В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

«В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно» (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 20 века).

Скачать сочинение
Тип: Свободная тема

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся всё интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой «продукт» непрестижен, то и говорить даже об этом не стоит… Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.

А, между тем, история человечества знает немало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и всей его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.

Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (вспомним, что многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же – непримиримость творческих лагерей.

И как cказал Федор Михайлович Достоевский: «В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно».

И действительно, современна ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, начала 20-го века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени?

Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Например, А.И.Куприн – певец возвышенного чувства. Он нашёл особые, исключительные условия, позволившие ему создать романтизированные образы женщин и их идеальной любви в своих произведениях. В своём окружении Куприн видел печальное расточение силы и красоты, измельчание чувств, заблуждение мысли. Идеал писателя восходил к победе силы духа над силой тела и к «любви, верной до смерти».

Для писателя любовь – самая состоятельная форма утверждения и выявления личностного начала в человеке. И он находит эти идеальные условия в отдаленности, а главное, в отчуждённости от цивилизационного мира и его представлений о жизни. Неземное чувство, о котором так мечтает писатель, выразилось в повести «Гранатовый браслет». И думается, по мнению автора, если соединить воедино эти два исключительных полюса, то мечта исполнится.

В настоящее время очень популярно движение «Анастасия», которое пропагандирует отрешение от современной цивилизации и уход «в леса», к природе… Так что можно назвать Куприна если не основателем данного учения, то, по крайней мере, “предком”.

Произведения Куприна до сих пор будят в читателях самые сокровенные, самые нежные устремления и заставляют задуматься над своими собственными чувствами. Да, в конце концов, после чтения Куприна хочется меняться к лучшему, и это тот эффект, которого добивался писатель. И этот эффект существует до сих пор, когда писатель уже давно умер, а его произведения стали классикой. Разве это не полезная литература.

А вот Анна Ахматова была «обычным уникальным» поэтом: она не создала своей системы символов, в отличие от Блока и его современников, не была новатором, но была хранительницей, а точнее – спасительницей классических традиций. Ахматова охотно уходит от изысканных чувств в изысканной обстановке к народной речи и народному обиходу, опираясь на мифологическую и фольклорную символику.

В памяти потомков Ахматова в основном осталась автором любовной лирики. Женской лирики… Но какие чувства передавались в ней! Важно содержание личности, заложенное в стихах, глубина чувства, новое понимание его. Любовь у Ахматовой почти никогда не предстает в спокойном ожидании. Чувство, само по себе острое и необычайное, получает дополнительную остроту и необычайность, появляясь в предельном кризисном выражении – взлета или падения. Вся жизнь навзрыд…

Ценность стихов Ахматовой в том, что она отобразила чувства женщины… И ничего не изменилось с того времени: те же чувства, те же мысли, те же страдания и надежды.

Этот список можно продолжать до бесконечности. И можно говорить не только о литературе, но и о музыке, о живописи, вообще, об искусстве.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

««В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно» (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века)»

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся всё интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой «продукт» не престижен, то и говорить даже об этом не стоит… Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.

А между тем, история человечества знает не мало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.

Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (да к тому же многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через своё творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же непримиримость творческих лагерей.

И как казал Федор Михайлович Достоевский: «В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно».

И действительно, современно ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, 19 века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени.

Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Обратимся, хотя бы, к творчеству Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. В своих сказках он, казалось бы, затрагивал проблемы только своего времени: равнодушие властьпридержащих, их черствость, равнодушие еще не затронутых бедой.

Смех — основное оружие сатиры. «Это оружие очень сильно, — говорил Щедрин, — ибо ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех». Щедрин считал главным назначением смеха возбуждение чувства негодования и активного протеста против деспотизма.

Сказка «Коняга» — вопль боли о родине. Тощие поля были ареной каждодневных мучений Коняги, «обыкновенного мужичьего живота, замученного, узкогрудого, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами». «Для всех поле раздолье, для Коняги оно — кабала».

