглядеть ближнего, неумение выйти из мчащегося неизвестно куда вагона жизни и просто остановиться на мгновение, оглянуться по сторонам, заметить, прислушаться, стать чутким. Закрытость и отдельность каждого порождает всепоглощающую ледяную пустоту, в которую погружается вся страна. Блок проводит параллель между судьбами конкретной героини и России, показывая то, насколько одинокой и обветшалой кажется ему Родина, терпящая столько боли и не находящая на собственных просторах чуткой души.

Блок также поднимает тему несбывшейся мечты. Звучание «На железной дороге» трагично именно этой победой жизненных реалий над грезами.

Проблемы

Проблематика «На железной дороге» многогранна: здесь и путь России, и участь русской женщины, и непреодолимость рока.

В стихотворении нет ни одного риторического вопроса, однако, вопросительная интонация ощутима в подтексте произведения. Поэт размышляет над судьбой собственной страны, пытаясь понять, куда и зачем движется все вокруг. Ощущение внешней суеты и внутреннего одиночества создается за счет вокзального антуража. Мелкость человека на фоне огромного пространства, несущихся куда-то поездов, занятых собой людских толп. Проблема безысходности и безвыходности рассматривается на примере отдельно взятой человеческой судьбы.

Основная мысль, которую вкладывает Блок в своё творение, тоже неоднозначна. Каждый символ таит в себе не один смысл.

Главная мысль – осмысление пути Родины. Лирический герой неравнодушен к происходящему. Он пытается призвать людей проявить чуткость и осторожность. Если рассматривать участь героини как символ судьбы России, то можно сказать, что центральная идея этого стихотворения – прислушаться к уже погибающей стране. Это своего рода предчувствие приближающихся событий той эпохи. То, что будет сказано в статье «Интеллигенция и революция» восьмью годами позже, находит отражение уже в этом произведении.

Важно то, что лирический герой также находится среди тех, кто проносился мимо, и только лицезрение гибели взбудораживает все его существо. По сути, все эти художественные детали («чинная походка», «нежней румянец, круче локон» и т.д.) воссоздаются лишь в его воображении. Увидев итог этой печальной повести, он словно пролистывает назад, чтобы осознать ошибку, чтобы прочувствовать всю боль пережитого главной героиней.

Средства художественной выразительности

Средства художественной выразительности, встречающиеся в данном стихотворении, также многогранны. Здесь и эпитеты «ровным взглядом», «жадных взоров» и т.д., и сравнение «как живая», и антитеза «Молчали желтые и синие;/ В зеленых плакали и пели».

Блок также использует звукопись «Вагоны шли привычной линией, подрагивали и скрипели», чтобы точнее передать вокзальную атмосферу.

Анафора в шестом катрене «Скользнул по ней улыбкой нежною,/Скользнул — и поезд в даль умчало…» необходима здесь для экспрессивности и подчеркивания мимолетности происходящего. В предпоследнем катрене встречается риторическое восклицание: «Да что — давно уж сердце вынуто!», передающее эмоциональную напряженность стихотворения. В этом же четверостишии Блок вновь использует анафору: «Так много отдано поклонов,/Так много жадных взоров кинуто», которая, в первую очередь, создает нагнетающую интонацию.

Также Блок часто использует тире в середине строки, создавая, таким образом, долгую цезуру, которая акцентирует внимание на сказанном и становится импульсом внутреннего напряжения: «Скользнул — и поезд вдаль умчало», «Вам все равно, а ей – довольно», «…иль колесами/Она раздавлена — все больно».

Сочинение стихотворение «На железной вороге».

Стихотворение «На железной дороге» было написано Блоком в 1910 г. (посвящено М.П. Ивановой). Оно вошло в известный цикл «Родина». В примечаниях поэт писал, что оно создано под влиянием одного из эпизодов романа Л.Н. Толстого «Воскресение»: «Катюша Маслова видит в окне Нехлюдова на бархатном кресле ярко освещенного купе первого класса». Явно перекликается сюжет Блока и со стихотворением Н.А. Некрасова «Тройка», мотив поруганной красоты, загубленной женской судьбы является общим для обоих произведений.

Что ты жадно глядишь на дорогу
В стороне от веселых подруг?
Знать, забило сердечко тревогу —
Все лицо твое вспыхнуло вдруг.

Так начинается стихотворение Некрасова. Он предрекает своей героине обыкновенную, банальную судьбу крестьянской девушки — замужество, черную и трудную работу, страдания и несчастья. Это один из вариантов (самый реальный и прозаичный) развития событий.

