Пушкин и Жуковский: сочинение

Пушкин и Жуковский: сочинение

Сложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем – Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Вокруг этого вопроса сталкивались разные точки зрения, всегда велись споры, – они начались ещё при жизни Пушкина, продолжаются и теперь. Тема ” Пушкин и Жуковский ”: она важна для изучения не только роли Жуковского в творческой эволюции Пушкина, отношений “ ученика” и “ учителя ”, но шире – для общей трактовки путей и судеб поэтического творчества.

В истории русской поэзии проявились две основных тенденции: первая ведёт своё происхождение от Жуковского, в творчестве которого преобладала лирика с её идеалом прекрасного как явления таинственного, сверхчувственного мира; вторая – от Пушкина, утверждавшего поэзию действительности, с её уравновешенностью мысли и чувства. Эти две тенденции просматриваются на всём протяжении Х1Х – ХХ веков.

Пушкин всегда относился с уважением к своему учителю, он с восхищением отзывался о таких стихотворениях Жуковского, как “ Море ”, где мастерство изобразительности сочетается с полнотой лирического чувства и гармонией стиха. О глубоком впечатлении, произведённом на Пушкина знаменитой “Светланой”, можно судить и по характеру упоминаний в стихотворении ”К сестре” и “Евгении Онегине” и по цитатам из этой баллады в пушкинских произведениях и письмах.

У читателей нашего времени отношение Пушкина к Жуковскому определяется прежде всего стихами, обращёнными к своему учителю, – “К портрету Жуковского” (1818). Они превосходны. В них проявился редкостный дар Пушкина – не только проникновение в психологический облик тех, к кому он обращался, но и способность вживаться в их образную систему, в тонкости их фразеологии. К тому же, 1818 году относится стихотворение А. С. Пушкина “Жуковскому”. Здесь переданы черты Жуковского как поэта, стремящегося к “мечтательному миру”.

Но отношение Пушкина к Жуковскому было неоднозначным. Позже он определил своё отношение к чуждым ему сторонам поэзии Жуковского с такой резкостью, о которой потом жалел. В поэме “Руслан и Людмила” с дерзостью юного новатора не только вступил в соревнование с Жуковским, но позволил себе пародирование своего учителя.

Полемика Пушкина с Жуковским и замечания о его произведениях сопровождались прямыми или косвенными попытками Пушкина влиять на направление его поэтической деятельности, а порой и тревогой о её дальнейших путях. Происходит любопытнейшая метаморфоза: постепенно ученик становится также и учителем. Советы Пушкина не оставались безрезультатными. Однажды, под прямым влиянием А.С.Пушкина, Жуковский взялся за сочинение литературных сказок в народном стиле. Это было в 1831 году, когда оба поэта жили в Царском Селе. Состоялось своеобразное состязание. Сюжеты разрабатывались сообща. Пушкин написал тогда “Сказку о попе и о работнике его Балде” и “Сказку о царе Салтане”, Жуковский – “Сказку о царе Берендее” и “Cпящую царевну”. Конечно, и в сказках Жуковского видно стихотворное мастерство, но, тем не менее, снова сказалась разность подхода.

Общей чертой характеров поэзии Пушкина и Жуковского считается гуманизм. Но однороден ли этот гуманизм?

У Жуковского были качества доброго человека, он сочувствовал несчастным, принимал участие в их судьбе, заступался даже за политических преступников, ходатайствовал о смягчении участи осужденных. В системе мышления Жуковского его понимание человека было всеобщим. У Пушкина по мере эволюции его мировоззрения складывалось иное понимание человека, его природы, понимание дифференцированности характеров, их обусловленности средой, обстоятельствами, движением истории.

При сопоставлении художественных систем Пушкина и Жуковского одним из определяющих критериев является критерий жизненных ценностей. У Жуковского – вера в предопределенность судьбы, вера в то, что на этой земле надо уповать на провидение. Жизненная философия Пушкина – это философия активной деятельности и борьбы. Противоположность этих двух философских тенденций сказывается даже в поэтике, в стиле, в образной символике.

Убежденная вера в бренность земного существования привела к исчерпанности у Жуковского его самостоятельного творчества, и он рано перестал писать оригинальные произведения. Чудесная элегия “Море” (1822) была последней. Как ни велик подвиг Жуковского в истории поэзии, но уже во второй половине 20-х годов он воспринимался только как переводчик.

Иначе сложилась судьба Пушкина, жизнь которого действительно осталась до конца поэмой.

Пушкин и Жуковский: сочинение

«Сказочное» соревнование Пушкина и Жуковского?