А разве сейчас не так? Разве людей в России не поставили в унизительнейшее положение, когда заставляют работать за гроши тех, кто вправе получать больше. И это происходит потому, что всегда найдется тот, кто согласен получать меньше. У людей отняли чувство человеческого достоинства, поставив на грань выживания, когда ни о каких духовных запросах не может быть и речи, и только бесконечная кабала…

Советская власть воспитала в россиянах возможность работать на «голом энтузиазме». Но сейчас другие времена: не крепостничество, не авральное восстановление страны после войны… Времена другие, а люди живут также! За рубежом есть профсоюзы, которые не позволят работодателю ставить 14-ти часовой день, не позволят не платить зарплату… А у нас все можно, и объясняется это так просто: «Нет денег!». Но как же нет, если труд — это уже обеспечение продукта, а значит и прибыли.

Так что сказка «Коняга» актуальна и сейчас…

А вот еще одна сказка Щедрина — «Обманщик-газетчик и легковерный читатель». Из этого произведения достаточно привести одну цитату: «Сидит газетчик в своей берлоге и знай себе обманывает и обманывает. «Берегитесь! Говорит: — дифтерит обывателей косит!» «Дождей, говорит, с самого начала весны нет — того гляди без хлеба останемся!»… «Добро казенное и общественное врозь тащат!» А читатель читает и думает, что газетчик ему глаза открывает. «Такая, говорит, уж у нас свобода книгопечатания: куда не взгляни — везде либо дифтерит, либо пожар, либо неурожай»…

Читайте также:  Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

А если заменить «дифтерит» «куриным гриппом», что получится? А получится не середина 19 века, а как есть — начало 21-ого! И пророческими становятся слова Щедрина, великого сатирика, описавшего окружающую его действительность 150 лет назад: «А газетчик- обманщик и сейчас жив. Четвертый каменный дом под крышу возводит и с утра до вечера об одном думает: чем ему напредки легковерного читателя ловчее обманывать: обманом или истиною?”

Так что творчество Салтыкова-Щедрина до сих пор и актуально, и полезно, и поучительно. И подобных примеров в литературе можно привести множество, когда гений писателя подмечает типичнейшие черты целого народа, которые и спустя много лет не являются историей.

В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

Не позволяй душе лениться!
Чтоб воду в ступе не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Строки, вынесенные в эпиграф, я впервые услышала в школе на уроке литературы. В ту пору я, полуребенок, не могла сразу понять, что такое «труд души», почему душа – «рабыня и царица», «работница и дочь». Но образность стихов меня заворожила. Уже тогда было ясно, что так сказать мог человек, идеалом которого являются вера и упорство, труд и честность.
Позднее мне довелось услышать стихотворение Н. А. Заболоцкого «Гроза», поразившее меня своею музыкальностью, вдохновенной, восторженной интонацией, неподражаемой метафоричностью и, конечно, высоким полетом мысли, а последние две строки – о рождении стихов – вызвали радостный восторг сопереживания, сопричастности этому чуду.

И, играя громами, в белом облаке катится слово,
И сияющий дождь на счастливые рвется цветы.

Возникло желание познакомиться с личностью и творчеством этого дивного поэта.
Годы жизни Н. А. Заболоцкого – 1903—1958. Жестокие всеобщие метаморфозы русской действительности определили трудную судьбу поэта.
В начале творческого пути Николай Алексеевич Заболоцкий прошел через увлечение модернизмом, но свою жизненную позицию сформулировал к двадцати четырем годам. В 1928 году он писал будущей жене: «Пойдемте вместе! Надо покорять жизнь! Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач еще впереди, сколько разочарований, сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется – его песня спета. Вера и упорство. Труд и честность».
В 1929 году появилась его замечательная книга стихов «Столбцы», где перекликаются различные мотивы – от древнерусских образов до модернистских находок. Сборник стихов открывается стихотворением «Красная Бавария», которое, как мне думается, и стало своеобразной вехой в трудной, полной исканий, испытаний и потрясений судьбе поэта. Это стихотворение заслуживает того, чтобы проанализировать его подробно. Вот начало:

В глуши бутылочного рая,
Где пальмы высохли давно,
Под электричеством играя,
В бокале плавало окно;
Оно на лопастях блестело,
Потом садилось, тяжелело,
Над ним пивной дымок вился…
Но это описать нельзя.