Блок же предлагает нам другой вариант. В его стихотворении столкновение мечты и реальности оборачивается трагедией — гибелью прекрасной молодой девушки.

Жанр стихотворения — рассказ в стихах. Открывается оно картиной гибели героини, завершается — осмыслением этой трагедии (мы имеем кольцевую композицию). Центральная же часть произведения посвящена прошлой жизни героини. Однако здесь мы не видим каких-либо конкретных объяснений и мотивировок ее поведения. Используя прием ретроспекции, поэт словно пытается разгадать загадку этой девушки. Однако сделать это уже невозможно.

Первая строфа фотографична, она напоминает нам газетную заметку, рассказ, очерк. Вместе с тем сцена эта у Блока противоестественна, антитеза жизни и смерти предельно насыщает ее, придавая прозаическому рассказу подлинный драматизм:

Под насыпью, во рву некошенном,
Лежит и смотрит, как живая,

В цветном платке, на косы брошенном,
Красивая и молодая.

Первая строфа является своеобразным вступлением, композиционно это — первая часть стихотворения. Вторая часть чуть-чуть приоткрывает нам страницу судьбы героини. Поэт не дает нам каких-либо подробностей, но ведущей темой становится здесь мечта девушки о счастье и трагическое осознание недостижимости его.

Исследователи отмечали, что героиня Блока противопоставлена окружающей ее реальности, т. к. В душе ее живы чувства, она способна волноваться, тосковать, страстно желать любви, горевать. Напротив, окружающий ее мир — безжизненный и пустой, мертвенный. Антитеза жизни и смерти, таким образом, получает у Блока оригинальное воплощение: погибшая девушка напоминает о жизни, а продолжающий
жить мир бездушен, пропитан мертвенностью.

Отношение героини к миру и мира к ней контрастно противоположно. у нее — «жадный взор», юность, открытая для новых впечатлений, сердце, страстно жаждущее счастья, разум, устремленный к иной жизни. Но окружающий мир жесток, он равнодушен к мечтам, порывам, его не способна вдохновить красота:

Вагоны шли привычной линией,
Подрагивали и скрипели;
Молчали желтые и синие;
В зеленых плакали и пели.
Вставали сонные за стеклами

И обводили ровным взглядом
Платформу, сад с кустами блеклыми,
Ее, жандарма с нею рядом.

В глазах проезжающих эта юная девушка становится всего лишь частью провинциального пейзажа. Пустота окружающей жизни порождает в душе ее неизбывную тоску, сопоставимую с образом поезда и железной дороги:

Так мчалась юность бесполезная,
В пустых мечтах изнемогая …
Тоска дорожная, железная
Свистела, сердце разрывая …

Дорога здесь становится еще и символом жизненного пути, символом неумолимо бегущего времени. Кульминацией противостояния мечты и реальности становятся у Блока следующие строки:

Да что — давно уж сердце вынуто!
Так много отдано поклонов,

Так много жадных взоров кинуто
В пустынные глаза вагонов …

Третья композиционная часть стихотворения словно подводит итог юной загубленной жизни. Одновременно мы ощущаем здесь горячее сочувствие поэта, обличение им этого бездушного мира, в котором гибель человека способна породить лишь обывательский интерес и любопытство. Здесь звучит приговор и бездушному времени, «железному веку», ломающему человеческие судьбы. В подтексте едва уловимо звучит мотив противостояния прогресса, вечного движения вперед (железная дорога) и внутренней жизни человека (вечной мечты о счастье):

Не подходите к ней с расспросами,
Вам все равно, а ей довольно: .
Любовью, грязью иль колесами
Она раздавлена — все больно.

Через судьбу героини поэт осмысливает и судьбу России (такая трактовка распространена в работах исследователей).

Стихотворение «На железной дороге» относится к городской лирике, оно написано катренами. Четырехстопный ямб чередуется здесь с пятистопным. Поэт использует различные средства художественной выразительности: эпитет («тоска дорожная, железная»), сравнение («лежит и смотрит, как живая»), анафору («Скользнул по ней улыбкой нежною, Скользнул — и поезд в даль умчало»), олицетворение («Тоска дорожная, железная Свистела, сердце разрывая»), градацию (к любовью, грязью иль колесами»).