В 1831 году Пушкин приезжает в Царское село с практически готовой «Сказкой о попе. » и множеством конспектов сказок, записанных во время своего «заточения» в Михайловском. Интерес к русской народной сказке к тому времени у поэта был столь велик, что он заражает им и Василия Жуковского.

Тогда же в Царском селе оба поэта вступают в некое шуточное соревнование на тему «Пишем сказки в народном стиле». Результатом стали две сказки Жуковского – «О Царе Берендее» (на основе конспекта Пушкина) и «О спящей царевне» (на основе сказки братьев Гримм, которую Жуковский ещё в 1826 г. перевёл на русский как «Царевна-шиповник»). Пушкин ответил ему всего одной сказкой «О царе Салтане». Свидетелем этого состязания стал ещё один будущий гений русской литературы – Николай Гоголь.

Н. В. Гоголь, из письма к А. С. Данилевскому, 2 ноября 1831 г.:
«Все лето я прожил в Павловске и Царском Селе. Почти каждый вечер собирались мы – Жуковский, Пушкин и я. О, если бы ты знал, сколько прелестей вышло из-под пера сих мужей. …Жуковского узнать нельзя. Кажется, появился новый обширный поэт, и уже чисто русский. Ничего германского и прежнего. ».

Пиетет перед своими кумирами не позволил Гоголю решить исход поединка. Но суд вынесло время. Многие ли из вас знают упомянутые сказки Жуковского? А вот «Царя Салтана» знает и стар, и млад. Как и знаменитый полёт Гвидона в образе шмеля – нашедший музыкальное воплощение в опере Римского-Корсакова.

Хотя Жуковский, действительно, далеко ушёл в этих сказках от своего отвлечённо-мистического стиля, русский колорит здесь всё равно носит больше орнаментальный характер. А его «Спящая царевна» во многом сохраняет черты западного первоисточника.

Пушкин же пронизал «русским духом» весь строй, тон и образность поэмы.

«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»

Сказка Пушкина более бойкая, насыщенная и динамичная, нежели у Жуковского. В ней мы можем видеть характерные для народной поэзии повторы, простоту языка, обилие глаголов, «зеркальные» описания.

«В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет».

Да и полное название сказки – «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной Царевне Лебеди» – как бы отсылало нас к длинным названием лубочных книг.

Замысел этой сказки вызревал у Пушкина уже давно. Уже в 1822 г. в т.н. «кишинёвской» тетради поэта мы можем увидеть запись о бездетном царе, подслушивающем трёх сестёр.
Азадовский считал, что это запись, скорее, книжного сюжета, а не народного, и указывал на похожий мотив в сборнике сказок итальянца Страпаролы.

В 1824 году в Михайловском, видимо, со слов Арины Родионовны, Пушкин конспектирует сказку «Чудесные дети». По сюжету она намного ближе к будущему «Царю Салтану». Правда, здесь царевна сначала рождает 33 мальчика, а затем ещё одного – весьма примечательного («ножки по колено серебряные, ручки по локотки золотые, во лбу звезда, в заволоке месяц»). Роль злобной завистницы играет мачеха царя, а не неудачливые «ткачиха с поварихой, с сватьей бабой Бабарихой». Далее следует знакомый сюжет с подменой письма, закупориванием в бочку (правда, здесь две бочки, одна – для первых 33 сыновей), последующим освобождением, царствованием сына на острове и желанием отца Султана Султановича (именно так, плюс указание на то, что он «турецкий государь») посетить остров. Кстати, именно здесь – в описании чудес острова – появляется Лукоморие с говорящим котом.

Интересно, что 33 сына тоже попадут в сказку Пушкина, но преображёнными в братьев Царевны-Лебеди, несущих службу в подводной дружине под предводительством дядьки, которого поэт назвал Черномором, несмотря на то, что уже использовал это имя для карла-колдуна в «Руслане и Людмиле».

В 1828 году Пушкин уже написал знаменитый зачин – «Три девицы под окном Пряли поздно вечерком» – но большая часть текста оформилась уже во время состязания с Жуковским.
К тому времени Александр Сергеевич как раз женился на Наталье Гончаровой, поэтому в образе невесты-красотки и теме женитьбы для него было много личного.
Азадовский указывал, что образ Лебеди вполне мог быть заимствован из сборника народных песен Кирши Данилова, который Пушкин хорошо знал.

«Былина о Потоке»:
«. А и ты Поток Михайло Иванович,
Не стреляй ты меня, лебедь белую,
Не в кое время пригожуся тебе».
Выходила она на крутой бережок,
Обернулася душой красной девицей. »

В том же сборнике можно встретить и ещё одно знакомое имя:

Читайте также:  В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

«Добро ты баба,
Баба-Бабариха. »

Несмотря на источники, сюжет «Царя Салтана» приобрёл совершенно оригинальные черты, в число которых входит и описание царства Гвидона – некой утопии, где «все богаты, Изоб нет, одни палаты». Финансовое благополучие острову обеспечивает замечательная белка с драгоценными орехами, а охрану царства обеспечивают упомянутые богатыри-подводники.