«Красная Бавария» – это одна из реалий нэповского быта, одна из тогдашних пивных. Поэт изображает ее с точностью очерка. Высохшие пальмы. Окно, отражающееся в бокале с пивом. Кривая эстрада с дрогнущими на краю немыми певичками, их голые руки, кажущиеся от резкого электрического освещения «эмалированными».
Возникает ощущение чего-то, с одной стороны, полукомичного, жалкого (высохшие пальмы, «дрогнущие сирены»), а с другой – чего-то неприятного, тягостного, тревожного. Первая строчка: «В глуши бутылочного рая» – это «в глуши» звучит неожиданно. Почему «в глуши»? Пивная в центре огромного города битком набита посетителями. Поэт видит именно глушь, дебри, что-то страшно далекое от настоящего Ленинграда и вообще от настоящей человеческой жизни. Сопоставление «бутылочного рая» с «глушью» – наложение одной метафоры на другую – дает ей более глубокую перспективу. Деталь – метафора становится выпуклой, появляются новые и новые конкретные детали, характеризующие этот «рай». Мы вместе с поэтом оказываемся в реальной пивной и не только видим, но и слышим нарастающий пафос (гармонизация нескольких доминантных согласных – «л», «н», «р» и другие) «бутылочного рая». Это описание срывается вдруг неожиданной строчкой – фразой «Но это описать нельзя».
В третьей строфе пошлость изображаемого сгущается и как бы накаляется. Описание напряженно и эмоционально, хотя напряжение сохраняет ироническую, сатирическую основу. Народ и стал толпой посетителей пивнушки, на сцену выйдет лишь одна «сирена». Народ превратился в «гостей». Сирена их «потчует» настойкой, потом «скосит глаза», потом «уйдет», потом «придет», потом берет «гитару наотлет», наконец, начинает петь пошловатую трактирную песенку. Попойка разгорается и превращается в общий пьяный хаос, сумятицу – «бедлам» и «бокалов бешеный конклав».

Мужчины тоже все кричали,
Они качались по столам,
По потолкам они качали
Бедлам с цветами пополам.

Бытовая сцена превратилась в реализованный кошмар в обычной пивной. Что же дальше?

Глаза упали, точно гири,
Бокал разбили – вышла ночь,
И жирные автомобили,
Схватив под мышки Пикадилли,
Легко откатывались прочь.

Пьянка и пьяный бред кончились. Бокал разбили. Глаза «упали». «Жирные автомобили» нэпачей разъезжаются. Наступает рассвет, все краски меняются, сонные гудки извещают о начале трудового дня. И все же концовка стихотворения не дает ощущения конца как освобождения:

Над башней рвался шар крылатый
И имя «Зингер» возносил.