Стихотворение Блока “На железной дороге”

Тема Родины явилась основной в творчестве Александра Блока. В письме к К. С. Станиславскому (1908, декабрь) Блок пишет: “Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь”. Для Блока тема Родины стала наиболее важным, самым жизненным и самым реальным вопросом его жизни.

Менялись мировоззрение поэта, его привязанности и взгляды, неизменной оставалась лишь любовь к Отечеству.
Стремясь вступить в широкий и суровый мир, заключающий в себе ту подлинную и высокую правду, к постижению которой стремился А. Блок на протяжении всего своего

Судьба женщины в лирике Блока всегда трагична, а ведь по положению женщины можно судить о жизни общества и страны в целом.
Однако и в монотонных буднях мелькает надежда:
Лишь раз гусар, рукой небрежною,
Облокотясь на бархат алый,
Скользнул по ней улыбкой нежною…
Эта картина – контраст с унылой повседневностью. Незначительное событие оживило мечты героини, напомнило, что где – то есть другая, лучшая жизнь.
Лучшей жизнью для А. Блока была новая, юная Россия. На нее он возлагал надежды, для нее находил самые необыкновенные слова, переплетая в своих твореньях образы родины и женщины.
К стихотворению “На железной дороге” обращаются те блоковеды, кто рассматривает путь поэта как целенаправленное движение от символизма к реализму. И в самом деле, в стихотворении немало жизненных реалий (“ров некошеный”, “платформа”, “сад с кустами блеклыми”, “жандарм”…). К тому же сам автор снабдил его примечанием: “Бессознательное подражание эпизоду из “Воскресения” Толстого: Катюша Маслова видит в окне Нехлюдова на бархатном кресле ярко освещенного купе первого класса”.
Блок главным образом описывает годы “чинного шествия” России, но два четверостишия, первое и последнее, возвращают читателя к суровой действительности. Реалистичность – основная черта этого стихотворения.
Казалось бы, и знаменитая строфа:
Вагоны шли привычной линией,
Подрагивали и скрипели;
Молчали желтые и синие;
В зеленых плакали и пели, –
тоже подтверждает гипотезу о “реалистичности” стихотворения. Но как раз здесь мы видим признаки не привычной реалистичности, а емкого символического образа. Синие, желтые, зеленые вагоны (первого, второго и третьего классов) – не просто реальные приметы идущего поезда, а символы по-разному сложившихся человеческих судеб.

Одни люди богатые, другие бедные: цвет вагонов отображает положение людей в обществе.
Каждый день проносятся все те же поезда, и это навевает тоску и грусть. В окнах мелькают все те же сонные лица:
Вставали сонные за стеклами
И обводили ровным взглядом
Платформу, сад с кустами блеклыми,
Ее, жандарма с нее рядом
Люди смотрят на мир сквозь пыльные, грязные стекла вагонов и, кажется, одаривают эту девушку “улыбкой нежною”, все равно через секунду будут уже далеко: “Скользнул – и поезд вдаль умчало”.
Символичен и образ героини. Мы не знаем о ней ничего, кроме того, что она испытала крушение надежд на возможное счастье. И когда мы возвращаемся к первой строфе, невольно думается: не сама ли поруганная, “раздавленная” Россия предстает в образе несчастной девушки? Ведь у А. Блока она нередко предстает в облике женщины в цветастом или узорном платке.

Глубокий символический смысл стихотворения не исключает и такого прочтения.
В стихотворении “На железной дороге” можно отыскать множество других символов. Символом пути – судьбы выступает железная дорога. Изображая непрерывные вереницы пассажирских вагонов, Блок задает тему дороги, жизненного пути человека. Люди постоянно переходят из вагона в вагон, кому – то сопутствует удача, кто – то терпит горечь поражения.

Жизнь людей проходит в постоянном движении. Поезд, паровоз, станция – символ этапа или момента пути. Но путь, дорога еще и предвестники исхода, к которому каждый человек движется, как к обрыву. Может быть, поэт воспринимал этот исход как смерть старой России и рождение новой, которую весь народ ждал с нетерпением.

Железная дорога – это знак страшного мира, безжалостного к людям.
В большей части стихотворения поэт пишет о прошлом, но оно неразрывно связано с настоящим.
Интересна и цветовая гамма стихотворения. Цвет поэзии Блока – средство выражения эмоциональной оценки, отношения к образам. По цветовой гамме первое и последнее четверостишие практически не содержат красок, они бесцветны. В прошлом, в другом мире – иной колорит.