«Сказочное» состязание так стимулировало двух поэтов, что они ещё долго не бросали этот жанр. Жуковский уже после смерти Пушкина напишет ещё одну, самую русскую свою сказку «Иван-Царевич и Серый Волк». Ну, а Пушкин, вдохновлённый во многом «Спящей царевной» Жуковского, напишет болдинской осенью 1833 г. свою «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях».

«Пушкинисты» прошлых лет, желающие во всех сказках поэта находить русские корни, настаивали на том, что первоисточником пушкинской «Царевны» была народная сказка про самоглядное зеркальце. Указывают и на запись 1824 г., которая выглядит так:
«Царевна заблудилася в лесу. Находит дом пустой – убирает его. Двенадцать братьев приезжают. «Ах,– говорят,– тут был кто-то – али мужчина, али женщина; коли мужчина, будь нам отец родной али брат названый; коли женщина, будь нам мать али сестра». Сии братья враждуют с другими двенадцатью богатырями; уезжая, они оставляют сестре платок, сапог и шапку. «Если кровию нальются, то не жди нас»;.– Приезжая назад, спят они сном богатырским. Первый раз – 12 дней, второй – 24, третий – 31. Противники приезжают и пируют. Она подносит им сонных капель. и проч.
Мачиха ее приходит в лес под видом нищенки – собаки ходят на цепях и не подпускают ее. Она дарит царевне рубашку, которую та, надев, умирает. Братья хоронят ее в гробнице, натянутой золотыми цепями к двум соснам. Царевич влюбляется в ее труп, и проч.».

Несомненно, что многое из этой записи войдёт в окончательный вариант сказки. Но при этом сегодня любому ребёнку видно, что основой «Мертвой Царевны» Пушкина была не кто иная, как «Белоснежка и семь гномов» братьев Гримм. И пусть карлики превратились в статных богатырей, зато и число богатырей сократилось с 12-ти до канонических 7-ми. И там, и там есть индикатор красоты – волшебное зеркальце, завистливая мачеха, отравленное яблоко, стеклянный (хрустальный) гроб и чудесное пробуждение. Совпадают даже некоторые мелкие детали.

Сравните отрывок у Гримм:
«Когда она шила, загляделась на снег и уколола иглою палец, – и упало три капли крови на снег. …подумала она про себя: «Вот, если б родился у меня ребенок, белый, как этот снег, и румяный, как кровь, и черноволосый, как дерево на оконной раме!»».

со словами злой мачехи у Пушкина:
«Вишь какая подросла!
И не диво, что бела:
Мать брюхатая сидела
Да на снег лишь и глядела».

Но, как и обычно, Пушкин переработал детали немецкой сказки в русском духе, внеся много нового и в сюжет. Например, собаку, защищающую царевну, или тему поисков своей невесты женихом Елисеем. Его обращения к Солнцу, Луне и Ветру (характерные для народных сказок и напоминающие в чем-то плач Ярославны) гениальное перо Пушкина превратило в прекрасные лирические стихи.

«Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе.
Не боишься никого,
Кроме бога одного.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ее». – «Постой. »

Нельзя не заметить и русский мотив похорон царевны через три дня («Ждали три дня, но она Не восстала ото сна»).
Да и сама царевна у Пушкина не похожа на избалованную «белоручку», а больше соответствует крестьянскому представлению об идеальной девушке.

«Дом царевна обошла,
Всё порядком убрала,
Засветила богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась
И тихонько улеглась».

В 1834 году Пушкин выпустит свою последнюю сказку. Но о ней уже позже.

Реферат: Пушкин и Жуковский

Пушкин и ЖуковскийАвтор: Разное

Сложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем – Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Вокруг этого вопроса сталкивались разные точки зрения, всегда велись споры, — они начались ещё при жизни Пушкина, продолжаются и теперь. Тема ” Пушкин и Жуковский ”: она важна для изучения не только роли Жуковского в творческой эволюции Пушкина, отношений “ ученика” и “ учителя ”, но шире – для общей трактовки путей и судеб поэтического творчества.

В истории русской поэзии проявились две основных тенденции: первая ведёт своё происхождение от Жуковского, в творчестве которого преобладала лирика с её идеалом прекрасного как явления таинственного, сверхчувственного мира; вторая – от Пушкина, утверждавшего поэзию действительности, с её уравновешенностью мысли и чувства. Эти две тенденции просматриваются на всём протяжении Х1Х – ХХ веков.