Поэт нигде не смакует эту болезненную пошлость, везде подчеркивает свою к ней враждебность. Гротесковое, причудливое изображение «густого пекла бытия» нэповских лет навлекло на Заболоцкого критические громы, обвинения в клевете на действительность. Приклеили ярлыки: «кулацкий агент», «иудушка Головлев», «враг Советской власти». На самом же деле было другое: поэт воспроизвел утилитарное мировоззрение дикой, темной силы, вывернутой на поверхность революцией. «Столбцы» кричали о первых признаках страшной опасности – появления огромной массы бывших «маленьких людей», ставших хозяевами жизни, для которых словно и не существовало предыдущих поколений, их культуры. Крик не был услышан. Начался поистине страдный путь поэта: в год «великого перелома» (1929—1930) Заболоцкий создает поэмы «Торжество земледелия» и «Безумный волк», получившие жестокую оценку критики, переходящей в идеологическую подозрительность и политические обвинения, поэма «Торжество земледелия» была воспринята как пасквиль на коллективизацию, готовая книга стихов была запрещена и не увидела свет.
Новый сборник стихов «Вторая книга» вышел лишь в 1937 году, а в марте 1938 Николай Заболоцкий был арестован и после жестоких допросов приговорен к пяти годам заключения. Несколько лет поэт провел в лагерях и ссылке – на Дальнем Востоке, в районе Комсомольска-на-Амуре, на строительстве железной дороги, затем ссылка продолжалась в Караганде. До августа 1944 года поэт был на положении заключенного.
В одном из поздних произведений – «Гроза идет» – обрисовывается сдержанными штрихами личная судьба:

Сквозь живое сердце древесины
Пролегает рана от огня,
Иглы почерневшие с вершины
Осыпали звездами меня.
Пой мне песню, дерево печали!
Я, как ты, ворвался в высоту,
Но меня лишь молнии встречали
И огнем сжигали на лету.

В строю зэков звучал одобрительный отзыв лагерного начальства. «Заключенный Заболоцкий замечаний по работе и в быту не имеет, – отрапортовал надзиратель и добавил, – говорит, стихов больше никогда писать не будет».
Нелегко пришлось Заболоцкому и после освобождения. Выручала работа переводчика. Вернувшись к начатому еще накануне ареста стихотворному переложению «Слова о полку Игореве», он скупо писал близким: «Своих стихов не пишу и не знаю, как нужно их писать».
Стихотворение «Утро» открывает новый, послевоенный период творческой жизни поэта. Оно связано с темой возрождения, перехода от тьмы к свету. В стихотворении «Уступи мне, скворец, уголок…» образ весны, весенних человеческих чувств разрастается до вселенских масштабов. В силе весеннего чувства проглядывает и трезвое осознание пережитого, уже не весеннего:

Я и сам бы стараться горазд,
Да облезли от холода перышки.

И тем более покоряет эта беззаботность, непринужденность чувства речи, страстного размышления, оценки: «А весна хороша, хороша!» Все одушевлено, все движется, самое отдаленное удивительно близко друг другу. Душа готова поселиться в «старом скворешнике», но вместе с тем прилепиться «паутиной к звезде». А песня скворца, этой маленькой птички, звучит даже «сквозь литавры и бубны истории». Пейзажи наполнены страстным лиризмом, смелыми переходами образов, интонацией, подчеркнутой активностью человека.
Человек – «зыбкий ум» природы – становится ее учителем и педагогом. Все другие живые существа и даже все стихийные силы природы – это «младшие братья»: «Березы, вы школьницы!»
В нескольких строчках соединяются самые отдаленные ассоциации. Кузнечик «ростом» «как маленький Гамлет», бабочки садятся на лысое темя Сократа, и тут же березы «задирают подолы», и вся природа сравнивается с потаскухой и сводней. Выражаясь словами стихотворения о весне и скворце, «кавардак» и «околесица»! Но этот кавардак – оркестрованный, очень стройный. И опять возникают тема бессмертия и его пафос. Человек – «хозяин этого мира» – не может согласиться, что «жизнь продолжается только мгновение». И еще острее становится чувство утверждения жизни, страстной любви к ней: «Нет в мире ничего прекрасней бытия. Безмолвный мрак могил – томление пустое». Это новое бессмертие умудренного жизнью, трудом и горем «творца дорог», которого всю жизнь вели труд и честность:

Читайте также:  Пушкин и Жуковский: сочинение

О, я недаром в этом мире жил!
И сладко мне стремиться из потемок,
Чтоб, взяв меня в ладонь, ты, дальний мой потомок,
Доделал то, что я не довершил.

Сколько бы лет ни прошло, стихи Николая Алексеевича Заболоцкого всегда будут звучать современно.


Афоризмы, цитаты, высказывания Ф. М. Достоевского (9 стр.)

Страшно расставаться с неподвижной идеей, которой отдал на жертву всю жизнь и которой основание всё-таки глубоко и серьёзно.

ИЗОБРЕТАТЕЛИ

См. гении.

ИНОСТРАНЦЫ

Девять десятых нашей силы именно в том состоит, что иностранцы не понимают и никогда не поймут всей глубины и силы нашего единения.

(А. Н. Майкову, 9 октября 1870 г.)

Я думаю, звезду Сириус основательнее знают в Европе, чем Россию.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

Вся интеллигенция России, с Петра Великого начиная, не участвовала в прямых и текущих интересах России, а всегда тянула дребедень отвлеченно-европейскую (…, декабристы, Герцены, Белинские и Чернышевские и вся современная дрянь).

(Из записных книжек)

ИЗМЕНА

Рога – это только естественное следствие всякого законного брака, так сказать, поправка его, протест, так что в этом смысле они даже нисколько не унизительны.

(Преступление и наказание)

ИСКЛЮЧЕНИЕ

Исключения, беспрерывно повторяющиеся, обращаются в общее правило.

ИСКРЕННОСТЬ

А знаете, чего вы боитесь больше всего? Вы искренности нашей боитесь больше всего, хоть и презираете нас!

ИСКУССТВО

Всё искусство состоит в известной доле преувеличения, с тем однако же, чтобы не переходить известных границ.

(Выставка в Академии художеств за 1860 – 61 год)

Если нам иногда кажется, что искусство уклоняется от действительности и не служит полезным целям, то это только потому, что мы не знаем путей полезности искусства, и кроме того, от излишнего жара в наших желаниях немедленной, прямой и непосредственной пользы.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Задача искусства – не случайности быта, а общая их идея, зорко угаданная и верно снятая со всего многоразличия однородных жизненных явлений.

(Дневник писателя 1873)

Искусство всегда в высшей степени верно действительности, – уклонения его мимолетные, скоропреходящие; оно не только всегда верно действительности, но и не может быть неверно современной действительности. Иначе оно не настоящее искусство. В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно-полезно.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Искусство всегда современно и действительно, никогда не существовало иначе и, главное, не может иначе существовать.

Искусство даёт формы выжитому чувству или пророчит, когда чувство ещё не пережито, а только начинает загораться в народе.

(Из записных книжек)

Искусство есть такая же потребность для человека, как есть и пить.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Искусство помогает сильным и могущественным образом человеческому развитию, действуя на человека пластично и образно.

(Рассказы Н. В. Успенского)

Искусство, то есть истинное искусство, именно и развивается потому во время долгого мира, что идёт в разрез с грузным и порочным усыплением душ.

(Дневник писателя 1877)

Искусство тогда только будет верно человеку, когда не будут стеснять его свободу развития.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

На неприготовленную же, неразвитую натуру, или на грубо-развратную, даже и искусство не оказало бы всего своего действия. Чем развитее, чем лучше душа человека, тем и впечатление искусства бывает в ней полнее и истиннее.

(Ответ “Русскому Вестнику”)

Начиная с начала мира до настоящего времени, искусство никогда не оставляло человека, всегда отвечало его потребностям и его идеалу, всегда помогало ему в отыскании этого идеала, – рождалось с человеком, развивалось рядом с его историческою жизнью и умирало вместе с его исторической жизнью.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Первый закон в искусстве – свобода вдохновения и творчества. Всё же вытребованное, всё вымученное спокон веку до наших времён не удавалось и приносит один только вред.

У искусства собственная, цельная, органическая жизнь и, следовательно, основные и неизменимые законы для этой жизни.

ИСПРАВЛЕНИЕ

Ничего нет лучше для исправления, как прежнее с раскаянием вспомнить.

ИСТИНА

Глашатаи новых истин.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Если я верю, что истина тут, вот именно в том, во что я верую, то какое мне дело, если б даже весь мир не поверил моей истине, насмеялся надо мной и пошёл иною дорогой?

(Дневник писателя 1880)

Всякий, кто искренно захотел истины, тот уже страшно силен.

Истина всегда наверх всплывёт.

(Объяснения и показания Ф. М. Достоевского по делу петрашевцев)

Истина всегда трудно доставалась.

(Рассказы Н. В. Успенского)

Истина лежит перед людьми, и её они не берут, а гоняются за придуманным, именно потому, что её-то и считают фантастичным и утопическим.

(Дневник писателя 1873)

Мы всегда дорожили не верхом в споре, а истиной.

(Об издании ежемесячного журналаЭпоха”, литературного и политического, издаваемого семейством М. М. Достоевского)

Не запугивайте себя сами, не говорите: “Один в поле не воин”, и пр. Всякий, кто искренно захотел истины, тот уже страшно силён.

(Дневник писателя 1877)

Чрез ошибки приходят к истине.

(Рассказы Н. В. Успенского)

ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

Есть исторические события, увлекающие всё за собой и от которых не избавишься ни волей, ни хитростью, точно так же как не запретишь морскому приливу остановиться и возвратиться вспять.

(Дневник писателя 1877)

Надо возрождать впечатление великих событий в пашем интеллигентном общество, забывшем и оплевавшем нашу историю.

(О. Ф. Миллеру, 26 августа 1880 г.)

ИСТОРИЯ

История – наука будущего.

(Объяснения и показания Ф. М. Достоевского по делу петрашевцев)

КАЛАЧ

Поманить золотым калачом.

КАПИТАЛ

Капитал труслив.

(Дневник писателя 1877)

КНИГА

Библия принадлежит всем, атеистам и верующим равно. Это книга человечества.

(Из записных книжек)

Случается же так, что живешь, а не знаешь, что под боком там у тебя книжка есть, где вся-то жизнь твоя как по пальцам разложена. Да и что самому прежде невдогад было, так вот здесь, как начнешь читать в такой книжке, так сам все помаленьку и припомнишь, и разыщешь, и разгадаешь.

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

(А. В. Корвин-Круковской, 14 декабря 1864 г.)

Что она, книжка? Она небылица в лицах!

КРАСОТА

В Евангелии предречено, что законы самосохранения и опыты науки ничего не отыщут и не успокоят людей. Что люди успокаиваются не прогрессом ума и необходимости, а нравственным признанием высшей красоты, служащей идеалом для всех, перед которой все бы распростёрлись и успокоились: вот, дескать, что есть истина, во имя которой все бы обнялись и пустились действовать, достигая её.

(Из записных книжек)

В красоте есть и гармония и спокойствие.

«В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно» (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 20 века)

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся всё интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой «продукт» непрестижен, то и говорить даже об этом не стоит… Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.

Читайте также:  Давайте поклоняться доброте: сочинение

А, между тем, история человечества знает немало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и всей его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.

Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (вспомним, что многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же – непримиримость творческих лагерей.

И как cказал Федор Михайлович Достоевский: «В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно».

И действительно, современна ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, начала 20-го века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени?

Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Например, А.И.Куприн – певец возвышенного чувства. Он нашёл особые, исключительные условия, позволившие ему создать романтизированные образы женщин и их идеальной любви в своих произведениях. В своём окружении Куприн видел печальное расточение силы и красоты, измельчание чувств, заблуждение мысли. Идеал писателя восходил к победе силы духа над силой тела и к «любви, верной до смерти».

Для писателя любовь – самая состоятельная форма утверждения и выявления личностного начала в человеке. И он находит эти идеальные условия в отдаленности, а главное, в отчуждённости от цивилизационного мира и его представлений о жизни. Неземное чувство, о котором так мечтает писатель, выразилось в повести «Гранатовый браслет». И думается, по мнению автора, если соединить воедино эти два исключительных полюса, то мечта исполнится.

В настоящее время очень популярно движение «Анастасия», которое пропагандирует отрешение от современной цивилизации и уход «в леса», к природе… Так что можно назвать Куприна если не основателем данного учения, то, по крайней мере, “предком”.

Произведения Куприна до сих пор будят в читателях самые сокровенные, самые нежные устремления и заставляют задуматься над своими собственными чувствами. Да, в конце концов, после чтения Куприна хочется меняться к лучшему, и это тот эффект, которого добивался писатель. И этот эффект существует до сих пор, когда писатель уже давно умер, а его произведения стали классикой. Разве это не полезная литература.

А вот Анна Ахматова была «обычным уникальным» поэтом: она не создала своей системы символов, в отличие от Блока и его современников, не была новатором, но была хранительницей, а точнее – спасительницей классических традиций. Ахматова охотно уходит от изысканных чувств в изысканной обстановке к народной речи и народному обиходу, опираясь на мифологическую и фольклорную символику.

В памяти потомков Ахматова в основном осталась автором любовной лирики. Женской лирики… Но какие чувства передавались в ней! Важно содержание личности, заложенное в стихах, глубина чувства, новое понимание его. Любовь у Ахматовой почти никогда не предстает в спокойном ожидании. Чувство, само по себе острое и необычайное, получает дополнительную остроту и необычайность, появляясь в предельном кризисном выражении – взлета или падения. Вся жизнь навзрыд…

Ценность стихов Ахматовой в том, что она отобразила чувства женщины… И ничего не изменилось с того времени: те же чувства, те же мысли, те же страдания и надежды.

Этот список можно продолжать до бесконечности. И можно говорить не только о литературе, но и о музыке, о живописи, вообще, об искусстве.

Федор Достоевский

Сетевая премьера
Всемирная история в лицах: Федор Достоевский.

Сегодня уже мало у кого могут возникнуть сомнения в статусе Федора Михайловича Достоевского (1821-1881) как одного из величайших гениев русской и мировой литературы. Впрочем, так было далеко не всегда. Ещё полвека назад советское литературоведение старательно опровергало всемирное значение творчества Достоевского, причисляя его к авторам ?реакционным?, которые многого ?не понимали? и не рассмотрели истинного смысла и направления общественной эволюции. Тем не менее ?изгнанный? из Советской России, Достоевский с 20-х годов XX века триумфально шествовал по всему миру. Его активно переводили на многие языки мира, издавали огромными тиражами, о нём писали книги. В Достоевском нашли своего прямого предшественника и предсказателя представители экзистенциализма – самой влиятельной философской системы XX века, главными темами которой являлись смысл и пределы свободы человека как самосознающего существа. Что касается ?бесовства?, то ?бесы? Достоевского захватили власть не в одной только России – этого сюжета не избежала и Германия. В годы нацистской диктатуры она представляла собой самое мрачное воплощение фантазий Родиона Раскольникова, Ивана Карамазова и Великого инквизитора, показав, к каким страшным последствием приводит замена христианства идолом национализма. О Достоевском заговорили как о пророке, забывая о том, что из его произведений можно вывести многое и, уж во всяком случае, сам писатель, никогда не изживший до конца в себе юношеского романтизма, предпочитал верить в ?лучшее?, а обо всем остальном предупреждал лишь как о возможных вариантах.