Здесь и “яркие глаза” (огни) набегающего поезда, и нежный, живой румянец на щеках этой девушки, и многоцветие вагонов (видимо, разделение по классам), Синий – цвет неба, возвышенный – вагоны для богатых, желтый – яркий, режущий глаза цвет тепла и в то же время болезни – средний класс, а зеленый – цвет травы, близости к земле – вагоны третьего класса. Примечательно, что вид с платформы совершенно иной, нежели вид из-за стекол вагонов. Изнутри мир виден в блеклых, бесцветных тонах. Единственный яркий, резкий цвет в вагоне – алый.

Он может символизировать кровь, раздражение, агрессию и жестокость этих людей. Снаружи растут лесные деревья, за лесом – длинная платформа, на ней – навес. Цветовая гамма не приглушенная, но довольно спокойная.

Зеленый цвет деревьев, по-видимому, синяя форма жандарма и, скорее всего, деревянная платформа. Блок намеренно не дает “цветовых” определений к некоторым словам, предоставляя читателю возможность в собственном воображении представить эту картину.
В стихотворении автор использует прием обратного повествования, то есть начинает с гибели героини, трагедии, постепенно раскрывая предшествующие события.
Самый часто встречающийся в стихотворении художественный прием – эпитет (“во рву некошеном”, “в цветном платке”, “походкой чинною”, “за ближним лесом”, “платформу длинную”, “яркие глаза”, “привычной линией”, “кустами блеклыми”…). Они помогают живо представить себе явление, предмет, почувствовать отношение автора к нему. “Пустынные глаза вагонов” – словосочетание, в котором соединены две метафоры, создающие один целостный образ. В стихотворении встречается сравнение: “Лежит и смотрит, как живая…”
Из стилистических фигур, используемых поэтом, невозможно не отметить анафору:
Скользнул по ней улыбкой нежною…
Скользнул – и поезд вдаль умчало…
Так много отдано поклонов,
Так много жадных взоров кинуто…
Наиболее часто используется Блоком аллитерация “свистящих”, звенящих звуков “ж”, “з”, “с”:
Так мчалась юность бесполезная,
В пустых мечтах изнемогая
Тоска дорожная, железная
Свистела, сердце разрывая.
Она усиливает звуковые ощущения от шума и свиста вагонов.
В стихотворении “На железной дороге” очень много многоточий, это указывает на фрагментарность ситуации, на возможное продолжение эмоций и чувств поэта.
Поэзия Александра Блока обогатила русскую литературу. Валерий Брюсов так отзывался о поэзии Блока: “Блок не повторяет чужих тем, но с бесстрашной искренностью черпает содержание своих стихов из глубины своей души…”

Стихотворение Блока На железной дороге (сочинение)

Сотворение «На железной дороге» (1910) позволяет нам понять то особое место, которое занимает тема родины в творчестве Блока. Очень часто в его лирике прямо и непосредственно не говорится о родине, но центральным и обобщающим образом неизменно остается именно Россия. Стихотворение «На железной дороге» было включено автором в цикл «Родина», потому что из щемящей душу истории девушки, раздавленной «любовью, грязью иль колесами» возникает яркий образ предреволюционной Российской империи, в которой одни живут в нищете и голоде, а другие купаются в роскоши. Судьба родины в судьбах человеческих стих cтановится сквозным мотивом для лирики Блока, страна представляется как «вочеловеченный» обобщенный образ.

Читая строки стихотворения, мы видим не просто железнодорожную платформу с подходящим к ней поездом, а людей, заполняющих этот поезд и, через них, всю страну. Метафоры «синие» и «желтые», олицетворяющие высшее сословие и его равнодушное отношение к судьбам страны, антонимичны слову «зеленые», и глагол «молчали» приобретает значение, противоположное глаголам «плакали и пели». В вагонах первого и второго класса («желтых» и «синих») пассажиры самодовольно молчаливы, а в «зеленых плакали и пели» (вспоминается некрасовское «стон этот песней зовется»). Однако сведение проблематики стихотворения лишь к вопросам социальной несправедливости русского общества было бы ошибочно. Знаковым в этом отношении можно рассматривать само название – «На железной дороге». Образ дороги, пути в поэтике Блока выступает символом движения, развития. Он метафорически связан в целом с судьбой России и не раз встречается в блоковской лирике. Примером может служить стихотворение «Осенняя воля» (1905), где образ пути является не только центром изобразительной системы, но и основой сюжетной линии («Вхожу я в путь, открытый взорам…»; «Кто взманил меня на путь знакомый, / Усмехнулся мне в окно тюрьмы / Или – каменным путем влекомый / Нищий, распевающий псалмы?»).