Пушкин всегда относился с уважением к своему учителю, он с восхищением отзывался о таких стихотворениях Жуковского, как “ Море ”, где мастерство изобразительности сочетается с полнотой лирического чувства и гармонией стиха. О глубоком впечатлении, произведённом на Пушкина знаменитой “Светланой”, можно судить и по характеру упоминаний в стихотворении ”К сестре” и “Евгении Онегине” и по цитатам из этой баллады в пушкинских произведениях и письмах.

У читателей нашего времени отношение Пушкина к Жуковскому определяется прежде всего стихами, обращёнными к своему учителю, — “К портрету Жуковского” (1818). Они превосходны. В них проявился редкостный дар Пушкина – не только проникновение в психологический облик тех, к кому он обращался, но и способность вживаться в их образную систему, в тонкости их фразеологии. К тому же, 1818 году относится стихотворение А. С. Пушкина “Жуковскому”. Здесь переданы черты Жуковского как поэта, стремящегося к “мечтательному миру”.

Но отношение Пушкина к Жуковскому было неоднозначным. Позже он определил своё отношение к чуждым ему сторонам поэзии Жуковского с такой резкостью, о которой потом жалел. В поэме “Руслан и Людмила” с дерзостью юного новатора не только вступил в соревнование с Жуковским, но позволил себе пародирование своего учителя.

Полемика Пушкина с Жуковским и замечания о его произведениях сопровождались прямыми или косвенными попытками Пушкина влиять на направление его поэтической деятельности, а порой и тревогой о её дальнейших путях. Происходит любопытнейшая метаморфоза: постепенно ученик становится также и учителем. Советы Пушкина не оставались безрезультатными. Однажды, под прямым влиянием А.С.Пушкина, Жуковский взялся за сочинение литературных сказок в народном стиле. Это было в 1831 году, когда оба поэта жили в Царском Селе. Состоялось своеобразное состязание. Сюжеты разрабатывались сообща. Пушкин написал тогда “Сказку о попе и о работнике его Балде” и “Сказку о царе Салтане”, Жуковский – “Сказку о царе Берендее” и “Cпящую царевну”. Конечно, и в сказках Жуковского видно стихотворное мастерство, но, тем не менее, снова сказалась разность подхода.

Общей чертой характеров поэзии Пушкина и Жуковского считается гуманизм. Но однороден ли этот гуманизм?

У Жуковского были качества доброго человека, он сочувствовал несчастным, принимал участие в их судьбе, заступался даже за политических преступников, ходатайствовал о смягчении участи осужденных. В системе мышления Жуковского его понимание человека было всеобщим. У Пушкина по мере эволюции его мировоззрения складывалось иное понимание человека, его природы, понимание дифференцированности характеров, их обусловленности средой, обстоятельствами, движением истории.

При сопоставлении художественных систем Пушкина и Жуковского одним из определяющих критериев является критерий жизненных ценностей. У Жуковского – вера в предопределенность судьбы, вера в то, что на этой земле надо уповать на провидение. Жизненная философия Пушкина – это философия активной деятельности и борьбы. Противоположность этих двух философских тенденций сказывается даже в поэтике, в стиле, в образной символике.

Убежденная вера в бренность земного существования привела к исчерпанности у Жуковского его самостоятельного творчества, и он рано перестал писать оригинальные произведения. Чудесная элегия “Море” (1822) была последней. Как ни велик подвиг Жуковского в истории поэзии, но уже во второй половине 20-х годов он воспринимался только как переводчик.

Иначе сложилась судьба Пушкина, жизнь которого действительно осталась до конца поэмой.

Дружба Пушкина и Жуковского

Знакомство поэтов

В 1815г. Жуковский, по дороге в Павловск, не раз заезжал в Царское Село, где познакомился с 16-тилетним лицеистом, автором нескольких напечатанных стихотворений, сыном и племянником его близких московских знакомых Александром Пушкиным.

Долгая дружба двух поэтов была основана не только на литературной преемственности, но и на общности многих воззрений. 19сентября 1815г.

Жуковский писал П.А. Вяземскому: «Я сделал ещё приятное знакомство с нашим молодым чудотворцем Пушкиным… Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу…Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который нас всех перерастет». Ни тени зависти, только восхищение талантом, – в этом весь Жуковский. 27 ноября 1815г. он подарил Пушкину 1-й том своих стихотворений. После выхода Пушкина из Лицея Жуковский ввел его в литературное общество «Арзамас»; на «субботах» – еженедельных литературных вечерах у Жуковского – Пушкин читал новые песни «Руслана и Людмилы», а когда закончил поэму получил от Жуковского его портрет с надписью: «Победителю ученику от побежденного учителя». В черновой редакции 3-ей главы «Онегина» Пушкин писал о первых годах своего общения с Жуковским:

Читайте также:  Давайте поклоняться доброте: сочинение

И ты, глубоко вдохновенный,

Всего прекрасного певец,

Ты идол девственных сердец,

Не ты ль, прекрасным увлеченный,

Не ты ль мне руку подавал

И к славе чистой призывал.

Когда над головою Пушкина разразилась первая буря – ему грозили Соловки или Сибирь,- отец поэта Сергей Львович поспешил за помощью к Жуковскому. Общие усилия друзей помогли смягчить участь юного поэта. После отъезда Пушкина на юг он не виделся с Жуковским 7 лет (в 1826г., когда Пушкина освободили, серьезно больной Жуковский был за границей, и они встретились только в конце октября 1827г. в Петербурге.). Интенсивной и важной для Пушкина была их переписка в годы ссылки (часть писем, посланных Пушкиным из Кишинева и Одессы, до нас не дошла).

В 1824г. Пушкин вновь обращается за помощью к Жуковскому: на этот раз ему грозила серьезными неприятностями бурная ссора с отцом. Опальный поэт, оказавшийся к тому же «неблагодарным и непочтительным» сыном, был бы окончательно скомпрометирован в глазах царя и ещё долго не получил бы разрешение воротиться в столицы. Жуковский помог уладить дело. Наконец, в те же годы, узнав о нездоровье Пушкина (на самом деле это был предлог, с помощью которого Пушкин рассчитывал вырваться из Михайловского и, возможно, даже перебраться за границу), Жуковский хлопочет о враче, предостерегает от опрометчивых поступков, умоляет проявить терпение.

«Ты имеешь не дарование, а гений – пишет он Пушкину.- Ты богач, у тебя есть неотъемлемое средство быть выше незаслуженного несчастья… Обстоятельства жизни, счастливые или несчастливые, – шелуха. Ты скажешь, что я проповедую со спокойного берега утопающему. Нет! Я стою на пустом берегу, вижу в волнах силача и знаю, что он не утонет, если употребит свою силу, и только показываю ему лучший берег, к которому он непременно доплывет, если захочет сам. Плыви, силач!» Воспользовавшись сменой правления, он пытался вызволить Пушкина из ссылки. Узнав об этом, Пушкин писал Плетневу: «Не смею надеяться, но мне было бы сладко получить свободу от Жуковского, а не от кого другого». В 1829 – 1830гг. Жуковский участвовал в борьбе за издание «Бориса Годунова» и преуспел в этом. Под влиянием Пушкина Жуковский пишет “Спящую царевну”, “Войну мышей и лягушек” и “Сказку о царе Берендее” (1831).

Пушкин никогда не забывал, кому он обязан немалой долей своей поэтической силы. В 20-х годах Жуковский почти не писал стихов, и многие друзья Пушкина числили его по ведомству литературной истории. Пушкин мог сколько угодно шутить по этому поводу, особенно с Вяземским, но истинное значение Жуковского он представлял себе в полной мере. На упреки по адресу Жуковского в мистицизме, пренебрежении проблемам века, содержавшиеся в письме Рылеева (эту позицию разделял и Кюхельбекер). Пушкин возражал: «Не совсем соглашаюсь со строгим приговором о Жуковском. Зачем кусать нам груди кормилицы нашей? Потому что зубки прорезались? Что не говори, Жуковский имел решительное влияние на дух нашей словесности».

Первое лето после свадьбы (18 февраля 1831) Пушкины проводят в Царском Селе. Европейские революции, польское восстание и кровавые холерные бунты внутри страны — предмет его постоянных размышлений, отразившихся в эпистолярии и обусловивших появление имперских по духу стихотворений «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина». Общение с Жуковским и Н.В. Гоголем, занятым «Вечерами на хуторе близ Диканьки», взаимно стимулировало обращение к фольклору («Сказка о царе Салтане. »). Вопрос о сложных, чреватых катастрофой отношениях между властью, дворянством и народом становится для Пушкина важнейшим («Дубровский», отношение к Петру I и его наследию (с 1832 идут архивные разыскания для «Истории Петра»); «объективизм» сменяется трагическим восприятием истории («Медный всадник»); «милость», неотделимая от человеческого взаимопонимания и коренящаяся в религиозном чувстве, мыслится выше объективной, но ограниченной «справедливости» 1832-33; «История Пугачева», 1833; «Капитанская дочка», 1836).

Значение Жуковского в жизни А.С. Пушкина

4.2 Значение Жуковского в жизни А.С. Пушкина

жуковский поэт педагогическая

18 июня 1832г. Жуковский вновь отправился из Петербурга в Германию, Швейцарию, Италию, Францию и возвратился только 10 сентября 1833г. К 1834г. относится новый кризис в биографии Пушкина, в ход которого вмешался Жуковский. Измученный непосильной борьбой за творческую и материальную независимость, камер-юнкер Пушкин подал в отставку, надеясь обрести покой и свободу в деревне. Николай I лицемерно ответил, что никого при себе не удерживает, но и не допустит в государственные архивы человека, порвавшего с государственной службой. Иначе говоря, отставка означала для Пушкина прекращение работы над «Историей Петра», которой он был тогда занят.

Жуковский убедил Пушкина взять прошение об отставке обратно. Жуковский знал то, о чем не догадывался Пушкин: царь всё равно не дал бы ему отставки или любой ценой заставил бы вскоре возвратиться на службу. Неприятности, которые грозили Пушкину, были пострашнее отлучения от архивов. Николай I не простил бы удара по самолюбию, который готовился нанести ему независимый духом поэт.

Жуковский учитывал всё это и заставил Пушкина остаться. Через 3 года он горько пожалел о своей настойчивости: как бы худо ни было, хуже ведь быть не могло! В письме-обвинении Бенкендорфу после смерти Пушкина Жуковский вспомнил 1834год:

«Пушкин хотел поехать в деревню на житьё, чтобы заняться на покое литературой, ему было в том отказано под тем видом, что он служил, а действительно потому, что не верили». Увы, сила предвидения даже самых мудрых и доброжелательных друзей Пушкина имела свои границы.

Роль Жуковского в борьбе за жизнь Пушкина в конце 1836 – начале 1837гг, а затем за сохранение его наследия велика. В ноябре 1836г., стремясь государя упускать из вида одну из первых красавиц Петербурга – Наталью предотвратить поединок с Дантесом, Жуковский писал Пушкину: « ради бога одумайся. Дай мне счастие избавить тебя от безумного злодейства, и жену твою от совершенного посрамления». Тогда Жуковскому в последний раз удалось спасти Пушкина. Через два с небольшим месяца безумное злодейство совершилось, Жуковский не знал о готовившемся поединке на Черной речке. Он не поспел…

После смерти младшего друга Жуковский принялся за дела, которые в очередной раз доказывают его предусмотрительность и трезвость ума. Со слов близких Пушкина он записал каждый его шаг в день дуэли. Он побудил многих друзей, свидетелей дуэльной истории, кончины и погребения Пушкина, записать в той или иной форме свои воспоминания. Сам он написал пространное письмо отцу поэта Сергею Львовичу, говорят, что в этом письме правда во многом искажена: роль царя в гибели Пушкина трактуется неверно и т.д. Отчасти это действительно так, но ведь Жуковский преследовал всеми своими словами и поступками вполне определенные цели: во-первых, он хотел укрепить царя в намерении обеспечить будущее вдовы и детей Пушкина; во-вторых, он рассчитывал отвести удар от пушкинского окружения, которое в придворных кругах иначе как «литературной шайкой» не называли; в-третьих, он хотел, во что бы то ни стало спасти по возможности каждую строку, каждый листок из наследия Пушкина. В такой невероятно сложной обстановке писалось письмо Сергею Львовичу. И всё же в большей части этого документа дипломатические цели отступают перед великим горем.

Вчитайтесь в строки Жуковского: «Ещё по привычке продолжаешь искать его, ещё посреди наших разговоров как будто отзывается голос его, как будто раздается его живой веселый смех и там, где он бывал ежедневно, ничто не переменилось, нет и признаков бедственной утраты, все в обыкновенном порядке, все на своем месте, а он пропал и навсегда – непостижимо! В одну минуту погибла сильная, крепкая жизнь, полная гения, светлая надеждами. Не говорю о тебе, бедный дряхлый отец; не говорю об нас, горюющих друзьях его. Россия лишилась своего любимого национального поэта».

Накануне письма отцу Пушкина Жуковский подготовил и письмо к Бенкендорфу, также рассчитанное на то, чтобы убедить царя и двор в отсутствии «либеральной партии», но, по существу, ставшее обвинительным документом против душителей Пушкина. «Острота ума не есть государственное преступление,- писал Жуковский.- Вы называете его и теперь демагогическим писателем. По каким его произведениям вы даете ему такое имя? И какие его произведения знаете вы, кроме тех, на кои указывала вам полиция и некоторые из его литературных врагов, клеветавшие на него тайно… Он просто национальный поэт, выразивший в лучших стихах своих наилучшим способом всё, что дорого русскому сердцу…»

Читайте также:  Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

Так писал старый поэт (в день смерти Пушкина Жуковскому исполнилось 54 года), никогда не боявшийся за себя самого, но готовый многим поступиться, чтобы спасти друга, не дать погибнуть истинному дарованию.

Один из современников точно подметил характерную черту Жуковского: «верный друг всем приятелям, каких у него очень много, он, ходотайствуя о них, может выйти из своего хладнокровия,- для себя он бессилен». Страшный удар, который не смог предотвратить Жуковский, заставил его самого думать об уходе на покой. В 1839г Жуковский посетил родные места – Белёвский уезд. В 1841 г. Он вышел в отставку, и вскоре уехал за границу.

Глава 5. Последние годы жизни

Следишь за его жизнью, и становится невыразимо жаль Жуковского, из-за какого-то постоянного сиротства и одиночества, охватывавшего его душу. Какой надо было обладать внутренней силой натуры, чтобы вынести все это, выстоять. Поистине он был поэтом божьей милостью. В 1823 году в Дерпте умерла во время родов М.А. Мойер (Маша Протасова), через несколько лет в Ливорно, от чахотки, умирает ее сестра А.А. Воейкова, тоже весьма близкий Жуковскому человек. Василий Андреевич находит утешение лишь глубоко уходя в творчество и милосердную деятельность. Легко понять и усиление мистических настроений в его натуре. Душа его начинает тяготиться многочисленными обязанностями.

Казалось, жизненный круг его замкнется на полном одиночестве. Но неожиданно, уже в преклонном возрасте, он согрет чувством неподдельной любви к нему юной девушки, дочери его друга — давнего приятеля художника Рейтерна. А 1841 году он женился на девятнадцатилетней девушке Елизавете Рейтерн.

Двенадцать последних лет жизни Жуковский проводит в Германии. Жена родила ему двух детей: дочь Александру и сына Павла. В эти годы Василия Андреевича глубоко интересует античность. В его переводах главным становится «Одиссея» Гомера. В этом переводе мы видим непривычного нам Жуковского. Откуда эти душевные мучения в конце его жизни, так расходящиеся с обычными представлениями о нем? Все это психология поэта, его «русская совесть».

В конце жизни он мечтал вернуться на родину. А.И. Кошелев в своих «Записках», вышедших в Берлине в 1884 году, рассказывает о встречах с поэтом в Баден-Бадене в 1851 году. Жуковский, пишет Кошелев, хотел вернуться на родину и поселиться вместе с семьей в Москве. Он пристрастно расспрашивал о московской литературной жизни об, умонастроении молодежи. С Москвой были связаны многие лучшие воспоминания юности, тепла и бескорыстия первоначальной дружбы, молодых надежд, первых литературных успехов.

На родину он так не смог вернуться. В конце жизни почти совсем ослеп.

Скончался Жуковский в Баден-Бадене в 1852 году. Прах его был перевезен на родину и похоронен на кладбище Александро-Невской лавры рядом с могилами Н.М. Карамзина и И.А. Крылова.

В 1818г. Пушкин в стихотворении «К портрету Жуковского» предсказывал:

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

В XX столетии правоту Пушкина подтвердил Александр Блок: «Никогда младость не перестанет вздыхать о славе и не предастся серой, уравнительной пошлости. Жуковский одарил нас мечтой, действительно прошедшей сквозь страду жизни. Оттого он наш – родной и близкий».

Подводя итоги работы, отметим, что В.А. Жуковскому, крупнейшему русскому поэту-романтику должно принадлежать достойное место не только в истории отечественной литературы, но и в истории отечественной педагогики; на протяжении многих лет В.А. Жуковский не только успешно сочетал поэтическое творчество с педагогическим трудом, но и внес существенный вклад в теорию и практику образования и воспитания как последовательный защитник творческой педагогики, выступавший против царивших в отечественной педагогике шаблона, муштры и зубрежки; значение В.А. Жуковского как педагогического мыслителя состоит также в распространении идей воспитания и просвещения народных масс на поэтическую область; он последовательно и систематически отстаивал принципы демократизации научного знания, защищал право широких народных масс на образование и полноценное духовное развитие; являясь в подлинном смысле слова педагогом – новатором своего времени, В. Жуковский внес важный вклад в адаптацию к условиям российской действительности передовых педагогических идей. В том числе идей Ж.Ж. Руссо, И.Г. Песталоцци, способствовал их практическому распространению в России, постоянно поддерживал стремление педагогов перенести на российскую почту лучший европейский опыт образования.

1. Бондаренко С. «Ведомости». “Киевские ведомости”, 2008.

2. Тургенев И.С. «Эхо планеты» 34/2000.

3. Паначин Ф.Г. «Поэзия принадлежит к народному воспитанию…»// Советская педагогика. 1988.№9 С. 96-103.

4. Симиновский П.М. «Педагогические взгляды и деятельность В.А. Жуковского». Москва, 2000, 153с.

5. Тебиев Б.К. Педагогические идеалы и школа пушкинской эпохи//Мое Отечество. 1999.№№1-4

Пушкин и Жуковский: сочинение

Сложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем — Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Вокруг этого вопроса сталкивались разные точки зрения, всегда велись споры, — они начались еще при жизни Пушкина, продолжаются и теперь. Тема » Пушкин и Жуковский «: она важна для изучения не только роли Жуковского в творческой эволюции Пушкина, отношений » ученика» и » учителя «, но шире — для общей трактовки путей и судеб поэтического творчества.

В истории русской поэзии проявились две основных тенденции: первая ведет свое происхождение от Жуковского, в творчестве которого преобладала лирика с ее идеалом прекрасного как явления таинственного, сверхчувственного мира; вторая — от Пушкина, утверждавшего поэзию действительности, с ее уравновешенностью мысли и чувства. Эти две тенденции просматриваются на всем протяжении Х1Х — ХХ веков.

Пушкин всегда относился с уважением к своему учителю, он с восхищением отзывался о таких стихотворениях Жуковского, как » Море «, где мастерство изобразительности сочетается с полнотой лирического чувства и гармонией стиха. О глубоком впечатлении, произведенном на Пушкина знаменитой «Светланой», можно судить и по характеру упоминаний в стихотворении «К сестре» и «Евгении Онегине» и по цитатам из этой баллады в пушкинских произведениях и письмах.

У читателей нашего времени отношение Пушкина к Жуковскому определяется прежде всего стихами, обращенными к своему учителю, — «К портрету Жуковского» (1818). Они превосходны. В них проявился редкостный дар Пушкина — не только проникновение в психологический облик тех, к кому он обращался, но и способность вживаться в их образную систему, в тонкости их фразеологии. К тому же, 1818 году относится стихотворение А. С. Пушкина «Жуковскому». Здесь переданы черты Жуковского как поэта, стремящегося к «мечтательному миру».

Но отношение Пушкина к Жуковскому было неоднозначным. Позже он определил свое отношение к чуждым ему сторонам поэзии Жуковского с такой резкостью, о которой потом жалел. В поэме «Руслан и Людмила» с дерзостью юного новатора не только вступил в соревнование с Жуковским, но позволил себе пародирование своего учителя.

Полемика Пушкина с Жуковским и замечания о его произведениях сопровождались прямыми или косвенными попытками Пушкина влиять на направление его поэтической деятельности, а порой и тревогой о ее дальнейших путях. Происходит любопытнейшая метаморфоза: постепенно ученик становится также и учителем. Советы Пушкина не оставались безрезультатными. Однажды, под прямым влиянием А. С. Пушкина, Жуковский взялся за сочинение литературных сказок в народном стиле. Это было в 1831 году, когда оба поэта жили в Царском Селе. Состоялось своеобразное состязание. Сюжеты разрабатывались сообща. Пушкин написал тогда «Сказку о попе и о работнике его Балде» и «Сказку о царе Салтане», Жуковский — «Сказку о царе Берендее» и «Cпящую царевну». Конечно, и в сказках Жуковского видно стихотворное мастерство, но, тем не менее, снова сказалась разность подхода.

Общей чертой характеров поэзии Пушкина и Жуковского считается гуманизм. Но однороден ли этот гуманизм?

У Жуковского были качества доброго человека, он сочувствовал несчастным, принимал участие в их судьбе, заступался даже за политических преступников, ходатайствовал о смягчении участи осужденных. В системе мышления Жуковского его понимание человека было всеобщим. У Пушкина по мере эволюции его мировоззрения складывалось иное понимание человека, его природы, понимание дифференцированности характеров, их обусловленности средой, обстоятельствами, движением истории.

При сопоставлении художественных систем Пушкина и Жуковского одним из определяющих критериев является критерий жизненных ценностей. У Жуковского — вера в предопределенность судьбы, вера в то, что на этой земле надо уповать на провидение. Жизненная философия Пушкина — это философия активной деятельности и борьбы. Противоположность этих двух философских тенденций сказывается даже в поэтике, в стиле, в образной символике.

Убежденная вера в бренность земного существования привела к исчерпанности у Жуковского его самостоятельного творчества, и он рано перестал писать оригинальные произведения. Чудесная элегия «Море» (1822) была последней. Как ни велик подвиг Жуковского в истории поэзии, но уже во второй половине 20-х годов он воспринимался только как переводчик.

Иначе сложилась судьба Пушкина, жизнь которого действительно осталась до конца поэмой.

Ссылка на основную публикацию
×
×