Творчество Достоевского представляет собой один из самых оживленных перекрёстков мировой культуры. Михаил Бахтин, впервые заговоривший о ?многоголосости? произведений писателя, назвал его романы ?романами идей?. Причём, идей самостоятельных, вступающих друг с другом в равноправные отношения. Эти идеи дали начало нескольким значительным философским системам и продолжают увлекать писателей, художников, музыкантов, режиссёров. По книгам Достоевского в разных странах снято множество фильмов, поставлена масса спектаклей, что не мешает следующим поколениям режиссёров браться за все новые и новые интерпретации его произведений. Весь двадцатый век прошел под знаком все возрастающей всемирной славы писателя. Но интерес к нему не только не ослабевает, а, наоборот, все усиливается. Классик русской литературы XIX века и в XXI веке остается одним из самых читаемых во всем мире писателей: современный читатель продолжает открывать для себя все новые грани его гения. ?В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно-полезно? (Ф. М. Достоевский).

Рекомендуемая дополнительная литература:
Н. Лосский. Достоевский и его христианское миропонимание
Д. Мережковский. Л. Толстой и Достоевский

Творчество Ф. М. Достоевского на сайте:
Полное энциклопедическое собрание сочинений (ИДДК)
Вечный муж (Аудиокнига)
Игрок. Записки из подполья
Кроткая
Неточка Незванова (Аудиокнига)
Преступление и наказание (Аудиоспектакль)
Село Степанчиково и его обитатели (Аудиокнига)
Слабое сердце
Униженные и оскорблённые (Аудиокнига)
Чужая жена и муж под кроватью (Аудиоспектакль)

Другие выпуски серии ?100 человек, которые изменили ход истории? на сайте:
Выпуск 001. Леонардо да Винчи
Выпуск 002. Петр Первый
Выпуск 003. Эйнштейн
Выпуск 004. Александр Македонский
Выпуск 005. Шекспир
Выпуск 006. Ганди
Выпуск 007. Чаплин
Выпуск 008. Моцарт
Выпуск 009. Галилей
Выпуск 010. Кеннеди
Выпуск 011. Чарльз Дарвин
Выпуск 012. Архимед
Выпуск 013. Зигмунд Фрейд
Выпуск 014. Томас Эдисон
Выпуск 015. Че Гевара
Выпуск 016. Юрий Гагарин
Выпуск 017. Винсент Ван Гог
Выпуск 018. Марко Поло
Выпуск 019. Пифагор
Выпуск 020. Наполеон
Выпуск 021. Мэрилин Монро
Выпуск 022. Нострадамус
Выпуск 023. Элвис Пресли
Выпуск 024. Юлий Цезарь
Выпуск 025. Адольф Гитлер
Выпуск 026. Будда
Выпуск 027. Братья Гримм
Выпуск 028. Альфред Хичкок
Выпуск 029. Пабло Пикассо
Выпуск 030. Аль Капоне
Выпуск 031. Колумб
Выпуск 032. Антони Гауди
Выпуск 033. Фердинанд Порше
Выпуск 034. Мартин Лютер Кинг
Выпуск 035. Акира Куросава
Выпуск 036. ?Битлз?
Выпуск 037. Муссолини
Выпуск 038. Генрих Шлиман
Выпуск 039. Карл Великий
Выпуск 040. Лев Толстой
Выпуск 041. Альфред Нобель
Выпуск 042. Толкиен
Выпуск 043. Бетховен
Выпуск 044. Соитиро Хонда
Выпуск 045. Карл Маркс
Выпуск 046. Конфуций
Выпуск 047. Мария Кюри
Выпуск 048. Сократ
Выпуск 049. Уинстон Черчилль
Выпуск 050. Александр Пушкин
Выпуск 051. Эрнест Хемингуэй
Выпуск 052. Исаак Ньютон
Выпуск 053. Братья Райт
Выпуск 054. Чингисхан
Выпуск 055. Жан Анри Фабр
Выпуск 056. Мартин Лютер
Выпуск 057. Руаль Амундсен
Выпуск 058. Конан Дойл
Выпуск 059. Авраам Линкольн
Выпуск 060. Хрущев
Выпуск 061. Ататюрк
Выпуск 062. Николай Коперник
Выпуск 063. Чарльз Линдберг
Выпуск 064. Саладин

Ссылка на основную публикацию
×
×