Тема гибели на пути возникает с первых строк стихотворения:

Под насыпью, во рву некошеном,

Лежит и смотрит как живая…

Смерть не упоминается, но по фразе «как живая» все становится понятно. Контрастом случившейся трагедии выглядит описание живой красоты уже погибшей девушки:

В цветном платке, на косы брошенном,

Красивая и молодая.

В ранних стихах Блока звучала подобная тема – преждевременная смерть, убийство красоты и молодости. В стихотворении «Из газет» (1903) женщина также решается на самоубийство, ложась на рельсы, так как только смерть способна осветить душу сияньем, так как даже детям героиня не может обеспечить благополучную жизнь, несмотря на все свои старания:

Мамочке не больно, розовые детки.

Мамочка сама на рельсы легла.

Доброму человеку, толстой соседке,

Спасибо, спасибо. Мама не могла…

Так тема пути приобретает символическое значение исхода.

Легко восстанавливаются параллели и со стихотворением Некрасова «Железная дорога» (1864), где железная дорога становится символом тяжелейшего гнета, испытываемого русским народом. Одной из центральных и здесь, и там является идея неравенства представителей разных сословий, из-за которого одни пользуются результатами труда других, не замечая боли и страданий вокруг. Позже Есенин в своих произведениях будет использовать образ паровоза как олицетворение нового железного века бездушной цивилизации, тоже несущего собой страдания. Эпитет «железная» контекстуально обозначает жестокость, беспощадность. Он получает экспрессивную окраску неотвратимости, поезд в представлении героини – «три ярких глаза набегающих», «шум и свист за ближним лесом». Эти образы раскрывают сущность жизни в Страшном мире как безжалостного пути, неслучайно появлению поезда сопутствуют сумерки.

Вместе с тем дорога выступает как знак надежды, возможных радости и счастья:

Бывало, шла походкой чинною

На шум и свист за ближним лесом.

Всю обойдя платформу длинную,

Ждала, волнуясь, под навесом.

Так мчалась юность бесполезная,

В пустых мечтах изнемогая…

Тоска дорожная, железная

Свистела, сердце разрывая…

Образы жизненного пути и железной дороги максимально сближены: юность героини «мчалась», а «тоска дорожная, железная свистела». Буквально каждое слово может быть отнесено не только к описанию судьбы девушки, но и к описанию поезда. Образ железной дороги перерастает в символ железного пути, неизвестного, но неотвратимого. С целью усилить это впечатление автор использует композиционный прием обратного повествования, когда трагическая развязка предваряет повествование. Конечно, такой финал сразу обусловливает эмоциональную тональность ретроспективного описания действия. Важно и то, что категория настоящего времени присутствует только в первой и последней строфах, как бы обрамляющих историю случившегося.

Не подходите к ней с вопросами,

Вам все равно, а ей – довольно:

Любовью, грязью иль колесами

Она раздавлена – все больно.

Точка поставлена. Жизнь молодой девушки трагически оборвалась. Автор последней строфой словно хочет подчеркнуть, что нельзя назвать единственную причину гибели. В нашей жизни безысходность наступает от ощущения своей ненужности, юность оказывается «бесполезной», так как ее некому подарить:

Лишь раз гусар, рукой небрежною

Облокотясь на бархат алый,

Скользнул по ней улыбкой нежною…

Скользнул – и поезд вдаль умчало.

Люди, «сонные за стеклами», тоже способны убить своим равнодушием, обводя «ровным взглядом/ Платформу, сад с кустами блеклыми…» (эпитеты «ровный», «блеклые» ассоциируются с бесцветной душой людей, так смотрящих на мир).

В стихотворении «На железной дороге», таким образом, прослеживается стержневая тема жизненного пути, смысла жизни. Судьба родины рассматривается через призму судьбы юной девушки, чья жизнь обрывается, раздавленная «любовью, грязью иль колесами». Еще раз подтверждается признание Блока в том, что в имени Россия для него все – «жизнь или смерть, счастье или погибель».

Читайте также:  Тема пути в лирике А. А. Блока: сочинение
Ссылка на основную публикацию
×
×
Название: Стихотворение Блока На железной дороге
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 19:43:56 21 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 200 Комментариев: 7 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать